Архитектура Петрозаводска

Что останется после нас-2, или Переписка с министрами

Юрий Бобин. Городской пейзаж
 
Некоторые скептически настроенные граждане еще в конце прошлого, ХХ века, предрекали скорую смерть эпистолярному жанру. Ничуть не бывало. Возможно, угасают объемы частной переписки, но для общественной, да еще направленной во властные структуры, к сожалению, не иссякает источник, ее питающий. А именно, всякого рода несправедливости, назовем их так, нашей жизни.

 

В январе группа научной и творческой общественности Петрозаводска направила обращение министрам культуры и строительства РК, а также главе Петрозаводского городского округа по поводу удивительных событий, разыгравшихся вокруг предполагаемого строительства на площадке по проспекту Ленина, где сегодня стоят деревянные здания 24 и 24а. Получены, наконец, ответы от всех, кому было направлено обращение.

Напомню, в письме общественности, которое появилось в связи с обнародованием в декабре 2010 года некоего проекта реконструкции исторических зданий, авторы задали ряд вопросов должностным лицам, а также выразили озабоченность поспешностью принятия проектных решений без надлежащего профессионального обсуждения.

О профессиональном обсуждении

Дом 10 на ул. Энгельса. Последний портрет

 

Можно подумать, что архитекторы — члены градостроительного Совета, коих было немало среди подписавших обращение, возревновали, что какая-то общественность вызвалась заменить Совет, рассматривать проекты и принимать решения вместо него. Но существует порядок, зафиксированный и узаконенный Уставом Петрозаводского городского округа, его 163 статьей под названием «Общественный градостроительный Совет». Чтобы не отправлять читателей далеко за текстом этой статьи, позволю себе обширную цитату:

«Общественный градостроительный Совет создается для рассмотрения наиболее важных вопросов территориально-пространственной организации города, строительства социально и архитектурно значимых объектов в городе. Общественный градостроительный Совет осуществляет свою деятельность в соответствии с настоящим Уставом и Положением об общественном градостроительном Совете, утверждаемым постановлением Главы Петрозаводского городского округа.

Цель деятельности Общественного градостроительного Совета состоит в содействии деятельности граждан, юридических лиц, общественных объединений по совершенствованию среды жизнедеятельности, а также в осуществлении общественного контроля за деятельностью Администрации Петрозаводского городского округа в сфере градостроительства и архитектуры в части соблюдения интересов населения города…»

 

 


Дом 10 на ул. Энгельса — отличный фон для Кареллеса

 

В свою очередь Положение об Общественном градостроительном Совете при администрации Петрозаводска, развивая статью Устава, добавляет, что Общественный градостроительный совет «формируется по согласию из числа наиболее опытных архитекторов, членов Карельского отделения Союза архитекторов России, депутатов Петрозаводского городского Совета, представителей администрации, Министерства строительства Республики Карелия, Министерства культуры Республики Карелия, руководителей крупных проектных и строительных организаций…» Совет призван «рассматривать и давать рекомендации администрации и субъектам градостроительной деятельности по наиболее важным вопросам планировки и застройки на территории Петрозаводского городского округа, проектам зданий, сооружений и объектов городского дизайна, художественного оформления городской среды, имеющих общегородское значение».

 

Перекресток проспекта Ленина и улицы Энгельса, сформировавшийся в 1920-1940-х годах, включает объекты культурного наследия – гостиницу «Северная» и здание Кареллеса, является очень важным для имиджа исторического Петрозаводска. Поэтому значимость этого градостроительного узла предполагает достаточно тщательное профессиональное рассмотрение всех предлагаемых проектов его застройки и реконструкции. Уникальный ансамбль исторических зданий ушедшего ХХ века расположен в самом центре Петрозаводска, архитектурно связывает центральный городской проспект с ценнейшими нашими памятниками на Круглой площади и заслуживает к себе особого отношения.

