Архитектура Петрозаводска

История дома, которого нет

Публичная библиотека. Открытка 1934 года

К 180-летию Национальной библиотеки Карелии.

Вначале было фото – открытка 1934 года с надписью «Петрозаводск. Публичная библиотека». На фотографии, разумеется, не то здание на улице Пушкинской, которое сегодня все хорошо знают, потому как нынешнее было построено только в 1959 году. Публичная библиотека 30-х годов ХХ века располагалась в доме, известном как бывшая духовная консистория, на той же Пушкинской, но на самом углу площади Кирова. Само здание, которое было разрушено во время Великой Отечественной войны, оказалось с очень длинной биографией, о чем постепенно собрался довольно интересный материал.

 

Дом купца Бекренёва

 

В 1785 году Петрозаводск, как и многие города России времен правления Екатерины II, получил свой первый, официально утвержденный генеральный план. Непременным сопровождением к конфирмованным планам городов были разработанные еще в 1770-х годах в Комиссии каменного строения обязательные к применению типы так называемых «образцовых» фасадов. Наиболее употребительных было пять, они так и именовались под соответствующими номерами: №1, №2 и т.д. Хотя практически в каждом губернском городе, если там наличествовал губернский архитектор, выполнялись с некоторыми вариациями свои собственные «образцовые» фасады, применяемые в застройке всех городов губернии, а также учитывающие вкусы губернского начальства.

 

Образцовые фасады М. Березина

В Петрозаводске для нового строительства обывательских домов использовался вариант тех же фасадов Комиссии, переработанный архангельским архитектором, академиком Михаилом Березиным (1758 – после 1830)  для применения, по-видимому, во всем генерал-губернаторстве – в Олонецком и Архангельском наместничествах, так как фасады были утверждены генерал-губернатором Т. И. Тутолминым (1740 – 1809). Первые два типа домов были каменными, а последние три деревянными. Для купеческого сословия существовали еще три типа «образцовых» зданий с лавками: «№6 – каменным домам с лавками, №7 – торговым лавкам на первый случай в один этаж и №8 – со временем надстроить и другой этаж».

 


Образцовые фасады для купеческих домов

В Петрозаводске самый большой частный каменный дом был выстроен в 1791 году Филиппом Бекренёвым, санкт-петербургским купцом 1-й гильдии и сыном Петрозаводского городского головы (1794 – 1796) Ефима Бекренёва.

 

Дом Бекренёва. Архитектор Федор Крамер. Чертеж из фондов НА РК

Двухэтажный дом расположился на угловом участке, ответственном в градостроительном отношении, так как формировал угол будущей Соборной площади и фиксировал направления главных улиц центральной части Петрозаводска – Петербургской (Мариинской, Карла Маркса), Петропавловской (Соборной, Карла Маркса) и нынешней Пушкинской. Проект дома выполнил губернский архитектор Федор Крамер. В Национальном архиве РК обнаружен чертеж фасада здания и план участка.

 

На плане участка прописаны все улицы, с которыми граничит территория домовладения. «По улице Петербургской 6 сажень 2 аршина (14,2 метра), по улице Петропавловской 14 сажень (29,8 метра), по улице Новой 25 сажень (53,3 метра)». План датирован временем постройки здания и регистрации его в городовом магистрате, подписан губернским архитектором Крамером и комендантом Петрозаводска Брыммером и документально фиксирует названия улиц, существовавшие в 1791 году. Интересно, что Пушкинская, до 1899 года – Старополицейская, ко времени возведения дома Бекренёва еще не имела никакого названия, так как, по-видимому, только что начала застраиваться. Об этом свидетельствует ее имя на ту пору – Новая. Вообще «Новые» встречались довольно часто в такого рода документах, и это временное имя путешествовало с улицы на улицу Петрозаводска, пока за ними не закреплялось какое-нибудь их «настоящее» название.

