Архитектура Петрозаводска

История дома, которого нет

Публичная библиотека. Открытка 1934 года

К 180-летию Национальной библиотеки Карелии.

Вначале было фото – открытка 1934 года с надписью «Петрозаводск. Публичная библиотека». На фотографии, разумеется, не то здание на улице Пушкинской, которое сегодня все хорошо знают, потому как нынешнее было построено только в 1959 году. Публичная библиотека 30-х годов ХХ века располагалась в доме, известном как бывшая духовная консистория, на той же Пушкинской, но на самом углу площади Кирова. Само здание, которое было разрушено во время Великой Отечественной войны, оказалось с очень длинной биографией, о чем постепенно собрался довольно интересный материал.

 

Дом купца Бекренёва

 

В 1785 году Петрозаводск, как и многие города России времен правления Екатерины II, получил свой первый, официально утвержденный генеральный план. Непременным сопровождением к конфирмованным планам городов были разработанные еще в 1770-х годах в Комиссии каменного строения обязательные к применению типы так называемых «образцовых» фасадов. Наиболее употребительных было пять, они так и именовались под соответствующими номерами: №1, №2 и т.д. Хотя практически в каждом губернском городе, если там наличествовал губернский архитектор, выполнялись с некоторыми вариациями свои собственные «образцовые» фасады, применяемые в застройке всех городов губернии, а также учитывающие вкусы губернского начальства.

 

Образцовые фасады М. Березина

В Петрозаводске для нового строительства обывательских домов использовался вариант тех же фасадов Комиссии, переработанный архангельским архитектором, академиком Михаилом Березиным (1758 – после 1830)  для применения, по-видимому, во всем генерал-губернаторстве – в Олонецком и Архангельском наместничествах, так как фасады были утверждены генерал-губернатором Т. И. Тутолминым (1740 – 1809). Первые два типа домов были каменными, а последние три деревянными. Для купеческого сословия существовали еще три типа «образцовых» зданий с лавками: «№6 – каменным домам с лавками, №7 – торговым лавкам на первый случай в один этаж и №8 – со временем надстроить и другой этаж».

 


Образцовые фасады для купеческих домов

В Петрозаводске самый большой частный каменный дом был выстроен в 1791 году Филиппом Бекренёвым, санкт-петербургским купцом 1-й гильдии и сыном Петрозаводского городского головы (1794 – 1796) Ефима Бекренёва.

 

Дом Бекренёва. Архитектор Федор Крамер. Чертеж из фондов НА РК

Двухэтажный дом расположился на угловом участке, ответственном в градостроительном отношении, так как формировал угол будущей Соборной площади и фиксировал направления главных улиц центральной части Петрозаводска – Петербургской (Мариинской, Карла Маркса), Петропавловской (Соборной, Карла Маркса) и нынешней Пушкинской. Проект дома выполнил губернский архитектор Федор Крамер. В Национальном архиве РК обнаружен чертеж фасада здания и план участка.

 

На плане участка прописаны все улицы, с которыми граничит территория домовладения. «По улице Петербургской 6 сажень 2 аршина (14,2 метра), по улице Петропавловской 14 сажень (29,8 метра), по улице Новой 25 сажень (53,3 метра)». План датирован временем постройки здания и регистрации его в городовом магистрате, подписан губернским архитектором Крамером и комендантом Петрозаводска Брыммером и документально фиксирует названия улиц, существовавшие в 1791 году. Интересно, что Пушкинская, до 1899 года – Старополицейская, ко времени возведения дома Бекренёва еще не имела никакого названия, так как, по-видимому, только что начала застраиваться. Об этом свидетельствует ее имя на ту пору – Новая. Вообще «Новые» встречались довольно часто в такого рода документах, и это временное имя путешествовало с улицы на улицу Петрозаводска, пока за ними не закреплялось какое-нибудь их «настоящее» название.

 

Судя по представленному проекту, Федор Крамер взял за основу дома Бекренёва «образцовый» фасад №6 – двухэтажного каменного дома «с лавками». Однако от сквозных проходов образцового фасада на выстроенном доме Бекренёва остались только декоративные арки, по оси которых расположились дверные проемы. Возможно, эти двери вели и в лавки, так как среди первых шести петрозаводских гостинодворцев Бекренёвы не числились.

 

Дом симметричен и основателен. Тема арок повторилась в уровне второго этажа, а по оси дома появился фронтон с полукруглым окном, за которым пристроился небольшой мезонин. Первый и второй этажи разделены междуэтажным карнизом, опоясывающим все здание, зрительно разделяющим функции торговую и жилую. Фасад по будущей Пушкинской обработан аналогичными арками; он отличался от главного отсутствием фронтона и меньшим количеством окон на каждом этаже – 5 против 11.

