Архитектура Петрозаводска

Власть и архитектура

Последний из могикан сдерживает напор агрессивного псевдоразвития города

Что останется в истории Петрозаводска от нынешнего времени? 

 
Архитектура и градостроительство, являясь разновидностью творчества, требующей больших финансовых затрат, несомненно связаны с экономической составляющей любого общества.

 
Социальный заказ, заказ власти всегда, в любой исторический период существования человечества определяли и определяют архитектурное «лицо» как общества, так и мест его обитания. Есть резон, опуская пространные экскурсы в тысячелетнюю историю зодчества, обратиться к юному по историческим меркам, но близкому для живущих в нем городу Петрозаводску.
Как известно, градообразующим фактором здесь стали заводы, возведенные волей и властью Петра Первого в устье Лососинки более трех веков назад.
 
 

 
Фрагмент плана Петрозаводска 1785 года. Пунктиром показана застройка времен Петровских заводов

 
Властью Екатерины II поселение при Петровских заводах в 1777 году обрело статус города, который в те времена не мыслился без генерального плана. Первые наброски планировки будущего города, выполненные строителем Александровского завода Аникитой Ярцовым, легли в основу плана Петрозаводска, высочайше утвержденного в 1785 году. И если новые улицы, Круглая площадь, застраиваемые одновременно с возводимым заводом, «ложились» на пустые места, за пределами Петрозаводской слободы, то хаотическую застройку посадов начала XVIII века приводить в упорядоченное состояние было очень трудно. И здесь была проявлена политическая воля властей всех уровней.
Екатерина: «…позволяем из суммы, на публичные строения в Олонецкой губернии определенной, обратить оные на ссуду городовым обывателям, кои пожелают выстроить по плану городскому каменные домы»…
Генерал-губернатор Тутолмин: «…тем градским обывателям, которых домы по расположению плана состоят на площадях и улицах (то есть на участках, которые по генеральному плану должны быть заняты проезжей частью – прим. Е.И.), назначать места для новой постройки домов по плану и отводить оные в порожних кварталах, не делая в отдаче таковых мест ни малейшего затруднения, но паче способом доставления им всевозможных выгод при отводе мест споспешествовать тем очищению площадей и улиц»…
 


Улица Энгельса в 2008 году. Но город должен развиваться…

 

Что двигало генерал-губернатором Тутолминым тогда? Ревностное служение Отечеству или страх ослушаться царских указов Екатерины? Или все-таки желание увидеть заводское поселение с деревянными домами хоть чуть-чуть соответствующим именованию город, дарованному Екатериной? Сейчас об этом можно только гадать. В архиве лежат бесстрастные документы… И, может быть, не так важны мотивы, двигающие деятельностью представителя государственной власти Тимофея Тутолмина, а важен результат – город, выстроенный по утвержденному Екатериной плану? Дивный геометрией своих улиц и площадей, уютный и масштабный человеку Петрозаводск застраивался долго и трудно, но всегда – соответствуя своей первоначальной классической канве.


…и он развивается 

 
 
И так к лицу городу застройка 1940-х – 1950-х годов в советском неоклассическом стиле! И так счастливо для Петрозаводска сложились в эти недолгие годы и политическая воля местной власти (тогда носящей статус Союзной республиканской), и архитектурный стиль, гармонирующий с планировкой времен Екатерины Великой.  Двадцатый век внес свой вклад в развитие классицистического Петрозаводска. Новые городские ансамбли, пусть не все осуществленные до конца, и бывший Петровский парк, о котором Екатерина тогда еще, в конце XVIII века пеклась особо, расширялся и хорошел…
Следы этого недолгого строительного расцвета в центре города – сейчас самое большое наше достояние и культурно-историческое наследие, без которого нет и не будет Петрозаводска. Можно с высот сегодняшних дней браниться на «сталинский ампир», кричать о том, что на просторах бывшего СССР таких городов не счесть. Но Петрозаводск для нас, живущих в нем, один-единственный, такой, какой есть: архитектура улиц и площадей центральной части города мила и уютна. Градоустройство, которое велось здесь в полной гармонии с существующим природным окружением и ландшафтом, дало этот культурно-исторический феномен – Петрозаводск, называемый в ХХ веке «красивейшим городом Северо-Запада». Каждый город уникален, особенно тот, что складывался с течением столетий. И нашим культурным наследием следует гордиться, а не сравнивать, презрительно фыркая, с мировыми шедеврами. Потому что это наше наследие и это наша история, наши уникальность и особость, являющиеся признаками нашей собственной, не малой, а единственной и неповторимой родины.

 
Визуальное разрушение городской исторической среды
 

Власть города и республики в ХХ веке, решая разнообразные задачи, всегда работала на улучшение градостроения столицы края. В эпоху Эдварда Гюллинга все ресурсы были брошены на создание экономической базы существования республики – промышленное строительство Большой Кондопоги. Поэтому Петрозаводск 1920-1930-х прирастал невиданной до этого деревянной архитектурой. Дом крестьянина и дом культуры строителей, здания Кареллеса и Карелдрева. Доктору экономических наук, доценту Гельсингфорсского университета Гюллингу все-таки удалось выстроить в Петрозаводске свое главное здание, которым он гордился, — Педвуз, с 1940-го получивший статус и имя госуниверситета.

