Главное, Культура, Русский Север

И вечный бой…

foimogubaСегодня вопрос этот решен, можно писать победный отчет: спасли, сохранили, помогли. Есть еще у нас неравнодушные… Но лично у меня как-то рука не поднимается написать победный рапорт.

О чем речь? В социальных сетях появилась информация о бедственном состоянии библиотеки-картинной галереи в старинной заонежской деревне Фоймогуба.

В прошлом году библиотека-галерея (именно так она называется в официальных документах) отметила 10-летие и насчитывает сегодня в своих фондах более 40 картин – подарки карельских мастеров и молодых художников академии Ильи Глазунова, приезжавших на пленэр в эту деревню. Сельская картинная галерея – единственная в Карелии, да и по России их по пальцам пересчитать, а значит, по-настоящему уникальна. Общественность откликнулась, собрали деньги на покупку дров, необходимых для отопления здания, чтобы не погибли зимой картины.

До последнего времени библиотека-картинная галерея являлась подразделением… Центра оказания услуг, под эгидой которого объединись организации, оказывающие услуги… ЖКХ, культурно-досуговые и библиотечные. В сельских поселениях сегодня нет средств на создание и содержание отдельных структур, вот и собрали всех в одну кучу, тем более, что сегодня у нас все оказывают услуги – культурные, медицинские, образовательные. Но это привело к ряду проблем: например, Министерство культуры не может финансировать учреждение, которое оказывает еще и услуги ЖКХ. И в этом есть логика.

Правда, в этом году администрация Великогубского поселения решила изменить ситуацию: был разработан новый устав, в котором название осталось прежним – муниципальное казенное учреждение «Центр оказания услуг», но вот содержание в него вложено иное: теперь он официально является учреждением культуры. В Центре национальных культур и народного творчества Карелии мне показали только проект этого документа, но, как заверил меня глава администрации Великогубского сельского поселения Игорь Панкратов, устав утвержден и приобрел законную силу. Более того, в нем теперь прописаны все структурные подразделения (без образования юридического лица), в том числе и библиотека — картинная  галерея «Фоймогуба». Все камни преткновения убраны с дороги?

По мнению Игоря Панкратова, проблема – не только с Фоймогубой, но и другими сельскими учреждениями культуры –родилась не сегодня. Корни нужно искать в часто не добрым словом многими поминаемом федеральном законе о разделении полномочий между различными уровнями власти. Именно тогда муниципальные учреждения культуры отдали под крыло местной власти, правда, без средств на их содержание. Сегодня начинается обратный процесс – возвращение их на уровень районов. По крайней мере в министерстве культуры видят в этом средство спасения сельских учреждений культуры.

Кстати, вместе с «услугами» появились, естественно, тарифы, расценки, нормативы… Так вот, по этим нормативам, как пояснил Игорь Панкратов, библиотека Фоймогубе не полагается – там постоянно проживает всего 58 человек.

С Игорем Аркадьевичем Панкратовым мы встретились на семинаре-совещании по проблемам Заонежья в Медвежьегорске. Договорились созвониться на неделе, чтобы окончательно выяснить все вопросы. И когда я позвонила ему в четверг, 27 ноября, он первым делом сообщил, что только что вернулся из Фоймогубы.

После того, как Алевтина Акинфина, заведующая клубом (библиотекой, галереей, музеем), вышла на пенсию, эту работу на полставки (три тысячи рублей) предложили местной жительнице Татьяне Ганиной, в прошлом выпускнице карельского культпросветучилища. После чего оставшиеся полставки, судя по всему, «оптимизировались».

Инициативная группа «Спасем картинную галерею в деревне Фоймогуба» ВКонтакте собрала деньги на дрова, заготовка их уже началась. Приехавшие на съемки журналисты ГТРК «Карелия» передали от этой группы 20 тысяч рублей на дрова и два настенных электрообогревателя. Еще 12,5 тысяч рублей фоймогубский клуб получит в ближайшее время.

Правда, особой радости в голосе главы поселения, когда он это рассказывал, я не почувствовала. Дрова хорошо, но надо бы отремонтировать печи, и выдержит ли старая электропроводка нагрузку обогревателей? Что еще скажут по этому поводу сотрудники пожарной инспекции при очередной проверке? Есть возможность на зимнее время перевозить картины в Дом культуры в Великую Губу, но как на это посмотрят художники? Ведь свои работы они дарили именно Фоймогубе.

По словам главы, администрация поселения не бездействовала. Через депутата Законодательного собрания от Медвежьегорского района администрация поселения обращалась в 2013 году, когда отмечалось 10-летие галереи,и  в 2014-м с просьбами о помощи. Получила официальный ответ –  нет денег.

