Архитектура Петрозаводска

Прокатиться на велосипеде от Ключевой до Соломенного

Архитектурный облик Петрозаводска мог быть интереснее

 

У каждого петрозаводчанина свое представление о том, как должен выглядеть наш город, какие у него достоинства и недостатки.

Разговор о стиле и облике Петрозаводска, начатый беседой с Георгием Ивановым, продолжает архитектор Александр Савельев.

Александр Савельев с детства знал, что будет архитектором. Благодаря своим родителям, преподавателям Петрозаводского университета, уже в начальной школе он решал вузовские задачки по начертательной геометрии. После окончания художественной школы совершенно естественным стало решение поступить в Ленинградский инженерно-строительный институт на архитектурный факультет. Там он получил специальность архитектора-градостроителя.

В Петрозаводске по проектам Александра Савельева построены здание Финского консульства, жилой дом по Студенческому переулку, офисное здание на улице Гоголя. Несколько зданий по его проектам возведено и в других городах республики. Немало проектов выполнено вместе с женой, архитектором Еленой Вознесенской.

 

Александр Савельев

— Скажите, Александр, есть ли, на ваш взгляд, у Петрозаводска свое лицо?

— У нашего города прекрасные географические данные. Многие города могут позавидовать нашей акватории. У нас есть удивительно красивое озеро, замечательная береговая линия, две речки. Если говорить об архитектурном облике, то он мог бы быть значительно интереснее, чем сейчас. Досадно, что городское поселение начало развиваться не на южном берегу озера, в районе Соломенного, где, пожалуй, самый интересный и живописный рельеф. Хотя понятно, что город возник вокруг производства, именно это и было главным аргументом при выборе места. Тут уж ничего не изменишь — градообразующий фактор в первую очередь учитывает плюсы не эстетические, а экономические.

Сейчас многие сетуют, вот, дескать, раньше строили лучше. И забывают, какие ляпы были сделаны прежде. Например, по генплану напротив «Северной» гостиницы — на месте двух, всем известных, деревянных зданий — должен был стоять огромный комплекс Дома Советов, но на его месте возвели жилой дом, который сегодня смотрится вполне сносно. Кстати, тогда никто об этом новом решении у жителей не спрашивал, решали специалисты. Теперь же ситуация дошла до того, что всякий думает, будто имеет право решать, где и чему стоять. Это явление имеет уже и свой термин — нимбизм от английской фразы «notinmybackyard« (русск. — «не на моем заднем дворе»). Понятие используется для описания противления местных жителей изменениям на ближайших к ним территориях.

Площадь Гагарина

Другой пример: рядом со зданием детской поликлиники на углу улицы Анохина военное ведомство построило пятиэтажку, не оставив при этом достаточно места для пешеходов, я имею в виду узкий тротуар. Обидно, что самые красивые места у нас в городе застраивались унылыми хрущевками. Например, справа от здания вокзала на площади Гагарина построили жилой дом, скучный и безликий. А это важнейший градостроительный узел, парадный вход в город. Я уже не говорю об Октябрьском проспекте — страшном внешне и являющемся бомбой замедленного действия в техническом плане. Или взять показное место, проспект Ленина в той части, что у озера. С точки зрения градостроительства — сплошные ошибки и недоработки, начиная с организации пространства и заканчивая фасадами зданий. Сейчас это впечатление усилило здание гостиницы «Онего-палас».

Самая же главная ошибка прошлого, на мой взгляд, состоит в том, что береговую линию отдали под всякого рода промышленную застройку.

— Как вы относитесь к строительству в районе Левашовского бульвара?

— Я за то, чтобы строить в районе Левашовского бульвара, но невысокие дома. Периметральная застройка всегда планировалась архитекторами на этом месте. Сложность в данной ситуации, на мой взгляд, состоит в сдерживании аппетита заказчика, который желает получить получить максимальное количество продаваемых квадратных метров. А за бульваром нужен серьезный, систематический уход. Субботник — это хорошо, но недостаточно.

— Что вы скажете о новой гостинице на площади Гагарина?

