Русский Север

Второе дыхание Муезерки (видео)

Ирина Ларионова
3. За ткацкими станками Ольга Старовойтова и Надежда Макарова

Проект «Активное поколение»

Трудно представить, что в заколоченной ныне школе в советское время учились 200 ребятишек.

Теперь осталось всего пятеро школьников, учатся они в интернате. Дошкольников трое.

«Кругом тайга и мы посередине»

До поселка Муезерский из Петрозаводска 10 часов поездом. Около восьми утра мы с директором Муниципального учреждения «Комплексный центр социального обслуживания населения» Марианной Ролле выехали на машине из Муезерки в поселок Ондозеро. Долго ехали по зимней, вполне укатанной грунтовой дороге в полной тьме. Вдоль дороги сквозь свет фар мелькали укутанные снегом ели и сосны. «Побываете в медвежьем углу», обронила мне при встрече Марианна Евгеньевна, человек с сильным характером и чуткой душой.

Я была уверена, что она шутит, но оказалось, что Ондозеро крайняя по дорожному тракту деревня, а дальше тупик. Ехали порядка трех часов. Времени у нас было достаточно, чтобы поговорить о том, как социальному центру, которым она руководит, удалось осуществить проект под названием «Второе дыхание» на средства, полученные от Благотворительного фонда «Ладога».

Директор Социального центра Марианна Ролле

Муезерский район слывет малоблагополучным. Из-за закрытия предприятий и отсутствия рабочих мест люди трудоспособного возраста вынуждены массово уезжать или работать вахтовым методом, если повезет. По словам Марианны Евгеньевны, в четырех поселках района (Реболы, Кимовары, Лендеры и Мотко) отсутствует даже мобильная связь, стационарная по различным причинам часто нарушена. Пользоваться ею могут не более 10% населения – по официальной информации в перечисленных поселках отсутствуют номерная, стационарная и линейная емкости телефонных подстанций.

Как оказалось, в Ондозере действует только Мегафон, да и то не всюду. Более того, последние две недели даже свет там бывает не так часто, в чем у нас была возможность убедиться лично. А иногда по 24 часа в сутки люди сидят при свечах идет ремонт сети. Большая отдаленность и плохие дороги, отсутствие нормальной связи и условий проживания, обветшалые дома бывших леспромхозов, которые невозможно отремонтировать из-за нехватки средств, туалеты на улице усугубляют социальную изолированность пожилых людей.

Медвежий угол

У директора и куратора проекта Марианны Ролле планы были грандиозные. Она собрала бригады специалистов: юристов, сотрудников администрации, социальных и культурных работников и отправилась по поселкам. Оказалось, что расшевелить народ, а пожилых да немощных в поселках проживает до 80 процентов, не так-то просто. Не помогли никакие чаепития.

— Одни хотят луну с неба, другие просто отчаялись, объясняет она ситуацию.

В большинстве своем пенсионеры ждут помощи и участия в любом виде, но сами не готовы откликнуться ни на какие действия.

— Благодаря работе чудом найденного психолога и волонтеров, рассказывает Марианна Евгеньевна, – нам удалось провести углубленный мониторинг состояния большого количества пожилых людей. Мы выявили категорию здравомыслящих людей, которые не просто хотят доживать свой век в родных местах, но желают, чтобы здесь были условия для жизни их детей и внуков. И поэтому они готовы развивать здесь любое ремесло. Мы стали работать с теми, кто живет в реальном, а не в виртуальном телевизионно-сериальном социуме.

Самые активные жители оказались в поселках Ондозеро, Реболы, Волома, поэтому именно там удалось осуществить проект в полной мере.

Здесь располагаются почта, музей, медкабинет. Бывшая библиотека и Карельская горница

Когда-то в поселке Ондозеро жили более 400 человек, осталось около сотни. Раньше работали в лесопункте и сплавной конторе. Трудно представить, что в заколоченной ныне школе в советское время учились 200 ребятишек. Теперь осталось всего пятеро школьников, учатся они в интернате. Дошкольников трое.