Министр культуры Елена Богданова считает, что в самом районе должны прежде всего определить приоритеты. В этом году министерство профинансировало ремонт районного краеведческого музея в Медвежьегорске, который находится в старом помещении, уже давно требующем реконструкции. Справедливости ради следует сказать, что за последние два года 11 учреждений культуры по Карелии приведены в порядок благодаря бюджетному финансированию, привлечению федеральных средств и реализации международных программ. Беда только в том, что большинство зданий сельских клубов и домов культуры построены  еще в советские времена, некоторые в 30-40-е годы прошлого века. И часто трудно определить,  что важнее: библиотека, музей, дом культуры? И почему, резонно задал мне вопрос глава администрации поселения, чтобы сохранить библиотеку-галерею в Фоймогубе, они должен закрыть, например, клуб в Ламбасручье? Чем  жители этой деревни хуже?

– Во что обходится содержание библиотеки-галереи в Фоймогубе? – поинтересовалась я у И. А. Панкратова.

Выяснилось – мизер, где-то 100-130 тысяч рублей. В год. Почти месячная зарплата чиновника средней руки в месяц.

– Для кого и мизер, – не согласился Игорь Аркадьевич, – а для нас большие деньги.  Если учесть, что культурно-досуговые учреждения, находящиеся на территории поселения, и так съедают половину бюджета. Ведь учреждения культуры не имеют никаких льгот, за ту же электроэнергию, например, они платят по таким же тарифам, что и промышленные предприятия.

В том же Великогубском поселении на будущий год ожидается уменьшение поступлений в бюджет на полтора, а возможно и более, миллионов. Всей стране, как объявили федеральные власти, предстоит затягивать пояса, учиться жить по средствам. Как правило, это означает одно – поголовная оптимизация. Социальная сфера попадает под нее в первую очередь. А еще надо выполнять указ президента о повышении заработной платы культработников. Спасибо, здесь помогает районам республиканское министерство культуры.

Игорь Панкратов не скрывает, что администрация поселения готова передать галерею любой организации или частному лицу, которое возьмет на себя ее содержание. Наверное, в нынешней ситуации это был бы самый лучший выход. И тогда картинная галерея станет не подразделением Центра оказания услуг, но с новым статусом приобретет шанс на дальнейшее развитие. Однако пока желающих нет.

Острота ситуации по библиотеке в Фоймогубе снята, прежде всего благодаря усилиям общественности. Многие откликнулись в «ВКонтакте» на просьбу о помощи. Как сказала Елена Богданова, сотрудники министерства, включая ее саму, тоже не стали исключением. Но… На семинаре-совещании по проблемам Заонежья, состоявшемся на этой неделе в Медвежьегорске, прозвучала информация о том, что в Кузаранде, еще одной заонежской деревне, в июне под оптимизацию попала местная библиотека имени И.А. Федосовой, при которой был создан на общественных началах музей знаменитой сказительницы. Она похоронена на кладбище при Кузарандской приходской церкви у деревни Юсова Гора.

Председатель общественной организации «Заонежье» Валентина Сукотова, принимавшая участие в семинаре, не оставила эту информацию без внимания. Так что на очереди новая борьба – уже за библиотеку-музей? Может быть, стоит напомнить, что последние годы жизни, когда у Ирины Андреевны появились деньги, она тратила их на помощь не только своим родным, но и бедным односельчанам, жертвовала на строительство в Кузаранде школы для крестьянских детей, на покупку книг для этой школы. А ведь до конца своих дней сама была неграмотной.

«…Мы говорим о необходимости осмысленной государственной культурной политики, о том, что нужны четкие принципы и четкие ориентиры, которые обеспечат культуре роль определяющего, а не периферийного фактора развития страны и общества, человеческого капитала». Это цитата из выступления президента России В.В. Путина на Совете по культуре и искусству, заседание которого состоялось ровно год назад в октябре 2013-го. Выступавшие там известные деятели культуры говорили много чего правильного и важного. Но я выбрала неслучайно слова президента, ибо первое лицо государство подчеркнуло необходимость государственной культурной политики. Значит, культура – это, прежде всего государственное дело? А не казенная услуга в перечне других?

