Архитектура Петрозаводска

Власть и архитектура

Последний из могикан сдерживает напор агрессивного псевдоразвития города

Что останется в истории Петрозаводска от нынешнего времени? 

 
Архитектура и градостроительство, являясь разновидностью творчества, требующей больших финансовых затрат, несомненно связаны с экономической составляющей любого общества.

 
Социальный заказ, заказ власти всегда, в любой исторический период существования человечества определяли и определяют архитектурное «лицо» как общества, так и мест его обитания. Есть резон, опуская пространные экскурсы в тысячелетнюю историю зодчества, обратиться к юному по историческим меркам, но близкому для живущих в нем городу Петрозаводску.
Как известно, градообразующим фактором здесь стали заводы, возведенные волей и властью Петра Первого в устье Лососинки более трех веков назад.
 
 

 
Фрагмент плана Петрозаводска 1785 года. Пунктиром показана застройка времен Петровских заводов

 
Властью Екатерины II поселение при Петровских заводах в 1777 году обрело статус города, который в те времена не мыслился без генерального плана. Первые наброски планировки будущего города, выполненные строителем Александровского завода Аникитой Ярцовым, легли в основу плана Петрозаводска, высочайше утвержденного в 1785 году. И если новые улицы, Круглая площадь, застраиваемые одновременно с возводимым заводом, «ложились» на пустые места, за пределами Петрозаводской слободы, то хаотическую застройку посадов начала XVIII века приводить в упорядоченное состояние было очень трудно. И здесь была проявлена политическая воля властей всех уровней.
Екатерина: «…позволяем из суммы, на публичные строения в Олонецкой губернии определенной, обратить оные на ссуду городовым обывателям, кои пожелают выстроить по плану городскому каменные домы»…
Генерал-губернатор Тутолмин: «…тем градским обывателям, которых домы по расположению плана состоят на площадях и улицах (то есть на участках, которые по генеральному плану должны быть заняты проезжей частью – прим. Е.И.), назначать места для новой постройки домов по плану и отводить оные в порожних кварталах, не делая в отдаче таковых мест ни малейшего затруднения, но паче способом доставления им всевозможных выгод при отводе мест споспешествовать тем очищению площадей и улиц»…
 


Улица Энгельса в 2008 году. Но город должен развиваться…

 

Что двигало генерал-губернатором Тутолминым тогда? Ревностное служение Отечеству или страх ослушаться царских указов Екатерины? Или все-таки желание увидеть заводское поселение с деревянными домами хоть чуть-чуть соответствующим именованию город, дарованному Екатериной? Сейчас об этом можно только гадать. В архиве лежат бесстрастные документы… И, может быть, не так важны мотивы, двигающие деятельностью представителя государственной власти Тимофея Тутолмина, а важен результат – город, выстроенный по утвержденному Екатериной плану? Дивный геометрией своих улиц и площадей, уютный и масштабный человеку Петрозаводск застраивался долго и трудно, но всегда – соответствуя своей первоначальной классической канве.


…и он развивается 

 
 
И так к лицу городу застройка 1940-х – 1950-х годов в советском неоклассическом стиле! И так счастливо для Петрозаводска сложились в эти недолгие годы и политическая воля местной власти (тогда носящей статус Союзной республиканской), и архитектурный стиль, гармонирующий с планировкой времен Екатерины Великой.  Двадцатый век внес свой вклад в развитие классицистического Петрозаводска. Новые городские ансамбли, пусть не все осуществленные до конца, и бывший Петровский парк, о котором Екатерина тогда еще, в конце XVIII века пеклась особо, расширялся и хорошел…
Следы этого недолгого строительного расцвета в центре города – сейчас самое большое наше достояние и культурно-историческое наследие, без которого нет и не будет Петрозаводска. Можно с высот сегодняшних дней браниться на «сталинский ампир», кричать о том, что на просторах бывшего СССР таких городов не счесть. Но Петрозаводск для нас, живущих в нем, один-единственный, такой, какой есть: архитектура улиц и площадей центральной части города мила и уютна. Градоустройство, которое велось здесь в полной гармонии с существующим природным окружением и ландшафтом, дало этот культурно-исторический феномен – Петрозаводск, называемый в ХХ веке «красивейшим городом Северо-Запада». Каждый город уникален, особенно тот, что складывался с течением столетий. И нашим культурным наследием следует гордиться, а не сравнивать, презрительно фыркая, с мировыми шедеврами. Потому что это наше наследие и это наша история, наши уникальность и особость, являющиеся признаками нашей собственной, не малой, а единственной и неповторимой родины.