— Слава Богу, что появилась эта гостиница. На площади, наконец, сформировалось правильное градостроительное пространство. Уверен, что здание гостиницы не создаст второй доминанты. Оно достаточно красиво и в то же время нейтрально, к тому же не обладает теми акцентами, какие имеет здание вокзала. Что огорчает, так это наличие безликой архитектуры напротив гостиницы. Жалко также, что полукруглые здания покрашены в бледные тона. Помните, какой у них был основательный терракотовый цвет? Он у нас, жителей города, уже на подкорке отложился. Может, это уже мой элемент «нимбизма»…

— По-вашему, обыватели не должны принимать участие в решениях властей в отношении города?


Архитектура дома убита входами в рестораны

— Я считаю, что решения все-таки должны принимать специалисты и профессионалы. Прежде чем организовывать сходку с флагами, я бы заручился поддержкой архитектора-практика. Но и у тех, кто принимает решения, тоже должна быть голова на плечах. Что сейчас стало с домом по улице Энгельса, в котором находится магазин «Экслибрис»? Я имею в виду абсолютно не соответствующие стилю здания входы в рестораны. Архитектура добротного здания, коих в нашем городе по пальцам пересчитать, просто убита. И ведь с кем-то это согласовывается… На этом фоне беспокоит начало строительства входа в подвальные помещения гостиницы «Северной»…

— Какие достоинства в архитектуре старого Петрозаводска вы бы отметили? Ведь известно, что время расставляет свои точки над i, то, что казалось страшным, как когда-то Эйфелева башня в Париже, потом приживается…

— Большое достоинство заключается в том, что сохранили историческую сетку улиц, да и строили в целом основательно. Можно гордиться на все сто процентов системой застройки по улице Энгельса — далее Круглая площадь — и проспект Карла Маркса. Архитектурной удачей назвал бы тактичное размещение в таком окружении мемориального комплекса с Вечным огнем. Вот Ильич только подкачал своим масштабом и стилистикой. Туда, конечно, по всем параметрам, больше подходит памятник Петру Первому, который изначально там и находился.


Площадь Ленина

 

К сожалению, про завершающую площадь проспекта Карла Маркса, я имею в виду площадь Кирова, не могу сказать столь же положительно. Более странной площади я не видел ни в одном российском городе: прекрасные здания музея, отреставрированные объемы театров — ее несомненное достоинство. Но наряду с этим вообще отсутствует четвертая сторона, из-за чего площадь походит на огромный пустырь. К тому же в центре стоит маленький по масштабу памятник Кирову, который абсолютно в нее не вписывается. И это не только мое мнение: спросите любого архитектора-профессионала и вы услышите такой же ответ. Надежду вселяет желание увидеть перспективы и возможности данного участка у администрации города, которая провела недавно архитектурный конкурс на развитие площади.

— Вам не кажется, что сейчас мало внимания уделяется людям как таковым в черте города? Нет велодорожек, скверов, пандусов…

— Раньше хоть какие-то деньги выделялись для воплощения таких необходимых городских деталей как мостики, пешеходные дорожки, тротуары — это то, что необходимо в городе для людей. К этому сейчас только начинают подходить. Всё ведь поменялось. Если раньше строило государство, теперь это не в его компетенции, а наши бизнесмены пока еще думают только о быстрой прибыли. Они готовы радиаторы на подоконники поставить, лишь бы выгадать побольше места для будущей аренды. У них теперь заветным словом стало слово «аренда». Меняется все с трудом, потому что сидят «у руля» как раз те, кто и сдают квадратные метры в аренду. Сейчас, правда, потихоньку ситуация все же меняется: заказчики начинают понимать, что если у них хороший гранитный подход к зданию, стоят урны, скамеечки, газон, цветы, то и отношение к их объекту иное. В такое здание пойдет больше людей, оно более привлекательно, значит, и прибыль будет больше.

  Что вы скажете о торговом центре на проспекте Ленина?


Торговый центр «Тетрис»

— С точки зрения функциональности резонно, когда в центре находятся кафе и кинотеатры, торговые точки. «Тетрис» сейчас полон, сколько бы ни говорили про его внешний облик. С точки зрения архитектуры торгового центра на проспекте Ленина — не сложилось. Архитектура такая возможна, но где-нибудь на Лесном проспекте, но никак не в центре города. Она — и это всем специалистам очевидно —  не соответствует масштабу среды городского центра. Мне кажется, ошибка в том, что искали единого застройщика, чтобы пришел один гигант и построил нечто такое быстро, одним махом. Если бы пришли несколько застройщиков, не исключено, что из местных, было бы разумнее. Возвести на этом месте небольшие квартальчики, а не один гигант, было бы интереснее. Пусть даже не так быстро. Но зато ближе к человеку.