Из опыта своей работы могу сказать, что культработники на селе и в советские времена не жили богато, у них были ненормированные рабочий день и неделя и далеко не самая высокая зарплата. Но в конце лета по всей Карелии проводились так называемые рейды по проверке готовности учреждений культуры. Сама как представитель газеты иногда участвовала в них. Проверяющих интересовало, успели ли за лето сделать ремонт, завезли ли дрова или уголь, отремонтированы ли печи, проводка, крыши, а главное, что можно еще успеть сделать до зимы. По итогам проверок составлялись протоколы, появлялись публикации в СМИ, шел разговор на самом высоком районном или республиканском уровнях. И несмотря на то что при этом никто не говорил  о политике или идеологии – в печах или крышах они, что ли! – но это и была самая настоящая государственная политика. Ее-то очень и не хватает сегодня.

Фото из группы vk.com/club81300706

 

  • Вл.Малегин

    Разделяю проникающую в душу тревогу наших золотых, мудрых, смелых патриотов – женщин. Кажется, дошли до черты! «Совхозную землю выставили на торги,..библиотеку закрыли..» «Нам сейчас остается одно – объединяться и действовать сообща» — призывает Татьяна Смирнова. Для начала, по нашему мнению, необходимо создать инициативную группу и хорошо подготовиться к парламентским слушаниям в ЗС по Заонежью, с конкретными предложениями. Если объединятся такие интеллектуалы, бойцы, авторитеты, как В.Сукотова, Ю.Свинцова, Т.Смирнова, Л.Герасева, В.Чаженгина, А.Рогалевич и др. – то «…край можно спасти..» — ( Л.Герасева). Привлечь всех, кому дорого наше прошлое и будущее. Это местные власти; столичное землячество; представители Карелии в Москве; местные жители… Инициативная группа разберется, кого привлекать и с чего начинать. Уже сегодня много конкретных предложений…Валентина Никитична — «…создание некоммерческой организации, участие в грантовских конкурсах…». Надо с чего-то начинать. Задумайтесь, оборот Шуньгской ярмарки сто пятьдесят лет назад на несколько порядков превосходил сегодняшний бюджет Карелии. Вот как кипела жизнь в Заонежье! Это реализация «национальной идеи», которую никак не могут нащупать сегодняшние руководители. Готов принять участие в меру своих сил.

  • Юлия Свинцова

    Сегодня участницы группы помощи картинной галерее Фоймогубы побывали там, передали вторую часть собранных денег, поучаствовали в празднике Дня матери, отведали местных пирогов, посмотрели часть экспонатов музея — на все нужно много времени. Видели и привоз «наших» дров, а приехавший из Петрозаводска 14-летний правнук фельдшера тех мест Григория Ефимовича Котомкина, которого до сих пор добрым словом помнят, помогал дрова колоть.

  • Светлана

    К сожалению, рассчитывать на помощь государства, представленного на разных уровнях местной властью, уже давно не приходится. Вот и помогаем другу сами, понимая, что кроме нас этого не сделает никто. И это, пожалуй, то единственное, чего пока нам запретить не могут — поддерживать друг друга…

  • Валентина Чаженгина

    Если до конца года ничего не изменится, я имею в виду в бюджете, и администрация местного самоуправления все-таки найдет несчастные 3 тысячи рублей, то библиотека-галерея получит передышку — на дрова деньги собрали.
    Вряд ли возможная передача учреждений культуры на уровень района что-то изменит, там тоже бюджет дырявый. А это значит через год ситуация снова повторится, вновь нужно будет ходить с шапкой по кругу.