 

Вид из-под капителей гостиницы «Северная» 

 

И тем более было странным вдруг узнавать из информационных сообщений, периодически появлявшихся в течение минувшей осени в республиканских СМИ, о «новостях с невидимого фронта», который расположился где-то в недрах коридоров власти.

Цитирую в хронологическом порядке.

Сентябрь: «… было принято решение под эгидой Комитета по управлению госимуществом создать рабочую группу, в которую войдут представители республиканской власти, фирмы-застройщика, специалисты-архитекторы и горожане.

…Глава Карелии заметил также, что с застройщиком, который возьмется за полную реконструкцию зданий, нужно будет составить очень конкретный договор, прописать все детали, учесть каждую мелочь. Губернатор попросил общественность города внести свои предложения и замечания в этот договор, а в дальнейшем регулярно собираться и контролировать, как идет работа».

Октябрь: «В Госкомитете по управлению госимуществом и размещению заказов для государственных нужд состоялась очередная встреча республиканской власти с представителями общественности, на которой обсуждался вопрос реконструкции зданий на проспекте Ленина, 24 и Ленина, 24а.

Это уже второе такое совещание, на котором власть совместно с петрозаводчанами ищет оптимальные решения, касающиеся судьбы исторических зданий.

… В рамках этого обсуждения застройщику было предложено несколько изменить цветовую гамму, форму крыши, соблюсти этажность не выше соседнего дома. Все эти нюансы будут учтены в доработанном проекте, который также будет вынесен на одобрение горожан».

Декабрь: «Встречи с общественностью стали регулярными, хотя, как признают чиновники, обсуждение шло непросто. Было рассмотрено с десяток эскизных проектов. В итоге был выбран проект санкт-петербургской фирмы, предложенный архитектором Павлом Прокофьевым.

На последней встрече, состоявшейся 13 декабря в госкомитете, представителями фирмы-застройщика и общественности был подписан итоговый протокол. Окончательное решение рабочей группы выглядит так: одобрить представленный эскизный проект».

 

Перекресток. Фото В. Ларионова 

 

Несколько пометочек на полях. Во-первых, принятие такого решения (в обход рассмотрения проекта на заседании градостроительного Совета) противоречит статье 163 Устава Петрозаводского городского округа. Во-вторых, называть ООО «Северо-западный финансовый дом» фирмой-застройщиком не совсем корректно, так как в соответствии с Градостроительным кодексом РФ (ФЗ-190) застройщиком может называться лишь тот, кто имеет права на земельный участок, а у «финансового дома» только 150 квадратных метров внутри одного из деревянных зданий. В-третьих, «десяток эскизных проектов» все были из Санкт-Петербурга? И, наконец, в Петрозаводске живут и работают реставраторы, высококвалифицированно решающие судьбы очень многих деревянных исторических зданий и известные далеко за пределами Карелии. Зачем «власть совместно с петрозаводчанами» бьется над тем, что могут с успехом решить профессионалы?

 

О проекте

Представленный в середине декабря 2010-го на всеобщее обозрение согласованный «рабочей группой» проект реконструкции домов 24 и 24а по проспекту Ленина настолько слаб, неуместен ни образом своим, ни градостроительно, что и говорить не о чем. Построить такой «дом-призрак» в разы дороже, чем было заявлено об этом организацией, осваивающей этот участок. И не с нашими строительными технологиями возводить его. А потому, когда он будет построен (материализован из компьютерной программы), никто не узнает его ни в фас, ни в профиль. Ну, например, как торговый центр на Мерецкова, что вздыбился буйством красок над бывшей швейной фабрикой (кстати, строят те же лица).

Серьезный профессиональный разбор проекта только по представленным картинкам невозможен. Возникает пока лишь вопрос, связанный с символикой, а именно появлением государственного герба Карелии на одной из башен. Значит ли это, что данный офис строится для республиканского правительства? По напыщенности и помпезности он, пожалуй, далеко оставит за собой здание на Ленина, 19.

