Архитектура Петрозаводска

Власть архитектуры

К 100-летию Дмитрия Масленникова (1912 — 1983)

 С 1945 по 1955 годы Петрозаводск пережил свой золотой век в архитектуре, и почти всё это время у руля стоял один человек — архитектор и градостроитель, начальник Управления по делам архитектуры Совнаркома (позднее Совета Министров) Карело-Финской ССР Дмитрий Сергеевич Масленников.

 

 

Д.С. Масленников. 1970-е. Личный архив А. Масленникова

 

Это было время, когда всеми архитектурно-планировочными процессами в городе и республике безраздельно руководил профессионал высокого класса, не чиновник, не партийный функционер, а именно архитектор.

Страна переживала тяжелейшие времена восстановления. Послевоенные фотографии Петрозаводска шокируют почти тотальным разрушением городской застройки. Руководство республики и города могли взять на себя ответственность по какому-то частному вопросу: не считаясь с генеральным планом воткнуть «нужный» дом в «нужном» месте, и такие примеры, к сожалению, были и в конце 1930-х. Но в данном случае, для возрождения не просто города, но столицы союзной республики, нужен был специалист, что местной номенклатурой сознавалось, по-моему, вполне ясно. В поддержку архитектуры «в последние годы войны и в первые годы мира» работала и идеология страны.

 


Дмитрий Масленников в конце 1940-х. Архив музея-заповедника «Кижи»

 

Государственная градостроительная политика военных и послевоенных лет, пожалуй, впервые с Екатерининских времен была так четко сформулирована и неукоснительно и масштабно проводилась, захватывая все уровни власти.

В соответствии с постановлением Совнаркома СССР от 29 сентября 1943 года был образован Комитет по делам архитектуры при СНК СССР, а во всех субъектах страны — республиках, краях и областях — были учреждены Управления и Отделы по делам архитектуры. Эти органы существовали параллельно со строительными наркоматами, управлениями и отделами, и на них возлагались обширные функции по урегулированию строительных процессов в соответствии с законами архитектуры как искусства создания среды обитания людей. Военный 1943-й год — и искусство архитектуры. Тяжелые бои, бесчисленные потери населения и разрушения — и мысли об идеальных городах для мирной жизни.

Это было именно так, и этому были большие резоны. После Великой Отечественной войны, когда множество городов лежало в руинах, когда страну мог захлестнуть хаос самостроев и поспешного восстановительного строительства без всяких планов, эта мера оказалась единственной, способной преодолеть превращение населенных мест любого масштаба в скопище временных бараков. Идеология Победы должна была явиться в образе прекрасных городов, люди должны были воочию видеть Радость, Победу,  новую счастливую жизнь, а материальное воплощение этому могла дать только архитектура.

 


Руины Петрозаводска. 1945

 

Управление по делам Архитектуры (именно так, с большой буквы именуется она в документах)  при Совнаркоме Карело-Финской ССР было создано в феврале 1944 года. Правительство республики еще работало в Беломорске, Петрозаводск находился под властью оккупационного режима, тем не менее, это постановление СНК КФССР положило начало организации восстановления городов и поселков Карелии. Первым вопросом первого заседания Архитектурного совета Управления стало рассмотрение типового 8-квартирного дома, намеченного к выпуску на заводе стандартного домостроения и предназначенного для скорейшего обеспечения людей жильем. Этих послевоенных деревянных домов сохранилось еще очень много в городах Карелии. И в Петрозаводске на улице Луначарского их можно увидеть в нескольких вариантах — и оштукатуренных, и обшитых доской с различным оформлением фасадов.

В ведении Управления по делам архитектуры, непосредственно ему подчиняясь, находились Республиканская контора (сейчас проектный институт Карелпроект), архитектурно-строительный техникум, первые студенты которого начали обучение уже в ноябре 1944-го, главный архитектор Петрозаводска, а с 1950 года — и научно-реставрационная мастерская.

