Хроника

Трагедия Петровского Яма: взгляд через годы

В Национальном музее состоялась презентация книги «Петровский Ям. Запланированная трагедия» Петра Репникова, которую автор посвятил всем военным медикам.

В этом году исполнилось 70 трагедии, разыгравшейся в затерявшемся в карельских лесах поселке. Времени достаточно, чтобы, отбросив политику и идеологию, разобраться в запутанной до сих пор истории. Эту попытку и предпринял петербуржец Петр Репников.

Петр Юрьевич Репников не историк, к историческим разысканиям его подвигли скорее семейные предания. Его дядя участник Великой Отечественной войны Василий Репников (он приехал на презентацию книги племянника) воевал на Карельском фронте. Получив ранение, лечился в том самом госпитале в Петровском Яме. Как установил племянник, дядю эвакуировали оттуда ровно за месяц до трагедии – нападения на поселок и находившийся там тыловой полевой госпиталь 2212-го финского диверсионного отряда.

В ночь на 12 февраля 1942 года в Петровском Яме погибли медицинские работники и раненые, находившиеся на излечении, а также гражданское население поселка, скорее всего вольнонаемные, работавшие в госпитале То есть люди, находившиеся под защитой Женевской международной конвенции, которую подписала и Финляндия. А это значит, что в Петровском Яме было совершено преступление, ибо красноармейцы составляли там малую часть. Однако в интерпретации финской стороны эта история выглядит иначе:  финский диверсионный отряд, своего рода спецназ того времени, совершил одну из самых удачных операций в тылу врага, уничтожив тыловые склады, живую силу противника (гарнизон в 500 человек!) и технику (более 60 единиц). Командир отряда Илмари Хонканен был удостоен за этот подвиг одной из высших финских военных наград.

Знала ли финская сторона о том, что в Петровском Яме полевой госпиталь? Да, уверены и автор книги, и ее рецензент – заведующий научно-экспозиционным отделом Национального музея Карелии Сергей Титов. Аргументы, приведенные в исследовании, убедительны. Так перед рейдом финны провели тщательную воздушную разведку, не случайно одним из первых подожгли здание, в котором жили санитары и хранилось оружие. Не выдерживает критики и утверждение, что госпиталь загорелся случайно, ибо он представлял собой не одно здание, а 15, считает Петр Репников. Их подожгли все одновременно, а выбегавших из огня безоружных людей расстреливали. Да, на территории поселка были склады ГСМ и продовольствия, но не только они стали объектами нападения финского отряда. По подтвержденным данным, число погибших в Петровском Яме насчитывает более 70 жертв. Трагедия в Петровском была спланирована.

Кстати, благодаря самоотверженности медицинских работников удалось спасти часть раненых: через окна корпусов, обращенных в сторону леса, врачи, санитары, медсестры выводили и выносили беспомощных людей. И хотя стоял еще холодный на Севере февраль, и легко одетые люди получили обморожение, проведя ночь в лесу, они остались живы. Хотя сами спасатели потом погибали в огне и под огнем автоматов.

Появлению книги предшествовали годы поиска, работы в архивах, ведь документов об этом трагическом событии сохранилось немного. Финские архивы, которые содержали информацию по этому и остальным рейдам диверсионных отрядов, были частично уничтожены, а частично, в 1944 году, вывезены в Швецию.

После войны советская сторона  попыталась предъявить претензии финнам за Петровский Ям, потребовав выдачи оставшихся в живых диверсантов, но сделали это как-то вяло и ненастойчиво. А со временем вопрос сошел на нет, тем более что многие участники того рейда эмигрировали в США и Южную Америку.

Петр Репников не сомневается, что его книга вызовет неоднозначную реакцию финской общественности, но он готов отстаивать свою точку зрения.

 

Два экземпляра своей книги Петр Репников передал Национальному музею

Редко когда презентация книги бывает так далека от парадно-торжественного мероприятия. Выступление автора вызвало немало вопросов, откликов – а на презентацию пришли  ученые-историки, краеведы, ветераны Великой Отечественной войны, студенты, журналисты, сотрудники музея. Церемония быстро перешла в заинтересованное обсуждение, а иногда и в дискуссию. На выставке в Национальном музее, посвященной медикам Карельского фронта, есть и стенд, посвященной трагедии Петровского Яма. В России и в Карелии появился за прошедшие годы целый ряд публикаций о Петровском Яме, но такое подробное, аргументированное исследование – впервые. Издание просто должно появиться в наших книжных магазинах, в библиотеках.

А сам автор продолжает свою работу: он поставил перед собой  цель установить фамилии всех погибших в Петровском Яме. Его очень удивило, что в год 70-летия трагедии о ней в Карелии как-то забыли. Если не считать упоминания в экспозиции, посвященной военным медикам. Нет и памятника — государственного, в память о жертвах Петровского Яма. Не прошло ни одного мероприятия, посвященного этой трагической дате.

Петровский Ям перешел из одного района в другой, обращение Репникова в администрации обоих не принесло результата. Но вот деревянный крест, на котором имена пяти погибших финских диверсантов, неизвестно кем установленный, существует.

Фото автора

 

  • Игорь

    [quote name=»Читатель»]Я не историк, и ни с какими архивными документами (за исключением тех, что имеются в Сети) не знаком.[/quote]

    Спасибо за ответ

  • Читатель

    [quote name=»Игорь»][quote name=»Читатель»]Если Вы не доверяете Википедии (см. комментарий от 19.02.2013 21:18), не задавайте встречных вопросов, а дайте ссылку на более авторитетный источник, где было бы сказано, что крестом Хонканен был награжден за нападение на Петровский Ям, а не за четыре предыдущих рейда.[/quote]

    Я только спросил, читали ли Вы представление? Вам трудно ответить?[/quote]
    Уважаемый, так это Вы предпочли на мой вопрос ответить своим вопросом.

    Я не историк, и ни с какими архивными документами (за исключением тех, что имеются в Сети) не знаком.

  • Игорь

    [quote name=»Читатель»]Если Вы не доверяете Википедии (см. комментарий от 19.02.2013 21:18), не задавайте встречных вопросов, а дайте ссылку на более авторитетный источник, где было бы сказано, что крестом Хонканен был награжден за нападение на Петровский Ям, а не за четыре предыдущих рейда.[/quote]

    Я только спросил, читали ли Вы представление? Вам трудно ответить?

  • Читатель

    [quote name=»Игорь»][quote name=»Читатель»]Одни домыслы. И что же помешало обосновать награждение не четырьмя, а пятью рейдами в тыл противника? [/quote]

    А Вы читали представление на Хонканена?[/quote]
    Если Вы не доверяете Википедии (см. комментарий от 19.02.2013 21:18), не задавайте встречных вопросов, а дайте ссылку на более авторитетный источник, где было бы сказано, что крестом Хонканен был награжден за нападение на Петровский Ям, а не за четыре предыдущих рейда.

  • Игорь

    [quote name=»Читатель»]Одни домыслы. И что же помешало обосновать награждение не четырьмя, а пятью рейдами в тыл противника? [/quote]

    А Вы читали представление на Хонканена?

  • Читатель

    [quote name=»Игорь»][quote name=»Читатель»]Илмари Хонканен получил свой крест не за Петровский Ям.[/quote]

    Представление на Хонканена было отправлено когда тот еще находился в рейде на Петровский Ям. После его радиограммы 13 февраля когда он поведал командованию о своих космических успехах в разгроме тыловой базы и было решено наградить Хонканена Крестом Маннергейма. Никаких выдающихся успехов до Петровского Яма по сравнению с командирами других диверсионных групп у Хонканена не было. Цифры Хонканена оказались дутыми, так что зря полковник Меландер поторопился.[/quote]
    Одни домыслы. И что же помешало обосновать награждение не четырьмя, а пятью рейдами в тыл противника?

    Что до «цифр», то преувеличивать потери противника были горазды все воюющие стороны. А уж тем более в ситуации скоротечного боя во вражеском тылу, когда никому не до подсчетов, а думают лишь о том, как подобрать своих раненых и быстрей оторваться от преследований неприятеля.

