Каким мы помним август 1991-го...

Осколки зеркала

{hsimage|caricatura.ru ||||} Вспоминается не только и не просто август 91-го – всё, что ему предшествовало и что последовало.
 
Вот как оно отразилось когда-то в поэме «Круги», которая писалась в кошмарные 90-е. Отражение это, конечно, субъективное и отрывочное, но какие-то вешки годов, наверное, отпечатались.

И вместо воспоминаний – вот они, фрагменты из «Осколков зеркала» (так были названы последние главки поэмы). Как восприимается сегодня написанное тогда, в самый канун нового века? И намного ли оптимистичнее смотрится время нынешнее?
Итак – горбачевщина, объявленная «свобода», развал страны, ГКЧП, «победа демократии», ельцинщина и гайдаровщина, и так далее – в лихорадочных строчках давней поэмы…
{hsimage|www.agitclub.ru |right|||}…Маячит
Меченый генсек,
Нечаянный геракл,
Кто смог,
Чего, казалось, ввек
Не смог бы – что там человек! –
Ни Бог, ни Божий Враг:
Тряхнуть
Земли шестую часть
И мир перекосить.Незрим
В андроповских лучах,
Он на вторых ролях бы чах,
Обвык бы
Тихо на плечах
Головушку носить…

Лукавый сам
Попутал, чай,
Бояр второго Ильича
На стол
Его просить.
Но кто подумал бы всерьез,
Что от его руки
Партийный
Глиняный колосс
Пойдет на черепки?..

Отпад!
Свихнулись времена!
Шатнулся Третий Рим.
Никак
Свободушка дана?
Ахти, несвычна нам она –
Такого натворим!…

Зри, люд столиц,
Честной народ
Всех глухоманных мест,
Как микрофоны с мясом рвет
Невиданнейший Съезд!

И вот –
Консенсусов артист,
Друг Тэтчер, враг войны,
УглУбленный либералист,
Наш недоперереформист,
Полукупец, полумарксист,
Примерный муж жены
(Иль мелкий бес-идеалист,
Иль впрямь мутант-социалист, –
Спроси у сатаны…),
Кому – признай, не прячь лица,
Мой бедный друг и брат! –
Ты, битый циник, как пацан,
Уж был поверить рад,
И чей станичный говорок
Сперва аж умилял,
Кто дивной грезой
Нас завлек
И даже – на короткий срок –
Питал и вдохновлял,
Кому, без шуток,
Монумент
История должна,
Он –
Твой пролетный президент,
Фантомная страна.

Глядь – референдум!
Исполать!
Впервой
Желаньям нашим внять
Решил верховный клир?
Союзу – да!
Теперь-то, знать,
Наступят сразу
Тишь да гладь,
Во человецех – благодать,
С капиталистом – мир.
Вот – перестало холодать!
Пора на радостях поддать,
Сойдясь на братский пир.
Нам коммуналку ли менять
На дюжину квартир!

Вот только братьев не понять.
Прибалтов – ладно, не унять,
А прочим-то – чего линять?

Гнильца какая-то, видать,
В державе датской, сир…

…Свобода,
Ты страшней, чем СПИД
Для давнего скопца.
Неужто
Край мой Богом бит
За то, что испокон гневит
Адамова Отца?

Тбилиси…
Вильнюс…
Днестр…
Бишкек…
Сухуми…
Визг свинца
И дым.
И пепла черный снег.
И снится
Завтрашний абрек
Буденновска мальцам –
Не с папиросою «Казбек»,
С базукой – у крыльца.
И половецкий скрип телег,
И горький беженцев ночлег,
И на брегах
Рубежных рек –
И обр,
И скиф,
И печенег
Схватились,
Кровники навек,
До смертного конца, –
Взыгравший князь,
Воспрявший бек, –
Над дележом ларца,
Наследьем
Царства-мертвеца,
Железного скупца…
И – вечный бой?
И – вечный бег
Сквозь кровь и пыль?

Ужасный век!
Ужасные сердца!

Неужто впрямь
На край такой
Господь
Рукой махнул
И подал
Знак предсудный свой,
Когда
Полынной злой звездой
Чернобыль полыхнул?..

И вот,
Ступив из-за кулис,
Сам загодя лицом землист
От смелости своей,
Дрожит,
Под всей галерки свист,
Ручонкою гекачепист,
Наш августовский декабрист,
Тряпичный мученик-солист
В танцфарсе лебедей.

