Архитектура Петрозаводска, Главное

Женщина и архитектура

Этот материал – не к 8 марта, он посвящен архитектору Марине Георгиевне Старченко, которая 11 февраля отмечает свое 90-летие.

Слово «архитектура» – женского рода. Но если провести блиц-опрос с целью назвать выдающихся женщин-архитекторов, то, пожалуй, кроме имени Захи Хадид, на ум ничего не придет. Однако смею заверить, что в отрасли архитектурного проектирования работают в большинстве своем именно женщины. И послевоенный Петрозаводск отстраивался в основном по проектам женщин-архитекторов. Ну, демография у нас такая. Особенно после войны.

Разрушенный почти полностью центр Петрозаводска рождался практически заново. Екатерининская регулярная планировка стала основой, опираясь на которую создавался новый образ столицы Карело-Финской ССР. Было принято решение строить в центре жилые и общественные здания высотой 3-4 этажа, вместо одно- двухэтажной застройки, определявшей довоенное лицо города.

После проведения всесоюзного конкурса на застройку центра Петрозаводска, в котором со своими предложениями одержал победу архитектор Дмитрий Масленников, в городе началась постепенная реализация идей победившего проекта.

Одна из них – придание иного облика проспекту Карла Маркса, который становился одним из важнейших элементов в системе нового линейного центра города «Привокзальная площадь – пр. Ленина – ул. Энгельса – пл. Ленина – пр. К. Маркса – пл. Кирова». На площади Кирова планировалось возвести главное здание Карело-Финской ССР – Дворец Советов, который должен был стать архитектурной кульминацией всей центральной части города. Проспект, непосредственно подводящий к главной городской площади, должен был соответствовать своей новой роли, а потому к его застройке предъявлялись повышенные архитектурные требования.

Гостиный двор был полностью разрушен, также не подлежали восстановлению 2-этажные каменные здания, построенные в XIX веке для горных офицеров Александровского завода. Функционировало только старинное здание почтового дома на углу К. Маркса и Дзержинского.

 Строительство дома № 22. На первом плане — старый почтовый дом

 

Для расширения проспекта, ограниченного с одной стороны обрывом в пойму Лососинки, был намечен перенос красной линии застройки вглубь кварталов на 9 метров. Уже к 1949 году вторым рядом за старыми зданиями развернулось новое строительство. В квартале между улицами Дзержинского и Кирова вело застройку Министерство внутренних дел: главное административное здание своего ведомства в республике и жилой дом № 20 (оба – по проекту М. Ф. Вячеславиной). На углу Комсомольской и К. Маркса возводилось административное здание Министерства лесной и бумажной промышленности.

В архитектурно-планировочном задании главного архитектора Петрозаводска Л. И. Чиненова, выданном в январе 1949 года на жилой дом № 22 по пр. К. Маркса, акцентировалось, что «новое здание должно закончить оформление большого отрезка проспекта от пл. 25 Октября до типографии им. Анохина». Площадь 25 Октября – это теперь площадь Ленина, а типография им. Анохина расположилась после войны в отремонтированном здании бывшего Госбанка, построенного в 1934 году там, где сейчас располагается универмаг «Карелия».

Марина Старченко — дипломница Московского архитектурного института

 

Задание Чиненова было выдано в Проектную контору при СМ КФССР, а там поручено архитектору Марине Старченко, чуть менее года назад окончившей знаменитый МАРХИ. Для ускорения процесса проектирования было предложено воспользоваться рабочими чертежами строящегося рядом жилого дома МВД, то есть для архитектора практически полностью исключался какой бы то ни было свой собственный творческий вклад в работу. Перепланировка предполагалась только для помещений 1-го этажа в связи с иным использованием. Также различие в градостроительном положении обоих домов подразумевало все-таки некую разницу решений; и автору, конечно, всегда интереснее работать на угловом участке, нежели на прямом отрезке улицы.

Говорят, сколько архитекторов, столько и мнений. А еще язвительней: два архитектора – три мнения. В данном случае молодой архитектор, критически оценив как проект коллеги, так и преимущества участка, предложила свое собственное видение архитектуры жилого дома на проспекте. Тем более что в градостроительном плане ей было на чем сыграть, оформляя угол здания на повороте как главный фасад и центр всей композиции.