— Что думаете о кинотеатре «Сампо»?

— В этом вопросе я стою на такой позиции: скорее строить, чем не строить. С точки зрения архитектуры и красоты кинотеатр «Сампо» — здание спорное. Довольно много странных моментов в пропорциях. Может быть, сказывается мое личное неприятие стиля пролетарской классики. Всё это больше напоминает карикатуру на отточенный, тонко продуманный классический стиль — когда хочется пафоса, а денег нет. К тому же кинотеатр в последнее время был абсолютно нефункционален. А вот проект жилого дома, выполненный архитекторами Кулдавлетовым и Таевым, напротив, понравился. К тому же сложившаяся градостроительная ситуация на данном участке на порядок должна стать лучше. Не надо забывать, что рядом-то стоят довольно высокие жилые здания. Надеюсь, новый проект претерпит минимальные изменения, и мы получим еще один интересный объект архитектуры.

— У современного архитектора в России какая самая большая проблема?

— Главная проблема архитектора — невозможность проведения своих решений до конечного результата. Архитектор думает, мучается, выстраивает в своих проектах какие-то идеи, детали, концепции. Дальше в ход идут «экономические» соображения заказчиков, а часто и строителей, которые сводят на нет все то, что делает архитектуру не только квадратными метрами. В официальной форме Минстроя при сдаче объекта не существует как таковой подписи архитектора — автора проекта. Абсурд! У нас в городе тьма таких домов, сданных без подписи архитектора. Главное для заказчика — договориться с администрацией и получить разрешение на строительство. Редкий предприниматель прислушивается к мнению автора проекта, и уж совсем редкий заключает с ним договор на авторский надзор.

— Какой город вам как архитектору интересен?

— Это, без сомнения, Барселона. Там есть все: и прекрасно сохранившаяся историческая часть, и современное строительство на высоком уровне, и набережная красивейшая. Там всё делается и развивается по уму. Обожаю этот город.

В России очень нравятся Псков, Питер конечно же. Но только если рассматривать центральную, историческую часть. Что-то современное и интересное можно увидеть в районе Остоженки в Москве.

— Кто из архитекторов вам близок?

— Из иностранцев отметил бы творчество Питера Цумтора, Стивена Холла, Рема Колхааса. Из отечественных очень интересно творчество Сергея Скуратова. Горжусь тем, что удалось поработать в паре с Леонидом Шеламовым.

— Если бы у вас были полномочия главного архитектора, не ограниченные ни властью, ни деньгами, что бы вы сделали для нашего города?


Городская администрация со стороны Левашовского бульвар

— Самое главное — выявить наши плюсы. Первый — набережная. Как раз сейчас коллектив архитекторов занимается концепцией развития нашей набережной, и это здорово. Надо набережную открыть для людей, убрать с берега всю не связанную с акваторией промышленность. Чтобы на велосипеде можно было там прокатиться, от Ключевой до Соломенного… Моя боль — велосипедные дорожки. У нас в городе негде ездить на велосипеде, а это  могло бы решить несколько проблем — начиная от автомобильных вопросов и заканчивая здоровьем населения.

Речки — второй плюс. Но берега их должны быть благоустроены для жителей, пока они представляют собой помойки.

Хорошо, когда парк или любая зона, газоны, закреплены за тем или иным кафе, офисом или гостиницей. Пусть площадь зелени будет немного меньше, но ухоженной и приятной для глаз. Так делается во всем цивилизованном мире. В случае же нового строительства, наоборот, необходимо максимально сохранять деревья, как раньше на Кукковке. Финны постоянно так делают, понимая, что зеленая зона меняет атмосферу бытия,  влияет на психику человека. Я бы строил жилье для людей не в высотках, а в домах с пониженной этажностью, а еще лучше, чтобы это были собственные дома.

Мне нравится честный подход в жизни и архитектуре. В этом смысле финны — хороший пример, нет в их жизни пафоса, грандиозности. Может, кому-то это кажется скучным, но мне это ближе по духу. У нас же большей частью показуха, бутафория, декларация, а не жизнь. Все время хотим казаться, а не быть. На мой взгляд, отказ от идеологии имперских претензий позволил бы не только архитектуре развиваться должным образом, но и изменить жизненный вектор в правильном направлении.

Фото Ирины и Владимира Ларионовых