    Есть ли выход из этого тупика? По крайней мере, на мой взгляд, можно попытаться его найти. Создание частного музея (явление весьма распространенное в провинциальной России), создание некоммерческой организации. Но в любом случае, даже если музей останется структурным подразделением муниципальной организации, придется искать средства. Это могут быть деньги спонсора, взносы местных жителей и дачников и самое эффективное, на мой взгляд, — гранты. В Интернете их немало, назову те грантовые конкурсы, которые знаю: «Музеи Русского Севера» («Северсталь»), «Музей в меняющемся мире» (если не ошибаюсь, Минкульт РФ). Буквально в эти дни на сайте Минкультуры Карелии появился перечень победителей грантового конкурса среди некоммерческих организаций. В этом году два представителя нашей республики — директор камерного фестиваля в Костомукше и директор Медвежьегорского районного центра культуры — стали победителями программы культурного менеджмента, среди других наград — по миллиону рублей на реализацию проектов. Но, как вы понимаете, направлять туда надо проекты, а не просьбы о финансировании, так просто денег никто сегодня не даст. Кто будет писать проект? Не знаю, может быть, согласится и сможет директор Центра оказания услуг, подразделением которого является библиотека-галерея. Знаю только, что в Министерстве культуры Карелии есть специалисты, которые и могут, и должны оказывать помощь в подготовке таких проектов.
    А по поводу того, куда бежать и кому писать… Центр оказания услуг, а значит, галерея, находится на территории Великогубского сельского поселения — по закону о разделении полномочий между уровнями власти администрация его учредитель. Насколько знаю, учреждения культуры на уровень района администрация Великой Губы не передавала. Кстати, сделать это она, администрация, может только добровольно и никто указаниями сверху не может заставить ее сделать это. По логике вещей, с ней и нужно в первую очередь вести разговор. Глава администрации И.А. Панкратов, слова которого я привожу в своем материале, готов передать галерею частному лицу или организации, которые готовы взять на себя обеспечение ее полноценного функционирования. Могу сказать, что в составе Центра оказания услуг — 6 или 7 учреждений культуры, галерея — одно из них.
    С чего начать? Я бы начала с создания попечительского совета галереи, который сразу же собрал бы за круглым столом все заинтересованные стороны. Еще одна информация для размышления: Центр оказания услуг — казенное учреждение. Что это значит? Средства, которые зарабатывает центр, поступают в общий бюджет поселения, и уже потом администрация финансирует его работу. Бюджетные учреждения более свободно имеют право распоряжаться частью заработанными ими средств.

    • Юлия Свинцова

      «и администрация местного самоуправления все-таки найдет несчастные 3 тысячи рублей»=
      речь о зарплате сотруднице клуба-библиотеки-галереи? Ежемесячных 3 тысячах?

      «Кто будет писать проект? Не знаю, может быть, согласится и сможет
      директор Центра оказания услуг, подразделением которого является
      библиотека-галерея»=
      Мне казалось, это её задача, а не просить её надо об этом.

      Я категорически против передачи галереи в частные руки.
      Люди принесли туда вещи, принадлежавшие каждой семье. Художники дарили свои картины.
      И теперь — частник? Даже при каком-то обременении его и наложении на него обязательств, не верю в то, что это хорошо. Знаю, как у нас меняют или нарушают законы под радость и прибыль отдельных частных лиц.

      • Любовь Герасёва

        Полностью согласна с Юлией Свинцовой!
        Вот сегодня в Фоймогубу поехали 3 человека из Петрозаводска,чтобы посмотреть галерею и музей. С ними мы передали оставшиеся собранные деньги — 12,5 тысяч на повседневные нужды (на дрова уже переданы 20 тыс., а также куплены 2 настенных электробатареи). Может, они смогли остаться и на празднование Дня матери. Знаю, что там готовились к этому дню, пекли пироги, народ созывали. Живет деревня! Нельзя у нее последнее отнимать!
        Да, можно и нужно бросить клич карельскому землячеству. Создать и попечительские советы, и с открытым письмом обратиться к людям, корни которых из Заонежья: помогите продержаться! Вы все знаете: закроют что-то — открыть потом снова уже невозможно.

        Меня поразил один случай: люди, когда-то родившиеся и жившие в д. Федотово,что не так далеко от Медгоры, уже десятки лет живут в больших городах , но в память о своих предках, о своем детстве провели в свою полузаброшенную деревню электричество!!! Это куда бОльшие деньги, чем содержание клуба в Фоймогубе или библиотеки в Кузаранде.

        Да, надо объединяться и спасать этот край! Но надо, чтобы администрация поселения не воспринимала это враждебно, а понимала, что люди, доставая деньги из своих далеко не глубоких карманов, помогают им продержаться. И не закрывать такие объекты, которыми можно гордиться, а при правильном подходе (имею ввиду гранты) даже и развивать.

  • Юлия Свинцова

    Я так думаю, надо делать то, к чему душа лежит и что получается.
    Сбор средств в группе помощи галерее в Фоймогубе приостановлен и будет возобновлён при необходимости.
    Валентина Никитична будет показывать нам ситуацию разносторонне и глубоко.
    КРОО Заонежье и А.Рогалевич постараются провести слушания в Законодательном собрании.
    Всем миром друг другу поможем и нашему Северу.
    А объединяет нас более всего наш «Лицей».

    Давайте обращаться к сенатору от Карелии Катанандову.
    Давайте беспокоить Валентину Пивненко, депутата госдумы, первого заместителя председателя комитета ГД по региональной политике и проблемам Севера.
    Давайте озадачим карельское землячество в Москве и Петербурге, вот они год назад карельским библиотекам помогали http://gov.karelia.ru/Karelia/2451/52.html , может, они там к власти ближе…

    Хотелось бы поподробнее узнать о закрытии библиотеки им. Федосовой с посвящённым ей музеем.Почему закрыли, что будет с книгами, с музейными экспонатами?
    Что об этом знает и думает ИЯЛИ КарНЦ РАН?
    Очень хочется комментарии услышать министерства, к которому эта библиотека-музей относится.

