Архитектура Петрозаводска

Древлянская – Гоголевская – им. Гоголя

Заводская больница
 
Улица Гоголя несмотря на свой приличный возраст — одна из самых незастроенных улиц городского центра
                                                                      

Размеренно-прямоугольная сетка улиц Петрозаводска, соответствующая Екатерининской классической планировке города, производит впечатление такого же равномерно-безличного характера каждой из улиц. Казалось бы, исключение составляет лишь Английская-Мариинская, выбившаяся под своим собственным углом из общей геометрии.  Тем не менее, несмотря на «укладку» в прокрустово ложе регулярной планировочной схемы, большинство улиц Петрозаводска отличаются своим особым нравом, связанным с историей их застройки.

Улица Гоголя долгое время носила название Древлянской дороги, аналогично Вытегорской, Повенецкой, Петербургской. Но если названия последних напрямую связаны с конечными точками маршрутов, начинающихся в Петрозаводске, то Древлянская дорога образовалась исходя из производственной необходимости еще со времен Петровских заводов. По ней осуществлялось сообщение наших заводов с верхними Машезерскими плотинами на Лососинке, регулирующими ее сток на нижние плотины, располагавшиеся непосредственно у заводов, сначала Петровских, а впоследствии – Александровского. Ведь, как известно, в отсутствие электричества все оборудование заводов приводилось в действие энергией падающей воды Лососинки. В  этой связи  река с ее руслом и берегами на всем протяжении от верхних плотин до устья принадлежала Александровскому заводу как необходимая составляющая его успешной работы.

План Гоголевской улицы в начале XX века. 12 – архиерейский дом, при нем домовая церковь и огородные земли; 13 – семинария, при ней домовая церковь и огородные земли; 41 – Александровский пушечный завод; 44 – каменные кузницы и сарай для склада руды; 45 – деревянные сараи для склада угля; 46 – каменные и деревянные строения для помещения начальника завода и при них под литерой 47 – сад; 48 – заводская больница; 49 – деревянные сараи для помещения заводских рабочих; 50 – деревянные сараи для помещения лошадей и кучерские помещения; 51 – заводская площадь, на ней деревянный сарай; 52 – каменная кирпичная печь; 53 – огород, на нем деревянный дом и часовня заводские; 54 – огороды завода; 64 – немецкая кирка; 81 – мукомольная водяная мельница; 82 – сосновая роща; 83 – огороды, по весьма гористому положению неудобные для построек

Древлянкой же в Петрозаводске издавна называлась примечательная и самая высокая часть тогдашних пригородов, а именно местность, которая нынче занята городком Республиканской больницы и телецентром. В XIX веке Древлянка пользовалась популярностью у горожан, не меньшей, чем Чертов стул или гулянья на Петербургском тракте. Некий зоркий гражданин, пишущий в «Олонецкие губернские ведомости», уверял, что в очень ясную погоду с вершины Древлянского холма можно было увидеть Клименецкий монастырь, находящийся далеко в Онежском озере. И ему не возражали.

В конце XVIII века в Древлянке располагалась летняя резиденция Архангельского и Олонецкого генерал-губернатора Тимофея Тутолмина (1740 — 1809), где «было несколько домов в готическом вкусе, сад и парк» и куда на званые обеды регулярно собирался цвет петрозаводского общества, проводивший время в обширном генерал-губернаторском саду. По-видимому, этот местный летний трафик поспособствовал скорейшему переводу заводской дороги, ведущей к верхним плотинам, с берега Лососинки на проектную трассу будущей городской улицы.
Естественно, какого-либо аналога Гоголевского моста в XVIII и XIX веках не существовало, но, похоже, что по тогдашнему рельефу местности, достаточно плавно поднимающейся вверх, в этом не было нужды. Глубокая ложбина-выемка, требующая сегодня мостового переезда, образована искусственно при строительстве в 1914 — 1915 годах железной дороги, которая для соблюдения жестких нормативных уклонов путей порой заставляла пробивать и гранитные скалы.
                         
                      Заводская половина улицы

Городской улицей Древлянская дорога стала только после того, как на ней начали строить свои дома петрозаводские обыватели, и это случилось довольно поздно, во второй половине XIX века. Главной причиной было то, что вся нижняя часть улицы располагалась на территории, принадлежащей Александровскому заводу, и на ней находились заводские «магазейны» – склады руды, горнового камня и прочих необходимых припасов, а также площадь для сбора подвод при приеме руды.  Вблизи, на Заводской (Английской) линии, еще во времена Аникиты Ярцова (1737 — 1819), строителя Александровского пушечного завода, были возведены дома для горных офицеров, один из которых впоследствии был переустроен для Чарльза Гаскойна (1739 — 1806), выдающегося горного инженера и начальника Олонецких горных заводов; на Древлянскую выходил сад дома горного начальника.
На углу нынешних Гоголя и Герцена (бывшая Большая Закаменская) в середине XIХ века было сооружено каменное – что было редкостью для Петрозаводска того времени –  двухэтажное здание главного госпиталя Олонецкого горного округа, в котором лечили рабочих, мастеровых и чиновников горного ведомства два врача, аптекарь, три фельдшера и 5 человек больничной прислуги. Это здание простой, без вычурностей, архитектуры стоит до сих пор там, где было построено более 150 лет назад, и известно как старая стоматологическая поликлиника.