 

Судя по представленному проекту, Федор Крамер взял за основу дома Бекренёва «образцовый» фасад №6 – двухэтажного каменного дома «с лавками». Однако от сквозных проходов образцового фасада на выстроенном доме Бекренёва остались только декоративные арки, по оси которых расположились дверные проемы. Возможно, эти двери вели и в лавки, так как среди первых шести петрозаводских гостинодворцев Бекренёвы не числились.

 

Дом симметричен и основателен. Тема арок повторилась в уровне второго этажа, а по оси дома появился фронтон с полукруглым окном, за которым пристроился небольшой мезонин. Первый и второй этажи разделены междуэтажным карнизом, опоясывающим все здание, зрительно разделяющим функции торговую и жилую. Фасад по будущей Пушкинской обработан аналогичными арками; он отличался от главного отсутствием фронтона и меньшим количеством окон на каждом этаже – 5 против 11.

 

Глядя на фотографию здания, можно было бы предположить (еще до обнаружения чертежа с фасадом), что когда-то у Бекренёва действительно была галерея со сквозными арками в первом этаже дома, позднее заложенная. Однако переписка Олонецкого наместника Ивана Боувера с генерал-губернатором Тутолминым весной 1793 года опровергает эту версию.

 

Боувер – Тутолмину: «…Исполняя повеление Вашего высокопревосходительства, приказал я отвесть купцу Тимофееву для построения каменного двухэтажного дому с лавками место по набережной наугольное, но как здесь отыскать не мог планы и фасады каменным одно- и двухэтажным строениям, то всепокорнейшее прошу оные ко мне доставить».

 

На что Тутолмин отвечает: «…фасады назначаемы построению каменным в Петрозаводске обывательским домам препровождены от меня в свое время вместе с Высочайше конфирмованным губернскому городу планом в наместническое правление, где искать их должны. На образец же двухэтажному каменному дому с лавками внизу – сооружен таковой у купца Бекренёва, по соображению с которым и другие строиться могут,причем предоставить волю хозяевам, если похотят глухие в доме Бекренёва арки, не забирая кирпичом, сделать открытыми с галереею по примеру гостиных дворов».

 


Первые 15 двухэтажных каменных лавок Гостиного двора, занявшего впоследствии весь квартал у пересечения улиц Петербургской (Мариинской, пр. Карла Маркса) и Соломенской (Куйбышева), были выстроены в Петрозаводске в 1790 году.  Бекренёвы потом имели там несколько лавок. Вероятно, поэтому торговые помещения в их собственном доме более не потребовались, и спустя некоторое время двери лавок в первом этаже дома были заложены и превращены в обычные окна. Кроме этого, отец и сын Бекренёвы были крупными строительными подрядчиками, в основном, в Санкт-Петербурге – строительство Екатерингофского канала, набережных Фонтанки, участие в строительстве Казанского собора. При таких больших подрядах на освоение казенных денег требовался залог, которым, как правило, служили собственные каменные дома.

 

В роли губернаторского дома

 

В 1804 году, после пожара на Круглой площади, когда сгорел корпус, в котором предположено было поселить губернатора и вице-губернатора, возникло высочайшее мнение приобрести в казну для жительства руководителей губернии существующие в Петрозаводске купеческие дома. В частности, дом Бекренёва планировалось купить за 25 000 рублей и для окончательного превращения его в губернаторский провести там ремонт, смета которого составила более 10 тысяч рублей.

Следует заметить, что губернатор и так квартировал в этом доме в связи с тем, что вдова умершего к тому времени Филиппа Бекренёва сдавала часть его в аренду. Однако купить дом Бекренёва в казну не удалось, так как он в это время как раз и состоял в залоге при подряде на строительство Казанского собора, который продолжали наследники умершего купца. Более того, вдова Анна Бекренёва подала на высочайшее имя жалобу, в которой сетовала, что «губернаторы не платят денег и хозяйничают в ее доме».