Председатели горисполкома Андрей Исаков и Павел Сепсяков, первые секретари Карельского обкома держали за хороший тон лично, без свиты чуть не ежедневно обходить главные городские стройки, держа «руку на пульсе» возрождавшегося после войны города. За каждой из этих и многих других фамилий представителей власти – конкретные дела, оставшиеся и сохранившиеся в облике Петрозаводска, в благодарной памяти горожан.
Что двигало местной властью в XVIII, XIX, ХХ веках?  Страх, совесть? Или не важны мотивы, а важен результат? Тогда что сейчас, когда таков результат? И не потому ли вдруг стали интересны мотивы тех, кто способствовал строительству такого красивого города, который дошел до нас, когда нынешнее уродование Петрозаводска вызывает опять размышления о мотивах? Но мотивах уже нынешней власти, градостроительная деятельность которой неминуемо становится ее своеобразным отражением.


Превращение центра Петрозаводска в затрапезный пригород — тоже развитие

 
 
 
И архитекторы тут почти ни при чем. Не собираюсь защищать архитекторский мундир, потому что, по большому счету, его нет. В принципе. У каждого архитектора может быть только «мундир» Гражданина, Профессионала или Жителя своего города. И опять же по каждому конкретному результату видно – есть этот мундир или нет.
Архитектура во все времена служила власти и обществу, выполняя заказ и прославляя сильные и мудрые государства в веках. Петрозаводск, слывущий в XIX веке «самым захудалым губернским городом империи», тем не менее, кроме своего главного детища – завода, строил гимназии и соборы, корпуса земской больницы и учебные заведения, театры. Губернская типография была учреждена в 1805 году усилиями губернатора Виллима Мертенса. Краеведческий музей и театр в Петрозаводске – заслуга губернатора Григория Григорьева. Левашовский бульвар дожил до наших дней с 1900-го года и донес до нас имя основателя – губернатора  Владимира Левашова. Этот золотой список, к счастью, можно множить. Все это цивилизационные  вехи в истории города и всего края, это память, овеществленная и материализованная в архитектуре.
Что останется в истории Петрозаводска от нынешнего времени? Грубые и неуклюжие торговые центры ларечной «архитектуры», рассевшиеся в центре исторического Петрозаводска нагло и бесцеремонно? Что демонстрирует власть нынешняя, потакая неуемным аппетитам и кошелькам рыночно-базарного «бизнеса», сооружающего на скорую руку кое-как слепленных ряженых, оборотней, призванных получить только квадратные метры и быстрые деньги? Какие идеи государственности прославляет власть такой архитектурой, попутно разрушая то, что сохранилось от прежних времен?
Похоже, и репрессии Гюллинга продолжаются: идет планомерное уничтожение деревянной петрозаводской архитектуры первых советских лет, стирание важнейших пластов нашей истории и культуры. Последнего могиканина – здание бывшего треста «Кареллес», что у гостиницы «Северной»  –  хозяева нового здания на Энгельса мечтали снести, чтобы свое «чудо» выдвинуть на проспект Ленина. Жесткий, неуместный в исторически сложившейся среде старого Петрозаводска объем нового здания на удивление (что довольно редко в современном строительстве) получил внятный архитектурный образ: блистая своими черно-полированными гранями, он тянет на учреждение по оказанию мемориально-погребальных услуг вселенского масштаба, никак не менее. К сожалению, этот монстр – тоже памятник власти. В данном случае, архитектору тоже.
Говорят, нынешний губернатор у нас не местный, ему, выросшему в окружении петербургских шедевров, наши памятники, мол, сараями кажутся, отсюда и отношение. Позволю себе на момент усомниться. Ведь вырвалось же у господина губернатора при обсуждении «свайного» торгового центра на проспекте Ленина: «Какое чудовищное градостроительное решение!» Действительно, чудовищное. Только местные архитекторы на этот раз в стороне. И решения принимала власть – в тени, в тиши кабинетов.
Так же возникла «Лента», поставленная на костях старого кладбища и изуродовавшая прекраснейший ландшафт. Люди такое ставят на вылетных шоссе, а мы – в самый центр. Теперь со всех сторон – сплошной задний фасад.


Венец творения. Тяжела ты, шапка Мономаха…

 
 
С благословения и благоволения властей (не иначе!) высунулось над всем Петрозаводском еще одно торжище попугаистого раскраса, демонстрируя горожанам вкусы этой самой власти, а заодно и указывая на то, кто нынче здесь хозяин.
И точно так же: под ковром, за кулисами, в тишине – сейчас принимаются решения о проектировании и строительстве офиса на площадке «новорожденных» наших объектов культурного наследия – деревянных домов по проспекту Ленина.
И так же – за деньги жаждущего инвестора, пытающегося отбить убытки от «Онего-паласа» в квартале по соседству с Левашовским бульваром, заказавшего обоснование изменения высотных регламентов новой застройки с 2-3-этажной на 9-11-этажную (чувствуется разница?) с одобрения местной власти. Это уж прямое преступление перед историей – в центральной части Петрозаводска никогда не было и не планировалось жилмассивов такой этажности. Это – убийство города.
 «Отчего люди не летают, как птицы?..» Отчего же наши власти, городские и губернские не хотят превратить Петрозаводск в культурный европейский город? Ведь так много уже сделано было предшественниками за минувшие столетия.  Или здесь –  слава любой ценой? Не можем соответствовать, так вспомним Герострата?