    «Я не доверяю официальной боевой статистике лесной войны и в книге привожу ее очень мало. Как определить количество убитых и раненых в скоротечном бою, когда очень мало видишь сам и почти не видишь соседа? Связной комиссара Н.П.Аристова Б.С.Воронов сказал мне, что никто из штаба или бойцов бригады не видел тело погибшего комбрига И.А.Григорьева. «Просто все разом узнали, что Григорьев погиб, и все», – рассказал Воронов, который во время похода сам постоянно находился при штабе бригады. Комбрига не вынесли с поля боя и не захоронили, как подобает. Что же говорить о рядовых партизанах?»
    [i]Источник: Гнетнев К.В. Карельский фронт: тайны лесной войны. – Изд-во «Острова», Петрозаводск, 2011. С. 247–248.[/i]

    [i]Из воспоминаний бывшего партизана[/i]:
    «В бою не чувствуешь, как течет время, там много не так. И уж, конечно, никто не считает: убил – не убил. Товарищи рядом, сам цел, и слава Богу! В каждом донесении наши командиры докладывали в штаб: уничтожено столько-то солдат и офицеров противника. С точностью до человека. Но кто, где и когда считал? И как это можно сделать реально? В лесу, на болоте, во время, когда и отряд, и противник постоянно движутся? Ответ: никто, нигде и никак».».
    [i]Источник: Гнетнев К.В. Карельский фронт: тайны лесной войны. – Изд-во «Острова», Петрозаводск, 2011. С. 68-69.[/i]

    Что касается обсуждаемых событий, то я ни в чем не уверен, указываю лишь на явные нестыковки в утверждениях, что на госпиталь финны напали сознательно.

    Обличительный пафос статей и телепередач последнего полугодия об уничтоженном финнами госпитале невольно заставляет вспомнить пропаганду военных лет и выпущенный в 1945 году сборник «Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков на территории Карело-Финской ССР». Конечно, теперь никто не утверждает, что финны знали, что «[i]ничего кроме госпиталя в Петровском Яме нет[/i]».* Однако бездоказательные утверждения, что «нападение на госпиталь было заранее спланированной акцией», как и прежде в цене.

    * «Ведь майор Куйсманен предварительно послал небольшую группу, чтобы разведать местечко, и эта группа ему донесла, что [b]ничего кроме госпиталя в Петровском Яме нет[/b]. Значит диверсионная банда под командой лейтенанта Хонканена была послана с заведомо гнусной целью напасть на безоружных и беспомощных людей – раненых бойцов и командиров Красной Армии, на женщин – врачей и медсестер, убить их всех и пожаром замести следы своего кровавого преступления».
    [i]Из газетной статьи «Новые документы о преступлении белофиннов в местечке Петровский Ям», 1944 г. Автор майор И. Адов.[/i]

  • Игорь

    [quote name=»Читатель»]Илмари Хонканен получил свой крест не за Петровский Ям.[/quote]

    Представление на Хонканена было отправлено когда тот еще находился в рейде на Петровский Ям. После его радиограммы 13 февраля когда он поведал командованию о своих космических успехах в разгроме тыловой базы и было решено наградить Хонканена Крестом Маннергейма. Никаких выдающихся успехов до Петровского Яма по сравнению с командирами других диверсионных групп у Хонканена не было. Цифры Хонканена оказались дутыми, так что зря полковник Меландер поторопился.

  • Антти

    [quote name=»Читатель»][quote name=»Антти»]Сейчас на Инете полно переживаний на тему, что Хонканен орден получил.[/quote]
    Илмари Хонканен получил свой крест не за Петровский Ям. Ниже перечислены его рейды в тыл противника, за которые он был награжден 27 февраля 1942 года Крестом Маннергейма:

    Ilmari Honkanen nimitettiin Mannerheim-ristin ritariksi 27. helmikuuta 1942. Päätöksen perusteluissa kerrotaan muun muassa seuraavista partiomatkoista:
    19. heinäkuuta 1941 — 25. elokuuta 1941 Uhtuan suunnalla
    6. lokakuuta 1941 — 23. lokakuuta 1941 Rukajärven suunnalla
    4. joulukuuta 1941 — 7. joulukuuta 1941 Muurmannin radalla
    16. tammikuuta 1942 — 22. tammikuuta 1942* Puutoisten suunnalla Äänisjärven itäpuolella.
    Источник: http://fi.wikipedia.org/wiki/Ilmari_Honkanen

    *16 января 1942 – 22 января 1942… — время его последнего рейда.[/quote]
    Да я то в курсе…

  • Читатель

    [quote name=»Антти»]Сейчас на Инете полно переживаний на тему, что Хонканен орден получил.[/quote]
    Илмари Хонканен получил свой крест не за Петровский Ям. Ниже перечислены его рейды в тыл противника, за которые он был награжден 27 февраля 1942 года Крестом Маннергейма:

    Ilmari Honkanen nimitettiin Mannerheim-ristin ritariksi 27. helmikuuta 1942. Päätöksen perusteluissa kerrotaan muun muassa seuraavista partiomatkoista:
    19. heinäkuuta 1941 — 25. elokuuta 1941 Uhtuan suunnalla
    6. lokakuuta 1941 — 23. lokakuuta 1941 Rukajärven suunnalla
    4. joulukuuta 1941 — 7. joulukuuta 1941 Muurmannin radalla
    16. tammikuuta 1942 — 22. tammikuuta 1942* Puutoisten suunnalla Äänisjärven itäpuolella.
    Источник: http://fi.wikipedia.org/wiki/Ilmari_Honkanen

    *16 января 1942 – 22 января 1942… — время его последнего рейда.

  • Антти

    [quote name=»Читатель»][quote name=»Читатель»]…

    Как видим, нигде не упоминается база тылового обеспечения…[/quote]
    Много чего не упоминается. Например, я пока не видел толкового описания знаков, которыми был обозначен госпиталь. Между тем, перед проведением операции финны несколько дней вели воздушную разведку. Будь соответствующий знак на крышах строений — это могло бы быть учтено при планировании. А вывеску на дверях с самолёта не видно.

    Пишут про жестокость, которая порождает жестокость, но не вспоминают, что отцов этих рейдовиков совсем недавно заживо жгли на Перешейке огнемётными танками. А их самих вышвыривали из северного Приладожья, заставляя бросить дома, лес и ухоженные поля. Это что — обеспечило безопасность Ленинграда, о которой столько хлопотали?

    Городишко Сортавала бомбили сразу полторы сотни самолётов, по приказу советского командования он должен бы быть стёрт с лица земли. Там что — госпиталя не было? Или гражданских лиц? Про это нельзя вспоминать, не патриотично.

    Через Суоярви наступали двумя дивизиями, это 11 полков, в которых 4 только артиллерийских. Был бы город покрупнее, пожар назывался бы «огневой шторм». А так он просто погорел изрядно. И там тоже были и госпиталь, и школы, и церкви. Кто про это вспоминает?

    Про Микко Пёлля помнят, что после войны он жил в Южной Америке. А где ему было жить? Он же бывший гражданин СССР, подлежал выдаче,так что выбор у него был небольшой. Но это в счёт не берётся.

    Сейчас на Инете полно переживаний на тему, что Хонканен орден получил. Тем, кто не понимает, за что рейдовикам дают ордена, я бы посоветовал попробовать пройти зимой 60 км по карельскому лесному бездорожью с 40-килограммовым мешком за плечами. И вернуться. Если по прежнему будет непонятно — повторить поход, но уже не просто по лесу, а, скажем, через госграницу и назад. Граница — не линия фронта, уж из миномёта пулять не будут точно. Но адреналину прибавит.

  • Читатель

    [i]Испр:[/i]
    А вот что писала о Петровском Яме газета «[b]Ленинское знамя[/b]» 22 августа в 1942 года:

  • Читатель

    [quote name=»Читатель»]Советская пресса о Петровском Яме, 1944 год:
    «Ведь майор Куйсманен предварительно послал небольшую группу, чтобы разведать местечко, и эта группа ему донесла, что ничего кроме госпиталя в Петровском Яме нет. Значит диверсионная банда под командой лейтенанта Хонканена была послана с заведомо гнусной целью напасть на безоружных и беспомощных людей ─ раненых бойцов и командиров Красной Армии, на женщин ─ врачей и медсестер, убить их всех и пожаром замести следы своего кровавого преступления».
    Из статьи «Новые документы о преступлении белофиннов в местечке Петровский Ям». Автор майор И. Адов.[/quote]
    ИЗ ПУБЛИКАЦИИ О КНИГЕ:
    «Как считает Петр Репников, нападение финских диверсантов на госпиталь разделило войну в Карелии на до и после трагедии в Петровском Яме. «С 12 февраля 1942 года отношение к финнам – будь то военные, хоть даже и раненые, и гражданское население – изменилось в худшую сторону, – пишет Репников. (…) …книга Петра Репникова дает ответ на вопрос, что предшествовало рейдам партизан по финским тылам».

    А вот что писала о Петровском Яме газета «Ленинская знамя» 22 августа 1942 года:

    МСТИ, ВОИН!

    Об этой трагедии уже писалось в нашей печати. В зимнюю февральскую ночь банда белофиннов ворвалась в карельское местечко Петровский Ям, Медвежьегорского района. Осатаневшая шайка головорезов совершила налет на госпиталь, сожгла все его помещения, растерзав при этом 25 врачей медицинских сестер и санитарок.

    Кровь застывает в жилах, когда вспоминаешь ужасы этой февральской ночи. Из объятых пламенем помещений выползали раненые бойцы. Тех, кому удавалось выбраться из огня, финны расстреливали из автоматов. Эти звери, как садисты, упивались страданиями беззащитных, скованных ранениями советских людей.