 

Глядя на фотографию здания, можно было бы предположить (еще до обнаружения чертежа с фасадом), что когда-то у Бекренёва действительно была галерея со сквозными арками в первом этаже дома, позднее заложенная. Однако переписка Олонецкого наместника Ивана Боувера с генерал-губернатором Тутолминым весной 1793 года опровергает эту версию.

 

Боувер – Тутолмину: «…Исполняя повеление Вашего высокопревосходительства, приказал я отвесть купцу Тимофееву для построения каменного двухэтажного дому с лавками место по набережной наугольное, но как здесь отыскать не мог планы и фасады каменным одно- и двухэтажным строениям, то всепокорнейшее прошу оные ко мне доставить».

 

На что Тутолмин отвечает: «…фасады назначаемы построению каменным в Петрозаводске обывательским домам препровождены от меня в свое время вместе с Высочайше конфирмованным губернскому городу планом в наместническое правление, где искать их должны. На образец же двухэтажному каменному дому с лавками внизу – сооружен таковой у купца Бекренёва, по соображению с которым и другие строиться могут,причем предоставить волю хозяевам, если похотят глухие в доме Бекренёва арки, не забирая кирпичом, сделать открытыми с галереею по примеру гостиных дворов».

 


Первые 15 двухэтажных каменных лавок Гостиного двора, занявшего впоследствии весь квартал у пересечения улиц Петербургской (Мариинской, пр. Карла Маркса) и Соломенской (Куйбышева), были выстроены в Петрозаводске в 1790 году.  Бекренёвы потом имели там несколько лавок. Вероятно, поэтому торговые помещения в их собственном доме более не потребовались, и спустя некоторое время двери лавок в первом этаже дома были заложены и превращены в обычные окна. Кроме этого, отец и сын Бекренёвы были крупными строительными подрядчиками, в основном, в Санкт-Петербурге – строительство Екатерингофского канала, набережных Фонтанки, участие в строительстве Казанского собора. При таких больших подрядах на освоение казенных денег требовался залог, которым, как правило, служили собственные каменные дома.

 

В роли губернаторского дома

 

В 1804 году, после пожара на Круглой площади, когда сгорел корпус, в котором предположено было поселить губернатора и вице-губернатора, возникло высочайшее мнение приобрести в казну для жительства руководителей губернии существующие в Петрозаводске купеческие дома. В частности, дом Бекренёва планировалось купить за 25 000 рублей и для окончательного превращения его в губернаторский провести там ремонт, смета которого составила более 10 тысяч рублей.

Следует заметить, что губернатор и так квартировал в этом доме в связи с тем, что вдова умершего к тому времени Филиппа Бекренёва сдавала часть его в аренду. Однако купить дом Бекренёва в казну не удалось, так как он в это время как раз и состоял в залоге при подряде на строительство Казанского собора, который продолжали наследники умершего купца. Более того, вдова Анна Бекренёва подала на высочайшее имя жалобу, в которой сетовала, что «губернаторы не платят денег и хозяйничают в ее доме».

 

Тогдашнему Олонецкому губернатору Виллиму Мертенсу (1761 – 1839) удалось отстоять свое предложение о восстановлении после пожара корпуса на Круглой площади именно для «жительства господ губернатора и вице-губернатора», а не «обращения его в казенные соляной, хлебный и винный магазейны». И после ремонта, проведенного по проекту академика Михаила Березина (уже Олонецкого губернского архитектора), губернатор переселился в казенный корпус, известный теперь как бывший губернаторский дом на Круглой площади, или просто Национальный музей.

 

Духовная консистория

 

В 1828 году была учреждена Олонецкая епархия. Вдова Анна Бекренёва и две ее дочери продали епархии свои два дома: один каменный двухэтажный, а другой деревянный на соседнем участке вместе с землей и дворовыми службами. Дел у них в Петрозаводске, по-видимому, не было, родственников тоже, а сами они давно уже жили в Санкт-Петербурге, в Адмиралтейской части, в собственном доме на улице Галерной.

 

В бывшем доме Бекренёва поселился его Преосвященство епископ Олонецкий и Петрозаводский Игнатий (1791 – 1850), поэтому дом этот долгое время назывался архиерейским. Там же с 1828-го до 1918 года размещалась духовная консистория (епархиальные присутственные места и канцелярия). Непременным атрибутом здания стала домовая церковь. Небольшую маковку с крестом на архиерейском доме, свидетельствующую о наличии здесь домовой церкви, можно видеть и на известной гравюре, на которой изображена панорама Петрозаводска со стороны озера.