 

Вид на Зареку после войны

В марте 1945 года начальником Управления по делам Архитектуры был назначен Дмитрий Сергеевич Масленников, приглашенный в Петрозаводск из Москвы. Молодой архитектор Масленников в 1939 году с отличием окончил Московский архитектурный институт, в котором учился у выдающихся градостроителей Александра Иваницкого (1881-1947) и Владимира Семенова (1874-1960), имел хороший опыт работы в проектной организации Гипроавиапрома, в военные годы занимался большими планировочными работами по городу Молотов (Пермь), где закладывалась база советского авиастроения. Волевой и энергичный, творческий и позитивный человек, Дмитрий Масленников очень подходил для решения сложных задач восстановления Петрозаводска, городов Карелии и организации процессов проектирования, направленных на свершение этих больших дел. Полномочия начальнику Управления по делам архитектуры были даны также большие.

Рассмотрение и утверждение проектов застройки городов и населенных мест республики, наблюдение и контроль за архитектурными и планировочными работами, строительством жилых и общественных зданий, разработка и внедрение в массовое жилищное строительство типовых проектов…  Это лишь малая часть того огромного развернувшегося фронта работ, который лежал перед Управлением и его начальником, требуя жестких сроков, высокого качества проектирования и строительства, художественных архитектурных решений.

Одна из главных проблем — кадры, кадры и кадры. В отсутствие жилья было очень сложно привлекать опытных специалистов, а потому вчерашние выпускники архитектурных факультетов из Москвы и Ленинграда стали тем золотым фондом наших зодчих, которые закладывали и поднимали город будущего — Петрозаводск победный и свободный от недавней оккупации. Архитекторы Эмилия Тентюкова, Нина и Ростислав Корневы, Хаим Логинский, Нина Алферова, Лазарь Тарлер, Ляля Мунасыпова, Фарид Рехмуков были приглашены сюда Масленниковым и создали тот Петрозаводск, который мы знаем сегодня.

 

Первые типовые дома в Петрозаводске

 

В самом Управлении было всего 6 специалистов-профессионалов, которые рассматривали и экспертировали проекты, контролировали ход строительства в Петрозаводске и республике. Архитекторы и инженеры Управления при дефиците опытных кадров часто брали на себя функции проектировщиков. Начальник сектора проектирования Константин Гутин периодически переводился в Проектную контору «для усиления работы». Заместитель начальника Управления инженер Петр Сырцов на первых порах директорствовал в архитектурно-строительном техникуме, пока на эту должность  не была подобрана нужная кандидатура. Архитектор-художник Ростислав Корнев, специалист Управления, часто выезжал в Сортавалу для решения множества вопросов застройки этого европейского по своей архитектуре города. Дмитрий Масленников упорно добивался разрешения ввести в Сортавале должность городского архитектора, которая по тем временам дозволялась лишь областным и республиканским центрам с утверждением кандидатур в Совете Министров СССР. С 1947 года Ростислав Корнев уже в качестве городского архитектора переезжает в Сортавалу, чтобы на месте руководить ее восстановлением  и проектировать, не нарушая образ этого уникального для Карелии города.

 

Брусчатый типовой дом с оштукатуренным фасадом

 

Петрозаводск возрождался по генеральному плану, разработанному Гипрогором и утвержденному правительством Карело-Финской ССР в 1945 году. Предвоенный проект, выпущенный буквально накануне войны, в мае 1941 года, не годился в принципе, потому что базировался на той застройке, которая к 1944-му была уже в большой степени уничтожена.

Новый Петрозаводск строился по классицистическим канонам, при этом полностью  сохранялась историческая планировка Екатерининского времени  — прямоугольная сетка улиц. Новые 4-5-этажные дома возводились вдоль исторических улиц с отступом от старых красных линий, так как при увеличении этажности зданий необходимо было сохранить классические пропорции между шириной улицы и высотой её застройки.

Еще до утверждения генерального плана Дмитрием Масленниковым было внесено предложение о переносе нового железнодорожного вокзала с тогдашней окраины Петрозаводска в центр и расположении его прямо на проспекте Ленина с организацией торжественной площади — «городских ворот», композиционно увязанных со всей центральной частью столицы Карелии. Безусловно, это было красивым решением, но вместе с тем достаточно затратным для железнодорожного ведомства. Тем не менее, Масленников с привлечением специалистов провел серьезный сравнительный анализ вариантов строительства нового вокзала и убедил все инстанции в целесообразности и необходимости размещения этого объекта именно в центре города. Эти предложения начальника Управления по делам архитектуры  были внесены в генеральный план и в его составе утверждены правительством.

