Хроника

Взмок от вопросов общественников

Об итогах работы Госкомнаца Карелии рассказали членам общественных организаций русской культуры.

 

{hsimage|Виктор Красножон держал ответ за всю власть ||||}

Ежегодно ведомство делает такие отчеты перед национальными организациями, и всегда они проходят бурно: острых вопросов к чиновникам накапливается множество. Так случилось и на сей раз: 24 февраля ответ перед организациями «Русский Север», «Заонежье», «Пудожский берег» держал первый заместитель председателя Виктор Красножон.

Подготовленные к встрече слайды были небезынтересны, но не отражали накопившихся проблем, скорее затушевывали их. В самом деле мы слышим каждый год одно и то же о функциях комитета, о национальном составе республики, о финансировании программ, чрезвычайно скудном (всего 130 тысяч рублей в 2012 году планируется на программу «От Беломорья до Онего», по которой в основном идет поддержка русской культуры). Комитет, по словам Виктора Красножона, много делает, чтобы добиться денег из федерального бюджета, преодолевая не поддающиеся здравой логике бюрократические препоны. Чиновникам, честно говоря, не позавидуешь.

Но есть своя правда и у общественников. Вот некоторые вопросы, многие из которых  задаются не первый год и которые носят не узко ведомственный характер..

·         Почему до сих пор не открыта мемориальная доска народному артисту Карелии, подвижнику русской культуры Виктору Каликину? Вопрос скорее к Минкульту Карелии, В. Красножон обещал прояснить ситуацию.

·         Почему в Карелии  количество чиновников,  в том числе от культуры, растет, а количество культурных точек сокращается? Виктор Красножон считает, что дома культуры, в которые никто не ходит, надо закрывать. Его спросили: может, лучше помочь наладить работу, а не закрывать?

·         Когда в Петрозаводске появится улица сказителей Рябининых?

·         Будет ли  Дом офицеров преобразован в дом для национальных организаций? Красножон: «однозначно будет», сейчас обсуждается его концепция. Какие общественные организации получат там пристанище пока сказать не может.

·         Почему «сидят в подвалах, с отключенным светом», по словам А.И. Мошина, мощные общественные организации блокадников и малолетних узников?»

 

Руководитель общественной организации «Заонежье» Валентина Сукотова, которая ежегодно проводит популярные в крае Федосовские чтения, заявила, что в этом году откажется от финансовой поддержки Госкомнаца. Комитет выделяет на проведение чтений всего 30% необходимых средств, а отчитаться надо за 100! При этом остальные средства взять просто негде.

Виктор Красножон согласился с абсурдностью такого положения, но объяснил, что таковы законы. Почему ведомства не добиваются отмены или пересмотра диких нормативных актов — этого людям, работающим ради идеи, ради сохранения культуры предков, не понять.

Негодование собравшихся вызывает травля руководителя Поморского хора Виктора Васильева, его судебное преследование по надуманному поводу, сумма штрафа в 600 тысяч, который ему назначили.

— Виктор Александрович душу вложил в поморскую культуру, а человека растоптали и морально уничтожили.

«Русский Север» еще в конце октября 2011 года писал запрос в Прокуратуру РК с просьбой проверить законность дела в отношении Васильева. Ответ не получен до сих пор! Когда на днях член правления организации Валентина Кузнецова пришла в прокуратуру в поисках ответа, ей рекомендовали … написать запрос на то, чтобы еще раз прислали ответ. Дальше — некуда, говорили общественники, если   даже прокуратура так работает.

Виктор Красножон от вопросов, адресованных власти, к концу встречи, по его признанию, взмок. Видимо, предчувствуя это, председатель комитета Андрей Манин уже не первый раз посылает на эти встречи своих замов.

А как же все-таки Федосовские чтения, ведь  в этом году юбилей у Ирины Андреевны Федосовой? Валентина Сукотова опасения развеяла:

— Чтения мы все равно проведем. Пока могу, буду работать бесплатно.

 

Фото Ирины Ларионовой

 

  • Сукотова Валентина

    Спасибо, Мария за добрые слова. Нам, общественным организациям, работать очень трудно: никому мы не нужны.Это — на каждом шагу, иногда кажется, что мы мешаем спокойно жить нашим чиновникам. Этот год уникальный для Заонежья: исполняется 185 лет великой поэтессе Ирине Федосовой. Думаете это кого-нибудь волнует? Иногда кажется, что никого.
    Все отмахиваются от нас, как от назолийвой мухи: надоели, мол, со своими предложениями.