    Прочитала сейчас о Кузаранде -«Марат Тарасов был в свое время одним из инициаторов строительства
    памятника Федосовой, он же искал место захоронения поэтессы. Достать
    деньги на памятник помогал Роберт Рождественский, бывший тогда
    секретарем Союза писателей СССР и членом президиума Литфонда. Он
    откликнулся на предложение Тарасова и других деятелей культуры Карелии.
    Гранитная стела была установлена в 1981 году. На ней надпись: «Здесь
    покоится прах великой народной поэтессы Федосовой Ирины Андреевны.
    1827-1899».

    Могилы не будем в другие населённые пункты переносить?((((

    И давайте не будем сами свои усилия обесценивать, надеюсь, сделанное М.Тарасовым и Р.Рождественским не с детскими ведёрками будут сравнены? А ведь всё два человека организовали.
    Так что каждый может многое на своём месте, главное, равнодушными не быть.
    А вместе можем всё.

  • Татьяна Смирнова

    Нам сейчас остается одно — объединиться и действовать сообща. Конечно, вернуть жизнь в десятки заброшенных деревень, восстановить клубы и библиотеки — дело неподъемное. Но если совместно нам удалось спасти пусть пока на короткий срок — на зиму — галерею-музей в Фоймогубе, то, возможно, по плечу и другие задачи? КРОО «Заонежье» руководимое В.А. Сукотовой предлагает провести в Законодательном собрании РК парламентские слушания по Заонежью. Руководитель профильного комитета А.С. Рогалевич поддерживает эту идею, об этом он сказал после семинара в Медвежьегорске. Нам необходимо лишь ее оформить, стать инициаторами. Сегодня незамедлительно надо решать вопросы социальной ответственности крупного бизнеса, работающего на ресурсах Заонежья, транспортной доступности, развития малого бизнеса, попытаться спасти совхоз «Толвуйский», если власти не удастся продать его с молотка… Средства на социальную сферу найти можно. Увы, в богатейшем некогда Заонежье продолжается разруха. Я с такой же болью наблюдаю это, как и Любовь Герасева, потому что все предки мои тоже с этой земли. Как и Юлия Свинцова, я очень хочу, чтобы и Фоймогубская галерея, и другие уникальные объекты, деревни и памятники Заонежья дожили до того времени, когда наше государство поумнеет. Но без нашего гражданского действия, без подвижничества не поумнеет оно еще долго…

  • Светлана Филимончик

    Присоединяюсь к В. Чаженгиной. Она ведь благодарит за гражданскую
    инициативу и материальную помощь Фоймогубе. Но при этом взвешенно и аргументированно
    указывает, что без изменения государственной политики ситуацию на селе не
    поправить.

    • Алиса

      Всё-таки мне не нравится, когда конкретную помощь в решении проблемы хотя бы на каком-то участке и на какой-то период называют «интеллигентским рыданием».
      В. Чаженгина указывает действительно взвешенно и аргументированно, но как заставить государство политику на селе изменить? Что КОНКРЕТНО МЫ можем сделать?
      Пропасть и грядущий апокалипсис обнаружены, статья написана, что дальше?

  • Любовь Герасёва

    Однажды в «Московском Комсомольце» я прочитала
    публикацию Зои Богуславской «Маленькие рыбки». И с тех пор я не устаю
    зачитывать ее всем, кто начинает свой путь в журналистику: и старшеклассникам в
    «Моей газете+», где более 15 лет я работала главным редактором, и
    моим студентам в ПетрГУ, где я преподаю на специализации «журналистика». И, надеюсь, никого отрывок из этой публикации не оставил равнодушным. Не буду рассказывать о чем она, а
    только процитирую два важных для меня (думаю, и для многих) абзаца:

    » Мне говорят: ну что может сделать один человек? Скрутят в бараний рог,
    кому от этого станет лучше? Только родных подведет и на себе крест поставит. А
    почему же один?
    …Недавно ушла из жизни замечательная переводчица Наталья Трауберг. Мало кто
    знал, что она была монахиней в миру. Один журналист спросил ее, что это значит:
    быть монахиней в миру? И она ответила: Это особая жизнь. Честертон написал, что
    установлена она для того, чтобы маленькие рыбки проникали всюду, а не сидели в
    огромных монастырях, отгородившись от всего мира…. Маленькие рыбки могут по
    крупинкам подточить скалу, которую не берет динамит. Ни на кого не нападают,
    никого не едят, а просто живут той жизнью,для которой их создала природа:
    проникают в маленькие трещины, в которые не пролезет кит. И пока есть маленькие
    рыбки, ни на море, ни на суше не существует ни одной незыблемой скалы. Надо
    плыть, вот и все».