 

Вид Петрозаводска с озера

После переезда архиерея в новый дом на Древлянской (Гоголевской), расположившийся неподалеку от нового здания духовной семинарии, построенной в 1872 году, здесь, при духовной консистории, осталась только квартира секретаря канцелярии.

 

В 1912-1915 годах здание духовной консистории подверглось большому капитальному ремонту. Для его осуществления консистория полностью переехала почти на три года в Братский дом, что размещался напротив, заплатив по окончании ремонта Александро-Свирскому братству за «временное помещение».

 

Вид улицы Соборной. В левом нижнем углу — здание духовной консистории, рядом — Братский дом

Ремонт здания был связан с его перепланировкой и серьезной реконструкцией: была осуществлена двухэтажная пристройка шириной примерно 6 метров вглубь двора по всей длине здания. Была полностью переделана парадная лестница с несущими конструкциями и отделкой, выполнено новое крыльцо со стороны Пушкинской, заново переделана вся крыша, включая стропильную систему. Кроме того, здание оборудовалось водопроводом и канализацией, а также электроосвещением. По просьбе епископа Никанора (1858 – 1916) строительство вел губернский инженер Александр Безпальчев (1862 – 1941-43), опытный архитектор и инженер, хорошо зарекомендовавший себя, в том числе  при проектировании и сооружении церкви Рождества в деревне Вехручей.

 

Вид здания б. духовной консистории со стороны ул. Пушкинской

Анализируя вид бокового фасада духовной консистории по одной из довоенных фотографий, можно сделать вывод, что пристройка запроектирована в полном контексте с первоначальным архитектурным обликом здания. Окна выполнены в точном соответствии с существующими, карнизы, венчающий и междуэтажный, того же профиля продлились по пристройке без каких-либо отклонений. На боковом фасаде прибавилось по два окна в каждом этаже, которые аналогично существующим были декорированы арочными нишами. Точно по оси симметрии этого фасада встало крыльцо главного входа в здание духовной консистории.

 

Губернская библиотека-читальня

 

После 1917 года в здании бывшей духовной консистории разместилась публичная библиотека. Разыскания в материалах Национального архива РК о дате перемещения библиотеки в это здание привели к некоторым неожиданным открытиям.

 

Одним из пунктов декрета Совета народных комиссаров РСФСР об отделении церкви от государства, принятого в январе 1918 года, являлся следующий: «Все имущества  существующих в России церковных и религиозных обществ объявлены народным достоянием». В числе этих имуществ – множество строений, зданий, носивших до декрета самые разнообразные функции. Кроме того, в августе 1918-го был принят декрет «Об отмене права частной собственности на недвижимости в городах», который предполагал муниципализацию всех строений.

 

 

В Петрозаводске уже в феврале 1918-го были национализированы и переданы «в ведение Олонецкого губернского совета крестьянских,  рабочих и солдатских депутатов по Комиссариату Просвещения» здания Братского дома, Духовной семинарии и Духовного училища, Епархиального женского училища, Духовной консистории и «каменного 2-этажного дома по Пушкинской улице, принадлежащего свечному заводу». К слову, все эти здания предполагалось использовать, в основном, в качестве учебных – школ и училищ, а в бывшей духовной семинарии новая власть мечтала разместить даже Народный университет с обсерваторией на крыше и педагогический институт. Однако здесь вмешался военный комиссариат Олонецкой губернии, и с 1918 года за семинарским комплексом укрепилось название «Красные казармы».

 

В бывшей духовной консистории на углу Пушкинской и проспекта Карла Маркса разместился губернский отдел народного образования со своими многочисленными подотделами. Епархиальный свечной завод, расположенный по соседству, ниже по Пушкинской,  поделили созданная в 1918 году при отделе народного образования губернская библиотека-читальня (на втором этаже) и типография Совдепа №2, которая заняла 1 этаж.

 

Бывший свечной завод на Пушкинской

ГубОНО заботился о своей библиотеке-читальне. Фонды ее регулярно пополнялись библиотеками училищ и школ, занятых постоем красноармейцев, а также брошенными частными. Кстати, реквизиция частных библиотек, имеющих хозяев, была запрещена распоряжением наркома просвещения А. В. Луначарского (1875 – 1933). Летом 1918-го был проведен ремонт библиотечных помещений под руководством известного петрозаводского инженера-архитектора Вячеслава Лядинского (1882 – 1852). Осенью в библиотеку-читальню были доставлены из духовной семинарии первые книжные шкафы и книги, полки из бывшего Общества изучения Олонецкого края. 

 

9 февраля 1919 года, в воскресенье, губернская библиотека-читальня открылась для первых посетителей в новом помещении с читальным залом и выдачей книг на дом.