 
Визуальное разрушение городской исторической среды
 

Власть города и республики в ХХ веке, решая разнообразные задачи, всегда работала на улучшение градостроения столицы края. В эпоху Эдварда Гюллинга все ресурсы были брошены на создание экономической базы существования республики – промышленное строительство Большой Кондопоги. Поэтому Петрозаводск 1920-1930-х прирастал невиданной до этого деревянной архитектурой. Дом крестьянина и дом культуры строителей, здания Кареллеса и Карелдрева. Доктору экономических наук, доценту Гельсингфорсского университета Гюллингу все-таки удалось выстроить в Петрозаводске свое главное здание, которым он гордился, — Педвуз, с 1940-го получивший статус и имя госуниверситета.

Председатели горисполкома Андрей Исаков и Павел Сепсяков, первые секретари Карельского обкома держали за хороший тон лично, без свиты чуть не ежедневно обходить главные городские стройки, держа «руку на пульсе» возрождавшегося после войны города. За каждой из этих и многих других фамилий представителей власти – конкретные дела, оставшиеся и сохранившиеся в облике Петрозаводска, в благодарной памяти горожан.
Что двигало местной властью в XVIII, XIX, ХХ веках?  Страх, совесть? Или не важны мотивы, а важен результат? Тогда что сейчас, когда таков результат? И не потому ли вдруг стали интересны мотивы тех, кто способствовал строительству такого красивого города, который дошел до нас, когда нынешнее уродование Петрозаводска вызывает опять размышления о мотивах? Но мотивах уже нынешней власти, градостроительная деятельность которой неминуемо становится ее своеобразным отражением.


Превращение центра Петрозаводска в затрапезный пригород — тоже развитие

 
 
 
И архитекторы тут почти ни при чем. Не собираюсь защищать архитекторский мундир, потому что, по большому счету, его нет. В принципе. У каждого архитектора может быть только «мундир» Гражданина, Профессионала или Жителя своего города. И опять же по каждому конкретному результату видно – есть этот мундир или нет.
Архитектура во все времена служила власти и обществу, выполняя заказ и прославляя сильные и мудрые государства в веках. Петрозаводск, слывущий в XIX веке «самым захудалым губернским городом империи», тем не менее, кроме своего главного детища – завода, строил гимназии и соборы, корпуса земской больницы и учебные заведения, театры. Губернская типография была учреждена в 1805 году усилиями губернатора Виллима Мертенса. Краеведческий музей и театр в Петрозаводске – заслуга губернатора Григория Григорьева. Левашовский бульвар дожил до наших дней с 1900-го года и донес до нас имя основателя – губернатора  Владимира Левашова. Этот золотой список, к счастью, можно множить. Все это цивилизационные  вехи в истории города и всего края, это память, овеществленная и материализованная в архитектуре.
Что останется в истории Петрозаводска от нынешнего времени? Грубые и неуклюжие торговые центры ларечной «архитектуры», рассевшиеся в центре исторического Петрозаводска нагло и бесцеремонно? Что демонстрирует власть нынешняя, потакая неуемным аппетитам и кошелькам рыночно-базарного «бизнеса», сооружающего на скорую руку кое-как слепленных ряженых, оборотней, призванных получить только квадратные метры и быстрые деньги? Какие идеи государственности прославляет власть такой архитектурой, попутно разрушая то, что сохранилось от прежних времен?
Похоже, и репрессии Гюллинга продолжаются: идет планомерное уничтожение деревянной петрозаводской архитектуры первых советских лет, стирание важнейших пластов нашей истории и культуры. Последнего могиканина – здание бывшего треста «Кареллес», что у гостиницы «Северной»  –  хозяева нового здания на Энгельса мечтали снести, чтобы свое «чудо» выдвинуть на проспект Ленина. Жесткий, неуместный в исторически сложившейся среде старого Петрозаводска объем нового здания на удивление (что довольно редко в современном строительстве) получил внятный архитектурный образ: блистая своими черно-полированными гранями, он тянет на учреждение по оказанию мемориально-погребальных услуг вселенского масштаба, никак не менее. К сожалению, этот монстр – тоже памятник власти. В данном случае, архитектору тоже.
Говорят, нынешний губернатор у нас не местный, ему, выросшему в окружении петербургских шедевров, наши памятники, мол, сараями кажутся, отсюда и отношение. Позволю себе на момент усомниться. Ведь вырвалось же у господина губернатора при обсуждении «свайного» торгового центра на проспекте Ленина: «Какое чудовищное градостроительное решение!» Действительно, чудовищное. Только местные архитекторы на этот раз в стороне. И решения принимала власть – в тени, в тиши кабинетов.
Так же возникла «Лента», поставленная на костях старого кладбища и изуродовавшая прекраснейший ландшафт. Люди такое ставят на вылетных шоссе, а мы – в самый центр. Теперь со всех сторон – сплошной задний фасад.