 

Проспект Ленина в 1946 году

 

Дмитрий Масленников, несмотря на свой статус и имидж всесильного начальника Управления, часто работал как проектировщик, закрывая собой кадровые бреши. Из-под его руки вышел авторский проект планировки райцентра Спасская Губа и другие разработки. Но самым значительным и для Петрозаводска, и для архитектора Масленникова стала его победа в конкурсе на планировку центра столицы Карело-Финской ССР.

По новому генеральному плану Петрозаводска центр города решался как архитектурно-композиционная система площадей и магистралей, связывающая привокзальную площадь с выходом проспекта Карла Маркса к Онежскому озеру. Центр старого города, включающий площади Петровскую и Соборную, а также улицу Мариинскую, традиционно сохранявший свою значимость и в послереволюционное время, был положен в основу нового линейного центра Петрозаводска. Но в соответствии с масштабами застройки и грандиозностью задач, новый центр прирастал проспектом Ленина и вокзальной площадью с одной стороны, речным  вокзалом на месте старой пристани и величественным зданием Дома правительства на площади Кирова с другой. Генеральный план не мог дать подробных проработок всей системы нового центра города, а потому с подачи Управления по делам архитектуры СНК КФССР объявил всесоюзный конкурс на проектирование центра Петрозаводска.

К конкурсу были привлечены известные архитекторы и градостроители, среди которых Евгений Левинсон (1894-1968),  Валентин Каменский (1907-1975), а также почти полностью группа разработчиков генерального плана из ЛенГИПРОГОРа под руководством В. Яковлева. Молодой амбициозный архитектор Масленников подал на конкурс два проекта — два варианта возможного планировочного развития городского центра. Конечно, начальник Управления по делам архитектуры Карело-Финской ССР мог вполне справиться и сам, сделав свой проект без всяких конкурсов, пользуясь, так сказать, служебным положением. Но, похоже, это было не в характере человека и архитектора, о котором очень много лет потом с добрыми чувствами и уважением отзывались петрозаводские коллеги. Дмитрий Масленников победил в открытом и честном профессиональном споре. Один из его вариантов получил первую премию и был рекомендован к дальнейшей разработке. Здесь необходимо отметить и его помощников — архитекторов Ростислава Корнева и Константина Гутина.

 

План центра Петрозаводска. Конкурсный проект Д. Масленникова. Личный архив А. Масленникова

 

Журнал «Архитектура и строительство» 1946 года опубликовал подробный разбор проектов всех  участников конкурса на планирование центра Петрозаводска с иллюстрациями. Очень приятно было прочесть следующее: «Бесспорно, лучшим решением является проект Д. С. Масленникова. Вся система главной магистрали подчинена в нем единой идее развития композиции, нарастанию значения всей архитектуры по мере приближения к правительственной площади.

…Большим достоинством проекта является также реальный учет существующей застройки, максимальное сохранение жилого фонда на период реконструктивных мероприятий». По поводу сохранения жилого фонда иначе и быть не могло — начальник Управления жил в Петрозаводске и буквально «чувствовал» каждый квадратный метр, зная, с каким трудом вводится новое жилье.

Проект Дмитрия Масленникова не осуществлен полностью. Не был построен величественный Дом правительства на площади Кирова, не сложилась на пересечении улицы Энгельса и проспекта Ленина площадь Горсовета, уже никогда улица Энгельса не пройдет широким бульваром к пойме Неглинки, как было задумано в 1945 году… Но памятником градостроительной культуре неоклассицизма 1940-1950-х останутся полукруглая привокзальная площадь со зданием вокзала в перспективе главного проспекта, хорошо озелененная широкая магистраль проспекта Карла Маркса, улица-бульвар Энгельса на отрезке от площади Ленина до гостиницы «Северная», достойная и гармоничная застройка проспекта Ленина — университет, 119-квартирный дом, жилые дома и кинотеатр «Победа».

Петрозаводский архитектор Владимир Антохин (1929-2003) своим наставником в градостроительстве считал Дмитрия Сергеевича Масленникова, «смело мыслящего и упорного в решениях». По мнению Антохина,  именно Масленникову «обязан Петрозаводск  крутым поворотом от захолустья к современному городу», и это мнение разделяется многими. Сейчас трудно себе представить, глядя на фотографии одноэтажного деревянного Петрозаводска, какой мощной энергией созидания обладали те послевоенные зодчие во главе с их руководителем, которые оказались способны в своих проектах увидеть новый прекрасный Город будущего, так отличающийся от послевоенной действительности.