    Сегодня мы публикуем фотодокументы об этой дикой расправе над нашими братьями и сестрами в местечке Петровский Ям.

    Воин Карельского фронта! Карело-финский партизан! Запомни это снимок. Груда трупов, которая на нем изображена ─ это сыны и дочери твоего народа. Мсти за них, воин!

    До войны товарищ Новожилов был на партийной работе в нашей республике. с началом войны ─ в армии комиссаром госпиталя в Петровском Яме. В ту страшную, кошмарную ночь его зверски замучили белофинны. Ты видишь: изо рта его струится кровь. Но нет на его открытом лице испуга. Боец и партизан! Его замучили, потому что он советский человек и большевик!

    Мсти за него, воин! Убей немца, убей белофинна! Если ты не убьешь его, он посутупит с тобой с твоей женой, с твоим ребенком, с твоей матерью так же, как поступил он с советскими людьми в местечке Петровский Ям.

    А это из статьи Ю. Дрыгина «Кого на скамью подсудимых? Факты о зверствах в советском тылу финского отдельного разведывательно-диверсионного батальона дальней разведки в годы войны» («Северный курьер», № 130, 13.7.2000):
    «Раненые в одном нижнем белье пытались выползать из горящего здания, но тут же расстреливались из автоматов. Диверсанты не пощадили и медицинский персонал. Были убиты на месте санитары Крылов, Мартынов, Яковлев, медсестры Любченко, Афанасьева, Русинова, Андреева, военврач Гиндин. Только медперсонала уничтожено около 30 человек и пять ранено… В секретной записке начальника политотдела Медвежьегорской оперативной группы советских войск бригадный комиссар Орлов рекомендовал политотделам 71-й и 313-й дивизий немедленно опубликовать в газетах материалы о зверствах финских диверсантов над беззащитными ранеными из того госпиталя. Весь Карельский фронт тогда негодовал по поводу действий врага».

    Как видим, нигде не упоминается база тылового обеспечения. Ничего не сказано о ней и в предназначенной для средних школ хрестоматии «История Карелии в документах и материалах», где дана заметка из газеты «Ленинское знамя» за 1942 год. Умолчал о ней и автор прошлогодней публикации в сетевом издании «Республика Карелия», сообщивший, что «по советским данным, погибло около 200 бойцов, находившихся в госпитале, и 25 врачей, санитаров и медсестер…»: http://rk.karelia.ru/history/petrovskiy-yam

  • Читатель

    [b]Советская пресса о Петровском Яме, 1944 год[/b]:
    «Ведь майор Куйсманен предварительно послал небольшую группу, чтобы разведать местечко, и эта группа ему донесла, что ничего кроме госпиталя в Петровском Яме нет. Значит диверсионная банда под командой лейтенанта Хонканена была послана с заведомо гнусной целью напасть на безоружных и беспомощных людей ─ раненых бойцов и командиров Красной Армии, на женщин ─ врачей и медсестер, убить их всех и пожаром замести следы своего кровавого преступления».
    [i]Из статьи «Новые документы о преступлении белофиннов в местечке Петровский Ям». Автор майор И. Адов[/i].

    [i]Последний вопрос[/i]. Петр Репников, Вы еще до написания книги, в начале 2011 года, как и автор вышеприведенной публикации, были убеждены, что «случайно поджечь здание госпиталя было нельзя. Госпитальные здания можно было поджечь лишь преднамеренно, что и было сделано». Год назад Вы с еще большой уверенностью писали об этом в своем блоге.

    Так Вы смогли отыскать документы, подтверждающие Ваше давнее убеждение, что напавшие на госпиталь именно «[b]исполнили преступный приказ начальника разведотдела Финской Армии[/b]»?

  • Читатель

    [quote name=»Петр Репников»]По описаниям [b]финских авторов[/b], уже после первых поджогов стало светло.

    [b]Им было трудно не увидеть[/b]. Один из группы Луккари в коридоре хирургического отделения сделал два выстрела в дежурного врача, в ногу и голову. Трудно это сделать случайно или не разглядев.[/quote]
    Как понимаю, имеется в виду Pentti H. Tikkanen, автор популярных произведений о действиях финских отрядов дальней разведки во время войны. Его книги историк Пекка Турунен отнес к разряду полуфиктивных книг о войне. Но ведь и без Тикканена понятно, что когда загораются здания, становится светло.

    «[b]Им было трудно не увидеть[/b]» ─ может, кто-то и смог потом заметить какие-то отличительные знаки, но возможно ли было остановить начавшуюся ночную атаку в тылу противника? Все это только наши предположения и домыслы.

    [i]Из воспоминаний бывшего партизана[/i]:
    «После войны меня часто спрашивали, сколько я финнов убил лично? Всегда отвечал одинаково: не знаю. Наверное, сколько-то убил. Приходилось много раз участвовать в бою, бить по машинам из засад. Но чтобы вот так ─ как на ладони ─ видеть, что я лично убил, такого не помню. Бой ─ это вообще особое состояние. В бою не чувствуешь, как течет время, там много не так. И уж, конечно, никто не считает: убил ─ не убил. Товарищи рядом, сам цел, и слава Богу! В каждом донесении наши командиры докладывали в штаб: уничтожено столько-то солдат и офицеров противника. С точностью до человека. Но кто, где и когда считал? И как это можно сделать реально? В лесу, на болоте, во время, когда и отряд, и противник постоянно движутся? Ответ: никто, нигде и никак».
    [i]Источник[/i]: Гнетнев К. Карельский фронт: тайны лесной войны, с. 68─69.

  • Читатель

    [quote name=»Петр Репников»]Хороший вопрос, кто же атаковал лагерь заключенных. Очевидно, это были бойцы сбившейся с курса группы Ворхо, да и вся атака свелась к паре гранат брошенных в помещение где находились заключенные.[/quote]
    Это не совсем полная картина того эпизода. Вспомним, что сказано в рапорте замначальника строительства железной дороги и Сорокского лагеря заключенных Воеводы:
    «Нападавшие убили охрану гарнизона, подожгли несколько зданий и бросили две гранаты в помещение заключенных. Четыре человека погибли, девять были ранены. Кроме того, два человека погибли на территории гарнизона. Начальник колонны заключенных спрятался во время нападения в лесу, охрана не оказала сопротивления и бросила заключенных (примерно 400 человек). Охрана лагеря защищала себя в районе казарм. Оставшаяся без охраны группа заключенных из 20 человек ограбила продовольственный ларек и несколько квартир».

    Hyökkääjät surmasivat varuskunnan vartijat, sytyttivät useita rakennuksia tuleen ja heittivät kaksi käsikranaattia asuntolaan ja vankien huoneeseen. Neljä henkeä sai surmansa, yhdeksän haavoittui, lisäksi kaksi miestä sai surmansa sotilaskylän alueella. Vankirivistön päällikkö Popov piiloutui hyökkäyksen aikana metsään, vartiosto ei tehnyt vastarintaa, vaan jätti vangit heitteille (noin 400 henkeä ). Vartijat puolustivat itseään kasarmialueella. Jäätyään ilman vartiota 20 miehen vahvuinen vankiryhmä ryösti elintarvikekojun, tunkeutui sotilaskylän alueelle ja käyttäen hyväkseen yleistä paniikkia ryösti joitakin asuntoja.
    Источник: Einari Laitinen. Suomen armeijan 4. erikoisen tiedustelupataljoonan tiedustelu – ja hävityspartioiden toiminta Karjalan alueella vv. 1941–1944 / журнал «Carelia», № 1, 2007. C. 152–157.

  • Петр Репников

    [quote name=»Читатель»][quote name=»Петр Репников»]Хонканен, действительно увидеть знаки не мог (он находился в 2-х км.от этого места) чего не скажешь о П. Луккари, командире боевой группы № 3, атаковавшей госпиталь.[/quote]
    И у Вас есть доказательства, что и Луккари, и командир четвертой группы финнов, атаковавшей поселок ББК № 12, где находилось третье отделение госпиталя, не могли не увидеть в февральскую метельную ночь знаков Красного Креста (если таковые были) на зданиях госпиталя?[/quote]

    По описаниям финских авторов, уже после первых поджогов стало светло. Им было трудно не увидеть. Один из группы Луккари в коридоре хирургического отделения сделал два выстрела в дежурного врача, в ногу и голову. Трудно это сделать случайно или не разглядев.

  • Петр Репников

    [quote name=»Читатель»][quote name=»Читатель»]Вдобавок к предыдущему сообщению. Если считать, что Хонканен хорошо знал, что и где было расположено в Петровском Яме, так с какой целью они тогда атаковали лагерь заключенных?[/quote]
    А не направили атаковавших никчёмный объект на уничтожение своей главной цели ─ артиллерийского склада.