Венец творения. Тяжела ты, шапка Мономаха…

 
 
С благословения и благоволения властей (не иначе!) высунулось над всем Петрозаводском еще одно торжище попугаистого раскраса, демонстрируя горожанам вкусы этой самой власти, а заодно и указывая на то, кто нынче здесь хозяин.
И точно так же: под ковром, за кулисами, в тишине – сейчас принимаются решения о проектировании и строительстве офиса на площадке «новорожденных» наших объектов культурного наследия – деревянных домов по проспекту Ленина.
И так же – за деньги жаждущего инвестора, пытающегося отбить убытки от «Онего-паласа» в квартале по соседству с Левашовским бульваром, заказавшего обоснование изменения высотных регламентов новой застройки с 2-3-этажной на 9-11-этажную (чувствуется разница?) с одобрения местной власти. Это уж прямое преступление перед историей – в центральной части Петрозаводска никогда не было и не планировалось жилмассивов такой этажности. Это – убийство города.
 «Отчего люди не летают, как птицы?..» Отчего же наши власти, городские и губернские не хотят превратить Петрозаводск в культурный европейский город? Ведь так много уже сделано было предшественниками за минувшие столетия.  Или здесь –  слава любой ценой? Не можем соответствовать, так вспомним Герострата?
 
 
 
             
  • Елена Ициксон

    Пожалуй, самый главный подарок в центре ко всем прочим — это ПРОЕКТИРОВАНИЕ макдональдса на Студенческом бульваре. Да-да, того самого, которого вынесли (как думалось)ногами вперед с градостроительного совета! Городская власть не собирает градсоветы уже более 3-х месяцев, а проектные работы идут полным ходом: и по офису ВМЕСТО деревянных зданий 24 и 24а на пр. Ленина, и по макдональдсу на Студенческом, и обоснование изменения высотных регламентов у Левашовского бульвара, похоже, уже получены… Только никто не спешит обсуждать эти проекты в профессиональной среде: ни в городской администрации, нив министерстве культуры.

  • Генрих

    [quote name=»Светлана Захарченко»][i]Генриху[/i]:
    Пролетарский призыв развязал гражданскую войну в 1917 году. Хотелось бы сейчас решить вопрос с центром города мирными средствами. И это было бы возможно, если бы историческую застройку центра охраняло не общество, а юридический документ, запрещающий какие бы то ни было постройки и перестройки. И чтобы, нарушающие этот документ, подвергались не только административному, но и уголовному наказанию.[/quote]
    Я речь и веду о мирном разрешении вопроса. Может для начала определим, что относится к памятникам архитектуры в нашем городе? Что надо и желательно к ним отнести? Какие земельные участки нельзя трогать? Поднимем необходимые законодательные акты и т.д. Предлагаю начать двигаться. Я просто не разбираюсь в вопросах архитектуры, к примеру. Но кое-что понимаю в других вопросах. Если каждый заинтересованный (сознательный) человек внесёт свою лепту, то может что-нибудь и получится. А документ какой выйдет пока не известно, как и соответствующая ответственность за нарушение его норм.