Деревня производит унылое впечатление: школьные окна забиты, в неотапливаемом бывшем детском садике располагаются почта и медицинский кабинет, который сохранился благодаря тому, что Комплексный центр выделил средства для ставки социального работника, чтобы сохранить медсестру. Ольга Владимировна Старовойтова уже была готова уехать в Костомукшу, ведь фельдшерский пункт был сокращен, а на полставки медсестры не проживешь. Но она осталась в любимом селе и сейчас вместе с другими в группе активистов по участию в проекте.

Идея удалась

Как оказалось, в этой забытой Богом деревне живут удивительные люди. Несмотря на свои проблемы, они полны энергии и желания изменить свою жизнь в лучшую сторону.

Входим в комнату, заставленную ткацкими станками, похожую на небольшой цех. Нас встречают женщины в сарафанах, с улыбками, с калитками. На столе рыбные котлеты.

— Поешьте с дорожки да чайком побалуйтесь, – приглашают они к столу, – а мы вам песни наши карельские споем!

После горячего чая беседуем о жизни. Каждая из этих женщин прожила в селе целую жизнь. Когда Марианна Евгеньевна предложила им организовать что-то вроде артели, они с радостью согласились. У них годами простаивали ткацкие станки, подаренные когда-то финнами. Благодаря проекту женщины получили основу для станков, швейную машинку, нитки, пяльцы, спицы. Более того, бросили клич в районной Муезерке и собрали ненужное тряпье – материал для будущих половичков. И ведь удалась идея!

Продукция ондозерцев в магазине поселка Муезерский

Работы Ирины Саночкиной из Воломы

Не успели мы допить чай, как отключили свет. Как работают люди в таких условиях, не представляю. Как не потеряли они окончательно надежду – не знаю. А надежду вселяют такие вот энтузиасты, как Марианна Ролле, как те, кто пожелал дать средства, подарив этим активным женщинам второе дыхание.

— В Ондозеро есть немало пустующих муниципальных домов, – делится своими планами куратор. – Мы надеемся за лето подремонтировать один из них или полдома, чтобы мастерская у ткачих была с печкой, и можно было бы не зависеть от тех, кто задумал менять электрические столбы посреди зимы.

Когда вечером в Муезерке мы зашли в магазин, где директор и хозяйка Валентина Романова – активный волонтер, выяснилось, что все половички, кроме одного, проданы, а заказов с каждым днем только прибавляется.

— Новая идея и возможность закупить необходимые материалы и инструменты, – считает Надежда Анатольевна Макарова, которая приехала по распределению в село Ондозеро после училища культуры 35 лет назад, – объединили наших девчонок (смеется: все девчонки пенсионного возраста).

Беседу поддерживают подружки по ткачеству Любовь Ивановна Удовиченко и Ирина Дмитриевна Журавлева:

— У нас появилось ощущение своей нужности, мы так хотим, чтобы жила наша деревня!

Надежда Макарова обучилась ткачеству во время курсов, которые проводили финны. Теперь она обучает своих деревенских подружек. Смею заверить: результаты замечательные. К ним уже приезжали школьники из соседнего села Ругозеро, и Надежда Макарова показала ребятам мастер-класс по ткацкому ремеслу.

Любимая деревня

Женщины предложили заглянуть в соседнюю часть здания, где прежде была библиотека и местный музей. В музее совсем прогнил пол. Власти решили помочь активным сельчанам и выписали доски для нового пола, да с расчетом ошиблись – не хватило досок. И вот стоит музей в разобранном состоянии. Лежат альбомы с письмами и фотографиями героев десантного полка, защищавших деревню во время Великой Отечественной войны. Годами школьники собирали эти факты из жизни защитников родного села.