    [i]Из комментария П.Репникова[/i]: «…Если бы Хонканен не послал эти две группы на госпиталь, то наверняка все склады были бы уничтожены. А так получилось, что [b]артиллерийский склад (главная цель финнов)[/b] уничтожен не был»[/quote]

    Хороший вопрос, кто же атаковал лагерь заключенных. Очевидно, это были бойцы сбившейся с курса группы Ворхо, да и вся атака свелась к паре гранат брошенных в помещение где находились заключенные.

  • Читатель

    [quote name=»Читатель»]Вдобавок к предыдущему сообщению. Если считать, что Хонканен хорошо знал, что и где было расположено в Петровском Яме, так с какой целью они тогда атаковали лагерь заключенных?[/quote]
    А не направили атаковавших никчёмный объект на уничтожение своей главной цели ─ артиллерийского склада.

    [i]Из комментария П.Репникова[/i]: «…Если бы Хонканен не послал эти две группы на госпиталь, то наверняка все склады были бы уничтожены. А так получилось, что [b]артиллерийский склад (главная цель финнов)[/b] уничтожен не был»

  • Читатель

    Вдобавок к предыдущему сообщению. Если считать, что Хонканен хорошо знал, что и где было расположено в Петровском Яме, так с какой целью они тогда атаковали лагерь заключенных?

  • Читатель

    [quote name=»Петр Репников»]Хонканен, действительно увидеть знаки не мог (он находился в 2-х км.от этого места) чего не скажешь о П. Луккари, командире боевой группы № 3, атаковавшей госпиталь.[/quote]
    И у Вас есть доказательства, что и Луккари, и командир четвертой группы финнов, атаковавшей поселок ББК № 12, где находилось третье отделение госпиталя, не могли не увидеть в февральскую метельную ночь знаков Красного Креста (если таковые были) на зданиях госпиталя?

  • Петр Репников

    [quote name=»Читатель»]

    нигу не читал, в своих комментариях исхожу из тех сведений, что представлены в сообщениях о ней и телепередаче «Что имеем ─ не храним: Диверсионный финский отряд». В ней это здание названо [i]общежитием [/i] [b]красноармейцев[/b], в котором имелось 35 винтовок.

    Ссылка на Женевскую конвенцию будет правомерной, если найдутся неоспоримые доказательства, что Илмари Хонканен дал ложные сведения в объяснительной записке для начальника разведотдела генштаба финской армии, и если не брать во внимание то обстоятельство, что «[i]разглядеть отличительные знаки Красного Креста ночью, в метель довольно затруднительно[/i]» (из комментария П.Репникова).[/quote]

    Совершенно верно в общежитии санитаров находилось 35 винтовок, они были на вооружении госпиталя по штату, согласно Женевской конвенции личный состав госпиталя имел на это право.

    Хонканен, действительно увидеть знаки не мог (он находился в 2-х км.от этого места) чего не скажешь о П. Луккари, командире боевой группы № 3, атаковавшей госпиталь.

    Женевская конвенция защищает госпиталь и раненых в нем находящихся не зависимо от того, что написал Хонканен

  • Читатель

    [quote name=»Петр Репников»][quote name=»Читатель»]Но ведь согласно представленным в телепрограмме «Что имеем ─ не храним: Диверсионный финский отряд» сведениям, в санитарном городке располагались только первое и второе отделение госпиталя, где из 42 раненых и больных погибло 5 человек. На территории этого же городка были и другие здания: казарма (в передаче она названа общежитием) красноармейцев, аптечный склад и какие-то другие строения вспомогательных служб. [/quote]

    В документах госпиталя это здание названо общежитием санитаров. Но как его не назови, оно, как и все другие здания на территории госпитального городка, находились под защитой Женевской конвенции.[/quote]
    Книгу не читал, в своих комментариях исхожу из тех сведений, что представлены в сообщениях о ней и телепередаче «Что имеем ─ не храним: Диверсионный финский отряд». В ней это здание названо [i]общежитием [/i] [b]красноармейцев[/b], в котором имелось 35 винтовок.

    Ссылка на Женевскую конвенцию будет правомерной, если найдутся неоспоримые доказательства, что Илмари Хонканен дал ложные сведения в объяснительной записке для начальника разведотдела генштаба финской армии, и если не брать во внимание то обстоятельство, что «[i]разглядеть отличительные знаки Красного Креста ночью, в метель довольно затруднительно[/i]» (из комментария П.Репникова).

  • Петр Репников

    [quote name=»Читатель»]Но ведь согласно представленным в телепрограмме «Что имеем ─ не храним: Диверсионный финский отряд» сведениям, в санитарном городке располагались только первое и второе отделение госпиталя, где из 42 раненых и больных погибло 5 человек. На территории этого же городка были и другие здания: казарма (в передаче она названа общежитием) красноармейцев, аптечный склад и какие-то другие строения вспомогательных служб. [/quote]

    В документах госпиталя это здание названо общежитием санитаров. Но как его не назови, оно, как и все другие здания на территории госпитального городка, находились под защитой Женевской конвенции.

  • Читатель

    Из статьи Эйнара Лайдинена:
    (…)
    Karjalan arkistoissa on tästä asiasta niukasti tietoja. Ensimmäinen maininta on 15.2.1942, jolloin Rautatierakennusviraston ja Sorokan leirin varajohtaja Vojevoda raportoi Karjalan NKVD:n johtajalle Mihail Baskakoville seuraavaa. Helmikuun 12. päivän vastaisena yönä 1942 ( kello 2 ) suomalaisten hävityspartio (vahvuus määrittelemätön) hyökkäsi Petrovski Jamin varuskuntaa vastaan. Varuskunnan vieressä sijaitsi NKVD:n Sorokan leirin kolmannen osaston ensimmäinen leiriyksikkö. Hyökkääjät surmasivat varuskunnan vartijat ja heittivät kaksi käsikranaattia asuntolaan ja vankien huoneeseen. Neljä henkeä sai surmansa, yhdeksän haavoittui, lisäksi kaksi miestä sai surmansa sotilaskylän alueella. Vankirivistön päällikkö Popov piiloutui hyökkäyksen aikana metsään, vartiosto ei tehnyt vastarintaa, vaan jätti vangit heitteille (noin 400 henkeä ). Vartijat puolustivat itseään kasarmialueella. Jäätyään ilman vartiota 20 miehen vahvuinen vankiryhmä ryösti elintarvikekojun, tunkeutui sotilaskylän alueelle ja käyttäen hyväkseen yleistä paniikkia ryösti joitakin asuntoja.
    (…)
    Kuitenkin sodan jälkeen Petrovski Jamin tapahtumille annettiin poliittinen leima ja suomalaiset sotilaat kuvattiin raakalaisina. Silminnäkijät kuvailevat tapahtumia vuonna 1945 Petroskoissa ilmestyneessä kirjassa «Suomalaisten fasistivalloittajien hirmutyöt Karjalais-suomalaisen sosialistisen neuvostotasavallan alueella. Asiakirja- ja aineistokokoelma». Kuten huomaamme, asiakirjakokoelmassa ei mainita sanallakaan neuvostovaruskunnasta, sotilaskylästä eikä vangeistakaan, samalla kun kuvataan suomalaisten julmuutta potilaita ja lääkintätyöntekijöitä kohtaan.

    Tässä on syytä täsmentää että kummalakin osapuolelle oli ominaista tosiasioiden vääristely ja vastustajan roolin vähättely.
    (…)
    [i]Источник[/i]: Einari Laitinen. Suomen armeijan 4. erikoisen tiedustelupataljoonan tiedustelu – ja hävityspartioiden toiminta Karjalan alueella vv. 1941–1944 / журнал «Carelia», № 1, 2007. C. 152–157.

  • Читатель

    [quote name=»Петр Репников»]… госпиталь находился не то, что посреди военной базы, а в 2-х км. от нее, на другом берегу Петровского залива Выгозера.

    В Петровском Яме были убиты не только медперсонал и раненые, там были убиты и гражданские жители[/quote]
    Но ведь согласно представленным в телепрограмме «Что имеем ─ не храним: Диверсионный финский отряд» сведениям, в санитарном городке располагались только первое и второе отделение госпиталя, где из 42 раненых и больных погибло 5 человек. На территории этого же городка были и другие здания: казарма (в передаче она названа общежитием) красноармейцев, аптечный склад и какие-то другие строения вспомогательных служб. Третье отделение госпиталя располагалось в поселке ББК № 12. В нем из 30 раненых и больных погибло 4 человека. Кстати, в группе финнов, что атаковала тот поселок, тоже погибло 4 человека.