                                                                               Лютеранская церковь в конце XIX века

Появление в 1873 году в заводской половине Древлянской улицы лютеранской кирки, как ни странно на первый взгляд, связано также с заводом. Начальник Олонецкого горного округа с 1859 года Николай Фелькнер (1817 — 1878) по вероисповеданию был лютеранином и уступил общине для постройки храма часть территории сада. Проектировали и строили эту церковь инженеры-архитекторы из КБ Александровского завода Павел Созонов (1831 — 1912) и Михаил Марков (1828 — 1878).

Квартал выше (по нечетной стороне нынешней улицы) занимали многочисленные конюшни для казенных заводских лошадей.
Таким образом, улица, функционально ориентированная на градообразующее предприятие Петрозаводска, долгое время не привлекала гражданских застройщиков, в распоряжение которых могли быть предоставлены лишь сравнительно отдаленные от уже обжитой части города участки.

                       Отступление от повествования
                 с экскурсией на Соборную площадь

В 1833 году в соответствии с циркуляром Министерства внутренних дел началась работа над новым генеральным планом Петрозаводска, которая потребовала в числе прочих также решения одной из главных для города тем, а именно размещения комплекса зданий Олонецкой епархии. По просьбам губернского архитектора Василия Тухтарова (1805 — 1861), занимавшегося проектированием,  губернаторы вели об этом переписку с архиепископами более 10 лет.
В 1842 году архиепископ Игнатий (1790 — 1850) пишет, наконец, официальное письмо губернатору Христофору Повало-Швыйковскому (1789 — 1848):
 
«…По Духовному ведомству предполагается построить в г. Петрозаводске казенные здания следующие: Кафедральный собор, Дом для Олонецкой духовной консистории с епархиальным попечительством, Духовную семинарию со всеми нужными для оной постройками и местом для сада и казенный соборный дом для священнослужителей. …Место для постройки Кафедрального собора еще по утвержденному в 1785 году плану назначено на площади близ нынешней гауптвахты и нет столь приличного места для сего здания в целом городе».
 
В этом письме под площадью «близ нынешней гауптвахты» имелась в виду будущая Соборная. И если с кафедральным собором все было ясно, то по поводу размещения остальных зданий сомнения со стороны епархиального начальства никак не находили своего разрешения. Судя по перечню, всему комплексу, располагайся он в одном месте, потребовалась бы немалая территория, каковой «внутри города» не находилось. Для строительства духовной семинарии, например, рассматривалась и местность «на Петербургском тракте у Неглинки», где в начале ХХ века привольно расположится учительская семинария со всеми садами, огородами и необходимыми постройками.


                                                                     Дом епископа и консистория. Проект М. Кисельникова 

Одним из просимых епархией мест для нового строительства была будущая Соборная площадь. У этой просьбы своя предыстория: именно на этой, главной тогда площади Петрозаводска губернским архитектором Михаилом Кисельниковым (1754 — после 1810) в начале 1780-х проектировался архиерейский дом с консисторией. Но в то время не существовало самостоятельной Олонецкой епархии, поэтому само здание было сравнительно небольшим, вполне вписываясь своими габаритами в отводимый участок на площади возле Петровского сада. Позже двухэтажный каменный архиерейский дом был выстроен на площади по другому проекту и на другом месте – на углу нынешней Пушкинской и площади Кирова.

После 1828-го, года открытия Олонецкой епархии, ситуация изменилась, и потребности в строениях, территориях возросли, что отразилось в требованиях к новому плану Петрозаводска. Переписка 1840-х и решения того времени гласят: 
 
«Большой собор, переделанный из приходской церкви и не имеющий ни наружного вида, ни удобного внутреннего расположения, с фальшивым деревянным верхом и куполами сломать, и на месте сем построить дом для духовной консистории, который бы передним фасадом обращен был к большой площади против гимназии, а боковым к Архиерейскому дому… Угловое место в смежности с общественным садом употребить для семинарских зданий, которые должны быть построены таким образом, чтобы главное строение поставлено было на углу площади, а службы обращены к речке Лососинке, косогорливое же место обратить в сад»…


                                                                  Воскресенский собор. Фото С. Прокудина-Горского. 1916 

Большой собор, который так безжалостно предлагалось сломать, – это Воскресенский, тогда называемый еще Святодуховским, был построен в 1800 году, то есть был совсем новеньким. По нынешним временам, «не имеющий наружного вида» собор был довольно красив. При рассмотрении проекта сноса Воскресенского собора, предлагаемого  петрозаводским начальством и епархией, в Главном управлении путей сообщения и публичных зданий родилось следующее послание:  «…Если церковь эта имеет действительно описанные недостатки и неудобства, признать сломку одобрительной; но, по мнению Департамента, приличнее было бы оставить в таком случае все пространство перед церковью, построенною Петром Великим, незастроенным». Несмотря на мягкую форму ответа в Петрозаводске знали, что это мнение департамента нельзя проигнорировать.