Острые углы, под которыми вливались в проспект улицы Дзержинского, Кирова и Куйбышева, были не самой простой задачей для архитекторов, но все справились с ней блестяще. Та же М. Вячеславина при проектировании административного здания МВД придумала чрезвычайно внушительный фасад, не вызывающий никакого сомнения в его доминирующей роли не только для здания, но и всего перекрестка.

Планировка квартир обоих зданий – и 20-го, и 22-го – идентична, за исключением располагающихся в поворотной секции, которых просто нет в доме № 20. Тем интересней разглядывать фасады двух домов-«братьев», абсолютно разных «с лица».

Дом № 20 — МВД

Дом № 22 по пр. К. Маркса

 

Но чтобы отстоять эту разность и различие, архитектору пришлось, судя по всему, пережить немало. Городская комиссия, рассматривавшая в мае 1949-го первые эскизные проработки Старченко, отнеслась неодобрительно к поискам автором нового архитектурного языка: «…предлагаемое здание решено в формах, близких к русскому барокко (наличники, венчающие части пилонов), строящиеся же здания имеют формы, близкие к классицизму». Что означало, дома не будут гармонировать и создавать единый ансамбль, требуемый на столь ответственном участке одной из главных магистралей города.

 Главный фасад дома. Фото А. Барабанова

 

Сверхзадача, которая ставилась автором при проектировании, заключалась еще и в том, чтобы передать в современной архитектуре отголоски и темы архитектуры русской и заонежской, попробовать связать традиции домостроения деревянного с новым хотя бы в декоративных деталях. И передалось, и связалось, и это было увидено коллегами, иначе отчего бы случилось такое яростное неприятие частью архитектурного сообщества во многом новаторского проекта Марины Старченко.

Дом Костина из Великой Губы (дер. Верховье)

 Дом Ошевнева

 

Почему разорван венчающий карниз здания? Почему акценты фасада, соответствующие лестничным клеткам, решены в виде таких «неклассических», слишком выступающих завершений? Почему первый этаж весь изрезан арками витрин? Почему угловой фасад вогнут дугой, если может быть срезан по прямой линии?

А уважаемый Борис Васильевич Гнедовский, выступающий в качестве эксперта, обвинил архитектуру дома Старченко в сходстве со стилем модерн, считающемся в то время самым большим «смертным грехом». Заключительные слова его экспертизы, представленной в Управление по делам Архитектуры при Совете министров КФССР, кажутся словами приговора: «Улица К. Маркса по существу является соединительным звеном между будущим правительственным центром Петрозаводска и прекрасным архитектурным ансамблем XVIII века. Это парковая улица, в композиции зданий, ее окаймляющих, не должно быть места для разнобоя архитектурных элементов. …Автору следовало несколько упростить чрезмерную вычурность отдельных архитектурных деталей, …волюты, образующие над входом кокошники, слишком пышны и в своем стремлении вверх начинают приобретать почти готический характер силуэта. Сандрики над окнами 2-го этажа странной формы, это не ренессанс, не барокко, скорее всего это модерн 1910-1912 годов плохого вкуса»…

Скромный сандрик над окном, вызвавший гнев в оппонентов. Фото А. Барабанова

 

Вогнутую линию углового фасада главный архитектор города обозвал «вдавленным углом»; легкие цветочные кованые балконы, специально сделанные автором прозрачными, чтобы не спорили с основной темой фасада, были названы «жиденькими балкончиками».

Изящный балкончик словно выполнен в технике макраме

 

Какой же мужественный характер надо иметь архитектору, чтобы удержаться на своих позициях в такой обстановке! Марину Старченко поддержали Константин Гутин, Александр Ополовников и, самое главное, начальник Управления Дмитрий Масленников. Из резюме Масленникова при очередном рассмотрении проекта в Управлении по делам архитектуры: «…решение угла с закруглением усиливает поворот, скрадывает острый угол участка. Здание нормально прерывается и затем переходит на вторую улицу. …По вопросу несовпадения осей окон нижнего и верхнего этажей решение автора правильно. Функции этажей разные, и автор откровенно и ясно говорит: внизу – магазины, вверху – жилье. Автор больше сфальшивил бы, если бы совместил эти окна. Умение не скрывать функций – это вершина искусства, это большое качество и смелость автора».