    Помимо складов тыловой базы и госпиталя, от нападения финнов в ту ночь пострадал и лагерь заключенных. Историк Эйнар Лайдинен в в опубликованной в журнале «Carelia» (№ 1, 2007) статье о нападении финнов на пос. Петровский Ям сослался, в частности, на рапорт замначальника строительства железной дороги и Сорокского лагеря заключенных Воеводы, поданного 15 февраля 1942 года на имя народного комиссара внутренних дел Карело-Финской ССР М.И.Баскакова. В рапорте говорится о нападении на гарнизон пос. Петровский Ям, вблизи которого находился лагерь заключенных (около 400 человек). Нападавшие убили охрану гарнизона, подожгли несколько зданий и бросили две гранаты в помещение заключенных. Четыре человека погибли, девять были ранены. Кроме того, два человека погибли на территории гарнизона. Охрана лагеря защищала себя в районе казарм. Оставшаяся без охраны группа заключенных из 20 человек ограбила продовольственный ларек и несколько квартир.

    По мнению Эйнара Лайдинена, событиям в пос. Петровский Ям придали после войны политическую окраску и напавших на него финских солдат представили чудовищами. В опубликованном в 1945 году сборнике «Чудовищные злодеяния финско-фашистских захватчиков на территории Карело-Финской ССР» ничего не говорится ни о военном гарнизоне, ни о заключенных. В то же время рассказывается о жестокости проявленной финнами по отношению к раненым и медперсоналу госпиталя. Автор статьи считает, что обе стороны (советская пропаганда и финская) исказили картину действительных событий.

  • Петр Репников

    [quote name=»Читатель»][quote name=»Петр Репников»]А ссылку по 101 погибшему с советской стороны не дадите?[/quote]
    Это данные привел Петр Репников в телепрограмме «Что имеем ─ не храним: Диверсионный финский отряд»: http://www.youtube.com/watch?v=ADJDBe8k65Q%5B/quote%5D

    Спасибо

  • Читатель

    [quote name=»Петр Репников»]А ссылку по 101 погибшему с советской стороны не дадите?[/quote]
    Это данные привел Петр Репников в телепрограмме «Что имеем ─ не храним: Диверсионный финский отряд»: http://www.youtube.com/watch?v=ADJDBe8k65Q

  • Петр Репников

    [quote name=»Читатель»] Общее число погибших с советской стороны ─ 101 человек.

    Затребованная разведотделом Ставки финской армии объяснительная записка Илмари Хонканена, в которой он утверждает, что уничтоженные его отрядом в Петровском Яме здания не имели отличительных знаков Красного Креста:
    [/quote]

    Что еще Илмари Хонканен мог утверждать, конечно он утверждал, что знаков не видел. Находясь на временном командном пункте в двух км. от госпиталя, разглядеть отличительные знаки Красного Креста ночью, в метель довольно затруднительно.

    А ссылку по 101 погибшему с советской стороны не дадите?

  • Читатель

    В результате нападения отряда Илмари Хонканена на Петровский Ям в ночь с 11 на 12 февраля 1942 года из 72 раненых и больных, находившихся на излечении в полевом подвижном госпитале № 2212, погибло 9 человек. Общее число погибших с советской стороны ─ 101 человек.

    Затребованная разведотделом Ставки финской армии объяснительная записка Илмари Хонканена, в которой он утверждает, что уничтоженные его отрядом в Петровском Яме здания не имели отличительных знаков Красного Креста:

    [b]Ilmari Honkasen vastine Päämajan Tiedusteluosaston päällikölle 9. toukokuuta 1942[/b]:
    […]
    Päämajan Tiedusteluosaston Päällikölle

    Saatuani tilaisuuden tutustua asiakirjaan (PM:n Tied.os. Ssaal.asiak. N:o 37.), jossa mm. mainitaan Petrovskij Jam’issa olevan sairaalan tuhoutumisesta ja koska sanotun asiakirjan sisältämä tieto ilmeisesti liittyy allekirjoittaneen johtaman komennuskunnan 8-16/2 1942 tekemään retkeen, jonka yhteydessä tuhottiin Petrovskij Jam’in asutus- ja huoltokeskus, saan vastineena asiakirjassa esitettyyn syytökseen sairaalan tuhoamisesta esittää, ettei mitään tuhoamistamme rakennuksista oltu merkitty Punaisen Ristin merkillä eikä muillakaan sairaalaan viittaavilla tunnuksilla. Myöskään ei komennuskunta hävitystoimintansa aikana havainnut mitään muuta sellaista, mikä olisi viitannut sairaalan olemassa oloon jossakin hävitetyssä kohteessa.

    Luutnantti Ilmari Honkanen.

    Источник: http://agricola.utu.fi/keskustelu/viewtopic.php?f=10&t=4122&start=45#p24953

  • Петр Репников

    [quote name=»Антти»]

    там только автомобилей были десятки и десятки.

    1. То, что персонал формирования или учреждения вооружен, и что они используют оружие для самозащиты или больных и раненых;

    Так что не разведчиков надо привлекать за излишнюю суровость, а тех, кто госпиталь разместил посреди военной базы.

    И уж тем более непонятно, зачем в одну кучу мешать гибель пусть и раненых, но бойцов, и вырезанных партизанами финских детишек, некоторым из которых и года от роду не было.[/quote]

    Десятки и десятки автомобилей это сколько?

    Совершенно верно, личный состав госпиталя мог применять оружие для защиты, в соответствии с конвенцией, однако применить не успел.

    Посмотрите книгу, там схемы приведены, госпиталь находился не то, что посреди военной базы, а в 2-х км. от нее, на другом берегу Петровского залива Выгозера.

    В Петровском Яме были убиты не только медперсонал и раненые, там были убиты и гражданские жители

  • Антти

    [quote name=»Алексей Конкка»]То есть как я понимаю, госпиталь прикрывал собою (буквально телами раненых) армейские склады? Хорошенькое дельце.[/quote]
    Да так, в сущности, и было. Лукавый эвфемизм «склады» на самом деле означает тыловую базу, имевшую серьёзное военное значение, там только автомобилей были десятки и десятки. Боеприпасы стрелковые и артиллерийские, другое военное имущество. Попробуйте-ка уничтожить это всё так выборочно, чтоб ангцы от козлищ отделились сами. Тем более, что в подразделениях госпиталя имелось оружие и оно применялось. Конвенция подразумевает, что защищаемая Конвенцией сторона не берёт в руки оружия, а если оно взято, то действие Конвенции должно быть прекращено. Вот выдержка:
    «…
    Статья 6. Подвижные медицинские формирования, то есть те, которые предназначены, чтобы сопровождать армии в поле, и стационарные учреждениях медицинской службы должны уважаться и должны быть защищены воюющими сторонами.

    Статья 7. [b]Защита[/b], на которую медицинские формирования и учреждения имеют право, [b]должна прекратиться[/b], если они используются, чтобы совершать действия, вредные для противника.

    Статья 8. Следующие условия не рассматриваются основанием для лишения медицинского формирования или учреждения защиты, гарантируемой Статьей 6:
    1. То, что персонал формирования или учреждения вооружен, и что они используют оружие для самозащиты или больных и раненых;
    2. То, что в отсутствие вооруженных санитаров формирование или учреждение защищено пикетами или часовыми;
    3. То, что стрелковое оружие и боеприпасы, принятые от раненых и больных, которые еще не были переданы соответствующей службе, найдены в формировании или учреждении;
    4. То, что персонал и материал ветеринарной службы обнаружены в формировании или учреждении, не составляя неотъемлемой части его.
    …»
    Таким образом, оружие само по себе ещё не большая беда, но достаточно одного инициативного выстрела из здания госпиталя по перемещающемуся по территории противнику, чтобы о Конвенции больше не вспоминать.
    Тем более, что у дверей больничных бараков флажки с крестом может и были, а вот с тыльной стороны — слабо верится.
    Так что не разведчиков надо привлекать за излишнюю суровость, а тех, кто госпиталь разместил посреди военной базы. Вспомните историю с судами «Вильгельм Густлов» и «Генерал Штойбен». Маринеску можно обвинять в том, что раненые утонули, а кто-то похвалит. Но ещё никто не додумался объявить, что он специально искал именно суда с ранеными и медработниками.

    И уж тем более непонятно, зачем в одну кучу мешать гибель пусть и раненых, но бойцов, и вырезанных партизанами финских детишек, некоторым из которых и года от роду не было.

  • Петр Репников

    [quote name=»Читатель»]Если целью этих двух групп было именно уничтожение госпиталя с ранеными, тогда что им помешало это сделать более основательно, т.е. перестрелять всех раненых? Ведь в санитарном городке им никакого сопротивления оказано не было.[/quote]

    Помешало то, что отряд был обнаружен за 15 мин до начала общей атаки, в связи с этим отделение Ворхо которое должно было перерезать линию связи на дороге и ударить по госпитальному городку с тыла (как раз там где и были эвакуированы раненые) выполнить задачу не смогло, не линию не перерезали, ни по госпиталю не ударили. От дороги это отделение начало отходить в сторону поселка. Два других отделения группы Луккари, по замыслу Хонканена, так же должны были ударить с разных сторон, однако опять же в связи с ранним обнаружением одного из отделений группы Мармо, оба отделение вошли на территорию госпитального городка вместе со стороны озера и постепенно продвигались в направлении лечебных корпусов, поджигая и расстреливая выбегавших из общежитий, кухни и др.