Музей памяти

Памяти ондозерского десанта посвящается

Когда удастся починить пол, неясно

В соседней комнатушке женщины создали Карельскую горницу, где и ступу настоящую можно увидеть, и утварь домашнюю, и скатерть кружевную, и портреты сельчан, которых уж и в живых нет, и дома которых стоят заброшенными.

Карельская горница

Про библиотеку и сказать нечего – есть только остатки книг. Бьются активистки, мечтают создать этнокультурный центр, где и ремесленная мастерская могла бы быть, и музей, и библиотека, и горница. Но на это нужны деньги. Да и как сохранить все то, что уже было создано, в помещении, котором нет тепла… Листаю альбом, в котором сотни подписей гостей села Ондозеро. Среди них очень много финнов. Есть и такая запись: «Моя любимая деревня, желаю тебе хранить традиции и развиваться!»

Для книги памяти места нет. И библиотеки уже нет

Воломские умелицы

Уже ближе к вечеру в Муезерке мне удалось встретиться с Ириной Саночкиной. Пермячка, оказавшаяся в Карелии и полюбившая ее всем сердцем, работает в школе учителем рисования. В селе много пожилых женщин, не знающих чем себя занять, но активно желающих что-то делать. По их мнению, сидеть у телевизора зимними долгими вечерами уже мочи нет. И стали они просить Ирину обучить их гончарному ремеслу. В школе есть гончарная печь, но где взять глину? А тут Марианна Евгеньевна подоспела со своей идеей.

— Теперь у нас глины и красок хватит надолго, – рассказывает довольная Ирина. – Вы сами знаете, как дорого стоят теперь колонковые кисти, акриловые краски, специальные краски по работе со стеклом, а мы и этим видом творчества занимаемся.

Изделия воломских жительниц тоже востребованы.

Познакомившись с сельскими жителями в Муезерском районе, условиями их жизни, прихожу к выводу, что эти люди, без всякого сомнения, нуждаются в грантах со стороны благотворительных фондов в неизмеримо большей степени, чем горожане. В городе, участвуя в подобных проектах, люди получают возможность ощутить новое качество жизни и это, конечно, очень нужно. Но сколь важно дать второе дыхание жителям сел, которые выживают в неимоверно трудных условиях, подчас без всякой социальной, медицинской и всякой другой поддержки. Часто уже безо всякой надежды на нормальную жизнь.

Фото автора

 

Ондозерские мастерицы

Ирина Ларионова, Лицей

  • ИЛ

    Я согласна с Валентиной.. Видела все эти списки и тщательно и с любовью оформленные альбомы, просто теперь у них места, пока идет ремонт.. По словам женщин. в самом деле финнам больше есть дела до деревни, чем властям карельским.. это факт..

  • Валентина

    С последним комментарием совершенно не согласна: ондозерцы очень хорошо знают историю своей деревни, помнят её, и чтут память павших героев-десантников. Митинг 9 мая традиционно проходит у памятника морякам, поимённый список воинов висит в клубе на всеобщем обозрении, всегда — концерт для односельчан и «фронтовые» сто грамм. Есть в Ондозере инициативная группа, которая организует в посёлке праздники: День пожилых людей, Масленицу, День деревни, 8 марта,Праздник Ивана Купалы, Успение и многие другие. На всех праздниках выступает Ондозерская фольклорная группа, организуют чаепитие. На деревенский праздник Успение в Ондозере совершается Крестный ход, который проводит батюшка Никодим или его помощники из Костомукши. Наверно, мало кто знает у нас в Карелии Ондозерскую фольклорную группу «Oma ranta», но её хорошо знают в Финляндии, там выпустили диск с песнями в исполнении группы. Неоднократно группу приглашали в Финляндию выступать. Более 20 лет приезжают финские туристы летом(и не только) в Ондозеро, многие были здесь неоднократно, некоторые 10-15 раз. Финским туристам тоже очень нравятся праздники, которые здесь проходят. Финская сторона оказывала и финансовую помощь: для ремонта часовни, клуба,мест отдыха, домов ондозерцев. Кстати, материалы о десанте переведены и на финский язык. В Ондозере есть Дом ремесленника, где много лет уже ткут половики ондозерские женщины; ткацкие станки практически не простаивают, всегда есть желающие на них работать. Эта же инициативная группа собрала материал для музея, который сейчас закрыт на ремонт.

