Русский Север

Топонимия Заонежья не перестает удивлять

На презентации книги Вячеслава Агапитова. Фото Елены Малишевской

Презентация книги Вячеслава Агапитова «От Шуньги до Конды» прошла в музее-заповеднике «Кижи» 30 марта. Книга адресована в первую очередь заонежанам и всем, кто любит этот край, интересуется его историей и топонимией.

Зал был переполнен. Выхода книги многие ждали с нетерпением, это знаковое событие в культуре и науке Карелии. Тем более что автор издания известный и талантливый человек: ученый-этнограф, поэт, художник. Получилось так, что делалась она не один десяток лет, по сути, стала своеобразным путеводителем в историю возникновения некоторых топонимических названий.

– Новая книга, – говорит Вячеслав Агапитов, – продолжает мои заонежские искания и выпущенную почти 18 лет назад  книгу «Путешествие в древние Кижи». Надо признаться, что изучение топонимии в Карелии тогда не было приоритетом. Но время шло, топонимы стремительно исчезали, терялись. А сегодня Карелия является лидером Северо-Запада в их изучении. Большой  успех имеет словарь Ирмы Ивановны Муллонен «Топонимия Заонежья».  Если говорить обо мне, то около 10 лет работал в музее «Кижи», потом в Шелтозерском музее, в Институте языка, литературы и истории КарНЦ РАН. Сегодня в топонимии я фрилансер.

Многие знают, что сам Агапитов родом из Ламбасручья. Хотя давно живет за его пределами, но в Заонежье его по-прежнему считают своим. Много неизведанного сокрыто в истории родного края, столько здесь языковых пластов! Столько разных названий, которые современному человеку непонятны. Именно малая родина вдохновляет Агапитова на эту работу.

Вячеслав Агапитов. Фото Елены Малишевской
Вячеслав Агапитов

– Наконец настало время, когда можно выпустить такую книгу, – говорит Вячеслав Алексеевич. – Она не массовая, но может понадобиться многим: в топонимии надо быть крайне осторожным!

Помог издать книгу, поддержал ученого музей-заповедник «Кижи», которому автор крайне признателен. Директор музея Елена Богданова, узнав, какую книгу пишет Вячеслав Агапитов, приняла решение оказать ему помощь. Сказала на презентации:

– Эта книга очень важна для нас всех – здорово, что она появилась! Топонимия – это такой кладезь, такое богатство. Мы должны сохранить его для будущего.

И это действительно так: сегодня значения многих топонимов пересматриваются, ведь ученые продолжают копать в глубь веков, делают открытия. К примеру, многие годы топоним Кижи считали происходящим от карельского слова «kižat» — игрища. А теперь Агапитов пришел к тому, что свое имя Кижи получили от названия водного мха, который местные плотники использовали для строительства. Эта версия привлекает все больше сторонников.

Несколько лет назад у Вячеслава Агапитова появилась новая гипотеза происхождения многих заонежских топонимов:

– Я настаиваю, что присутствие балтийских славян в Заонежье было еще в раннем Средневековье. Шар брошен – можно подтвердить или опровергнуть этот путь – слово за учеными.

Этнограф Константин Логинов как раз один из тех, кто поддерживает эту гипотезу:

– Путь из варяг в греки появился раньше, чем племена чуди обосновались в Заонежье. С разных сторон, но мы оба с Агапитовым подошли к тому, что в заселении Заонежья куда-то пропали 100 лет…

Константин Логинов. Фото Елены Малишевской
Константин Логинов

Заместитель директора по науке Игорь Мельников рассказал, как Вячеслав Алексеевич много лет назад начинал свои поиски в их совместных экспедициях и уже тогда сделал ряд интересных открытий. Многие его гипотезы получили подтверждение благодаря археологическим раскопкам.

– У Вячеслава Агапитова есть научная интуиция, что очень важно для ученого.

Борис Гущин, сотрудник музея «Кижи», задал вопрос:

– А как и почему попали сюда прибалтийские славяне?

На что Агапитов ответил:

– Причина – возникновение волжского балтийского пути. Европейские государства стали торговать с восточным миром, Север предоставлял свой товар – пушнину. Вот почему на территории Карелии такое этноразнообразие. Все больше появляется свидетельств массового переноса топонимов из польского и немецкого Поморья. Происходила маркировка: перебираясь в Заонежье, переселенцы несли свою топонимию, называя новое место по названию с прежней родины, например, Польши – очень сходны с ними наши топонимы.

Вот такая неожиданная для многих ученых версия: все привыкли считать, что  аборигенами на древней земле Заонежья были саамы и другие финно-угорские народы. В одной из статей своей новой книги Агапитов приводит в пример сходные с польскими названия деревень Борковицы, Мальковец, Лебещина. Предания о панах – тоже некое подтверждение этой версии. Балтийские славяне – прекрасные корабелы, на своих кораблях они и ходили сюда. Около острова Рюген в Балтийском море были обнаружены славянские деревянные лодки – типичные кижанки!

 

Тому, кто не бывал в Заонежье, наверняка будет непонятно название книги «От Шуньги до Конды». Шуньга – первое большое село, как бы открывающее въезд в Заонежье, а Конда находится на другом конце вытянутого Заонежского архипелага.

В сборнике В. Агапитова помимо статей и заметок самой читаемой главой, думаю,  станут «Топонимические этюды». В ней автор рассматривает названия 14 деревень – Вёгоруксы и Вороньего Острова, Типиниц и Тамбиц, Черкасов и Фоймогубы… А также известного своими лечебными свойствами родника Три Ивана и родного автору Ламбасручья. Причем каждый этюд помимо расшифровки топонима содержит исторические данные или предание, связывает название деревни с географическим ее расположением. По какому маршруту пойдет Агапитов дальше – покажет время. Доктор филологических наук Ирма Муллонен, один из известнейших топонимистов страны, поддерживает Вячеслава Агапитова в его новых открытиях. Она и стала рецензентом этой книги.