  • Читатель

    [quote name=»Петр Репников»][quote name=»Алексей Конкка»]То есть как я понимаю, госпиталь прикрывал собою (буквально телами раненых) армейские склады? Хорошенькое дельце.[/quote]
    Наверное так сказать было бы неправильно, скорее он оттянул часть сил диверсионного отряда. Дело в том, Хонканен разделил свой отряд на шесть боевых групп, которые и нанесли удар по шести объектам в гарнизоне. Два, из этих шести объектов были 1, 2, и 3-м отделениями госпиталя. Хотя в Ваших словах есть логика, [b]если бы Хонканен не послал эти две группы на госпиталь, то наверняка все склады были бы уничтожены.[/b] А так получилось, что артиллерийский склад (главная цель финнов) уничтожен не был. Можете зайти в книжный магазин посмотреть в книге схему атаки гарнизона (в приложениях) будет понятно, о чем я говорю.[/quote]
    Если целью этих двух групп было именно уничтожение госпиталя с ранеными, тогда что им помешало это сделать более основательно, т.е. перестрелять всех раненых? Ведь в санитарном городке им никакого сопротивления оказано не было.

  • Читатель

    Чем объясняется, почему при запланированном и целенаправленном нападении на госпиталь (как понимаю, так считает автор книги) в его 1-м и 2-м отделениях погибло всего 5 человек из 42 находившихся там раненых и больных? Ведь спавшие в казарме красноармейцы и санитары даже не успели вступить в бой с финнами, атаковавшими санитарный городок. Да и в поселке ББК № 12, где был бой и где финны потеряли четырех убитыми, из 30 лечившихся в 3-е отделении госпиталя раненых и больных, 26 человек не пострадали.

    По данным автора книги, общее число погибших с советской стороны во время нападения финнов на Петровский Ям ─ 101 человек.

  • Александр

    совершенно согласен с мнением что диверсионный отряд Хонканена имел другую задачу.Моя версия-целью финского отряда /по моим данным в составе 95 человек/ был захват нач.штаба Вершинина и члена Военного совета Куприянова которые накануне днем проезжали через Петровский Ям и ввиду спешности несмотря на предложение нач-ка госпиталя переночевать отказались и убыли в Сегежу.Если версия верна-тогда понятно почему финны не взорвали склад боеприпасов-у них не было взрывчатки в достаточном количестве а чтобы не было ясна их цель разгромили госпиталь.Возникает вопрос-как такая многочисленная группа лыжников проскочила незамеченными линию боевого охранения и также ушли Если моя версия верна то возможно они были переброшены по воздуху для этого достаточно двух транспортников Ю-52 на лыжах.Очевидцы утверждают что в нападении на госпиталь финнов было не более взвода видимо остальные перекрыли подъезды к госпиталю.Вывод-если версия верна то это тщательно разработанная операция по захвату командного состава карельского фронта с привлечением агентурной группы или одиночного агента-радиста для изучения маршрутов передвижения командного состава и передаче по радио в финский штаб. Но по случайности произошел сбой и финны для прикрытия истинной цели расстреляли госпиталь.

  • Читатель

    [quote name=»Читатель»]Согласно информации в Википедии, Илмари Хонканен никуда после войны из Финляндии не уезжал:[/quote]

    Нет ли более достоверных источников чем Википедия?

  • Петр Репников

    [quote name=»Алексей Конкка»]То есть как я понимаю, госпиталь прикрывал собою (буквально телами раненых) армейские склады? Хорошенькое дельце.[/quote]
    Наверное так сказать было бы неправильно, скорее он оттянул часть сил диверсионного отряда. Дело в том, Хонканен разделил свой отряд на шесть боевых групп, которые и нанесли удар по шести объектам в гарнизоне. Два, из этих шести объектов были 1, 2, и 3-м отделениями госпиталя. Хотя в Ваших словах есть логика, если бы Хонканен не послал эти две группы на госпиталь, то наверняка все склады были бы уничтожены. А так получилось, что артиллерийский склад (главная цель финнов) уничтожен не был. Можете зайти в книжный магазин посмотреть в книге схему атаки гарнизона (в приложениях) будет понятно, о чем я говорю.

  • Алексей Конкка

    То есть как я понимаю, госпиталь прикрывал собою (буквально телами раненых) армейские склады? Хорошенькое дельце.

  • Читатель

    Фонд «Историческое наследие» назвал книгу Петра Репникова «Петровский Ям.Запланированная трагедия» лучшей военно-исторической книгой 2012 г. http://petrredsea.livejournal.com/32519.htm

  • Читатель

    Гнетнев К.В. Карельский фронт: тайны лесной войны. – Изд-во «Острова», Петрозаводск, 2011:
    «Ответ на вопрос, почему в Штабе партизанского движения Карельского фронта так снисходительно смотрели на многочисленные факты проявления жестокости в партизанских отрядах, – а среди них известны расстрелы, добивание раненых бойцов, оставление их, ослабевших от истощения, на поле боя или во время походов, – станет понятнее, если посмотреть, кто им руководил, каков его собственный жизненный опыт. Начальник штаба Сергей Яковлевич Вершинин – кадровый чекист, который в самые жуткие годы массовых «посадок», «высылок» и расстрелов занимал высокие должности в НКВД. В частности, с 1937 по 1938 год был начальником Управления НКВД по Рязанской области. В Карелию он прибыл вообще в должности начальника концлагеря в Норильске. То есть его подпись можно обнаружить под сотнями расстрельных дел. Не думаю, что такого «закаленного» чекиста можно было чем-нибудь разжалобить».

  • Читатель

    [quote name=»Василий Лукьянов»]… Так вот на мой вопрос были ли партизанские рейды ответом на налёт на Петровский Ям,он обычно отвечал улыбкой,»Да вряд ли» Понять его можно, он чекист и не вправе комментировать события даже прошлой поры…[/quote]

    [b]Чумаков Г.В. Партизанские рейды на территорию Финляндии в 1941–1944 годах[/b]

    В первый год войны целенаправленных операций против гражданского населения Финляндии партизанские отряды не проводили. Но уже летом-осенью 1942 г. имели место случаи применения оружия против гражданского населения. Так, например, 24 сентября 1942 г. отряд «Вперед» (командир К.В.Бондюк) напал на финский хутор Вииксимо. Советские архивные документы военных лет объясняют эти события следующим образом. В отряде закончилось продовольствие. Тогда командир принял решение выйти на финский хутор и реквизировать продукты у местных жителей. Заодно было решено уничтожить «шюцкоровскую» организацию в этом поселении, отобрать оружие, которым в пограничной полосе Финляндии были вооружены фактически все взрослые мужчины. На эту операцию был выделен один взвод. На подходе к хутору партизаны задержали старосту поселения. От него узнали, что на хуторе проживает 29 человек, часть жителей вооружена. Оцепив хутор, партизаны собрали всех жителей. Среди собранных 12 мужчин были призывного возраста. Как докладывал командованию после похода Бондюк, финны вели себя дерзко и независимо. Тогда он решил всех взрослых мужчин расстрелять, а женщин и детей запереть в хозяйственной постройке. Но во время расстрела женщины вырвались из сарая. И тогда были убиты все 28 жителей хутора. В это время к поселению подъехала легковая и грузовая машины с солдатами. Завязался бой с партизанским охранением. Основная часть партизан забрала продовольствие, скот и скрылась в лесу. Сами партизаны потерь не имели.[17] Из доклада видно, что главной целью партизан являлись продукты. Расстрел жителей был вызван, вероятно, опасением, что они передадут финским военным информацию о составе и состоянии партизан. К тому же война к этому времени приобрела ожесточенный характер, и воюющие стороны все меньше обращали внимания на нормы морали.