  • Мария

    Председатель КРОО «Заонежье», коренная заонежанка Валентина Александровна Сукотова — душа, организатор и вдохновитель проекта «Федосовские чтения», человек, живущий заботами о сохранении и развитии уникальной культуры Заонежья.
    В апреле 2011г. судьба улыбнулась мне апрельским солнцем: я побывала на Федосовских чтениях в п. Великая Губа. Конференция, основной движущей силой в подготовке и проведении которой была Валентина Александровна, состоялась на высоком организационном (как и всегда) уровне. Основные события конференции проходили в Великогубской школе, где участников и гостей приветливо и по-дружески встречала директор Светлана Пименова (урожденная Куделина).
    Ребята с волнением представляли слушателям результаты своих исследований (некоторым из них в работе с архивными материалами помогла Валентина Александровна).
    В зале сидели учителя, родители юных исследователей, односельчане, ученые, представители государственных и муниципальных органов власти, деятели культуры, сотрудники музея-заповедника «Кижи», представители духовенства, участники фольклорных коллективов.
    На статус конференции указывает состав экспертного совета, в который вошли доктор исторических наук, советник РАН Савватеев Ю.А.; этнограф, к.и.н. Логинов К.К.; поэт, переводчик, художник, писатель, председатель правления КРОО русской культуры «Русский Север» В. А. Агапитов.
    Творческие выступления Веры Филипповны Синявиной (состоящей в родстве с известным сказителем Рябининым) и фольклорной группы из Толвуи никого не оставили равнодушными. Участники и гости Федосовских чтений познакомились с выставкой изделий народного творчества, экспозицией школьного этнографического музея, фрагментом этнографической экспозиции в детском саду Великой Губы.

    Воспоминания о той поездке в Великую Губу греют меня до сих пор.
    Много ли мы можем назвать имен наших земляков (тем более — землячек), женщин, вошедших в историю мировой культуры? Да еще с самым что ни на есть исконным ее пластом – причитаниями, которые являются древней формой народной поэзии? И.А. Федосова была также и сказительницей, в репертуар которой входили былины, баллады, духовные стихи, песни. Ее произведения вошли в крупнейшие собрания русского фольклора, образцы ее плачей-поэм настолько совершенны, что считаются классикой (с). А многие ли знают о том, что Ирина Андреевна занималась еще и благотворительностью?

    Почему сохранением и популяризацией духовного наследия русского Заонежья занимаются, в основном, энтузиасты, неравнодушные к своим корням люди, такие, как В.А.Сукотова? Когда участие уполномоченных органов государственной власти будет достаточным (на сегодня его едва ли можно назвать необходимым)? Сколько можно эксплуатировать энтузиазм? Почему в городе и республике нет крупных культурных акций, объединенных именем И.А.Федосовой?

    А Валентине Александровне — хранителю и пропагандисту русской культуры Заонежья, красивой, энергичной и талантливой женщине желаю от всей души успеха и поддержки людей, которые могут, хотят и обязаны помочь ей в ее подвижничестве.

  • Aлексей Kонкка

    Хоть говори, хоть не говори… ясное дело в централизованном авторитарном государстве все идет сверху, но в стране есть и другие примеры: совсем иначе поставлено дело с национальной культурой (и ее финансированием) в других национальных республиках. Понятно, что де-факто Карелия уже давно в статусе области, а соответствующие государственные организации выступают или в качестве мальчиков для битья или в качестве бутафории федеральной политики. Да и где эта политика? Сколько уже сказано слов об отношении к национальной, региональной культуре? Смехотворные цифры финансирования при триллионах нефтяных денег говорят сами за себя.
    Заколдованный российский круг состоит именно в том, что великая Россия — это именно многонациональная Россия, но развитие российских наций (включая самих русских) — это как красная тряпка для быка или ночной кошмар для власти. Страх развала страны — основная мантра. Да никуда она не развалится, если народы будут себя чувствовать достойными членами добровольной федерации. Так может им просто надо создать условия для развития их культуры? Наши политики любят повторять мантры и о великой стране. Хорошо, вспомним Петра Первого. Почему Великий? А разве не потому, что он привлек не только науки и умы, но и мастеровых со всего многонационального мира? Не побоялся учиться и использовать этот самый многонациональный опыт. А ведь отсюда идет развитие собственной науки и своих, отечественных талантов. Разве не в этом истинный патриотизм. Когда развивались науки и культуры, когда Россия была поистине многонациональной, открытой, она и была великой державой. Когда процветал шовинизм, антисемитизм, вокруг страны выстраивался железный занавес, а развитие российских наций подавлялось империей — происходил упадок и деградация, возврат к средневековью — мистицизм и возвеличивание религиозности, то локомотив съезжал с рельсов мировой истории и начиналась очередная революция. Ничего не напоминает? Тогда вместо использование в развитии страны собственных внутренних ресурсов множества народов, населяющих Россию, создания центральной властью условий для их национального развития, происходило уничтожение национальной интеллигенции, репрессии по национальному признаку, удерживание (уже теперь вынужденное) наций в составе России при помощи военной силы, а ведь это всегда означало лишь подрубание сука самого развития страны и, в конечном итоге, подрубание того сука, на котором сидела сама нелегитимная власть. Следствием всегда было бегство или выталкивание за пределы страны лучших и активнейших сил, работающих на благо других стран и народов. И все из-за того, что руководство постоянно испытывало животный страх развала страны и потери этой самой власти как следствие невозможности, собственного нежелания, собственного неумения создания условий для процветания российских наций.