Что касается публичного заявления того же «застройщика» о том, что карельские архитекторы не справились с задачей проектирования его офиса, то как архитектор могу сказать лишь одно: без проведения открытого архитектурного конкурса такие выводы делать, по меньшей мере, самонадеянно и безосновательно. Кстати, практика конкурсов в Петрозаводске всегда давала положительные результаты, особенно при строительстве на сложных и важных в градостроительном смысле участках, а широкий выбор идей позволял наилучшим образом подходить к застройке города. Однако заказчик в лице республиканской власти, являющийся собственником деревянных зданий, не спешит с проведением такого конкурса.

 

О статусе

Пожалуй, самым главным и основополагающим вопросом при обсуждениях и в обращениях является предложение граждан и специалистов о присвоении зданиям 24 и 24а статуса объектов культурного наследия. Потому что в настоящий момент это единственное, что может спасти их от уничтожения. По крайней мере такого циничного, как это случилось с домом 10 по Энгельса при строительстве офисного здания. Рассчитывать на добрую волю частных застройщиков в современных условиях, к сожалению, не приходится, и совсем нет примеров целенаправленного и планомерного сохранения исторической среды городов со стороны государственной власти. Это весьма прискорбно, и особенно на фоне деятельности наших финских соседей в области сохранения городской деревянной архитектуры. Далека от мысли давать советы, но, думается, государственному заказчику в данном случае есть резон провести инвестиционный конкурс на застройку участка с историческими зданиями. Не сошелся же свет клином на офисах!

Процедура присвоения статуса объектов культурного наследия домам 24 и 24а затормозилась из-за того, что после выхода в свет «Положения о государственной историко-культурной экспертизе» (в июле 2009) от него более чем на год отстало «Положение об аттестации экспертов» (август 2010). Эксперты, работавшие до этого в сфере охраны объектов культурного наследия, оказались, строго говоря, нелегитимными. В соответствии с Положением, чтобы получить статус эксперта, специалисту необходимо подать соответствующие документы в Росохранкультуру и пройти собеседование в соответствующей комиссии. Однако аттестационная комиссия была создана только в конце ноября 2010, и лишь в декабре ее прошли первые два десятка российских экспертов, подтвердив свой статус.

С 21 февраля в Петрозаводске появился свой первый аттестованный эксперт, так что в ближайшее время процедура присвоения статуса объектов культурного наследия зданиям 24 и 24а должна пойти по закону.

 

Про ответы на обращение

 

Разрушение дома 10 на ул. Энгельса

 

Официальные ответы на обращение научной и творческой общественности начали поступать в феврале. Не буду приводить их полностью, постараюсь передать основные моменты каждого.

Первым на обращение отозвался Глава Петрозаводского округа. В своем коротком послании Николай Левин твердо пообещал «продолжить дальнейшее рассмотрение проекта (по реконструкции зданий – прим. авт.) после принятия решения о статусе зданий», но в конце письма заявил: «В случае представления заказчиком разработанных вариантов реконструкции зданий по пр. Ленина, 24 и 24а, Администрация намерена рассмотреть предложенные варианты на заседании Общественного градостроительного Совета». То есть рассмотрение может пройти и без принятия решения о статусе, и только в том случае, если заказчик представит.

В письме министра культуры Елены Богдановой подробно объяснена вся чехарда и волокита со статусом экспертов, а также процитирован ответ одного из начальников Росохранкультуры о том, что «решения совещательных органов и заключения иных лиц, не аттестованных в установленном порядке, не являются актами экспертизы, обосновывающими отнесение объектов к выявленным объектам культурного наследия». Это про ходатайство МК Карелии о поддержании экспертного заключения, принятого в феврале 2010 на заседании Научно-экспертного совета, по поводу присвоения охранного статуса зданиям, находящимся под угрозой сноса. А про «установленный порядок» Росохранкультуре было известно лучше всех других, что такового полтора года не было вовсе. В своем письме министр также подтвердила, «что здания 24 и 24а по пр. Ленина в г. Петрозаводске находятся в государственной собственности Республики Карелия».