Таким образом, выгоды от сноса Воскресенского собора не было никакой: места на площади всему новому архиерейскому строению все равно не хватало. Тем более что очередной архиепископ, Венедикт (1784 — 1850), изложил подробную программу строительства духовной семинарии:  «… Заведение будет заключать в себе более 200 человек, и при котором сверх жилого и учебного помещений необходимы еще как разные службы, так сад и огород. …Главный корпус предположен четырехэтажный, длинником более 30 сажен»… Если учесть, что сажень в метрической версии составляет 2,13 метра, то можно себе представить, каким огромным для Петрозаводска  середины XIX века предполагалось это здание – в два раза выше всех существующих к тому времени в городе.


                                 Здание бывших архиерейского дома и духовной консистории. на пл. Кирова в 1934 году

По-видимому, результатом неудачной «примерки» огромного сооружения на плане площади стало ответное письмо губернатора Х. Повало-Швыйковского, датируемое 1846 годом и, по сути, закрывающее обсуждение строительства духовной семинарии на избранной епархией территории: «Препровождая при сем выкопировку из приготовляемого на Высочайшее утверждение плана города Петрозаводска и места, имеющего 85 саж. длиною и более 60 саж. поперечника, на коем предполагается построение Семинарского здания, имею честь изъяснить, что место это ни в которую сторону не может быть увеличено, ибо прибавление оного стеснит площадь, на которой воздвигнется Кафедральный собор»

 
Как бы то ни было, на Соборной осталось только существующее здание архиерейского дома, перепрофилированное впоследствии в духовную консисторию и дожившее до Великой Отечественной войны, правда, уже в функции Публичной библиотеки.

              
Архиерейская половина улицы

Теперь, ознакомившись с историей вопроса, возвращаемся на Древлянскую улицу вместе с семинарским комплексом и новым архиерейским домом, которые были в эскизном виде спроектированы Василием Тухтаровым, размещены без всякого утеснения на свободных территориях верхней части новой улицы и в составе генерального плана Петрозаводска Высочайше утверждены в 1854 году. В этом расположении епархиальных строений был свой резон, ведь именно бывшая летняя резиденция генерал-губернатора Тутолмина с прилегающими угодьями Древлянки были выделены под так называемую «архиерейскую дачу» после образования самостоятельной Олонецкой епархии.


                                                                                             Духовная семинария

Для духовной семинарии был отведен квартал примерно 100 на 100 саженей, и дополнительно – пространство до Лососинки для сада. Для нового архиерейского дома с подсобными постройками – такой же, в общем-то, типовой городской квартал.

Новый Олонецкий архиепископ Аркадий (1785 — 1870), не дожидаясь высочайшей конфирмации плана Петрозаводска, в 1853 году начал активно продвигать, в первую очередь, строительство новой духовной семинарии. После его обращения к губернатору:  «покорнейше прошу поручить кому-либо из г.г. Архитекторов, в здешнем городе находящихся, … составить проект с предполагаемыми для Семинарии строениями»  – детальная проработка проекта была возложена на Василия Тухтарова, наиболее опытного архитектора, работавшего тогда в Петрозаводске.  
 
 

                                                                                Здание духовной семинарии в начале XXI века 

Официально должность епархиального архитектора была разрешена Олонецкой епархии лишь в 1887 году. В 1830 — 1850-х годах основным епархиальным архитектором фактически  являлся В. Тухтаров, который проектировал и строил по губернии церкви, каменные и деревянные, а также разного рода постройки для монастырей Климецкого, Яшезерского и других, совмещая эту работу с немалыми должностными обязанностями губернского архитектора, и часто «не получая от церкви никакого возмездия».  Так как в 1853 — 1855 годах Тухтаров занимался составлением проектов и смет на исправление и перестройку зданий Александро-Свирского монастыря, а также руководил строительными работами там, то проект семинарского комплекса был выполнен им лишь в 1856 году.