    Систематические нападения партизан на населенные пункты и на мирных жителей в северной Финляндии происходят в 1943–1944 гг. Так, в конце июня – начале июля 1943 г. нападению дважды подвергалась деревня Малахвианваара близь г.Суомуссалми. Погибли 35 жителей. 15 июля 1943 г. отряд им.Чапаева (командир Н.П.Шестаков) напал на группу крестьян на сенокосе в местечке Кивиаапа близь деревни Хаутаярви. Было убито 5 человек. Еще 5 человек были уведены партизанами с собой и домой не вернулись В последующие дни партизаны окружили две деревни – Хаутаярви и Ниемеля и держали их в блокаде. Летом 1944 г. тактика запугивания гражданского населения прифронтовой Финляндии была продолжена и расширена. Например, 7 июля 1944 г. были полностью уничтожены жители деревни Сейиаярви. А 14 июля 1944 г. отряд «Сталинец» (командир В.А.Гонтаренко) нанес удар по пос.Локка, где был расположен гарнизон противника. Во время боя погибли 21 из 68 мирных жителей.[18] Аналогичных примеров можно привести достаточно много. Необходимо разобраться в причинах столь жестокого отношения советских партизан к гражданскому населению Финляндии. Это явление стало возможным в результате переплетения различных по своему характеру факторов, как объективных, так и субъективных. Во-первых, в первый год войны партизаны старались не вступать ни в какие контакты с местным финским население. Правила действий разведывательно-диверсионных групп в глубоком вражеском тылу требовало сохранение скрытности. Вместе с тем сложности с продовольствием, вызванные продолжительностью таких рейдов, толкало партизан заходить в в малые населенные пункты. Других источников пополнения продуктами у них не было. Это неизбежно создавало конфликтные ситуации., которые нередко заканчивались трагично для местных жителей. Во-вторых, многие жители приграничной полосы имели боевое оружие, которое получили от властей для самообороны. Поэтому в глазах партизан они переставали быть просто мирными гражданами и воспринимались как безусловные враги. Ведь большинство карельских партизан тоже не являлись военнослужащими и формально юридически они оставались гражданскими лицами. В-третьих, в условиях бескомпромиссной ожесточенной войны под воздействием целенаправленной пропаганды у советских людей формировался образ коварного и жестокого врага, не заслуживающего никакой пощады. Это было закономерно и оправданно. Призыв «Убей немца!» в условиях Карельского фронта трансформировался в лозунг «Убей белофинна!». Финляндия была союзницей фашистской Германии. Такова была жестокая логика войны. В-четвертых, с лета 1943 г. действия партизан против мирных жителей в приграничной полосе Финляндии определились спущенной сверху установкой на создание любыми средствами невыносимых условий для жизни и хозяйственной деятельности врага. Такие действия можно назвать актами устрашения вражеской стороны. В-пятых, в 1942–1943 гг. в связи с острой нехваткой личного состава в партизанских отрядах Карельского фронта, вызванной большими потерями в боевых действиях, в качестве пополнения стали прибывать люди из лагерей и тюрем. Например, в марте 1943 г. из исправительно-трудовых колоний НКВД в штаб партизанского движения Карельского фронта прибыло 175 человек. Из них 77 человек было осуждено за бытовые преступления, 66 – за должностные. Они рассматривали партизанские отряды как своего рода «штрафные роты», а свое пребывание в них как вынужденное, чтобы искупить свою вину кровью. Такие партизаны были готовы, не задумываясь, выполнять любые приказы. В-шестых, в рейдах против мирных поселений в составе партизанских отрядов принимали участие финны и саамы, жившие в СССР. Нередко они относились к своим соплеменникам даже более непримиримо, чем остальные партизаны.

    И в Финляндии, и в России отношение советских партизан к гражданскому населению страны, находившейся в состоянии войны с СССР, вызывает самые противоположные эмоции и оценки. В 1999 г. в Финляндии даже создали общественную организацию «Гражданское население – ветераны войны-продолжения» (Jatkosodan siviiliveteraanit ry), которую возглавила финская писательница Тююне Мартикайнен. Организация представляет интересы финского мирного гражданского населения, пострадавшего от советских партизан. В сентябре 2002 г. в Финляндии в г. Соданкюля прошел международный семинар, в котором приняли участие историки, юристы, эксперты и общественные деятели Финляндии, России, Швеции, Польши. Участники семинара искали пути примирения в таком сложном вопросе, как результаты деятельности советских партизан на территории Финляндии в 1941–1944 гг. Хотя многие представители финляндской общественности предлагают рассматривать действия советских партизан как военные преступления, все-таки в Финляндии на официальном уровне и среди историков-исследователей преобладает точка зрения, что данная проблема является не юридической, а исторической.

    [i]Источник[/i]: С.Г.Веригин, Э.П.Лайдинен, Г.В.Чумаков. СССР и Финляндия в 1941–1944 годах: неизученные аспекты военного противостояния // Российская история, № 3, 2009. С. 90–103.

  • Петр Репников

    [quote name=»Василий Лукьянов»]
    А я благодарю Вас за книгу ,что нашли время и написали,пусть люди знают про эти дела. Наша Российская история самая темная кобылка во всём мире,так что Петр я благодарю Вас ещё и за мужество. Я уже вдоволь всего накушался,но мужаюсь. Пока[/quote]

    Уважаемый Василий, спасибо за благодарность, буду ждать выхода вашей книги с рассказом Павла Лайкачева. Любая информация о трагедии для меня важна. В откликах на мою книгу есть данные о том, что рыболовецкая бригада которая находилась рядом с госпиталем состояла из четырех человек, трое были убиты диверсантами одна девушка осталась жива, это очевидно и есть мама Павла Лайкачёва. Фамилии двух погибших из трех известны.

  • Василий Лукьянов

    Уважаемый Петр, всё нормально. Я конкретно этой темой не занимался ,как Вы. Месяц назад я с Сергеем Титовым возращался с одной поездки ,дорога длинная и мы разговорились с ним на эту тему. Ему я пересказал рассказ Павла Лайкачева про эту «Варфаломеевскую ночь».

    А я благодарю Вас за книгу ,что нашли время и написали,пусть люди знают про эти дела. Наша Российская история самая темная кобылка во всём мире,так что Петр я благодарю Вас ещё и за мужество. Я уже вдоволь всего накушался,но мужаюсь. Пока

  • Петр Репников

    [quote name=»Василий Лукьянов»]Не госпиталь был главной целью этого похода шуцкоровцев. а вероятно все таки Пудожский берег Малого Онега. Вот если бы там нанести удар с тыла по нашей обороне ,прорвать её ,это бы было просто замечательно для финнов. Лучше всего работать с первоисточниками,это намного интересней .чем делать ссылки на чужие труды.(история с Петровским Ямом есть в моей книге,она в издательстве)[/quote]
    Полностью с Вами согласен, поэтому в моей книге приоритет отдан архивным источникам. Прочитав книгу Вы найдете ответы на все вопросы, куда шел диверсионный отряд, что было его целью. Никакой собаки, лай которой услышали диверсанты, не было, вообще трагедия Петровского Яма окутана мифами и легендами, многие из которых и развенчивает книга. Кстати в отряде не было ни одного шуцкоровца, только дальние разведчики и егеря из 1-й егерской бригады.