Письмо министра строительства РК Александра Ефимова, полученное в конце февраля цитирую почти полностью:

«Поддерживаем позицию общественности о недопустимости хаотичной застройки в историческом центре города и считаем целесообразным разработку проекта планировки центральной части города в порядке, установленном Градостроительным кодексом РФ.

Учитывая градостроительную ценность данного участка, по нашему мнению, на обсуждение могут выноситься различные варианты объемно-планировочных решений, которые необходимо рассматривать на заседаниях Общественного градостроительного Совета Петрозаводского городского округа и Научно-экспертном Совете по историко-культурному наследию Республики Карелия при Министерстве культуры Республики Карелия с привлечением широкого круга общественности.

Также сообщаем, что инициатором разработки концепции реконструкции зданий по пр. Ленина, 24 и 24а, ранее размещенной в средствах массовой информации, является ООО «Северо-западный финансовый дом». По информации данной организации, в настоящее время осуществляется доработка концепции, которая в марте-апреле 2011 года будет вынесена на рассмотрение Общественного градостроительного Совета Петрозаводского городского округа».

Без комментариев.

P.S.  Фрагменты текста выделены автором публикации.

 

 

  • Денис Кузнецов

    К тому, чтобы наши власти хоть как то задумались.. В Томске в связи с поджогами деревянных исторических зданий, городские власти не стали ставить сторожей с собаками, а выпустили закон о том, что на месте сгоревшего памятника запрещается что-либо строить 20 лет.

  • Элла Осипчук

    Умница, Елена Евгеньевна! Грамотно, профессионально, доказательно, честно, смело и «в яблочко»!В горящую избу вошла!
    Желаю всему архитектурно-реставрационному сообществу не опускать руки, убеждать, рисовать свои варианты, искать компромисс, сплотившись, и остановить на скаку этого коня!Вспомните, как много лет назад удалось не допустить строительства фабрики «Скороход» в пойме Неглинки.Вот ведь была бы явная катастрофическая градостроительная ошибка — со стыда бы горели все участники!Каюсь, я как молодой инженер, тоже чуть грех на душу не взяла, участвуя волею судьбы в проектировании. Но ведь прислушалась власть тогда к профессионалам, хотя были затрачены средства на полный и подробный проект.А тут что? Весёлая компьютерная картинка? Да в корзину её и все дела! Выделить заказчику просторную площадку в более подходящем месте. Осознает потом и ещё спасибо скажет, что от позора истории спасли!»Не оставляйте стараний, маэстро!»

  • Баба Нюра

    Да, Александр Валерьевич примерно из той когорты. Помню прошлогодний видеосюжет пресс-конференции с его теперь уже бывшим начальником-министром по поводу указанных зданий, когда они отказывались признать право общественности на защиту зданий: «Что это за общественность? Эта, как её, Елена Цик… Ициксон?» Заодно сбросили дезинформацию о предстоящем снятии статуса памятника со здания сгоревшей детской поликлиники. Теперь, видимо, стиль работы чиновников Министерства строительства изменился.
    Елена Ициксон — один из немногих подлинных «рыцарей архитектуры», как у нас их называют. Именно рыцарей. Но хотелось бы во избежание брёвен под их копытами напомнить, что угроза висит не только над двумя указанными зданиями, не имеющими пока статуса памятников. Если меня память не подводит, упомянутое в статье здание Кареллеса — это ВЫЯВЛЕННЫЙ объект культурного наследия. А сколько времени этот статус сохраняется — Елена знает. Удивительно, что этот дом ещё стоит. Теперь, когда карельские специалисты начали получать официальный статус экспертов, об этом можно говорить вслух.
    Отдельное спасибо за фотографии дома на Энгельса, 10. Смотреть больно, а нужно…

  • Наталья Крылова

    Ефимов — не тот ли персонаж, что присвоил деревянным зданиям статус «сараев»?