  • Алексей Конкка

    Популярный среди нынешней интеллигенции (не знаю, на самом деле, стоит ли таким громким именем и называть нынешних неравнодушных, но количество современных неравнодушных вероятно сравнимо с количеством дореволюционной интеллигенции в России, только вот значение, сила этого голоса совсем другая) тезис в очередной раз приведен в блоге «Новой» по поводу коррупционных махинаций вокруг реконструкции Могилы неизвестного солдата в Москве:
    «Во всей этой истории я тем не менее нахожу один положительный симптом. Ничто так не указывает на разложение системы, как потеря системой чувства нравственной меры, той черты, за которой теряется материальное измерение и начинается область чего-то крайне деликатного, неприкасаемого, священного, если хотите… Эта черта незримая, ее нельзя пощупать, как пачку денег, – начало этой области ощущается на каком-то подсознательном уровне. Если система вторгается в эту область, как в храм в грязных сапогах, со своими финансовыми интересами, отработанными схемами освоения и начинает делать «бабки» даже на братских могилах – она обречена на самопожирание.
    Вопрос только во времени».

    Так вот — «только во времени». Время — оно всегда что-то меняет, на то оно и время. Только времена бывают разные. А мечты всегда одни — о светлом будущем, да еще, как правило, которое приходит само, как время. Духовно человек живет мифами, материально — деньгами (или в традиционном обществе добычей в широком смысле). Если миф встроен в человеческое существование, в том числе в любое образование вплоть до государства, он работает, он значим, он — сила. Тут без религии, без веры — никуда. Опять же в широком смысле — например, миф о великой истории, даже истории Петрозаводска. Потом наступают времена, когда миф перестает удовлетворять и обнаруживается его ложность и вредность (ведь он же миф!). Опиум для народа, короче. Тогда Миф меняется на новый, правда, структура остается старой — Божье царствие на земле. А если вдруг настает такое время, когда миф не меняется? Старый не нужен, а нового нет. Нет и все. А если уже образовалась новая формация Хомо неверующих? И речь ведь далеко не только о России, которая в силу исторических причин всегда «впереди планеты всей». Если миф-религия-вера превращаются в пустышку, остается только материальное обогащение и, как следствие — «самопожирание». И что — остается только сидеть и взирать на это самопожирание? А что потом, когда это произойдет? Пустыня? Третья мировая? Нет, товарищи, надо создавать миф! Где светлые умы? Одно, слава тебе Господи, остается: биологическое в основе своей свойство человека — совесть. Что бы там ни было, Ким с его песенкой о совести тысячу раз прав.

  • Светлана Захарченко

    [i]Генриху[/i]:
    Пролетарский призыв развязал гражданскую войну в 1917 году. Хотелось бы сейчас решить вопрос с центром города мирными средствами. И это было бы возможно, если бы историческую застройку центра охраняло не общество, а юридический документ, запрещающий какие бы то ни было постройки и перестройки. И чтобы, нарушающие этот документ, подвергались не только административному, но и уголовному наказанию.

  • Генрих

    [quote name=»Светлана Захарченко»]Уважаемые Генрих, Юлия и прочие интеллигенты!Не поддавайтесь провокации и не ждите пролетарского призыва. Но если возникнет манифест или документ…[/quote]
    Призыв совсем не пролетарский. между прочим. Давайте создадим документ. И сделаем грамотное его продвижение. У нас есть для этого возможности, уверяю вас.

  • Юлия Свинцова

    Не противопоставляю!)
    Не каждый может ТАК сказать!

    Но хочется не только говорить…

  • Валерий Ананьин

    Юленька, не противопоставляй СЛОВО и ДЕЛО, как не противопоставляю и я. Громкое СЛОВО — и есть не менее важное (а может, и главное: что было В НАЧАЛЕ?) ДЕЛО.

  • Юлия Свинцова

    [quote name=»Валерий Ананьин»] Делать мы,по-моему,можем одно: ГОВОРИТЬ ВСЛУХ, ГОВОРИТЬ ГРОМКО ПО ВОЗМОЖНОСТИ, что и делает Елена.[/quote]
    Разве она только говорит?
    Елена Евгеньевна и делает.Совмещает)
    А говорит не только здесь, а высоко ,широко и громко.

