Общество

«Я жду тебя!»

Армения встретила ее гаммой коричневых оттенков, удивительным сочетанием неба, солнца и розового туфа, фонтанчиками с питьевой водой, абсолютным несоблюдением правил дорожного движения, болтающимся посреди улицы, прямо над проезжей частью, сохнувшим бельем и персиками, которые были повсюду…
«Боже мой, рай! Я в раю!» – подумала она.

Долгожданный отпуск. Подруга буквально силой заставила остановить вечное колесо со словом «надо», прервать работу, не услышать вздохов близких, не заметить осуждающего взгляда ее молодого человека и сесть в поезд… В Армению, в отпуск! Странно, тогда, в 80-е прошлого века, это было гораздо проще, чем теперь.

Три дня в Ереване промелькнули одним большим выдохом удивления. А Ленинакан встретил резким очертанием улиц и домов, все той же гаммой коричневых оттенков, палящим солнцем и каким-то особым, с дымкой, армянским небом.

Экскурсия обещала быть интересной. В автобус, когда все уже расселись, вошел черноволосый худощавый юноша и на очень чистом русском представился: «Я ваш экскурсовод».

Увлеченная его рассказом, в какой-то момент она вдруг встретилась с его черными глазами, улыбнулась ему и поправила свои золотистые волосы. Когда экскурсия закончилась, они с подругой подошли к экскурсоводу:

– Вы не могли бы с нами сфотографироваться?

Он улыбнулся.

– У меня всегда проблемы с фотографиями, но давайте.
Их щелкнули на слайдовую пленку, и она уже хотела попрощаться, как он вдруг предложил: «А хотите я буду завтра вашим персональным гидом и покажу город?» Предложение ей понравилось. Она спросила, можно ли взять подругу.

–Да, кстати, давайте познакомимся. Ашик.

– А я Саша.

На следующее утро она почему-то решила постричься. Когда сидела в маленькой душной парикмахерской, поймала себя на мысли, что ни разу за эти дни не вспомнила о доме.

Ашик уже ждал их в назначенном месте. Увидев, он окинул ее взглядом и вдруг с досадой воскликнул:

– Ох, зачем вы это сделали?! Вы же с этой прической стали похожи на занудную учительницу.

Она хотела обидеться. Но его восклицание было настолько искренним, что она вдруг рассмеялась.

С этой минуты стало удивительно легко. Они болтались по городу, что-то ели, куда-то заходили. И почему-то вдруг оказались вдвоем посреди черной бархатной армянской ночи, на скамейке. Когда и как исчезла тактичная подруга, она не заметила. Они смотрели на небо, он говорил с ней о Боге. Рассказывал о себе. Оказывается, он учился в духовной семинарии. Потом просто молчали.

Он спросил, сколько они пробудут в Ленинакане. Ответив, что завтра последний день, она вдруг расстроилась и беспомощно на него посмотрела.

– Вы никогда не задумывались, – сказал он, глядя куда-то, – как мы суетливы?

Помолчал и вдруг неожиданно:

– Я знаю, что ты мне нужна… Я увидел тебя и сразу это понял.

Она растерялась. То, что этот человек чем-то очень сильно подействовал на нее, она осознавала, но говорить о любви ей казалось таким преждевременным… А он будто и не ждал никакого ответа, ему было важно понять что-то в себе самом.

На следующий день они поехали дальше по своему маршруту. Подруга спросила ее: «Что-то было?» Но отвечать ничего не хотелось.

Когда, вернувшись домой, проявили слайдовую пленку, она с изумлением разглядывала тот кадр, который сделали после экскурсии. Мистика, но от Ашика остался только кончик торчащей кепки.

Позднее она получила от него письмо. Он писал, что думает о ней…

В ящике стола постепенно росла стопочка писем с красивыми армянскими почтовыми марками и уже таким знакомым почерком. Они становились все ближе. Письма давали возможность раскрыться, писать о своих мыслях, чем-то делиться. Она понимала, что встретила незаурядного, очень глубокого человека, который почему-то ее выбрал.
Под его влиянием она стала больше читать, задумываться о том, что раньше никогда не приходило в голову.

«Знаешь, – написал он ей как-то, – отношения двух людей – это огромнейшая и кропотливейшая работа, труд, который требует большой самоотдачи…»

И однажды она написала ему в письме только одну фразу: «Я жду тебя, приезжай!».

Он не успел. Землетрясение оборвало его жизнь.

Несправедливо, когда смерть разлучает предназначенных друг другу. Но страшней, если человек, прожив жизнь, так и не встретит того единственного, который предназначался только ему.

  • Лена Иванова

    Очень трогает!!!иногда мы сами теряем и пропускаем нашу судьбу и любовь!

  • Прохожая

    Мастерски написанный материал! Слеза невольно выкатилась из глаз. Только с выводом я не согласна. Уверена, что Ашик не назвал бы несправедливой свою смерть. Одному Богу известно, зачем нужна была каждому из них эта встреча и разлука.

  • Т.К.

    Какая трогательная история! И хорошо написана!