Каким мы помним август 1991-го...

Под музыку Чайковского

{hsimage|Мстислав Ростропович в дни путча среди защитников Белого дома ||||} Ничего особенного не предвещал очередной понедельник (как известно, это в России день тяжелый, и хорошие дела в понедельник не делаются) 19 августа 1991 года, что бы вышло за определенные рамки. Ну, «Лебединое озеро» по телевидению с утра, конечно же, не самое лучшее, чего можно было ожидать. Но ведь есть еще один канал. Стоп! И там «Лебединое»!

Телефонный звонок (надо сказать, что телефон нам поставили совсем недавно, мы стояли в очереди на него 19 лет!) – звонит знакомый и взволнованным голосом сообщает, что Горбачева «сняли», и чтобы я не выключал телевизор – скоро будет очередное важное сообщение.
И действительно, скоро лебеди как-то растворились, и на экране по всей его ширине появилась картинка, напоминающая «Тайную вечерю», только лица посерее, да и количеством поменьше. И кто-то из них (а может быть, все сразу, тогда телевизионная техника была еще не на высоте) сообщил, что из-за болезни президента страны Михаила Сергеевича Горбачева вся полнота власти ложится на плечи вот этим бедолагам под названием ГКЧП! Насколько тяжела эта власть было видно по трясущимся рукам одного из участников этого «явления народу». Они, ГКЧПисты, выражают надежду, даже уверены, что народ поймет, поддержит и т.д. Народ, очевидно, понял, потому что «Лебединое озеро» вернулось на экран, а там уже бушевали страсти, и все гадали, кто же такая эта Одиллия?

– А где Горбачев? – спрашивает шестилетний сын.

– Нет теперь Горбачева.
– А Ельцин?
– И Ельцина нет.
– А за кого мы тогда голосовать будем?
– Мы теперь, похоже, не голосовать, а голосить будем.

Понять-то народ понял, даже больше того, чего желало от него это ГКЧП. Но вот насчет поддержки вышла неувязочка. Даже у народа, имеющего «общеполитический здравый смысл и терпение» (по выражению «Отца всех народов») есть, очевидно, какой-то лимит доверия, который в конце концов иссякает. После смерти Леонида Брежнева в 1982 году полтора года правил Юрий Андропов, после смерти Андропова год Николай Черненко, после смерти Черненко шесть лет Михаил Горбачев. И вот теперь, как объясняют этому народу, Михаил Сергеевич «по состоянию здоровья не может исполнять своих обязанностей», и предлагают то ли еще кого-то, то ли еще чего-то… Перебор!

А тут еще совершенно неожиданно в 15:00 на первом канале Центрального телевидения СССР в программе «Время» в условиях строгой цензуры на других каналах вышел сюжет, где открытым текстом говорилось, что президент Буш осуждает путчистов, премьер-министр Великобритании Джон Мейджор осуждает, мировая общественность возмущена, и, главное, президент России Борис Ельцин объявил ГКЧП вне закона!

В апреле 1991 года в Петрозаводске было официально зарегистрировано общество еврейской культуры «Шалом». И именно в дни путча шла подготовка к празднованию одного из основных еврейских праздников РОШ hа-ШАНА (Новый год) впервые за годы советской власти. 20 августа на имя председателя общества Бориса Клейна пришла телеграмма от первой общероссийской еврейской организации ВААД: «В связи с создавшейся в стране политической ситуацией в ВААДЕ создана круглосуточная информационная служба для обмена информацией о положении евреев и о текущей  обстановке на местах тчк мы надеемся получать от вас детальные сведения о том что происходит в ваших регионах и будем информировать вас о положении дел в центре и других регионах а также о позиции ВААДА по поводу происходящих событий тчк».