  • Юлия Свинцова

    А где была провокация?

    Само по себе ничего не возникнет…((

  • Светлана Захарченко

    Уважаемые Генрих, Юлия и прочие интеллигенты!Не поддавайтесь провокации и не ждите пролетарского призыва. Но если возникнет манифест или документ…

  • Юлия Свинцова

    [quote name=»Светлана Захарченко»]Мне кажется, что сейчас можно осуществить подобную акцию: найти спонсоров для изготовления табличек на вышеуказанные строения [/quote]
    А почему не мы с вами своими силами?

  • Генрих

    [quote name=»Светлана Захарченко»]А есть реальные предложения, что может в данном вопросе сделать городская интеллигенция?[/quote] Каждый из тех, кто относится к интеллигенции всегда имеет свою точку зрения, поэтому самое трудное — это объединить интеллигенцию. Если хоть на чуть-чуть продвинуться в плане сближения, то ребята, имеющие отношение к власти, сразу почувствуют реальную силу.

  • Валерий Ананьин

    Правда, автора не называли вроде бы…

  • Валерий Ананьин

    А мне кто-то в универе пересказывал примерно год (или побольше?) назад, из преподавателей или из библиотеки, не помню, из дам наших…

  • Светлана Захарченко

    [quote name=»Валерий Ананьин»]»А «Сверчка», в общем-то, помню, забавно было; что помянешь в очередных святцах…[/quote]

    Откуда Сверчка-то? Об этом нигде не было упомянуто, кроме как в самом сборнике святочных рассказов….

  • Светлана Захарченко

    Мне кажется, что сейчас можно осуществить подобную акцию: найти спонсоров для изготовления табличек на вышеуказанные строения (с указанием владельца, архитектора и отв. чиновника) и установить торжественно. Это соберёт как официальных лиц, так и нас с вами вокруг проблемы лицом к лицу.

  • Валерий Ананьин

    Памятные таблички с именами «ответственных лиц» — отличная идея, хорошо бы… А случаи с именными «домами архитекторов», как и владельцев, как и «авторов идеи» и «инициаторов», были и есть, и в мире, да и у нас…

  • Валерий Ананьин

    «Что делать» и «Кто виноват»… М-да… У нас, у России, воистину неизбывная особенная стать. Делать мы,Света,по-моему,можем одно: ГОВОРИТЬ ВСЛУХ, ГОВОРИТЬ ГРОМКО ПО ВОЗМОЖНОСТИ, что и делает Елена. Иногда, как ни странно, слово «отзовется» таки, хотя «солнце» («ум, честь и совесть эпохи») им уже давно не останавливали…
    А «Сверчка», в общем-то, помню, забавно было; что помянешь в очередных святцах…

  • Юлия Свинцова

    Давайте начнём осуществлять!

  • Андрей Викторович

    [quote name=»Светлана Захарченко»]Идея именных домов не нова. Но Фрейдлин, увы, не тянет. В российской традиции принято называть дома не по имени архитектора, а по имени владельца. И Петрозаводск по праву может гордиться своими меценатами: купцом Пименовым и его сыновьями. Впрочем, если строения и далее назвать именами современных бизнесменов, то вряд ли их потомки будут благодарны за такую «печать»…[/quote]

    Социальной психологией уже изучен (Филипп Зимбардо), так называемый, эффект Люцифера. Одним из факторов, способствующих этому эффекту, является анонимность. Аноноимно гадости делать гораздо легче, чем публично. Сответственно, если ввести обязательную публичность в отношении судьбоносных управленческих решений, то управленец будет понимать, что может получить дурную славу. Обеспечить публичность значительно проще, чем снять какого чиновника или привлечь к ответственности.
    Ну и как там в Библии: «Познается дерево по плодам его».
    А имена ответственных лиц можно вывешивать на самих зданиях. По просьбам горожан и за их счет. Ничего крамольного и накладного, как мне думается, в такой идее нет.

  • Юлия Свинцова

    Учту))
    имела ввиду букву.Век живи…
    а вот бывают и симпатичные современные ТЦ,
    http://restime33.ru/trading/1gallery.html

  • Светлана Захарченко

    [i]Юлии:[/i]
    Лексема — это слово как абстрактная единица естественного языка.