Масштаб предстоящего строительства впечатлял не только грандиозностью главного здания, но и сметой в 136636 рублей и 99 с половиной копейки. После Высочайшего утверждения проекта разрешение синода на возведение в Петрозаводске семинарского комплекса с соответствующим финансированием было получено только в январе 1868 года. Так как Василия Тухтарова уже не было в живых, корректировкой и уточнениями проекта, выполненного более 10 лет назад, занимался архитектор и Олонецкий губернский инженер Михаил Калитович (1817 — 1909), который и стал производителем работ на столь сложном объекте. Строительным подрядчиком выступил Ефим Пименов (1828 — 1873), достойный наследник семейных традиций бизнеса и благотворительности известного купца Марка Пименова (1799 — 1865).


                                                             Бывший семинарский квартал скрылся среди деревьев парка

1872-й год для Петрозаводска ознаменовался двумя важными событиями – освящением приделов строящегося Святодуховского собора на Соборной площади и новосельем духовной семинарии в долгожданном новом здании. Это были самые крупные строительные объекты города за период его истории с основания до далеких 1930-х. «Новое здание семинарии – единственное во всей Олонецкой губернии как по своим размерам, так по красоте открывающегося из него ландшафта. Оно расположено на юго-западной окраине города, на возвышенности, составляющей продолжение древлянских холмов. Четырехэтажный каменный корпус здания, обращенный к городу, виден вполне со стороны Воскресенского собора, а с озера Онего возвышается над всеми городскими зданиями», – подтверждает корреспондент местной газеты.

Духовная семинария в Петрозаводске действовала до 1918 года и высоко котировалась как образовательное богословское учреждение, из которого вышло много достойных граждан – педагогов-наставников и священнослужителей разного ранга: от настоятелей сельских храмов до митрополитов.


                                                                            Архиерейский дом на Гоголевской в 1890 году

Вслед за освоением архиерейской половины Древлянской улицы семинарским комплексом некоторое время спустя туда «переехал» и архиерейский дом. До этого архиерейская квартира долгое время находилась в одном здании с духовной консисторией на Соборной площади. К концу XIX века на Древлянской улице был выстроен красивый деревянный двухэтажный дом для Олонецких епископов с домовой церковью, которую регулярно стали посещать и живущие рядом горожане Закаменной части Петрозаводска.

Заступивший в 1908 году на Олонецкую кафедру епископ Никанор (1858 — 1916) решил выстроить новый архиерейский дом с большим вместительным помещением домовой церкви для увеличивающегося населения этой части города. Он, конечно, не обязан был это делать, потому что в Петрозаводске существовало два прихода – Соборный и Александро-Невский – имеющих свои храмы. Жители Закаменной части, разросшейся практически до нынешней улицы Красноармейской, принадлежали к Александро-Невскому приходу, церковь которого располагалась достаточно удаленно для ее частых посещений, а потому они «привыкли быть богомольцами храма Покрова Пресвятой богородицы, находящегося в архиерейском доме».


                                                          Проект нового архиерейского дома. Арх. М. Преображенский

Проект нового архиерейского дома выполнил академик архитектуры, профессор Академии художеств, старший техник св. Синода Михаил Преображенский (1854 — 1930). Для автора общественных и культовых зданий в Москве, Ревеле, Куремяэском монастыре, Виндаве; церквей в Ницце, Флоренции, Вене, Софии, Буэнос-Айресе небольшая постройка в провинции, по-видимому, не стала вехой в творчестве. Тем не менее, общий композиционный строй сооружения, неорусский стиль, в котором работал известный архитектор, внимание к деталям выдают руку профессионала.

Здание было возведено в 1912 году, собственно, это касалось самого объема и домовой церкви, занимающей большую часть дома. Церковь была устроена таким образом, чтобы входы в нее были изолированы от внутренних покоев, более того, осуществлялись прямо с улицы. Церковь начала действовать, а дальнейшее строительство было заморожено. Архиерейская квартира не доделана, не выполнена и предполагаемая штукатурка фасадов. Скорей всего, финансовые затруднения, связанные с подступившей первой мировой войной не позволили Синоду оказывать материальную поддержку местной епархии. Епископ Никанор скончался в 1916 году, так и не поселившись в новом доме.
После приезда нового Преосвященного в Петрозаводск, Иоанникия (1858 — 1923) разыгралась драма, судя по всему, имевшая последствия и для самого епископа.


                                                                            Здание архиерейского дома в годы оккупации

Иоанникий не захотел достраивать архиерейский дом и жить в нем. Может быть, ему был противен антиклерикальный Николай Васильевич Гоголь, именем которого стала называться Древлянская улица с 1902-го. Может быть, причины в чем-то другом.  Но после сдачи недостроенной архиерейской квартиры Управлению Мурманской железной дороги в 1916 году всполошившиеся богомольцы домовой церкви архиерейского дома, жители Закаменного, почувствовав неладное, стали писать во все концы в поисках заступничества. Венцом стало обращение 4 января 1918-го к патриарху Тихону. Здесь уместно вспомнить, что на ту пору Советская власть в Олонецкой губернии еще не установилась, и тем более странным кажется поведение местного архипастыря: «…который с первых же дней своего прибытия в Петрозаводск втоптал в грязь постройки и распоряжения своего предшественника и нашел их никуда не годными, и, не прилагая ни рук, ни сил к довершению неоконченного, решил продать и дома (два дома деревянных и один большой каменный) и храм, но в этом ему попрепятствовала Петрозаводская городская Управа и не разрешила продать принадлежащее ей, занимаемое архиерейскими домами, плановое место, составляющее целый квартал.