 

Тогдашнему Олонецкому губернатору Виллиму Мертенсу (1761 – 1839) удалось отстоять свое предложение о восстановлении после пожара корпуса на Круглой площади именно для «жительства господ губернатора и вице-губернатора», а не «обращения его в казенные соляной, хлебный и винный магазейны». И после ремонта, проведенного по проекту академика Михаила Березина (уже Олонецкого губернского архитектора), губернатор переселился в казенный корпус, известный теперь как бывший губернаторский дом на Круглой площади, или просто Национальный музей.

 

Духовная консистория

 

В 1828 году была учреждена Олонецкая епархия. Вдова Анна Бекренёва и две ее дочери продали епархии свои два дома: один каменный двухэтажный, а другой деревянный на соседнем участке вместе с землей и дворовыми службами. Дел у них в Петрозаводске, по-видимому, не было, родственников тоже, а сами они давно уже жили в Санкт-Петербурге, в Адмиралтейской части, в собственном доме на улице Галерной.

 

В бывшем доме Бекренёва поселился его Преосвященство епископ Олонецкий и Петрозаводский Игнатий (1791 – 1850), поэтому дом этот долгое время назывался архиерейским. Там же с 1828-го до 1918 года размещалась духовная консистория (епархиальные присутственные места и канцелярия). Непременным атрибутом здания стала домовая церковь. Небольшую маковку с крестом на архиерейском доме, свидетельствующую о наличии здесь домовой церкви, можно видеть и на известной гравюре, на которой изображена панорама Петрозаводска со стороны озера.

 

Вид Петрозаводска с озера

После переезда архиерея в новый дом на Древлянской (Гоголевской), расположившийся неподалеку от нового здания духовной семинарии, построенной в 1872 году, здесь, при духовной консистории, осталась только квартира секретаря канцелярии.

 

В 1912-1915 годах здание духовной консистории подверглось большому капитальному ремонту. Для его осуществления консистория полностью переехала почти на три года в Братский дом, что размещался напротив, заплатив по окончании ремонта Александро-Свирскому братству за «временное помещение».

 

Вид улицы Соборной. В левом нижнем углу — здание духовной консистории, рядом — Братский дом

Ремонт здания был связан с его перепланировкой и серьезной реконструкцией: была осуществлена двухэтажная пристройка шириной примерно 6 метров вглубь двора по всей длине здания. Была полностью переделана парадная лестница с несущими конструкциями и отделкой, выполнено новое крыльцо со стороны Пушкинской, заново переделана вся крыша, включая стропильную систему. Кроме того, здание оборудовалось водопроводом и канализацией, а также электроосвещением. По просьбе епископа Никанора (1858 – 1916) строительство вел губернский инженер Александр Безпальчев (1862 – 1941-43), опытный архитектор и инженер, хорошо зарекомендовавший себя, в том числе  при проектировании и сооружении церкви Рождества в деревне Вехручей.

 

Вид здания б. духовной консистории со стороны ул. Пушкинской

Анализируя вид бокового фасада духовной консистории по одной из довоенных фотографий, можно сделать вывод, что пристройка запроектирована в полном контексте с первоначальным архитектурным обликом здания. Окна выполнены в точном соответствии с существующими, карнизы, венчающий и междуэтажный, того же профиля продлились по пристройке без каких-либо отклонений. На боковом фасаде прибавилось по два окна в каждом этаже, которые аналогично существующим были декорированы арочными нишами. Точно по оси симметрии этого фасада встало крыльцо главного входа в здание духовной консистории.

 

Губернская библиотека-читальня

 

После 1917 года в здании бывшей духовной консистории разместилась публичная библиотека. Разыскания в материалах Национального архива РК о дате перемещения библиотеки в это здание привели к некоторым неожиданным открытиям.