 

Об этом подробно изложено в докладе от 20 мая 1919 года заведующего внешкольным подотделом ГубОНО тов. Леонтьева, который хочется максимально здесь процитировать: «Ко времени перехода власти в руки трудящихся масс в губернии были только библиотеки-читальни в числе 70, несколько народных библиотек и велись кое-где чтения. За последние 1,5 года число библиотек возросло вдвойне и стало 140, передвижных – 95.

 

…В губернской библиотеке-читальне начало года ознаменовалось поступлением большого количества книг и книжных шкафов из бывшей духовной семинарии. Книжное богатство, исчислявшееся в 31 тысячу томов, сильно увеличилось, но оказалось в крайне бедственном положении.

 

Перевозка книг производилась согласно постановлению губисполкома Коммунистическим полком. В результате явилась хаотическая куча книг в большом зале читальни. Такая же куча во дворе, а вокруг – частью с пробитыми стеклами, частью вдребезги разбитые книжные шкафы Семинарской библиотеки.

 

…Удалось переписать часть книг и отремонтировать большинство шкафов. К началу февраля закончена систематизация учтенных книг и приведен в порядок каталог, таким образом, явилась возможность открыть для пользования публики часть библиотеки.

 

С начала февраля по 15 мая общее число посетителей составило 1743, число выданных книг: беллетристики – 3003, детской – 667.

 

С открытием общего читального зала и особого отдела по краеведению с особым читальным залом повысится прилив читателей библиотеки».

 

В одном из заседаний коллегии Губернского отдела Народного образования,  состоявшегося 22 декабря 1918 года, решилась судьба бывшей Алексеевской библиотеки. Пункт 47 заседания назывался «О закрытии Общественной библиотеки-читальни (б. Алексеевской)» и гласил: «Поручить заведующему подотделом внешкольного образования национализировать Общественную библиотеку-читальню и внести в смету подотдела на 1-е полугодие 1919 г. со штатом 1 библиотекарь и 2 помощника библиотекаря». Это значило, что бывшая Алексеевская с 1919-го года вливалась в Губернскую библиотеку-читальню своими фондами, прекращала быть общественной и переходила на государственное финансирование.

 

Вот этот факт и стал в некотором роде открытием, так как государственная публичная библиотека, ведущая свою родословную от Алексеевской, оказывается, некоторое время существовала параллельно с ней. Но то, что фонды нашей старейшей библиотеки влились в губернскую, дает последней полное право считать себя правопреемницей петрозаводской Общественной библиотеки. Хотя некоторые исследователи склонны считать, что Алексеевская сгорела, приведенный документ о ее национализации служит косвенным доказательством того, что старинная библиотека уцелела в революционном пожаре.

 

В конце лета 1919-го типография №2 оставила помещение бывшего свечного завода: либо произошла реорганизация типографий в Петрозаводске (их было 4), либо она переехала в другое помещение. Губернская библиотека-читальня получила в свое распоряжение еще один этаж. Не обошлось без эксцессов. На очередном заседании коллегии ГубОНО рассматривалось заявление заведующего библиотекой тов. Богданова с просьбой «о возврате типографией №2 электрической арматуры в нижний этаж здания библиотеки, а также о возврате дров и очистке помещения типографии от разных ненужных предметов (старых бумаг, отчетов и пр.)». Коллегия приняла постановление о возврате типографией электроарматуры и дров, а уборкой помещений порекомендовала заняться самим библиотекарям.

 

В середине 1920-х губернская типография №1, занимавшая половину бывшего губернаторского дома на площади имени 25 октября 1917 года (пл. Ленина), была переведена на Пушкинскую, в здание бывшего свечного завода. По-видимому, именно тогда бывшая Губернская библиотека-читальня, а на тот момент уже Центральная республиканская библиотека переехала в здание бывшей духовной консистории. По-крайней мере, инвентаризационные планы здания библиотеки, датируемые 1929 годом, составленные при обследовании муниципализированных домовладений Петрозаводска, указывают именно на этот дом на углу проспекта Карла Маркса и улицы Пушкинской.

 

План усадьбы республиканской публичной библиотеки

Планы этажей, план участка. Описание конструкций – фундаменты бутовые, стены кирпичные, два этажа с мезонином, крыша железная, печи голландские изразцовые…

 

В графе «Год постройки» прочерк. Составитель технического паспорта здания не знал, что этот дом построен в 1791 году, но в следующей графе «Сколько лет служит» написано «75 лет», хотя дому к тому времени стукнуло уже 138. Хорошо был построен изначально, качественно был проведен ремонт в 1912-1915 годах, и это послужило основанием к следующему выводу: «Общее состояние дома удовлетворительное, особых ремонтов не требует. Необходимо покрасить крышу и побелить первый этаж. Здание предположительно может прослужить при нормальных условиях 75 лет».