Тогда Преосвященный Иоанникий бросает свой дом и все грандиозное хозяйство на разгром и расхищение и переселяется в духовную консисторию, в квартиру секретаря, а свой новый каменный дом вместе с каменным храмом сдал в аренду Мурманскому почтово-телеграфному округу с тем, чтобы храм был уничтожен, а на месте храма помещалась канцелярия.

И вот в храме Божием пред иконостасом и престолом Божиим, где мы возносили свою молитву, прекратились службы и расставились канцелярские столы, и господа чиновники разместились для занятий, и вместо воскурявшегося в храме фимиама начали воскурять всевозможные роды табаку»…


                                                               В бывшей домовой церкви — кирка. Фото периода оккупации.

Мурманский почтово-телеграфный округ пришел в Петрозаводск вслед за Управлением Мурманской железной дороги и стал его неотъемлемой частью. Строительство железной дороги на север от Петрозаводска до Сороки, а затем на Мурманское побережье требовало инфраструктуры, особенно важна была связь со строительными участками, которую, кроме как телеграфом, в условиях бездорожья обеспечить было немыслимо. Управлению железной дороги не удалось купить земельный участок – до революции вся городская земля принадлежала Управе, и ее нельзя было перепродавать, но здания были приобретены и перестроены с приспособлением для новых функций. Так, деревянный дом и здание большой архиерейской конюшни были переделаны в железнодорожную больницу с амбулаторным корпусом.

Патриарх Тихон не смог помочь прихожанам сохранить за ними домовую церковь, но Иоанникия своей властью удалил на жительство в Александро-Свирский монастырь.
В 1919-м, после ухода из Петрозаводска Управления Мурманской железной дороги, здание, так и не ставшее архиерейским домом, со всем оборудованием плавно перешло к Олонецкому губернскому Почтово-телеграфному Управлению.

                       
Военный городок


                                                                                               Дом офицеров. Арх. Э. Тентюкова 

Один из сентябрьских номеров «Олонецких губернских ведомостей» за 1872 год, давая полный и подробный отчет о внутреннем устройстве нового здания духовной семинарии, подчеркивает удобство для обучающихся и преподавателей. Высокие потолки, большие светлые окна, учебные классы, лаборатории и библиотека, кухня, баня, спальни и умывальные… На рубеже веков появились водопровод и электрическое освещение.

Именно эти удобства, а также определенная замкнутость комплекса от внешней городской жизни, стали особо привлекательными поводами для захвата в 1918 году военным комиссариатом  Олонецкой губернии этих зданий. Именно захвата, потому что Декретом Совнаркома все епархиальные образовательные учреждения при отделении церкви от государства переходили в ведение наркомата народного просвещения,  где планировалось устройство тех же школ, училищ, высших учебных заведений, разумеется, с исключением  дисциплин духовно-религиозной направленности.
В здании духовной семинарии Олонецкий губернский отдел народного образования уже весной 1918-го мечтал устроить университет и даже выдал задание архитектурному отделу о проектировании на чердаке пристройки для обсерватории. Несмотря на жалобы Луначарскому и грозные телеграммы наркома просвещения в адрес военных, ничего не помогло, потому что губерния наша находилась на линии фронта, город был наводнен военными подразделениями, всем было нужно где-то размещаться. Заняты были и женское епархиальное училище, и духовное, и гимназии, и учительская семинария…
Губотдел народного образования только горестно наблюдал за тем, как ведут себя красноармейцы, да писал подробные отчеты в вышестоящие органы  с сообщениями «о производимых разрушениях школьных зданий и растрате школьного имущества квартирующими чинами воинских частей» и просьбами «принять какие-либо меры к пресечению указанного зла, которое приняло катастрофический характер».
После окончания гражданской войны все учебные здания города были постепенно освобождены от постоя. Но это не коснулось бывшей духовной семинарии, здания которой все чаще стали именовать Красными казармами. Часть оборудования кабинетов удалось спасти от уничтожения, уцелевшие книжные шкафы были перевезены в Публичную библиотеку.
Последняя попытка вернуть здание в сферу просвещения была предпринята в начале 1930-х, когда на повестку дня встал вопрос об учреждении в Карелии собственного  педагогического института. Напрасно. Оказалось проще выстроить на проспекте Ленина новый огромный корпус для педвуза, ставшего в 1940-м университетом, чем вызволить из военного плена один из памятников образованию и просвещению в Карелии.