  • Юлия Свинцова

    А если собрать подписи под обращение к мэру — снять за это г-на Фрейдина с должности?

    И привести всем миром вместе с администрацией и ответственными лицами Пименовское захоронение в порядок?

  • Юлия Свинцова

    Идея не нова, а хороша.Для сдерживающе — воспитательной цели.

    Петрозаводск может гордиться Пименовым.
    Уже и чтения проводятся его имени. А семейное их захоронение полуразрушено, полузаброшено…

    в фамилии чиновника лексему Л можно убрать,лишняя)

  • Елизавета

    Эти домины сносить не придется…при таком-то качестве строительства. Эти ларьки — для обслуживания хозяина базара и рассчитаны на срок его активного накопления средств на благополучную старость под пальмой.
    А города так жаль…

  • Светлана Захарченко

    Идея именных домов не нова. Но Фрейдлин, увы, не тянет. В российской традиции принято называть дома не по имени архитектора, а по имени владельца. И Петрозаводск по праву может гордиться своими меценатами: купцом Пименовым и его сыновьями. Впрочем, если строения и далее назвать именами современных бизнесменов, то вряд ли их потомки будут благодарны за такую «печать»…

  • Юлия Свинцова

    Уважаемая Елена Евгеньевна!

    Спасибо за статью, за борьбу, за Ваше неравнодушие и Деятельность во спасение нашего города, увы, почти в одиночку…

    Я оптимист. Мнение для потомков хорошо, но мало.

    Ссылка на Вашу статью уже в группе «Мы за сохранение деревянных зданий на Ленина» в контакте и быстро распространяется в интернете среди неравнодушных людей. Члены группы и горожане внимательны и не забыли «домиков на Ленина» и всегда готовы на их защиту.

    Идея именных домов хороша!Дом Фрейдина и не иначе.И ведь кажется,ПГС оканчивал, и папа строитель…
    Снесут эти домины со временем, а денег и имени и лица города так жаль…

  • Светлана Захарченко

    Ой, Валерушка, да ведь я о нас, а не о них:) Что мы можем сделать, чтобы это не продолжалось?
    Что касается мнения о власти, то, думаю, что каждый из нас вносит свою лепту. К примеру, предыдущий губернатор был увековечен в моём святочном рассказе «Сверчок», вышедшем в 2009 году в издательстве «Олимп».

  • Валерий Ананьин

    Света, в каких древних и новых Римах — первых, третьих или последующих — варвары считались с интеллигенцией? Вот свое мнение — для суда потомков — она оставить и может, и должна, а в остальном — я лично, 70 лет проживший при разных властях, увы, пессимист…

  • Светлана Захарченко

    А есть реальные предложения, что может в данном вопросе сделать городская интеллигенция?

  • Валерий Ананьин

    «Самая большая барахолка Северо-Запада России» — такой «бренд» нашему городу предложила недавно Валентина Чаженгина. Похоже, власти всерьез готовы взять подобные девизы на вооружение — от Питера до самых до окраин. Сильнее денежного мешка в сегодняшней России зверя нет. Альбер Камю когда-то предупреждал: Варварство никогда не бывает ВРЕМЕННЫМ. Покончив первым делом с культурой и искусством, оно обязательно примется за НРАВЫ.

  • Андрей Викторович

    Все правильно сказано!
    Власть строит памятники самим себе. Может, ввести в практику присваивать нвым зданиям имена тех должностных лиц, которые утвердили проект? Вот попугаистому Тетрису можно сразу присвоить имя Евгения Фрейдина, который поставил свою разрешительную подпись.
    Под ковром, в кабинетной тиши можно что угодно вытворять, а вот на виду у всех… Крепче думали бы, прежде чем что-либо принимать.
    А вот и пример: Эйфелева башня в Париже — народ знает, кого за нее благодарить.

  • Светлана Захарченко

    Исправить бы в надписи под фотографией лексему «аГрессивного»: «Последний из могикан сдерживает напор арессивного псевдоразвития города»..

    А город… у него есть выбор: или «здесь птицы не поют…» или «а люди как птицы»…