 РК.j

Читальный зал детского отдела в здании б. духовной консистории. Фото с сайта Национальной библиотеки РК

Здание публичной библиотеки не успело прослужить обещанные ему 75 лет. Оно было разрушено в начале Великой Отечественной войны.

 

В центре — разрушенное здание публичной библиотеки в 1942 году. Фото из архива Н. Кутькова

Но возродилось в 1959 году почти на месте бывшего свечного завода по улице Пушкинской, где начала когда-то в 1919 году свою жизнь Губернская библиотека-читальня.

 Здание Национальной библиотеки в 2005 году. Архитектор Константин Гутин (1959 год)

 

 

 

  • Елена Ициксон

    Спасибо, Татьяна! Подписалась и разослала знакомым.

  • Татьяна Панюкова

    Спасибо.
    Сделала, что смогла — создала пока что обращение на Демократоре:
    http://democrator.ru/problem/11269
    и написала письмо в центр по гос. охране объектов культ. наследия.

    Ансамбль там и так уже был несколько подпорчен изменением цвета двух полукруглых зданий с насыщенного и памятного многим темно-красного на бледно-желтый… а тут…

  • Елена Ициксон

    Думаю, общественность наша может сделать ОЧЕНЬ много))) И вовсе не обязательно архитектурная.
    Как архитектор, могу сказать, что вертикаль некой стелы на площади Гагарина должна быть очень четко и ЧУТКО увязана с вертикалью вокзального шпиля, который работает на ВЕСЬ проспект Ленина. Дублирование здесь неуместно, а также просто вредно. Не следует забывать и то, что вокзал имеет статус объекта культурного наследия, и его восприятие не должно нарушаться со стороны площади, в том числе.
    На градостроительный совет эта затея НЕ выносилась, обсуждения НЕ было. Так что общественности — широкое поле для защиты очередного памятника архитектуры от вандализма…

  • Татьяна Панюкова

    Елена Евгеньевна, извините — не по теме данной статьи, но к Вам, как к архитектору вопрос и о наболевшем очередном:
    на площади Гагарина, лице города, началось очень спорное строительство якобы по «благоустройству» площади. Финансирует проект некий петербургский предприниматель. А в центре многострадальной площади должна появиться какая-то несообразная ни с вокзалом, ни со сложившемся ансамблем всей площади стелла с часами, якобы должная украсить город к 310летию. Опять никто не спросил горожан (в группе, где обсуждается эта новость, практически ни одного доброго слова этой «задумке» очередной г. Лёвина не нашлось! Вид на вокзал со стороны проспекта будет безнадежно испорчен. Может ли что-то сделать архитектурная общественность, пока еще не поздно и это чудовищное сооружение не появилось на площади?

  • Дилетант

    Видела послевоенные фото этого здания. Возможно, с точки зрения чистого искусства и зря его изменили.Но для меня башня и окна закруглённые придали ему мягкость и очарование))

  • Елена Ициксон

    Вы правы, Петрозаводчанин! Здание построено в начале 1930-х в модном тогда стиле конструктивизма. Во время войны сохранилось почти полностью, но, тем не менее, было перестроено с изменением стиля. Почему-то после войны все крайне нетерпимо относились к конструктивизму! Этот касается и обычных людей, и архитекторов. Пожалуй, не изменили своего отношения к советскому авангарду в архитектуре только Константин Мельников (1890-1974) и Андрей Буров (1900-1957). Жаль, что «перелицовка» зданий в Петрозаводске укорачивает и даже уничтожает историю его архитектуры…

  • Петрозаводчанин

    На одном из сайтов города пишут, что на здании дома связи (почтамта) установят табличку с информацией о том, что здание является памятником. При этом в статье пишут, что здание было построено в 1946-1948 годах. Но ведь это годы восстановления, а здание (пусть и отличавшееся — без шпиля и башни с часами) уже стояло в 1938 году.
    В интернете есть фото его строительства в 1938, и фото здания в разрушенном виде. Почему зданию укорачивают жизнь?

    Специалисты, краеведы, разъясните…

  • 11

    [quote name=»Елена Ициксон»]А причем же тут столица? [/quote]
    Речь же о приоритетах шла, не так ли? Так вот, он не был столицей, какое он значение имел для жителей Петровского завода? Да и непонятно ещё было надолго ли этот «Санктъ-Питеръ-Бурхъ» нашим будет: территорию то заняли, а юридически — нет, она нашей стала лишь в 1721 году. И столицы, повторюсь, там никакой не было. Махонькая крепость.
    А Повенец, как собрат-завод для местного населения явно поважнее был. И тем более Олонец, как крупный город в округе. Потому то в Сулажгоре тракты и назвали Повенецким да Олонецким, на кой им, сулажгорцам, этот наизвестный, непонятный, только что появившийся Питер.