                                                                                                          Чертеж Э. Тентюковой 

Постепенно военный городок оброс жилыми домами для комсостава, расположившимися на Гоголя и  соседних улицах. В конце 1940-х в Петрозаводск был переведен окружной дом офицеров, для которого было решено перестроить несостоявшийся архиерейский дом, переменивший за свою жизнь немало функций. Проект реконструкции здания был выполнен архитектором Эмилией Тентюковой (1925 — 2005), по проектам которой восстанавливались также дома военведа по улицам Анохина и Гоголя.

Строительство завершилось в 1952 году, здание обрело новый образ, а использование дорического ордера в архитектуре, всегда сопутствующего теме воинства, сделало сооружение уникальным для неоклассического Петрозаводска. Барельефы фронтона с военной атрибутикой, соответствующей времени создания сооружения, историчны и подчеркивают назначение и принадлежность здания дома офицеров.
Шестиколонный портик, мощно вставший на главном фасаде, организует не только пространство у самого здания, но распространяет свое влияние на композицию всего квартала, захватывая в свою орбиту участок улицы с соседними жилыми домами. Здание дома офицеров, надстроенное третьим этажом, стало соответствовать масштабу окружающей застройки, и, более того, архитектору удалось превратить его в главенствующий элемент локального городского ансамбля.


                                                                  Уходящая натура на ул. Гоголя. Фото И. Романовой

Улица Гоголя давно вышла за рамки плана Петрозаводска 1854 года, а после сооружения в начале 1960-х Гоголевского моста вновь удобно соединилась с обоими Древлянками – старой и новой. Сегодня на  улице Гоголя довольно активно ведется новое строительство, так как несмотря на свой приличный возраст это, пожалуй, одна из самых незастроенных улиц городского центра.

 
  • Evgeny Baryshev

    Так ведь по существу и не ответили, Елена Евгеньевна. А почему?

  • Елена Ициксон

    Михаил Петрович Калитович вышел в отставку в 1900 г., умер в Петрозаводске 6 мая 1909 г. Похоронен на Троицком (Зарецком) кладбище, могила сохранилась.

    • Борис Донецкий

      Елена, спасибо.

  • Борис Донецкий

    В Саратове готовится биографический справочник «Архитекторы Саратова» . Кто может добавить информацию? Год смерти, где похоронен и др.
    КАЛИТОВИЧ Михаил Петрович
    (27.09.1817 — ?)
    Отец — сельский священник. Учился в Рыльском реальном и земледельческом училищах. В 1840 окончил Училище гражданских инженеров в СПб и направлен на должность младшего инженера в Саратов. В 1846 переведен в СПб губернию, с 1866 — Олонецкий губернский инженер.

  • Евгений Барышев

    Уважаемая Елена Евгеньевна! Не могли бы Вы сказать, когда, по Вашим сведениям, архиерейские дома на Полевой и Гоголевской улицах были проданы? По моим сведениям в июне 1918 года они еще находились в собственности церкви (см. материалы Епархиального съезда представителей духовенства и мирян, проходившего 15-22 июня 1918 года в Петрозаводске).

  • Елена Ициксон

    Очень уважаю протоиерея Чукова и преклоняюсь перед его самоотверженностью. Но в данном случае (имею ввиду представленные выдержки) имеются неоправданные обобщения, потому что церковь при недостроенном архиерейском доме действовала, что и позволило включить в данный список также и архиерейский дом.
    Смотрите документы в Нац. архиве РК: фонд 320 Управления Мурманской железной дороги (о купленных ею зданиях), а также фонд Р-28 Исполкома Олонгубсовета (материалы по вопросам осуществления декрета СНК РСФСР об отделении церкви от государства).

  • Евгений Барышев

    Положение Церкви и духовенства в Олонецкой губернии

    Прот.Н.Чуков. Октябрь 1918 г.Записка представлена 9/22 ноября свящ.М.Галкину для представления Бонч-Бруевичу, секретарю Ленина.

    1.Немедленно по опубликовании декрета 23 янв.1918 г. об отделении Церкви от государства местный совдеп в г. Петрозаводске отобрал принадлежащие духовному ведомству здания: архиерейского дома, Братского Назарьевского дома (построенного исключительно на пожертвования и служившего рел[игиозно] просветительным нуждам населения города), Духовной Консистории, духовно-учебных заведений (не сразу: дана была возможность ликвидировать учебный год семинарии и дух[овных] училищ); частично были заняты и церковные дома, как и дома свечного завода. Жившие в казенных квартирах администрация б[ывших] у[чебных] заведений и духовенство обложены платой за квартиру, хотя выселиться — при всем желании — не могли из-за отсутствия квартир в городе и по — видимому намеренно невнимательного отношения к этому жилищной комиссии (факт с семьей ректора семинарии, которой сначала советом было отказано в квартире, а теперь только обещают, но не отводят).