Прилагался список телефонов, по которым можно было связаться с центром. Также поступило официальное заявление ВААДА, где, в частности, говорилось: «…ВААД призывает все еврейские организации и общины страны сохранять спокойствие зпт подчиняться в своей деятельности законно избранным властям и представлять на всех уровнях интересы еврейского национального меньшинства. Москва 20 августа 1991 года. Президиум ВААДА». Учитывая политическую обстановку, мнения в правлении общества «Шалом» – проводить праздник или нет — разделились. Но большинство все же высказались за его проведение.

Мы, петрозаводчане, можем гордиться, что не остались в стороне от этих событий, не заняли выжидательной позиции, не делали вид, что от нас ничего не зависит. 20 августа у здания Музыкального театра состоялся внушительный митинг, на который люди пришли добровольно, чтобы выразить свою позицию. Правда, местные руководители партии, секретари обкома не были замечены – они, очевидно, еще не получили инструкций «сверху» – партийная дисциплина. Но зато уже утром в троллейбусах появляются листовки: Петросовет ГКЧП не подчиняется. На митинге – яркие выступления ректора Петрозаводского университета Виктора Васильева, председателя Петрозаводского городского совета Александра Колесова, мэра Петрозаводска Сергея Катанандова… А им-то было что терять, если бы победу одержали путчисты!

Вечером заработало Карельское телевидение, по которому председатель Совета Министров Карельской АССР Сергей Блинников сообщил, что Карелия будет жить по российским законам. Это означало, что правительство Карелии путчистов не поддержало.

{hsimage|Москва. Похороны погибших во время путча И. Кричевского, Д. Комаря, В. Усова||||} 24 августа 1991 года страна прощалась со своими сыновьями: состоялся траурный митинг и похороны погибших во время путча молодых людей, транслировавшиеся по центральному телевидению. Многотысячное шествие от Манежной площади до Ваганьковского кладбища по улицам Москвы возглавил вице-президент РСФСР Александр Руцкой. Президент РСФСР Борис Ельцин в момент прохождения колонны находился на балконе Белого Дома. Президент СССР Михаил Горбачев, также присутствовавший на похоронах, объявил о присвоении погибшим званий Героев СССР. Это были последние Герои Советского Союза: Илья Кричевский, Дмитрий Комарь, Владимир Усов.
Два гроба были покрыты трехцветным новым флагом России, принятым на митинге у стен Белого Дома 22 августа, третий – талитом, традиционным еврейским молитвенным покрывалом, как того требует еврейская традиция. Над могилами Дмитрия Комаря и Владимира Усова прозвучал Гимн СССР; над могилой Ильи Кричевского играл скрипач, извлекая из своего инструмента древние, настоянные веками, еврейские мелодии.

…Когда рассеялся угар ГКЧП, чтобы «очиститься», я поставил  пластинку с Первым концертом для фортепиано с оркестром Петра Ильича Чайковского. Его мощный оптимизм, яркое праздничное звучание наполняло душу чем-то таким, что выше всяких слов. Особенно начальный мотив оркестра, как зачин всего произведения:

{hsimage|Начало Первого концерта Чайковского ||||}

И вдруг слышу, как из другой комнаты мой сын напевает на этот мотив: Ге – Ка – Че – Пе! Ге – Ка – Че – Пе! Ге – Ка – Че – Пе…

{hsimage|Дмитрий Цвибель. Фото 2004 года |right|||} Вот так Петр Ильич своими шедеврами «Лебединым озером» и Первым концертом для фортепиано с оркестром музыкально «оформил» весь этот постыдный кошмар-буфф, именуемый путчем 91-го, или ГКЧП.

Фото автора и из Интернета
  • Мария Цветкова

    Дмитрий! Спасибо за воспоминания. Всегда с интересом читаю то, что Вы пишете.
    Я тоже помню 19 августа 1991 года: это был мой первый рабочий день (по окончании Университета). То, что это политический переворот, было понятно сразу. Помню своё волнение: до сих пор перевороты моё поколение изучало по учебникам, а тут — вот он, воочию. Страха не было, но тревога нервы щекотала. После трансляции по ТV выступления ГКЧП осталось только разочарование и раздражение от фарса.