    Ну, по молодости своей, возможно я чего-то не понимаю…

  • Елена Ициксон

    А причем же тут столица? Петербург заложен и существует, чугунолитейный завод в Повенце существует одновременно с таковым же в Петровских заводах — и все датируется 1703-м годом. Как уж они там назывались на ту пору, не знаю, о чем сказала ранее. Но ведь Петербург и Повенец находятся в разных направлениях… До Сулажгоры, действительно, надо было ехать по одной дороге. Думаю, если Вас так сильно занимает эта тема, расследуйте ее и просветите всех)))

  • 11

    [quote name=»Елена Ициксон»]Мне, например, ничего не известно о том, что Петербургский тракт назывался Повенецким. Вам, видно, больше повезло )))))[/quote]
    Мне тоже неизвестно, так что не «повезло» ;) я встретил такое наименование и дал ссылку на него, хотел узнать, соответсвует это истине или нет. А то ведь чего только не напишут в интернете.

    [quote name=»Елена Ициксон»]Но совершенно ясно, что направление на Петербург было всегда более значимым, чем на уездный Повенец)))[/quote]
    Но Санкт-Петербург стал столицей лишь к 1712 году. Не могло быть так, что сначала это был — Повенецкий, а потом — С.-Петербургский??

    Про сайт гос.охраны памятников (или как он там правильно называется?) — там ведь вообще нет про С.-Петербургский, там речь об Олонецком и Повенецком…
    Путаница какая-то.

  • Елена Ициксон

    стоит добавить, что Алексеевской в этом здании уже не было — она была национализирована в 1919 году и влилась в губернскую библиотеку-читальню. В этом зданиии (бывшей духовной консистории) библиотека называлась [b]публичная республиканская[/b]

  • Елена Ициксон

    Да, я знаю эту фотографию. Спасибо. Фотографий времен оккупации Петрозаводска (и даже было много видео) на сайте heninen.net

  • Татьяна Панюкова

    Да,а по поводу того, когда и кто разрушил здание библиотеки на углу совр. К. Маркса и Пушкинской — есть известный снимок в книге Юкки Куламаа, сделанный в первый день оккупации, 1 октября 1941 года — женщины,найденные в бомбоубежище — фоном служит как раз: справа — бывший назарьевский дом Александро-Свирского братства, слева — бывшая публичная Алексеевская библиотека (уже видно, что она разрушена), угол современных Пушкинской и Карла Маркса:
    http://vk.com/photo-12068517_144182437
    (Если не откроется — 23 снимок в альбоме «Оккупация Петрозаводска…»)

  • Елена Ициксон

    Татьяна, спасибо за информацию. В контакте не зарегистрирована. С Александром Похвалиным хотела бы познакомиться. Если у Вас есть его контакты, с удовольствием приму. Спасибо еще раз.

  • Елена Ициксон

    Для ника «11». Мне, например, ничего не известно о том, что Петербургский тракт назывался Повенецким. Вам, видно, больше повезло )))))
    В пределах города бывшая Мариинская называлась Петербургским трактом со времен Петровского завода. Да, оба тракта совпадали в городе, расходясь именно в Сулажгоре. Позднее образовалось ответвление на Повенец ближе к центру города. Но совершенно ясно, что направление на Петербург было всегда более значимым, чем на уездный Повенец))) несмотря на его связь с северными районами России. Отсюда — и приоритет в названии.
    Еще раз повторюсь: чтобы Вы смогли что-то найти в библиотеке, кому-то необходимо об этом написать, а затем напечатать. Кратчайший путь к цели — архив)))

  • Татьяна Панюкова

    Елена Евгеньевна — по поводу архива семьи Капусткиных — если вы зарегистрированы в Контакте, то посмотрите в группе «Петрозаводск 18-20 вв.» комментарии ко многим снимкам в альбомах «Петрозаводск — 20 век» и «Петрозаводск в годы оккупации…»:
    http://vk.com/album-12068517_97921389?act=comments

    Александра Похвалина:
    http://vk.com/id37763486
    — это наследник семейства Капусткиных, он выкладывал очень интересные фото из семейного альбома и под многими снимками очень интересные отрывки из неопубликованной рукописи А.Н.Капусткина «Записки о Петрозаводске»…
    Думаю, если бы эти записки смогли увидеть свет — это стало бы отличным подарком многим краеведам.