  • Виктор

    Уважаемая Елена!
    Вы утверждаете, что до революции здание бывшего Дома Офицеров было продано. Скажите, пожалуйста, на каких документах основан этот факт? Кому было продано здание и при каких условиях была совершена сделка?
    Спасибо.

  • Станислав

    [quote name=»Елена Ициксон»]Про топоним Древлянка знаю (по документам) только с конца 18 века, подтверждений других не знаю. Вопрос и к Станиславу — откуда версия, что топоним Древлянка появился только со времен Александровского завода? Эти два явления как-то связаны между собой?[/quote]Я встречал такую версию — для Александровского завода нужна была сухая древесина (древляк), которая складировалась примерно на месте нынешних улиц Гоголя и Анохина. От этого древлянка и появился топоним Древлянка. Завод появился в конце 18 века, отсюда и вывод — топоним появился в конце 18 века.

    Я могу и ошибаться, но не раз слышал данную версию от «коренных» горожан :)

    А у Вас, Елена, какие имеются документы касательно 18 века? Поделитесь, пожалуйста, информацией :)
    В статье же у Вас вообще говорится о начале 18 века (Написано, что «с петровских времён»). Так когда же? С начала или конца 18 века?

    И с наименованием так и не понял. Где-то я встречал название «Лососинская» дорога (наверное, в «Олонецких губернских ведомостях», хотя память может и подвести)… А у Вас именно про Древлянскую говорится. Объясните для тех, «кто в танке», не врубился :)

    Заранее благодарю за ответы.

  • BOLTOUKHINE KALITOWICZ Kira

    Большое спасибо Юлия

  • BOLTOUKHINE KALITOWICZ Kira

    Елена, как вы найдете информацию настолько быстро, что я положил так много времени, чтобы найти, еще раз спасибо. Я также обнаружил, сын Михала, я думаю, что это был ветеринарный врач или ветеринарный фельдшер. Надежда была, я думаю, Олонце. Еще раз спасибо большое за вашу помощь.

  • Елена Ициксон

    Сергей Михайлович — это, по-видимому, сын Михаила Петровича, архитектора и губернского инженера. Был похоронен на Троицком кладбище (у Крестовоздвиженской церкви), там же — дочь Михаила Петровича Евдокия в 1894 году 29 лет, и его жена Софья Николаевна в 1899 году 64 лет. Их могилы не сохранились. Можно поискать там Михаила Петровича.

  • Юлия Свинцова

    Сообщение о смерти С. М. Калитовича [Некролог]
    http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=13641
    About the death of С. М. Калитовича

  • Юлия Свинцова

    С. М. Калитович. Земская ветеринарная помощь населению Олонецкой губернии в 1909 г.
    http://elibrary.karelia.ru/book.shtml?id=12897

  • Юлия Свинцова

    page # 6
    50th anniversary of М.П.Калитович
    http://ogv.karelia.ru/magview.shtml?id=4407&page=6
    You may enlarge this page.

  • BOLTOUKHINE KALITOWICZ Kira

    Спасибо за ваш ответ, кто может сказать мне, если эта могила до сих пор существует, и если он не может принять картинку! Знаете ли вы, если Михал Kalitowicz Петрович потомков, я нашел сайт в Карелии, который говорил профессор математики: Надежда Михайлович Kalitowicz, я думаю, что это может быть его дочерью. Спасибо вам всем за вашу помощь.

  • Елена Ициксон

    Для BOLTOUKHINE KALITOWICZ Kira:
    могила Михаила Петровича Калитовича сохранялась до 2009 года, сейчас не знаю точно. Можно уточнить. Свяжитесь со мной через редактора сайта Лицея.

  • BOLTOUKHINE KALITOWICZ Kira

    Я ищу человека, который мог бы помочь мне: я нашел ваш сайт ссылки на двоюродного брата назад в нашей семье: Михал KALITOWICZ Петрович. У меня есть много информации о нем, но мне не хватает фото и место его захоронения в 1905 году. Спасибо за вашу помощь и прощение за мои грехи, потому что я использую Россия автоматического переводчика.

  • Елена Ициксон

    «Некоренной петрозаводчанин», автор не уклоняется (почему Вы так решили?). Древлянская дорога вдоль Лососинки есть на старых картах — по бережку вьется, может быть, была на Машезеро и другая дорога, не буду спорить со знатоком Станиславом. Про топоним Древлянка знаю (по документам) только с конца 18 века, подтверждений других не знаю. Вопрос и к Станиславу — откуда версия, что топоним Древлянка появился только со времен Александровского завода? Эти два явления как-то связаны между собой?
    Для Вас, «некоренной», отдельно. В годы оккупации в семинарии стояли войска, и улица Гоголя именовалась Солдатской. Вообще-то охотнее отвечаю не никам, а людям с конкретными именами и фамилиями.