  • Семён

    Присоединяюсь к Н. Мешковой! Нельзя своим пессимизмом убивать веру в людях. Тогда надо сложить руки крестом на груди и лечь помирать. А журналист, получается, в своем комментарии говорит людям: вы все давно мертвецы, нечего и дергаться. Мало ли на просторах Инета лжеинформации, которая настраивает людей , чтобы они руки опустили. Так что , надо ею людей добивать? Я лично еще раз поверил в людей, когда на эту акцию так быстро откликнулись неравнодушные. Вода и камень точит!

  • Наталья Мешкова

    Тонут люди, мимо проходит человек и думает:» А ведь мне всех не спасти, так зачем одного вытаскивать из воды?» Вам нравится такая позиция? Мне — нет. Общественники, которые пытаются спасти галерею в Фоймогубе, из тех , увы, редких представителей рода человеческого, которые никогда не пройдут мимо чужой беды. Из тех, кто, как и академик Орфинский, способны плыть против течения. Их мало, равнодушных и пессимистов тьмы и тьмы. Так давайте помогать тем, кто хоть что-то пытается сделать, а не убивать своим неверием.

  • Валентина Чаженгина

    Спасибо всем кто откликнулся на тему, которую я попыталась поднять здесь. Но ситуация действительно очень тревожная. Если бы это относилось к одной Фоймогубе, можно было бы решить проблему. Но таких деревень тысячи. За последние 20 лет с лица России исчезло более трех тысяч сельских поселений. И процесс продолжается. Более того, сейчас очередь за малыми городами.
    Есть ли государственная политика в отношении села, а значит его культуры? Есть. Минрегион РФ уверено что постепенно все население России станет городским — в стране появятся 8 городов-гигантов с населением в десятки миллионов человек. А Минсельхоз уже передает сельское хозяйство нескольким крупным корпорациям. Это было закреплено в нацпроекте «Развитие АПК». Агрогиганты уже получили из бюджета помощь более 300 млрд рублей. пишет газет «АН». Их ожидают новые бюджетные вливания. Это, как пишут, и называется поддержка сельского хозяйства.
    Это тенденция не очень безобидная, речь идет не только о производстве: из села выбивается еще где-то оставшийся средний класс. Большинство новых сельских хозяев живут или в Москве или за границей. Заботит ли их сельская инфраструктура? Да, конечно, нет, рабочих на сезонные работы можно привезти из Китая, с Украины, Таджикистана и т.д. Им нужны только бараки, чтобы остановиться на полтора-два месяца. Всю сельскую инфраструктуру, в том числе и культуру, сбросили на нищие местные администрации, у которых нет часто денег даже на покупку лампочек, не говоря уже об уплате за электроэнергию. Наши села и деревни осенью и зимой утопают в темноте.

    Работоспособный сельский люд уезжает в города — более 1,5 млн охранников (нашла эту цифру в «Огоньке») в Москве — это мужики Средней полосы России, вчерашние сельские механизаторы, строители. Кто остается? Этакие сельские чудики, герои фильма А. Кончаловского, которые день за днем философствуют, чаще, за бутылочкой, о великой русской душе и о том, что еще нужно человеку, если вокруг такая природа! Те же самые дачники, но без городской квартиры.
    Я не противник дачников, но они не спасут село, даже если будут скидываться каждый месяц по 1000 рублей на сельские нужды. Нужны новые рабочие места на селе, нужны налоги, большая часть которых должна оставаться на месте. И тогда не будет проблем ни с Фоймогубой, ни с Кузарандой…
    Президент пообещал, что будет создано 25 млн новые рабочий мест. Но где? А главное, когда? Пока же последний совхоз Заонежья — «Толвуйский» — готовится к приватизации в 2015 году (протесты местных жителей остались без внимания). Что будет на его месте? Заросшие бурьяном поля, на которых станут проводить экзотические ралли «По бывшей сельской России» или построят еще одну «карельскую деревню» с коттеджами за несколько миллионов? Но совхоз — это не только земля, животноводческие комплексы — это деревни, села, это, наконец, налоги в местный бюджет.
    Кстати, в проекте бюджета на 2015 год, который прошел первое чтение в ЗС РК, расходы на культуры урезана на 100 млн рублей, сумма для карельской культуры немалая. Справедливости ради, следует сказать, что урезаны все расходы.
    Пока же мы, извините, интеллигентски рыдаем и пытаемся погасить пожар, нося воду из реки детскими ведерками… Если в той же Фоймогубе не останется ни одного постоянного жителя, кому нужна будет галерея? Дачникам?
    И в заключение еще о государственной политике. Несколько лет назад я побывала (группа российских журналистов -более 100 человек) в пресс-туре в Белоруссии, в последний день которого состоялась пресс-конференция А. Лукашенко. На вопрос одного из нас, что бы президент поставил себе в заслугу за годы пребывания у власти, Лукашенко ответил коротко и не особенно раздумывая: то, что не дал развалиться селу. А директор крупного агропромышленного комплекса, показывал нам новое строительство в красивейшем месте на берегу реки — музея, которое хозяйство строило на свои деньги и собиралось содержать..