А за окном –
От сна восстав,
Взъярясь от хунтовых забав,
Безумствует Москва.
Пыхтит,
Как кур в ощип попав,
Танкистская братва.
И, башню танка оседлав,
Борис,
Который был неправ,
Рычит,
Теперь – и прав, и брав,
В бурлящих улиц автоклав
Горящие слова…

…Всё – впереди.
И сладкий трёп
Про путь в пятьсот деньков,
И непролазность
Диких троп
На дважды пять годков,
И новояз, каких не знал
Уют родных болот:
Банкротство, кризис, черный нал,
Обвал рубля, сверхкриминал,
Локаут и дефолт;
Бюджетных смертников удел,
Обрыдлый голый быт,
Всех МММов беспредел,
Загранподачек стыд,
Шахтерских маршей череда
И слезы стариков;
Лихих премьеров чехарда,
Парад приват-царьков;
Вождей предвыборная дрожь
И выборов фальшивый грош;
Рекламы глум и бред,
Шаманство, стёб, и грязь, и ложь
Экранов и газет;
И думских умников бои
За свой тугой оклад,
И тощих земляков твоих –
Сума, и мор, и глад,
И толстых – мерсы и паи,
И сбитый в толстые слои
Заморский шоколад;
И госдолгов безумный блиц,
Когда казна пуста,
И казнокрадов и убийц
Швейцарские счета;
Тусовки
Партий, стай и свор,
Разборки, кровь, разбой, разор,
Кавказская резня,
Приморский ступор,
Крымский спор,
Балканская грызня…

И тот
Свобод гарант живой,
России символ и герой,
Кто танки подминал,
Сошедший с рельс
Парламент свой –
Былых собратьев гордый строй,
Пошедший вдруг
Ломить стеной
За право власти над страной,
Где и устой-то правовой
Покуда не дневал,
Где нам закон, едрена мать,
Что дышло был векА, –
Из тех же танков
Раздолбать
Не приказал пока…

Еще
Тот годик не настал,
Когда,
Промыв глаза,
Затылок яро зачесал
Голосовавший «за»:
Как вникнешь в речь,
Вглядишься в лик,
Оглянешь верх и низ –
Да уж не мОрок ли возник,
Да тот ли он, Борис?
Вздел гири-вежды на очах,
Уста разъял едва, –
Уж не муляж ли Ильича,
Того, что номер два?

Хотя –
Себя теперь спроси, –
Окинешь, согреших еси,
Всех прочих
Тьмы и тьмы:
Кого же – Господи, спаси! –
Курульный сейм нечистых сил,
Кунсткамеру ль всея Руси
Наизбирали мы?

Иль правы
Циники веков,
Ехидные мужи:
Зачем шумишь, народ,
Каков
Ты в зеркале своих верхов?
Каких имеешь вожаков,
Таких и заслужил…

Все впереди еще, мой друг.
На завтрашний
Убойный круг
Чуть тронулась турель…

…Похмельем
На чужом пиру
Теперь ужалит память вдруг:
Как,
В гуле тех недель,
Всех нас,
На сладостном ветру,
У ждущей прорвы
На яру,
Слепил
Победный хмель.

Как перетряс и передел,
Страны раскрой-разброд
За плясом
Мутных полудел,
Дурных полусвобод,
От крика «Гласность!»
Обалдев,
Пропраздновал народ.

И как
В один прекрасный час
Раскрыл в испуге зев,
От шока рыночного
Враз
Прозрев и протрезвев.
Гляди, совок,
Раззявив рот,
Как с гиканьем пошли
В бесовский
Чудный хоровод
Все упыри родных широт,
Все пузыри земли.

…Чей гений
Нас сюда завел,
Игра каких умищ?
Окинь окрест
Родимый дол, –
Никак опять прошел
Монгол
Средь отчих пепелищ?
И ты –
Почти готов в размол,
Вдвойне бесправен,
Трижды гол,
Стократ
Угрюм и нищ.

…Какое «Слово» бы сложил
Грядущих лет Боян
О странном этносе,
Что жил
Под кличкой россиян?
Что тут гадать нам…
Опадут
Листы календарей,
И дети наши
Воздадут
Сполна
Всем кашеварам смут,
Всем зодчим пустырей.
И заодно – отцам своим,
Нам,
Сдавшим их в полон
Умам чужим,
Вождям чумным,
Злым жерновам времен.
Дай, Боже, выжить им
В краю,
Что нынче – волчья сыть,
И, может, родину свою
Поднять,
Обнять,
Отмыть…

Но мысль ужасная одна
Жжет душу и мозги:
Вот
Новым веком
Им дана
Другого взгляда глубина
И глыбь зеркал других,
А там –
Всё тот же шурф без дна,
Страны всё та же голизна,
Всё те же
Нечисть,
Пелена
И в омуте круги?..
Господь,
Пускай на нас – вина,
Но плоти нашей семена –
Спаси, убереги…

1999
  • валерий ананьин

    Поэма «Круги» полностью опубликована на сайте «Электронная библиотека авторов Карелии» http://avtor.karelia.ru/elbibl/ananjin/krugy.pdf
    Спасибо Национальной библиотеке РК и Г. Г. Галаничевой за подарок к моему юбилею.

  • Наталья Ларцева

    «Талант — единственная новость, которая всегда нова!» Спасибо, Валерий! Ты умеешь удивлять и радовать.
    Твои «Осколки» — прямо в десяточку! Они требуют продолжения.
    Пиши, удивляй нас и радуй!

  • Алексей Конкка

    Талантливо