    Песня «Приезжайте в наше Ондозеро»
    (музыка и слова жительницы Ондозера Романовой Е.Е.)

    На краю земли, между двух озёр
    Стоит деревенька моя,
    Здесь часовенка очень древняя,
    Она исцеляет сердца.

    Здесь наш батюшка Никодимушка
    Всех окрестит и благословит,
    Вместе с нами он по деревне всей
    Крёстный ход в Успеньё совершит.

    Ах, Ондозеро, край ты наш родной,
    Дикий край лесов и озёр,
    Кто приедет в наше Ондозеро
    Навсегда потеряет покой.

    Есть здесь ягоды и грибы здесь есть,
    Ну, а дичи просто не счесть,
    И рыбалочка очень клёвая
    У нас тоже, конечно, есть.

    Ночи белые не дают уснуть,
    Заставляют мечтать о любви,
    Солнце светит здесь по-особому
    Раздавая улыбки свои.

    Долгожители ондозерские
    Вам поведают свой секрет,
    Приезжайте в наше Ондозеро
    И поймёте секрета нет.

    Мы здесь праздники громко празднуем
    День деревни и Успеньё,
    Приезжайте в наше Ондозеро
    И найдёте здесь счастье своё.

    Пирогами вас мы накормим всех
    И станцуем для вас и споём,
    На прощание, за знакомство
    Вместе с вами чайку мы попьём.

    Приезжайте в наше Ондозеро
    Мы с любовью встретим здесь вас,
    Добротой своей очаруем всех,
    Чтобы вы не забыли о нас.

  • Давыдов

    Кроме названных автором бед в Ондозере в этом материале я обнаружил еще один огорчивший меня факт: в Ондозере уже не помнят, чей подвиг увековечен в школьном музее. А посвящена экспозиция одной из самых трагических страниц войны на Карельском фронте — десанту морской бригады, практически полностью погибшей при попытке штурмовать деревню, переправившись через Ондозеро. В давние времена карельские газеты подробно описывали эту трагедию. Но для нынешних поколений эта страница истории может оказаться неизвестной.

  • ИЛ

    Мне кажется, это все хорошие идеи -особенно с половичками.. их можно было и в Петрозаводске продавать… Но хотелось бы, чтобы власти что-то сделали.. Недавно услышала, что в Карелии в многих районах будут организовываться этнокультурные центры, но Муезерского района в списках нет. Я виделась с министром культуры Еленой Викторовной Богдановой, кот орая обещала обратить внимание на ситуацию в Ондозеро.
    Что касается Дома -интерната, то там назревают проблемы кадровые. Никто не хочет ехать работать в село.. Много накопилось проблем, которые должны решаться на государственном уровне, а сбором книжек тут мало чем поможешь..

  • Александра Вересена

    Про дом интернат — что туда можно и нужно собрать? Покупка половичков актуальна и для нас)Про книги — только за!!! Готова делиться хорошими книгами.

  • Юлия

    Хотелось бы сделать что-то конкретное, например, собрать книги для библиотеки всем «Лицеем», даже если не очень много, но хороших.Но негде хранить?
    Я бы с удовольствием купила половичков, а то похожие покупала как-то в Ленте, испанских…
    Понятно, что это не решение проблемы по существу, но хочется помочь не только словом.Может быть, Марианна Евгеньевна подскажет, чем могли бы мы, читатели Лицея.