    • Юлия Свинцова

      Уважаемая Валентина Никитична, подскажите, пожалуйста, что лично я могу сделать в сложившейся сегодня ситуации, кроме «интеллигентского рыдания и движений с детскими ведёрками»?
      Куда написать, куда выходить, кого беспокоить, что организовывать?
      Я с удовольствием это сделаю.

  • павел

    К сожалению думаю не поумнеет, уважаемая Юлия. Необходимо на законодательном уровне решать, чтобы имели право на жизнь клубы, галереи,библиотеки, музеи. И прежде всего надо помнить об этом когда выбираем депутатов. Как попали в депутаты такие проходимцы:красулины, пирожниковы и пр. , у которых на первом мести личное обогащение и пиар.Нужны порядочные «корни» из глубинки. и таких сегодня много!

  • Любовь Герасёва

    Мой род идет из Фоймогубы. И с года от моего рождения, каждое лето, а то и
    зимой, меня возили в деревню к бабушке и тете. Свои первые слова, я научилась
    говорить здесь на заонежском диалекте. Потому и считаю деревню своей настоящей
    родиной. Потому и особенно больно видеть, что происходит сегодня в моей
    деревне, да и в десятках других заонежских деревень. Вот в публикации клуб
    называется библиотекой-галереей. Вернее сказать это —
    клуб-галерея-библиотека-музей: там проходят массовые праздники, туда приезжают
    из всего района школьники на экскурсии в галерею и музей, а жители постоянно
    посещают библиотеку. Да, маловато-то там народу зимой — это в любой деревне
    так, зато летом жизнь оживает, когда на полгода приезжают туда выходцы из
    деревни, их дети и внуки. Не могут они оторваться от деревни — туда тянет как
    магнитом! И потомки их вырастают в любви к родовому месту.

    Когда карельские писательница Г. Скворцова и художник Б. Акбулатов решили создать настоящую картинную галерею в умирающей деревне Фоймогуба, десятки художников откликнулись на эту идею. И появился проект, который захватил всех — и художников и жителей: маленькая почти умирающая деревня стала духовно воскресать! На картинах художника каждый увидел дорогие ему места, и у каждого свои воспоминания вызвала эта галерея. И гордость за свою деревню. Пройдет время, все изменится, а на картинах деревня и окружающая ее потрясающая природа останутся прежними. Для потомков…
    А музей начался с лопаты 1705 года, которую принес в клуб местный житель Слава
    Крупин, а большую деревянную ложку — восьмилетняя тогда Даша Постникова,
    К.Ф.Ряскина, в прошлом библиотекарь, подарила люльку, в которой качали не одно
    поколение семьи Спящих, в т.ч. и ее саму. Там стоит старинная прялка моей
    бабушки… Десятки экспонатов, множество старинных фотографий — в них история
    деревни, судьбы ее людей. Каждый приносил в музей дорогую ему вещь, и на каждой
    написано имя ее хозяина, которого на свете, может, сотню лет уже нет. И все это
    с любовью хранила А. Акинфина, а теперь эстафету подхватила Татьяна Ганина,
    которая родилась и выросла в деревне: пять веков, а может и больше предки ее
    жили здесь, в Фоймогубе.

    И это все — самое дорогое сердцу! — деревня должна отдать какому-то дядьке?!
    Только потому, что у него денег больше, чем в бюджете всего Медвежьегорского
    района? Который будет пускать экскурсии , в том числе и местных жителей, в народный музей и галерею за деньги?!