 

Одним из пунктов декрета Совета народных комиссаров РСФСР об отделении церкви от государства, принятого в январе 1918 года, являлся следующий: «Все имущества  существующих в России церковных и религиозных обществ объявлены народным достоянием». В числе этих имуществ – множество строений, зданий, носивших до декрета самые разнообразные функции. Кроме того, в августе 1918-го был принят декрет «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах», который предполагал муниципализацию всех строений.

 

 

В Петрозаводске уже в феврале 1918-го были национализированы и переданы «в ведение Олонецкого губернского совета крестьянских,  рабочих и солдатских депутатов по Комиссариату Просвещения» здания Братского дома, Духовной семинарии и Духовного училища, Епархиального женского училища, Духовной консистории и «каменного 2-этажного дома по Пушкинской улице, принадлежащего свечному заводу». К слову, все эти здания предполагалось использовать, в основном, в качестве учебных – школ и училищ, а в бывшей духовной семинарии новая власть мечтала разместить даже Народный университет с обсерваторией на крыше и педагогический институт. Однако здесь вмешался военный комиссариат Олонецкой губернии, и с 1918 года за семинарским комплексом укрепилось название «Красные казармы».

 

В бывшей духовной консистории на углу Пушкинской и проспекта Карла Маркса разместился губернский отдел народного образования со своими многочисленными подотделами. Епархиальный свечной завод, расположенный по соседству, ниже по Пушкинской,  поделили созданная в 1918 году при отделе народного образования губернская библиотека-читальня (на втором этаже) и типография Совдепа №2, которая заняла 1 этаж.

 

Бывший свечной завод на Пушкинской

ГубОНО заботился о своей библиотеке-читальне. Фонды ее регулярно пополнялись библиотеками училищ и школ, занятых постоем красноармейцев, а также брошенными частными. Кстати, реквизиция частных библиотек, имеющих хозяев, была запрещена распоряжением наркома просвещения А. В. Луначарского (1875 – 1933). Летом 1918-го был проведен ремонт библиотечных помещений под руководством известного петрозаводского инженера-архитектора Вячеслава Лядинского (1882 – 1852). Осенью в библиотеку-читальню были доставлены из духовной семинарии первые книжные шкафы и книги, полки из бывшего Общества изучения Олонецкого края. 

 

9 февраля 1919 года, в воскресенье, губернская библиотека-читальня открылась для первых посетителей в новом помещении с читальным залом и выдачей книг на дом.

 

Об этом подробно изложено в докладе от 20 мая 1919 года заведующего внешкольным подотделом ГубОНО тов. Леонтьева, который хочется максимально здесь процитировать: «Ко времени перехода власти в руки трудящихся масс в губернии были только библиотеки-читальни в числе 70, несколько народных библиотек и велись кое-где чтения. За последние 1,5 года число библиотек возросло вдвойне и стало 140, передвижных – 95.

 

…В губернской библиотеке-читальне начало года ознаменовалось поступлением большого количества книг и книжных шкафов из бывшей духовной семинарии. Книжное богатство, исчислявшееся в 31 тысячу томов, сильно увеличилось, но оказалось в крайне бедственном положении.

 

Перевозка книг производилась согласно постановлению губисполкома Коммунистическим полком. В результате явилась хаотическая куча книг в большом зале читальни. Такая же куча во дворе, а вокруг – частью с пробитыми стеклами, частью вдребезги разбитые книжные шкафы Семинарской библиотеки.

 

…Удалось переписать часть книг и отремонтировать большинство шкафов. К началу февраля закончена систематизация учтенных книг и приведен в порядок каталог, таким образом, явилась возможность открыть для пользования публики часть библиотеки.

 

С начала февраля по 15 мая общее число посетителей составило 1743, число выданных книг: беллетристики – 3003, детской – 667.

 

С открытием общего читального зала и особого отдела по краеведению с особым читальным залом повысится прилив читателей библиотеки».