  • Василий Лукьянов

    О трагедии Петровского Яма я впервые узнал от своего напарника Павла Лайкачёва в 1971 году,это не болтун .Был патгрупоргом в цехе и человек был весьма уважаемый.Вот он мне и рассказал эту трагическую историю.Он волею случая остался жив. Его мама работала в рыболовецкой бригаде этого госпиталя,ловили рыбу для госпиталя. 11 февраля Павел заболел и мать его попросила командование госпиталя отпустить их на ночь домой ,прогреть Пашкину спину. Их отпустили и это спасло им жизнь. Утром 12 февраля при подходе к госпиталю, они услышали душераздирающие крики,стенания. Зашли на территорию госпиталя ,дома сгоревшие. Мать Павла заголосила, схватила Павла и прижала к себе,кричала «Пашка не смотри Ради Бога,не смотри…» Пашка вырывался и в его детском мозгу запечатлелись кошмары,раненые с переезанными горлами,голые женщины с ножами в теле и другие кошмары. Пашка уже не мог говорить,он только мычал.Это рассказ очевидца той трагедии Павла Лайкачева,было ему в ту пору лет 7-8 он прекрасно всё помнит. Они оставшиеся жители госпиталя считали виновницей трагедии… собаку. Ночь с11 на 12 была вьюжная и этот отряд возможно шел на Пудож и прошел бы мимо, если бы сквозь завывание пурги не услышали собачий лай… Вот тогда они и повернули к госпиталю. Я не великий стратег, но не понимаю ,зачем финскому командованию посылать отряд элитных спецназовцев (4 батальон Генштаба Финляндии,как потом их окрестят около200 человек вооруженных до зубов против младшего лейтенанта Тельнова.Ведь раненые были не боеспособны и судя по званию офицера ,госпиталь не очень то и охранялся. Не госпиталь был главной целью этого похода шуцкоровцев. а вероятно все таки Пудожский берег Малого Онега. Вот если бы там нанести удар с тыла по нашей обороне ,прорвать её ,это бы было просто замечательно для финнов. Со стороны Заонежья ,где финских войск было немало «около 18 тысяч) сразу бы были кинуты войска к месту прорыва этих спецназовцев. Расстояние между Типиницами и Песчаным по Онего составляет 11 км, в Толвуе ещё меньше. На этом берегу были сильные финские части,только 5 далнобойных батарей обстреливали наш берег в районе Повенца, они и сейчас есть.Кстати » Расказ Павла Лайкачева» вошел в мою новую книгу ,она в издательсве. Какие там съемки госпиталя в такую пургу и кому нужны раненые, небоеспособные бойцы. Вопрос о специальном рейде на Петровский Ям оченьуж интересный,вызывает сомнения Послать 200 элитных головорезов ,для уничтожения 67 раненых и медсестер.
    Ладно, не буду отнимать хлеб у великих стратегов ,опустимся на грешнюю землю . Вначале я думал,что это мол возмездие за наши партизанские рейды,но увы… Наши партизанские рейды с пересечением старой финской границы начались в июле 1942года,это головы их командиров требуют финские националисты и пишут кошмарики по 800 страниц и приезжают с этим к нам и вещают эту галиматью с вузовских трибун. Становится ясно ,почему 40% молодежи считают финнов освободителями,удивляться здесь нечему, если таким «очевидцам» открыт доступ в наши вузовские учреждения
    Мне везет на знакомство с интересными людьми,так много лет я контактировал с подполковником КГБ Медниковым Дмитрием Сергеевичем,это замечательный человек помощник Андропова Ю.В.Вместе с ним создавали вначале войны истребительные отряды,потом партизанские отряды в Карелии. В прошлый год я познакомился в Медвежьегорске с бывшим партизаном ,»есть фото). Он 22 раза ходил за линию фронта по личному приказу Андропова. Андропов помогал ему и на гражданке после войны до своей кончины.Много от него я услышал,вот где данные нужно брать,он особо себя не афиширует ,обратиться ко мне его судьба заставила. Я помог ему в бытовом плане. Что касается Медникова Д.С.то от него за несколько лет тоже немало услышал(работали в одной «фирме».он был уже в запасе) Так вот на мой вопрос были ли партизанские рейды ответом на налёт на Петровский Ям,он обычно отвечал улыбкой,»Да вряд ли» Понять его можно, он чекист и не вправе комментировать события даже прошлой поры..Когда я обращался с этим вопросом к офицерам Карельского Фронта,то они прямо говорили о «приказе Сталина» понятно, что таки приказы они не могли видеть,но были такие ответы..Возможно и так. «Око за око, зуб за зуб,кровь за кровь»Это война. Да, если бы был жив сейчас Сталин, то они бы не писательские лавры искали,а честно трудились оленеводами в колхозе » Красный лопарь» за пустопорожние трудодни.Пусть Эркюля почтит его память вставанием. Так вот господин Эркюля финский националист уже накропал другой кошмарик про рейды наших партизан на 800 страниц,но там одни обезображенные тела ,женские и детские(это уже вторая «книга») у него голубая мечта написать ещё книгу на русском языке. Я не удивляюсь некоторые ученые мужи примут с восторгом,но к счастью не все. Я спросил у Эркюля знает ли он вот про такие зверства финнов, привёл несколько примеров садистких развлечений сынов Суоми. Он через переводчика отвечал ,что не знает. Я резюмировал» Когда узнаешь, потом приезжай» .Мой демарш не остался незамеченным. Через пару недель от финского гостя получаю по Интернету письмьмо. Он известный финский писатель,на встрече он был в качестве очевидца налета наших партизан на их лапландскую деревушку. Он не говорил по русски ни слова,а я по фински ни бум-бум.Мы сидели рядом и только улыбались и жестикулировали. Даже минералкой в шутку чокались под столом,»За дружбУ». Он не был националистом ,как залетный писатель Эркюля.
    Вот этот писатель, видимо кого то попросил написать для меня по -русски. «Василий, я тебя понял и хочу с тобою дружить. Василий! Наш солдат пришёл убить тебя ,а ваш партизан пришел убить меня. Мы оба ДЕТИ ВОЙНЫ и мы больше не должны допустить этой войны. Давай дружить Василий» » Давай уважаемый…» Сейчас мы поддерживаем связь по Интернету и уже возникли кое-какие планы о совместной работе,возможно это будет книга. С переводчиком вопрос решили.
    Лучше всего работать с первоисточниками,это намного интересней .чем делать ссылки на чужие труды.(история с Петровским Ямом есть в моей книге,она в издательстве)

  • Читатель

    Согласно информации в Википедии, Илмари Хонканен никуда после войны из Финляндии не уезжал:
    «Ilmari Honkanen (25. joulukuuta 1909 Loimaa – 8. lokakuuta 1987 Naantali) oli kaukopartiomies ja Mannerheim-ristin ritari n:o 50. Sodan jälkeen Honkanen toimi Vakuutusyhtiö Sammossa, viimeiseksi apulaisjohtajana, josta tehtävästä jäi eläkkeelle vuonna 1969. Sodan jälkeen Honkanen kotiutettiin reservin kapteenina 12. marraskuuta 1944. Viimeiseksi jääneellä partiomatkallaan hän sairastui vakavasti ja hänet noudettiin Suomeen huoltolennolla. Tammikuussa 1945 Honkanen aloitti siviilityöt konttoripäällikkönä vakuutusyhtiö Sammossa Turussa»: http://fi.wikipedia.org/wiki/Ilmari_Honkanen

    Не скрывался и его заместитель:
    «Vladi Marmo (vuoteen 1935 Forsblom, 20. huhtikuuta 1914 Orel Venäjä – 23. elokuuta 1969 Vaajakoski) oli professori ja Geologian tutkimuskeskuksen ylijohtaja 1960–1969. Marmo oli maajoukkuetason koripalloilija ja edusti Suomea EM-kilpailuissa vuonna 1939. Sota-aikana Marmo toimi tiedustelu- ja kaukopartiotehtävissä Osasto Kuismasessa (myöhemmin osa Erillinen pataljoona 4:ää). Hän toimi Suomen Filatelistiliiton puheenjohtajana 1963–1967.
    Marmon uskotaan auttaneen yhdysvaltalaisia saamaan suomalaisia entisiä kaukopartiomiehiä asiamiehikseen toisen maailmansodan jälkeen lähinnä auttamaan neuvostoliittolaisten ydinkokeiden valvontaan: http://fi.wikipedia.org/wiki/Vladi_Marmo

    Вполне возможно, что кто-то из их подчиненных и выехал после войны из Финляндии. Ведь участники разведывательно-диверсионных рейдов в тыл противника могли опасаться, что возглавляемая Ждановым Контрольная комиссия проявит к ним интерес уже только по той причине, что они, в силу специфики их военной деятельности, являлись носителями секретов разведывательного характера.

    Ингерманландский финн Микко Пёлля, один из участников нападения на Петровский Ям, выехал после войны из страны. Он вернулся в Финляндию в 1964 году. Возможно. он в немалой мере опасался того, что его выдадут властям СССР, так как он фактически являлся советским гражданином, сбежавшим в июле 1933 года из Советского Союза в Финляндию: Mikko Pöllä (16. syyskuuta 1916 Valkeasaari – 28. huhtikuuta 1994 Mäntyharju) oli suomalainen sotilas, kaukopartiomies ja Mannerheim-ristin ritari.
    Mikko Pöllä syntyi rajan takana Valkeasaaressa, Inkerissä. Hänen vanhempansa olivat maanviljelijä Juho Pöllä ja Maria o.s. Reponen.[1] Hän kävi nelivuotisen kansakoulun Valkeasaaressa ja jatkoi opintoja kolmivuotisessa Haapakankaan kirkonkylän kolhoosinuorisokoulussa.
    Hänen isänsä karkotettiin vuonna 1932 kulakkina Siperiaan ja perhe häädettiin kotitilaltaan. Mikko Pöllä pakeni Josif Stalinin hirmuhallintoa vuoden 1933 heinäkuussa uimalla yli Rajajoen: fi.wikipedia.org/wiki/Mikko_Pöllä

    Возглавляемая Ждановым Союзная Контрольная комиссия проследила за тем, чтобы виновные в военных преступления ─ около 700 военнослужащих финской армии ─ понесли наказание. Предстали тогда перед судом и 8 видных политиков Финляндии. Кстати, после войны во главе Государственной полиции Финляндии (Valpo) стояли коммунисты, которые прояляли большую активность в поиске тех, кого власти СССР считали нужным наказать.

  • Читатель

    [i]>«После войны советская сторона попыталась предъявить претензии финнам за Петровский Ям, потребовав выдачи оставшихся в живых диверсантов, но сделали это как-то вяло и ненастойчиво. А со временем вопрос сошел на нет, тем более что многие участники того рейда эмигрировали в США и Южную Америку».

  • Светлана Захарченко

    Благодаря неравнодушным людям, таким как автор книги о Петровском Яме,как рачительная хозяйка «Лицея» и др., в нашей стране сохраняется не только память, но и сама культура. По-моему, не так уж плохо всё в России, если несмотря на антинародную политику власти появляются бескорыстные подвижники Отечества. Ведь не государство же до 1917 года строило театры, больницы, школы, храмы, галереи. Их строили Рябушинские, Морозов, Алексеев (он же Станиславский), Третьяков и пр. пр.