Общество

Вам миллион. Распишитесь!

Фото news.rambler.ru

Женщина повела себя как типичный советский человек, которому навеки вбита в сознание  безграничная вера в государство.

 

Ах, если бы вы знали, как я зла! – хочется воскликнуть вслед за героиней чеховского водевиля по поводу одной истории, в которую попала моя хорошая знакомая. Ничего веселого в этой истории, однако, нет.

 

Пожилая женщина, назовем ее Марьей Васильевной, в хлопотах о здоровье связалась с какой-то московской фирмой, рассылающей лекарства по почте. Рассылка стоила ей немало, но женщина была довольна результатом лечения, о чем не раз сообщала по телефону своим благодетелям.

 

И вдруг в один прекрасный день ей позвонила некая дама, назвавшаяся представителем ни больше ни меньше Счетной Палаты Российской Федерации.

 

Спрашивается, какие дела могут быть у правительства к провинциальной пенсионерке? И какое финансовое ведомство выясняет свои отношения с гражданами по телефону? Но это мы с вами такие современно-недоверчивые. А человек, выросший в СССР, не разбирающийся в финансах,  к старости становится в делах беспомощным и наивным, как ребенок.

 

По словам звонившей, наше славное государство решило восстановить социальную справедливость. Сообщив Марье Васильевне, что она стала жертвой жуликов (!) от медицины, присылавших поддельные лекарства, некая Маслова (Суслова, Пряслова) пообещала Марье Васильевне компенсировать затраты на лекарства фантастической суммой в 1 (один) миллион рублей!

 

А дальше – как в басне: от радости в зобу дыханье спёрло. И пенсионерка, окрыленная перспективой  внезапного богатства, полетела по знакомым деньги собирать. Ей ведь поставили условие: оплатить пересылку. «Сами понимаете, – сказала телефонная сирена, – перевод такой суммы стоит не дешево, вы получите миллион минус затраты на пересылку!»

 

Марья Васильевна все же догадалась спросить, за что ей такое счастье. За заслуги перед родиной! – был ответ. И он не смутил бывшую труженицу газонов и скверов.

 

А что, подумала женщина. Столько лет отдано родному предприятию по озеленению города. Однажды, разгружая машину с удобрениями, повредила спину, едва не став инвалидом. Столько цветов и саженцев вырастила, заработала значок «Победитель социалистического соревнования» и ленинскую юбилейную медаль! Это что вам, не заслуги?

 

Собрать ей предстояло ни много, ни мало 370 тысяч рублей. Чтобы деньги дошли быстрее, сказала ей телефонная дама, их надо отправить несколькими блиц-переводами через Сбербанк.

 

Не смейтесь над бедной женщиной. Она повела себя как типичный советский человек, которому навеки вбита в сознание  безграничная вера в государство. Добавим  к этому более чем скромную жизнь и в прошлом, и в настоящем. При таких обстоятельствах «миллион рублей» звучит как приглашение в рай!

 

В общем, 370 тысяч на оплату перевода  были собраны. «Я действовала, будто под гипнозом», – сокрушается она теперь. Девушки в Сбербанке, увидев пожилую женщину в горячке, пытались ее остановить, предлагали  подумать. Куда там! Помните у Цвейга рассказ «Амок»? В таком примерно, полусумасшедшем состоянии, как герой рассказа, Марья Васильевна принялась распихивать деньги по счетам, номера которых ей продиктовала «Счетная Палата».

 

Прошла неделя, за ней другая. Все обещанные сроки истекли, а миллионом и не пахло. Поняв, наконец, что ее элементарно надули, Марья Васильевна пришла ко мне просить совета, как ей вернуть свои кровные.

 

Я посоветовала сходить в прокуратуру. Оттуда ее вместе с заявлением отправили в отделение полиции, где с кислой миной приняли и  зарегистрировали заявление: ждите, ответим…

 

Долго ждать не пришлось. Вежливые полицейские явились на дом. Объяснили, что она же САМА деньги посылала, никто с ружьем над душой не стоял, а значит, правонарушения не было! Сказали, что ответ она получит по почте. И письмо не заставило себя долго ждать. В нем был отказ в возбуждении дела.