 

В одном из заседаний коллегии Губернского отдела Народного образования,  состоявшегося 22 декабря 1918 года, решилась судьба бывшей Алексеевской библиотеки. Пункт 47 заседания назывался «О закрытии Общественной библиотеки-читальни (б. Алексеевской)» и гласил: «Поручить заведующему подотделом внешкольного образования национализировать Общественную библиотеку-читальню и внести в смету подотдела на 1-е полугодие 1919 г. со штатом 1 библиотекарь и 2 помощника библиотекаря». Это значило, что бывшая Алексеевская с 1919-го года вливалась в Губернскую библиотеку-читальню своими фондами, прекращала быть общественной и переходила на государственное финансирование.

 

Вот этот факт и стал в некотором роде открытием, так как государственная публичная библиотека, ведущая свою родословную от Алексеевской, оказывается, некоторое время существовала параллельно с ней. Но то, что фонды нашей старейшей библиотеки влились в губернскую, дает последней полное право считать себя правопреемницей петрозаводской Общественной библиотеки. Хотя некоторые исследователи склонны считать, что Алексеевская сгорела, приведенный документ о ее национализации служит косвенным доказательством того, что старинная библиотека уцелела в революционном пожаре.

 

В конце лета 1919-го типография №2 оставила помещение бывшего свечного завода: либо произошла реорганизация типографий в Петрозаводске (их было 4), либо она переехала в другое помещение. Губернская библиотека-читальня получила в свое распоряжение еще один этаж. Не обошлось без эксцессов. На очередном заседании коллегии ГубОНО рассматривалось заявление заведующего библиотекой тов. Богданова с просьбой «о возврате типографией №2 электрической арматуры в нижний этаж здания библиотеки, а также о возврате дров и очистке помещения типографии от разных ненужных предметов (старых бумаг, отчетов и пр.)». Коллегия приняла постановление о возврате типографией электроарматуры и дров, а уборкой помещений порекомендовала заняться самим библиотекарям.

 

В середине 1920-х губернская типография №1, занимавшая половину бывшего губернаторского дома на площади имени 25 октября 1917 года (пл. Ленина), была переведена на Пушкинскую, в здание бывшего свечного завода. По-видимому, именно тогда бывшая Губернская библиотека-читальня, а на тот момент уже Центральная республиканская библиотека переехала в здание бывшей духовной консистории. По-крайней мере, инвентаризационные планы здания библиотеки, датируемые 1929 годом, составленные при обследовании муниципализированных домовладений Петрозаводска, указывают именно на этот дом на углу проспекта Карла Маркса и улицы Пушкинской.

 

План усадьбы республиканской публичной библиотеки

Планы этажей, план участка. Описание конструкций – фундаменты бутовые, стены кирпичные, два этажа с мезонином, крыша железная, печи голландские изразцовые…

 

В графе «Год постройки» прочерк. Составитель технического паспорта здания не знал, что этот дом построен в 1791 году, но в следующей графе «Сколько лет служит» написано «75 лет», хотя дому к тому времени стукнуло уже 138. Хорошо был построен изначально, качественно был проведен ремонт в 1912-1915 годах, и это послужило основанием к следующему выводу: «Общее состояние дома удовлетворительное, особых ремонтов не требует. Необходимо покрасить крышу и побелить первый этаж. Здание предположительно может прослужить при нормальных условиях 75 лет».

 РК.j

Читальный зал детского отдела в здании б. духовной консистории. Фото с сайта Национальной библиотеки РК

Здание публичной библиотеки не успело прослужить обещанные ему 75 лет. Оно было разрушено в начале Великой Отечественной войны.

 

В центре — разрушенное здание публичной библиотеки в 1942 году. Фото из архива Н. Кутькова

Но возродилось в 1959 году почти на месте бывшего свечного завода по улице Пушкинской, где начала когда-то в 1919 году свою жизнь Губернская библиотека-читальня.

 Здание Национальной библиотеки в 2005 году. Архитектор Константин Гутин (1959 год)