Несмотря на знания, опыт и высокую архитектурную культуру, Дмитрий Масленников часто обращался к выдающимся зодчим страны, приглашая их для решения или обсуждения конкретных задач по строительству в Петрозаводске и городах Карелии. Так в 1949 году мастерская академика Ивана Жолтовского (1867-1959) разработала эскизный проект застройки проспекта Ленина на участке от привокзальной площади до гостиницы «Северная». Частыми гостями были ленинградские архитекторы, проектирующие для столицы Карелии или проводящие консультации по градостроительным вопросам.

Отдельного разговора заслуживает деятельность начальника Управления по делам архитектуры в вопросе охраны и восстановления памятников деревянного зодчества Карелии. Дмитрий Масленников, познакомившись с шедеврами народной архитектуры — Преображенской и Покровской церквями в Кижах, Успенской — в Кондопоге, Успенским собором в Кеми и многими другими церковными и жилыми постройками — принял, как свое личное дело, заботу об этом уникальном пласте культуры Русского Севера. Об этом говорят его распоряжения и циркуляры по организации охраны этих объектов, осуществлению постановки их на учет, поддержанию и реставрации всех памятников архитектуры, находящихся на территории Карело-Финской ССР. Об этом свидетельствуют личные письма исследователям деревянного зодчества Буйнову, Гнедовскому, Лисенко, Ополовникову с просьбой выезжать в республику хотя бы с экспедициями для проведения обмерных и учетных работ. Об этом свидетельствуют и результаты работ множества этих экспедиций.

Впоследствии Борис Гнедовский (1914-1998) и Александр Ополовников (1911-1994)  по настоятельным просьбам Управления по делам архитектуры и лично Дмитрия Масленникова по нескольку лет постоянно работали в Петрозаводске, когда здесь была создана научно-реставрационная мастерская. За лето 1948 года под руководством А. Ополовникова была проведена первая в СССР послевоенная реставрация памятника общесоюзного значения — Успенской церкви в Кондопоге, жемчужины русского шатрового деревянного зодчества. В 1951 году — реставрация Успенского собора в Кеми, а затем — ансамбля Кижского погоста.

 

Дом правительства на пл. Кирова. Конкурсный проект Д. Масленникова. Личный архив А. Масленникова

 

Неоценима роль Дмитрия Масленникова в создании в октябре 1945 года архитектурного заповедника «Ансамбль Кижского погоста», положившего начало формированию музея-заповедника, который сегодня охватывает территорию около десяти тысяч гектар и является одним из крупнейших музеев крестьянской культуры Русского Севера.

Дмитрий Сергеевич Масленников уехал из Петрозаводска в 1952 году. Еще через три года пришел печально известный 1955-й, когда на архитектуру обрушился совершенно несправедливый «гнев» власти. Одним из последствий этого «гнева», на мой взгляд, стало вольное отношение  к градостроительной дисциплине при застройке городов вообще и Петрозаводска в частности. Кроме того, Петрозаводск пострадал с архитектурной точки зрения и при изменении в 1956 году статуса Карелии, когда республика перестала быть союзной и перешла в разряд субъекта Российской федерации: в разы уменьшившийся бюджет сократил многие строительные программы.  Красивые городские ансамбли, запроектированные после войны, в большинстве своем остались лишь на бумаге…

Тем не менее, за неполных 7 лет работы в Карелии Дмитрием Масленниковым были заложены градостроительные основы возрождения городов республики и, в первую очередь, Петрозаводска. Наш город сумел обрести свое архитектурное лицо, свой человеческий масштаб и вместе с тем необходимую «столичность» и элегантность облика.

И сейчас, как никогда раньше, актуальной задачей является сохранение образа Петрозаводска,  того послевоенного города Победы, создававшегося с таким трудом и напряжением сил всех горожан, специалистов, строителей и начальника Управления по делам Архитектуры Дмитрия Масленникова.