Когда слово предоставили министру национальной политики Сергею Киселеву, то, к своему удивлению, участники презентации узнали, что его корни проросли в заонежскую землю. Это сразу вызвало аплодисменты – сродник! А значит, должен понимать и чувствовать Заонежье.

Сергей Киселев. Фото Елены Малишевской
Сергей Киселев

– С удовольствием отложил свои рабочие дела и пришел сюда, – начал Сергей Викторович. – Да, мой отец заонежанин, а род наш идет из деревни Подъельники. Свое детство летом я проводил  в соседней – Зубково, которая почти срослась с отцовской деревней. С удовольствием рассказываю своим детям о Заонежье, хотя они уже взрослые. Возил их на родину предков.

Министр выразил признательность музею «Кижи», который вносит большой вклад в изучение края, помогает ученым. А также призвал авторов писать книги и издавать их, участвуя в конкурсе на издание книг, проводимом ежегодно Миннацем.

А в планах Вячеслава Агапитова издание словаря заонежских слов, над которым он работает много лет и  который так ждут и заонежане, и ученые, исследующие Заонежье. Музей «Кижи» и Министерство национальной политики заверили его, что не останутся в стороне от издания такой нужной для сотен людей книги. Елена Богданова пообещала поддержать планы Агапитова: «Нам это очень нужно!»

Слева направо: Елена Богданова, Валентина Сукотова и Вячеслав Агапитов. Фото Елены Малишевской
Слева направо: Елена Богданова, Валентина Сукотова и Вячеслав Агапитов

Зал внимал каждому слову: люди благодарили за книгу, задавали вопросы. Разгорелась дискуссия, что в основном не свойственно презентации, которая вышла за свои обычные рамки, вывела встречу на новый уровень. Да и давно замечено, где появляется Агапитов, там разговор о Заонежье приобретает более широкий характер, чем предполагалось. А все потому, что он болеет душой за свой край, да и на встречу с ним приходят не случайные люди.

Фото Елены Малишевской

Владимир Непряхин, в прошлом историк-картограф ПетрГУ, убедительно доказывал, что необходимо создать историческую топонимическую карту Заонежья, где название каждого населенного пункта, каждой полянки или перелеска должны быть закреплены географически. Такая карта поможет сохранить многие топонимы и гидронимы, а также привязанную к ним историю.

И, правда, сегодня выпущенные много лет назад, подробные на то время карты Заонежья скорее представляют собой топонимический мираж: деревень уж десятилетиями нет, но в разряд нежилых их заносить не торопятся.

Давно и на разных встречах люди поговаривают о том, чтобы увековечить память исчезнувших деревень. И вот опять заонежане предложили поставить памятник деревне – поминальные кресты или памятные знаки на местах, где располагались эти деревни, а на табличках перечислять фамилии семей.

Фото Елены Малишевской

Известный краевед Татьяна Мошина предложила издать книгу «Лица Заонежья», ведь очень много замечательных фотографий, даже с биографиями, хранятся в фондах музея «Кижи», личных архивах заонежан.

Завершалась презентация, ставшая своеобразным праздником для ее участников, красивыми песнями в исполнении самодеятельного вокального коллектива «Куделюшка», который занимается при музее «Кижи». Они исполнили для именинника песню, записанную в его родном поселке Ламбасручей, — «У меня как было, у младшеньки…», шуньгскую «Ой ты, душечка моя…». А потом был сюрприз: весело и бойко запели «Как во Толвуйском бору, во Захарьевском дому» – песню, записанную Вячеславом Агапитовым в одной из давних экспедиций по Заонежью.

Выступает «Куделюшка». Фото Елены Малишевской
Выступает «Куделюшка»

На презентации было много знакомых заонежских лиц и тех, кто любит Заонежье. А за душевную и неформальную атмосферу отдельное спасибо ведущей презентации Валентине Сукотовой, председателю КРОО «Заонежье». Все внимательно слушали стихи, которые звучали и на открытии  презентации и в течение ее, у всех улыбку вызывали ее веселые реплики, а маленькие необычные подарки гостям – чай и конфеты-подушечки, которые всегда были в чести у заонежан, – у многих вызвали добрую ностальгию по детству. Да, Заонежье и поныне славится своими чаепитиями.

– Здесь собрались единомышленники, которым не все равно, что будет с Заонежьем, – говорит Валентина Сукотова. – Будем продолжать работу на его благо.

Очередь за автографом. Фото Натальи Мешковой
Очередь за автографом

Фото Елены Малишевской и Натальи Мешковой

  • Spectator

    Интересная статья, незаурядный исследователь. Однако, то, что он утверждает — не есть истина в конечной инстанции. Есть наименования, которые существуют в Заонежье, с корнями от слова «пан» и те, что имеют окончания схожие с польскими и украинскими. Вот если они, упоминаются в летописях возраста освоения Карелии новгородским ушкуйниками, то это еще как-то укладывается в его теорию. Если же все они родились и вошли в обиход после шведской экспансии в период Смутного времени на Руси, когда основной ударной силой шведов были конные отряды из запорожских казаков, то это уже другая история. Относятся ли при этом древние новгородцы к балтийским славянам из статьи тоже как-то не ясно.

    • Александр

      Любой ученый имеет право на гипотезу. Но почитайте книгу, из нее Вы узнаете больше, и , возможно,эта версия вам станет ближе. Я прочел сразу после презентации. Есть сомнения, но не исключена вероятность, что продолжение поиска в этом направлении окажется верным.. .