  • 11

    [quote name=»Сотрудник библиотеки»]По вопросу 11. Вы приходите в краеведческий отдел библиотеки. Вместе посмотрим, хотя, честно говоря, в книгах встречается только название Новая в отношении ул. Анохина, а вот о разных переименованиях улиц найти материал можно. Приходите.[/quote]

    Я искал в библиотеке про Повенецкий, ничего толком не нашёл. Библиотекари именно по этому поводу помочь не смогли. Именно поэтому и спросил здесь, увидев, что есть люди, знающие старые названия улиц. Но, увы, и тут ответ не нашёл.

  • Сотрудник библиотеки

    По вопросу 11. Вы приходите в краеведческий отдел библиотеки. Вместе посмотрим, хотя, честно говоря, в книгах встречается только название Новая в отношении ул. Анохина, а вот о разных переименованиях улиц найти материал можно. Приходите.

  • Елена Ициксон

    Цитирую Вопрос: «Не дадите наводочку, где об этих Новых улицах можно почитать? Для этого обязательно в архив нужно обращаться? Или Публичка тоже сможет помочь? Как найти такие источники?» Не обрадую ничем((( «Почитать» негде. Надо рыть и рыть в архиве. Такие сведения приходят параллельно с какими-то другими поисками. Нужно поднимать фонды городового магистрата, городской думы, строительного отделения губернского правления, строительной и дорожной комиссии… А также материалы по купле-продаже участков и домов… Чаще всего указывались номера участков по конфирмованному плану 1854 года, улицы — крайне редко. Зная, где расположены номера участков, можно вырулить и на название (иногда везет с ним, «проговариваются» наши предки в текстах документов). А вообще — в архив надо не «обращаться», а погрузиться самому, тогда и «улов» появляется)))
    Duremar, я знаю, что это фотография объединенной типографии. Я ведь не называю это фото — библиотека-читальня))) По крайней мере, в таком виде здание было во времена обитания в нем библиотеки.
    Станиславу. Реконструированная типография стояла там же, где и бывший свечной завод. Этот завод епархия построила на месте второго дома (деревянного) Бекренёвых, который располагался на соседнем участке. Академия наук очень далеко — в соседнем квартале между Подгорными, там стояли деревянные дома. Смотрите план детальной планировки центра Петрозаводска 1941 года в историческом атласе. А еще обновленную типографию хорошо видно на аэрофотоснимке 1934 года (пл. Кирова с собором, Карла Маркса, гостиный двор и парад физкультурников).
    Татьяне Панюковой. Ничего не знала про архив Капусткиных. Это очень интересно. Главное, как-нибудь познакомиться)))

  • Станислав

    [quote name=»Duremar»]Фотография «бывшего свечного заводика» 1927 года, когда здание уже было полностью передано объединенной типографии. К 1931 году оно было полностью реконструировано и в начале войны «качественно» подорвано нашими саперами.[/quote]А вот и фото реконструированной типографии: http://history.ptz.ru/files/photo/p_file_big/280.jpg
    На этом сайте написано, что здание стояло на месте академии наук, т.е. чуть дальше нынешней библиотеки.

  • Duremar

    Фотография «бывшего свечного заводика» 1927 года, когда здание уже было полностью передано объединенной типографии. К 1931 году оно было полностью реконструировано и в начале войны «качественно» подорвано нашими саперами.

  • 11

    Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, правда ли, что Петербургский тракт сначала был Повенецким? Не помню, где об этом читал, сейчас лишь наткнулся на сайт республиканского центра по госохране объектов культурного наследия, там в статье об ансамбле ул. Шуйской, упоминается Повенецкий тракт.

  • Вопрос

    [quote name=»Елена Ициксон»]Сколько их было — не считала. Довольно много. Можно сказать, почти все улицы прошли через это имя.[/quote]

    Не дадите наводочку, где об этих Новых улицах можно почитать? Для этого обязательно в архив нужно обращаться? Или Публичка тоже сможет помочь? Как найти такие источники? А то мой режим работы позволяет посещать лишь библиотеку, архив рано закрывается. Любопытный факт вы открыли, хотел бы посмотреть, какие же, всё же, были улицы Новыми.

    Предполагаю, что К. Маркса точно не была таковой, судя по вашим статьям :))) И Энгельса, получается, тоже не была (раз была продолжением Петербургской). И Гоголя не была (опираюсь на вашу статью о Древлянской).

    Т.е., по идее, теоретически это могли быть ул. Куйбышева, Кирова, Дзержинского, Андропова, Свердлова, Титова, пр. Ленина, Герцена, Красная, Еремеева… Границы просто очень плохо себе представляю того времени, где эти «новые» прекратились. Если в сторону вокзала — то, как вы уже отметили, — Анохина. А в сторону Ленина?