    Узнав о том, что клуб в любой момент может закрыться, потому что нет дров, мы с
    моей подругой Ю. Свинцовой восприняли, как личную боль. Вот и бросили призыв
    помочь. Здесь нет никакой корысти, потому что ничего не осталось у меня в
    Фоймогубе — только две могилки дорогих мне людей. И память.

    Однако некоторыми этот шаг был воспринят агрессивно. А мы ж не только Фоймогубе, но и администрации сельского поселения хотя бы на время хотели помочь решить эту проблему. Дай Бог, чтобы у кого-то тоже получилось хоть немного помочь своей малой родине!

    Надо искать выход, а не давать умирать своим деревням! Ведь Возрождение
    России надо начинать не с мегаполисов, а с маленьких деревень — таких, как
    Фоймогуба.

  • Арина

    Интересно получается! Представьте: именно Вам подарили дорогую и красивую картину, а сродственники отдали Вам на вечное хранение дорогие и памятные вещи, которые хранились из поколения в поколение. А вы, ничем непримечательный человек, живете в плохонькой квартирке или домике, замерзаете, денег на то, чтобы содержать все было в нужной и полной сохранности, не хватает. Но все это бесконечно Вам дорого! И Вашим сестрам,братьям, будущим детям и внукам… Приходит дядя (тетя- кто угодно, но при должности!) и заявляет Вам:это слишком ценные вещи, они важны для истории, а Вы не можете обеспечить их сохранность. И хотят отнять у Вас самое дорогое — память! Представили?! Ведь у каждого из нас есть хоть маленькая, но дорогая вещица, с которой мы не расстанемся никогда, ни за какие деньги и посулы!

    А с деревней этой хотят поступить именно так. Не помочь и сохранить, а именно отнять!

    Ну в конце концов,чиновники, безвыходных ситуаций не бывает! Ищите! На то вы и поставлены!

  • Юлия Свинцова

    Мыслей много, но, несмотря на мой природный оптимизм, все они печальны.
    Мы понимаем, что разово собрав усилиями многих людей деньги на одну из проблем Фоймогубского клуба-библиотеки-галереи, мы не решаем вопрос принципиально. Верю, что Глава сельского поселения каждый день, как маршал Жуков на войне, ломает голову, куда перебросить силы-деньги, как удержать всю линию обороны.

    Я мало что могу. Отдать часть своей зарплаты. Организовать группу помощи в интернете. Разослать клич своим знакомым и незнакомым друзьям, а они такие, что всегда приходят на выручку.
    А где все эти «эффективные менеджеры»? Ведь есть должностные лица, которых учат созданию проектов, получению грантов? Или их учат одной только «оптимизации», а на деле уничтожению учат?

    Мне иногда начинает казаться, что у нас всё ещё затянувшееся то ли послевоенное, то ли последефолтное время. Ни на что денег нет в богатой природными ресурсами стране. Эту тему даже не хочется развивать, она высоко и далеко ведёт.

    Сказано, что в Фоймогубе постоянно проживает всего 58 человек. Как мне говорят, летом в разы больше. Считаю, абсолютно не выход туда-сюда картины возить, или вообще их передать в другое место. Это на бумаге выглядит ещё как-то гладко. А на деле — потеряют, испортят, не найдут средств на ежегодное курсирование. Да и вообще, для меня лично картинная галерея Фоймогубы неотторжимое ЕЁ достояние.

    Меня умиляет — денег В СТРАНЕ на празднование десятилетия Фоймогубской УНИКАЛЬНОЙ деревенской галереи нет. А у моих друзей, знакомых и незнакомых, часто живущих у черты бедности, они есть. По 100, по 200, по 500 рублей посылали они каждые десять-двадцать минут, и необходимую сумму в 30 тысяч рублей собрали за сутки.

    Меня пугает — «администрация поселения готова передать галерею частному лицу». Картины, подаренные ВСЕМ жителям деревни, могут стать частной собственностью…
    Как совместить всё происходящее, вернее, умирающее с красивыми словами о ГОСУДАРСТВЕННОЙ культурной политике?(((((((((

    Пока государство о чём-то думает, где-то воюет, почему-то амнистирует воров и коррупционеров , отчего-то не может противостоять выводу денег на чьи-то частные счета в зарубежных банках, занимается «оптимизацией», перечёркивая ЖИВЫХ людей росчерком своих очередных бездушных безумных идей, нам остаётся всем миром деньги собирать. И на проводку соберём. И на энергосберегающие лампочки. Потому что я хочу, чтобы Фоймогубская галерея дожила до того момента, когда моё государство поумнеет.