  • ИЛ

    Друзья мои! Люди в этом селе стараются по мере сил сохранить село. Не так давно благодаря активности сельчан у них починили мост.. Но для этого нужно было написать письмо Путину (!!!!!).. Я уж не говорю, что после вступления в силу 131 закона у поселений нет денег ни на что… Меня тоже поразила эта награда депутату Пивненко.. Я бы дала эту награду Марианне Ролле. Она работает в социальном центре директором. Мы с ней заезжали в поселок Ругозерский в дом-интернат для пожилых и инвалидов.. вы бы видели этот дом!!! Люди в колясках, а туалет у них очко!!!! Как жители интерната ее встречали! Я видела собственными глазами — они ее в лицо знают, а слепые по голосу отличают!!!

  • Александра Вересена

    Так вот Марианна Евгеньевна и пояснила, что работать они стали с теми, кто живет в реальном мире. Есть люди, которые готовы работать, созидать, делать… И, значит, есть наждежда на то, что жизнь станет лучше.

    Конечно, государство обязано и должно. Но наше государство этого не делает. Оно много чего не делает и людей не слышит — пример тому — ситуация с Кижами. Разве нет? Выходит, что нужно сидеть и ждать? Нет!Надо действовать. Мы сами — реальная сила. Рассказ Ирины Ивановны — тому подтверждение. Жизнь в поселках была бы другой, если бы не проект Марианны Ролле и людей, которые присоединились к реальным делам.

  • Юлия

    Пропасть между Москвой и Ондозеро, между президентом и сельчанами…
    После этого рассказа о настоящей жизни людей какими кукольными, надутыми кажутся депутаты и главы каких-то комитетов, групп, вручение ордена «За заслуги перед Отечеством» первому заместителю председателя комитета Госдумы по региональной политике Валентине Пивненко…
    кажется, в одной стране сосуществуют, не пересекаясь, два параллельных мира.И каждый раз сам собой всплывает вопрос:»Ну как, ну как им не стыдно?»

  • Анна Сергеевна

    [quote name=»Александра Вересена»] Может быть, так легче — не замечать разрухи вокруг и пассивно ждать помощи…[/quote]
    Не согласна относительно пассивности. Что могут они изменить в жизни деревни или села, если это политика государства, которое их кинуло: доживайте как хотите.
    Эти женщины уже на пенсии, как пишет автор. Они трудились всю свою жизнь. Больно читать все это(( Какая сила духа у М.Ролле! Восхищаюсь и кланяюсь в пояс таким людям.

  • Александра Вересена

    Пока есть люди, которым важно созидать, будет и надежда на то, что можно улучшить качество их жизни. Больше всего меня удивило то, что есть в деревне те, кто живут виртуальными проблемами сериалов и ТВ. Может быть, так легче — не замечать разрухи вокруг и пассивно ждать помощи…

  • Л. Зимина

    : ЖИТЬ СТАЛО ЛУЧШЕ, ЖИТЬ СТАЛО ВЕСЕЛЕЙ…..60 лет назад , покидая родную вологодскую деревню, чтобы получить образование, не видела того беспросветья, которое вижу в репортаже Ирины Ларионовой. Люди работали в колхозе, им помогали дети, на колхозной ферме было полно скота, был электрический свет, была начальная школа, клуб, где показывали кинофильмы и где была самодеятельность, была небольшая библиотека… Наши области -соседи, и деревни похожи друг на друга, как две капли воды. И там, и здесь сейчас полная разруха… О, многострадальная деревня!!! ДОКОЛЕ?! Тех средств, которые сейчас вкладываются в СОЧИ, чтобы удивить мир,было бы достаточно, чтобы возродить все русские деревни и создать сносные условия жизни для своих людей.

  • Ольга

    Чудесный материал, спасибо автору за то, что рассказала, что жива наша глубинка благодаря таким неравнодушным и творческим людям! и им, конечно, нужна помощь