  • Елена Ициксон

    Вопросу. Да, улица Мариинская начиналась от перекрестка с Пушкинской. Во времена строительства здания площадь еще не была расчищена от застройки, так что были только улицы. Да и сейчас адрес музея ИЗО, Кантеле — пр. Карла Маркса)))
    Новая, которая Анохина, — название официальное. По-видимому, это была последняя из Новых. Сколько их было — не считала. Довольно много. Можно сказать, почти все улицы прошли через это имя.

  • Вопрос

    Спасибо! Интересно! Жаль, что этого дома больше нет.

    Кстати, запутался с адресами… Получается, улица Мариинская (Петербургская) начиналась от перекрёстка с ул. Пушкинской?

    А про Новую вы рассказали удивительные вещи. Ранее много где писали, что это нынешняя Анохина, а оказалось, что ещё и Пушкинская таковой была. Куда-то ещё она кочевала?
    Как-то в газете прочитал, что название «Советская площадь» — самое кочующее. Сможет ли Новая побить этот рекорд? Сколько адресов она имела? Пока, получается, минимум три — нынешняя Пушкинская, нынешняя Анохина, а также ныне ул. Новая в Соломенном.

  • Татьяна Панюкова

    За книжку! Обязательно надо издать.

    (Есть, кстати, еще у наследников семьи Капусткина, неопубликованные очень интересные материалы — и тексты, и фотографии — по истории нашего города, тоже прямо просятся на печать — очень жаль будет, если они будут утеряны и не станут достоянием краеведов и просто наших горожан.)

    На снимках финских времен начала оккупации (парад 1 октября 1842 г.) — здание это, насколько можно разглядеть при приближении,уже разрушено:
    http://vk.com/photo3306529_298286352?rev=1

  • Елена Ициксон

    Михаил Леонидович, спасибо))) Замахнулась слегка — видите, узнаю постепенно про все наши исторические здания, опубликованные на старых фотографиях и открытках. Чем дальше в этот лес, тем больше белых пятен, к сожалению(((
    С Вашей помощью, думаю, будет легче))
    Вопросу. В начале оккупации в городе действовали и наши диверсионные отряды, которые поджигали некоторые здания и промышленные объекты. Какие конкретно, не могу сказать. Здание библиотеки просто сожжено — по фотографии. Кем — не известно (мне, по крайней мере). Стены 70-80 см толщиной, уверена, не пострадали… Дом, где ныне располагается администрация музея Кижи, выглядел не лучше после войны. Однако, был восстановлен… Не повезло дому Бекренёва.

  • Наталья Мешкова

    Книгу Елены Евгеньевны мы все давно уже ждем с нетерпением))) А что касается Наблюдателя, уверена — это не друг Кижей пишет. Друзья отлично знают, кто какую позицию занимал и занимает.

  • Наблюдателю

    Вы заблуждаетесь.
    Михаил Леонидович выступил, назвав все вещи своими именами,в Законодательном собрании, когда там был первый сбор.
    Он был на пикете на пл Кирова.
    Он подчинённое минкульту лицо и не может выступать ещё более против своего непосредственного начальства.
    Кроме того, Вы хотите, чтобы и в Национальном музее поставили послушного эффективного менеджера «чегоприкажете»?
    Вы или провокатор, или шапкозакидатель…((

  • наблюдатель

    [quote name=»Михаил Гольденберг»]
    Уважаемая Елена Евгеньевна, это книга имела бы абсолютный успех. Готов содействовать.
    Было бы значительно полезнее для Карелии, если бы г-н Гольденберг также активно содействовал бы защите Кижей, своих коллег по музейному делу, и публично выступал против директорства Нелидова. Что-то не видно его было и не слышно в горячие дни народного протеста… А книгу поддержать надо, конечно. Это и безопасно.

  • Вопрос

    [i]«Здание публичной библиотеки не успело прослужить обещанные ему 75 лет. Оно было разрушено в начале Великой Отечественной войны».[/i]

    Здание публичной библиотеки разрушили финны?

  • Патлаенко Э.Н.

    Прочитал на одном дыхании! Получил новое знание. Книга нужна…)))
    СПАСИБО!

  • Михаил Гольденберг

    Блестящая, глубокая статья! Доступная и понятная всем. Возникает вопрос: а не замахнуться ли автору на книгу об архитектуре Петрозаводска?
    Уважаемая Елена Евгеньевна, это книга имела бы абсолютный успех. Готов содействовать. Но нужна, конечно, ваша воля…