Добавлю, что смелость автора заключается и в отстаивании своих решений и взглядов, отбрасывании заведомо «проходимых» на советах или у заказчика вариантов. Это не всегда оканчивается победой. Но в данном случае архитектор Старченко не отреклась от своего проекта, не изменила его, а город приобрел уникальное здание.

Сейчас нам странно читать хроники нервных заседаний архитекторов более чем полувековой давности. Особенно потому, что жилой дом № 22 по Карла Маркса, построенный в 1952 году, влился в ансамбль проспекта и прижился в Петрозаводске, потому что сделан талантливым архитектором Мариной Старченко почти таким, каким она придумала его.

Хорошо прорисованные детали фасада можно снимать с любым увеличением

 

Четкие вертикали ризалитов с волютными завершениями создают хороший ритм, подчеркивающийся сочными балконами 4-го этажа, с лепными балясинами и массивными кронштейнами. Обрамления окон все-таки очень напоминают деревянный декор заонежских домов. Декоративные детали фасадов прорисованы очень четко и красиво, без лишней измельченности. Круглая маленькая площадь, образованная той самой вогнутой кривой, вовлекла в свое пространство красивейшую арку Петрозаводска, расположенную в доме напротив, которую еще в 1937 году построил вместе с домом Константин Гутин.

Маленькая круглая площадь и два дома с арками

 

Архитектура здания, как выразилась на одном из обсуждений эксперт Л. Г. Мордвишова, «придает интимность и теплоту, характерные для жилого дома». Может быть, именно для этого нужны сильные женщины в архитектуре?

Дом Марины Старченко в ансамбле проспекта отлично гармонирует с остальной застройкой. Фото В. Ларионова

Марина Георгиевна Старченко

 

Не знаю, помнит ли Марина Георгиевна обо всех этих волнениях при проектировании дома на проспекте Карла Маркса. Хочу только добавить, что она ушла из проектной организации на время строительства этого дома, чтобы самой участвовать в его возведении в качестве бригадира отделочного управления «Главсевзапстроя». Это понятно: ведь у каждого архитектора его проекты – это его дети, а если архитектор женщина…

 

P.S. Поздравляю Марину Георгиевну с юбилеем, от души желаю здоровья и продолжения себя в творчестве.

Сайт «Вижу и творю» как раз о том, что делает сейчас Марина Георгиевна:

http://www.viju-i-tvoru.narod.ru/index.htm

Фотографии автора, с сайтов http://www.viju-i-tvoru.narod.ru/index.htm и

 http://vk.com/albums-12068517

 

  • 11

    Уважаемая Елена!

    В одной из Ваших статей упоминался Соломенский тракт (или Соломенская дорога — точно уже не помню. Как правильно?). А давно ли она появилась — эта дорога?

    Я вот к чему спрашиваю. В газете «Красная Карелия» за 19 февраля 1929 года говорится об открытии автобусной линии от Гостиного двора до Соломенного — по льду Онежского озера. Автобусное сообщение обещали поддерживать «до талого льда».

    Также натыкался на информацию о строительстве дороги из Петрозаводска в Соломенное в 1930 году.

    Значит ли это, что до 1930 году дороги не было? (Раз автобусы ходили туда по льду, а также учитывая тот факт, что дорогу строили в 1930? Или это говорит лишь о том, что ранее дорога существовала, просто была «убитая», что даже автобусы не могли её преодолеть?)

  • Кстати

    Ещё статьи Елены Евгеньевны о Петрозаводске найдёте здесь
    http://www.cakarelia.ru/persons/icikson_e_e/

  • Елена Ициксон

    Уважаемый Некто Юрьевич! Про здание поликлиники было рассказано в бумажных версиях Лицея № 11, 2003 и № 4, 2006.
    А история Нагорной-Английской-Мариинской изложена в №4, 2003.
    Если трудно искать эти газеты, то статьи, посвященные интересующим Вас объектам есть и в Энциклопедии «Карелия».
    Ответ на вопрос. Да, до формирования улицы в конце XVIII века по обрыву над поймой Лососинки шел почтовый тракт на Повенец и Санкт-Петербург. Потому и название улицы в XIX веке чередовалось — то Английская, то Петербургская.

    • Юрьевич

      Спасибо.

    • 11

      Уважаемая Елена!

      В одной из Ваших статей упоминался Соломенский тракт (или Соломенская дорога — точно уже не помню). А давно ли она появилась — эта дорога?