PS. Автор благодарит за подготовку этого материала петербургских архитекторов Ирину Леонидовну Воинову и Андрея Дмитриевича Масленникова, предоставившего иллюстрации из семейного архива.

 

  • Ася Мунасыпова

    Что-то у меня знак вопроса по ошибке выскочил в последнем предложении. Я уточнить хочу, что я — за привокзальную площадь!Вот про то, что перенос вокзала и ж/д путей- это идея и заслуга Масленникова, я знала с детства, и тогда уже мне этот человек казался Гераклом.

  • Ася Мунасыпова

    Прочла с большим интересом. Почти ничего не знала, хоть и встретились всего две незнакомых фамилии . Фото-чудо,как неожиданно. А план Центра-это потрясающая иллюстрация- что такое-настоящий Архитектор, и чем это он, собственно говоря, занимается! Наложить бы теперешний план центра на этот проект и объявить конкурс :» найдите 10 отличий».Вот, мол все это родилось в голове профессионала, а теперь уже несколько поколений живут в этом материализованном пространстве.Прошло-то всего 66 лет от конкурсного проекта, не 300. Невероятно! А еще поразило, что работал Масленников в Петрозаводске всего 7 лет.А нельзя ли улицу Куйбышева переименовать или Свердлова в честь Масленникова? Нет ,надо -привокзальную площадь? Спасибо Вам ,Елена,очень большое.

  • Елена Ициксон

    Это не дурная традиция, а всеобщая безхозяйственность (как Вы справедливо заметили) и обстоятельства нашей истории. К безхозяйственности можно отнести и тротуары, и проезды, и дороги (продолжать можно долго). А бараками теперь ведь можно называть всё, чего «коснулась» рука безхозяйственности, что запущено до безобразия: и Сампо, и памятники архитектуры, и послевоенные дома на Зареке, а в свое время это был прорыв. Вам не хочется, отремонтировав и создав их жителям нормальные условия, сохранить их для истории? Лично мне — очень хочется.
    А вообще-то когда по периметру кварталов центра строились сталинские дома, всё внутреннее их пространство предназначалось для озеленения, площадок для отдыха и спорта — в полном соответствии с программой идеальных городов. Кстати в Ленинграде есть такие дворы со скверами — чудо, как хорошо! А у нас не было средств для расселения, наверное, было бы также. Хотя теперь снесли бы деревья и устроили парковки(((
    Шуйское шоссе несколько украсили предприятия по продаже и обслуживанию автомобилей, а в остальном — это «затерянный» мир десятков и сотен гектаров городской площади. И клондайк. Куда смотрят инвесторы?

  • Т. Шестова

    Елена Евгеньевна, а кто в Петрозаводске заложил дурную традицию — строить по периметру новые дома, а в середине сохранять деревянные бараки? Это многие приезжие еще в 70-е годы замечали. Как плохая хозяйка, у которой в гостиной марафет наведен, а по углам хлам… То же продолжается и в наше время, въезд в Петрозаводск со стороны Шуйского шоссе просто ужасающ в этом плане

  • Юлия Свинцова

    Побывав год назад в Йошкар-Оле, современная архитектура которой не бесспорна, остро ощутила при сравнении отсутствие любви к нашему городу у тех, кто сейчас его создаёт.Только этим могу объяснить происходящее.

    Да, и недостаток средств, и недостаток профессионализма разного уровня, и власть денег, и неразвитость чиновников, но главное — его не любят.

  • Юлия Свинцова

    Глядя на послевоенные фотографии, трудно представить, как можно было ТАК изменить город!

    Глядя на фото города, созданного такими людьми, как Масленников, невозможно понять, как можно превратить ТАКОЙ город в «скопище временных бараков», торговых ангаров…(((
    и хорошо, что он не дожил.

  • ИЛ

    Читала с большим интересом. Впечатлило, что в 1943 году создали Управление по архитектуре. Спасибо, дорогая вы наша Елена Евгеньевна! Даже фотки из частного архива добыли. Здание правительства и наш проспект Ленина поразили. А еще думаю, надо, чтобы в городе появилась улица Масленникова. Это было бы справедливо!

  • Мария Цветкова

    Очень интересный материал! И своевременный (разговор о профессионалах своего дела своевременен всегда). Спасибо автору! За фото старого Петрозаводска — отдельное спасибо!