  • Некоренной петрозаводчанин

    Статья очень интересная, спору нет. А почему автор уклоняется от вопросов, которые были заданы в комментариях?

    Кстати, а в годы оккупации что было в здании семинарии?

  • Елена Ициксон

    Судя по материалам архива (см. текст «Древлянской-Гоголевской…») епархия продала здание еще до революции. Какие могут быть права? А господин губернатор обещал военным ветеранам, что здание будет у них по-прежнему. После того, как минобороны рассталось с домами офицеров и солдатскими библиотеками (непрофильные сооружения!), все эти здания по России перешли в муниципальную собственность. В некоторых городах дома офицеров оставлены по своему прежнему назначению, только уже с муниципальной «крышей». У нас, по-видимому, все не так. Да, я тоже слышала, что в здание переедет телекомпания «Сампо». Может быть, ветеранам и оставят пару помещений — не знаю.

  • Станислав

    [quote name=»Илона»]Станислав, мне говорили, что вскоре в Дом офицеров переедет телекомпания «Сампо». Возможно, я и ошибаюсь.[/quote]
    Ужас :) Мне версию о том, что вернули епархии, сказали сами военные из Дома офицеров, которые весной организовывали военные сборы школьников. Так и сказали — через пару недель сматываем удочки, потому что здание церковное и его возвращают епархии… В общем, поживём-увидим, главное, чтоб не разбили здание.

    Может быть Елена Ициксон что сможет подсказать…

  • Илона

    Станислав, мне говорили, что вскоре в Дом офицеров переедет телекомпания «Сампо». Возможно, я и ошибаюсь.

  • Станислав

    Очень интересная статья. Спасибо!

    Вопрос 1 — Древлянская дорога (до того, как стала улицей) точно ли Древлянской называлась? Я встречал название Лососинская (вела дорога ведь в Лососинное. В Машезеро шла другая дорога, со стороы ул. Лыжной). Или я что-то напутал?

    Вопрос 2 — а точно ли с Петровским времён дорога использовалась? И про топоним — я думал, что название Древлянка именно со времён появления Александровского завода появилось, не раньше. Так ли это?

    Заранее благодарен за ответы.

    КСТАТИ! Дом офицеров закрыли в этом году. Военные говорят, что его вернули епархии. Но если и так, почему епархия не занимается зданием? Оно пустует уже довольно продолжительное время. Лишь бы окна не повыбивали…

    P.S. расскажите, пожалуйста, об улицах Коммунальной и Лососинской. Раз там и «дача», и техникум располагались, значит, история их очень интересна. Среди, казалось бы, обычных деревяшек, есть дома с интересной историей. Кстати, сама «дача» недавно горела, люди в ней до сих пор живут — без туалетов, воды и под угрозой новых пожаров (проводка старая). Кстати, рядом сохранилась Древлянская набережная. Ещё до 80-х существовала Древлянская улица (на одном доме до сих пор табличка висит). В общем, пока ещё много напоминаний о том, что Древлянка была изначально там :)

  • Елена Ициксон

    Григорий, крайне тронута Вашей похвалой. Спасибо!

  • Г. Салтуп

    Отличный текст!

  • Елена Ициксон

    После революции на территории архиерейской дачи расположилась сельскохозяйственная коммуна, так что этот деревянный дом в районе таксопарка прошел через многое, в том числе — неминуемые реконструкции, которые исказили его первоначальный облик также до неузнаваемости.

  • Сергей

    В районе таксопарка, (в березовой роще) сохранилась архиерейская дача (сейчас жилой дом), а лютеранская кирка, если не ошибаюсь, была перенесена на ул. Б.Закаменская (Герцина), затем там был военкомат, а сейчас здание занимает «Ритм».

  • Алена

    Вот так сюрприз! Была уверена, что архиерейский дом реквизировали большевики!

  • Михаил Гольденберг

    Улица Гоголя — родная для меня. А Дом офицеров мой отец возглавлял 12 лет. Елена Евгеньевна правильно ставит вопрос о необходимости бережного отношения к застройке этой улицы. А факт того, что Олонецкая епархия еще до революции продала здание, в котором впоследствии был Дом офицеров, крайне важен сегодня…

    • Evgeny Baryshev

      Михаил Леонидович, а документально подтвердите факт продажи?

  • Елизавета

    Осталось теперь только у московских друзей спросить…

  • Т. Шестова

    Более странной улицы в Петрозаводске нет. Тут вам и хай-тек, и сталинский классицизм, и деревянные развалюхи. Мои питерские гости спросили: «И это центр города?!»