      Я вот к чему спрашиваю. В газете «Красная Карелия» за 19 февраля 1929 году говорится об открытии автобусной линии от Гостиного двора до Соломенного — по льду Онежского озера. Автобусное сообщение обещали поддерживать «до талого льда».

      Также натыкался на информацию о строительстве дороги из Петрозаводска в Соломенное в 1930 году.

      Значит ли это, что до 1930 году дороги не было? (Раз автобусы ходили туда по льду, а также учитывая тот факт, что дорогу строили в 1930? Или это говорит лишь о том, что ранее дорога существовала, просто была «убитая», что даже автобусы не могли её преодолеть?)

  • Юрьевич

    Маленький комментарий, вернее вопрос, что называется, «вдогонку».

    В петровское время улицы не было? Я где-то читал, что здесь был С.-Петербургский тракт в те времена, который при застройке и превратился в Нагорную. Так ли это?

  • Нина Предтеченская

    Спасибо Вам, прекраснейшие женщины Марина Георгиевна и Елена Евгеньевна, за талант создавать красоту и передавать ее поколениям. Разменяв восьмой десяток, другими глазами посмотрела на свой родной город, бесконечно любимый мною проспект К.Маркса.Как важно, чтобы об истории строительства города, каждого дома больше знали наши учителя, родители и рассказывали об этом детям.

  • Елена Ициксон

    [b]Ни разу[/b] не встречала в документах название «Аглицкая першпектива». Это не «приукрашенное», как Вы пишете, а так называемое «искаженное», которое бытовало исключительно в начале XVIII века. В конце века ТАК уже никто не писал и не говорил. А именно в конце XVIII века к нам приехал Гаскойн с «английскими художниками» (с английскими, а не «аглицкими»), и появилась причина называть Нагорную — Английской.
    У нас иногда так пишут, чтобы «привязать» наш город к петровскому времени. И Петр здесь был, а вот улицы, увы, тогда еще не было. Вот если бы тогда Гаскойн подъехал к нам, да еще с «аглицкими» художниками, всё бы и сошлось)))

    • Юрьевич

      Благодарю.

      Увидел сейчас в новостях «Лицея» информацию о включении в реестр памятников здания поликлиники. Там опубликовано фото из Вашего архива. Оказывается, даже после пожаров оно ещё выглядело прилично. Не могли бы Вы рассказать читателям «Лицея» об этом здании подробно? Несомненно, это была бы интересная статья рубрики «Архитектура Петрозаводска»…

  • Юрьевич

    Уважаемая Елена! Не совсем по теме — увидел тут фото проспекта К. Маркса, вспомнил, что читал Вашу статью об этой улице. У меня такой вопрос. Много где пишут, что одно время улица называлась Английской. Читая на днях книгу В. И. Смирнова об истории Александровского завода, увидел там информацию об этом, но название было чуть иное приведено — не ул. Английская, а Аглицкая першпектива.
    Подскажите, пожалуйста, а как было в документах? улица Английская, или всё же, более «приукрашенное» — Аглицкая першпектива?

  • Фрадкова Л.И.

    Как будто вернулась в детство.Я училась с дочерью Марины Георгиевны в одном классе, мы дружили и бывали у них дома. Тогда это был уже музей, так как повсюду были расставлены ее работы из корней и ветвей деревьев. Причудливые формы, линии, неожиданные решения! Нас это просто восхищало. А сейчас, когда я вышла на сайт Марины Георгиевны, я до сих пор нахожусь под впечатлением от ее работ! Дай Бог ей здоровья на долгие годы! Уверена, что силы ей дает ее творчество и талант!! Спасибо большое Елена Евгеньевна за прекраснейшую статью!!

  • Юлия

    Прекрасный интереснейший рассказ о замечательной потрясающей женщине!
    Огромное спасибо и Марине Георгиевне, и Елене Евгеньевне! Вот уж воистину — архитектура женского рода.

    Неужели, Лицейский читатель, за три дня у тебя не нашлось добрых слов для тех, благодаря кому мы любуемся Петрозаводском и благодаря кому узнаём его историю?((((((((

    Марине Георгиевне многие лета и мой, петрозаводчанки,благодарный поклон.
    Завидую Вашей способности творить всю жизнь, да ещё так плодотворно!
    Прекрасны Ваши лоскутные картины, занавеси, гобелены.Браво!