 

Поплакав, повздыхав и поняв, что денег ей не вернуть, Марья Васильевна переключилась на дачные заботы. Но история на этом не закончилась. Вскоре пенсионерка узнала, что стала популярной личностью – в определенных кругах. Какой-то молодой человек, пытавшийся продать ее соседке некий медицинский прибор, сказал, что Марья Васильевна «уже два таких купила».

 

Потом стало еще интересней. Принялись звонить по сотовому какие-то «Новиковы» и «Бочаровы».  Снова предлагались финансовые услуги, правда, в более скромном объеме. Марья Васильевна написала еще одно заявление и снесла в полицию. Результат, как вы догадываетесь, был прежним. Через некоторое время звонки возобновились…

 

– Что же мне делать-то? – причитала пенсионерка. – На дачу надо ехать, а тут такое… Они же в квартиру заберутся!

 

– Не заберутся, – как могла, утешала я. – У вас воровать нечего.

 

Пока длилась вся эта история, мне попалось в Интернете еще 5-6 информаций на тему телефонного мошенничества. Жертвами по большей части были люди преклонных лет. И когда в квартире Марьи Васильевны раздался очередной звонок «из Москвы» не то от Владимира, не то от Якова из «следственных органов» с призывом выслать сумму в размере полученной пенсии, я поняла, что, того и гляди, взорвусь от возмущения.

 

Уже в другом отделении полиции мне грустно объяснили, что ничего нового в истории Марьи Васильевны нет. Что полиция завалена такими заявлениями и уже устала предупреждать население, вон, даже памятку сочинила с предупреждениями…

 

В полнейшем потрясении я узнала то, что полиции, оказывается, давно известно: людей обворовывают заключенные, сидящие на зонах! Наобум набирается номер, а потом начинается психологическая обработка, да такая умелая, что люди, как под гипнозом (а, может, не «как»?), бегут к банкоматам и срочно избавляются от денег, будто они жгут им руки.

 

В полиции мне рассказали просто гомерическую, однако, вполне реальную историю о местном правоохранителе. Беседуя у окошечка с оператором банка, он внезапно получил эсэмэску: «Ваша банковская карта заблокирована. Чтобы ее разблокировать, сделайте то-то и то-то…». И вместо того, чтобы тут же у оператора все выяснить, прокурорский работник (!), сбиваясь с ног, бросился к банкомату и послушно перевел на указанный счет 350 тысяч. И только потом опомнился. Так что не спешите осуждать доверчивых стариков.

 

Это что же у нас происходит? Жертвы телефонного мошенничества множатся, их кровные текут широким потоком в воровские общаки, а государство?..

 

У меня на глазах в Сбербанке произошла еще одна сцена. Немолодая женщина в слезах, задыхаясь, проковыляла к окошечку оператора и стала упрашивать – срочно! – перевести солидную сумму «вот на этот счет». Ласковые расспросы банковских девушек заставили старушку рассказать о звонке, сообщившем про ДТП с сыном, которого якобы можно выкупить у полиции за деньги (!). Старушке тут же предложили позвонить сыну, который, конечно, и слыхом не слыхал ни о каком ДТП. На сей раз «крутые пацаны» остались с носом.

 

На этом моменте задержимся. Людей ловят на «продажную полицию», а им даже в голову не приходит усомниться! И подумать о том, что, отправляя кому-то взятку, они сами нарушают закон. Впрочем, какова реальность, таково и правосознание.

 

Старикам, которые в подобных ситуациях обращаются в свои отделения Сбербанка, можно сказать, везет, потому что их там знают и могут тормознуть. Но сколько угодно людей, которые, получив звонок или сообщение, не раздумывая, бегут прямо к банкоматам. Этих уже остановить некому.

 

Уж сколько раз твердили миру, скажут мне. И еще: наших людей не вразумишь!

 

А я скажу другое. Вернее, спрошу. Есть ли у нас государство и, как говорят, всенародно избранный президент? Если да, то когда они начнут защищать своих граждан и выполнять законы?

 

Почему материалы о телефонном мошенничестве, высланные местной полицией в Москву, Саратов, Новосибирск и другие города, откуда нередко поступают провоцирующие звонки (полиция это устанавливает без труда), застревают где-то и не попадают в разработку?

 

А главное, почему не выполняется закон, запрещающий заключенным на зоне пользоваться сотовой связью? Кажется, чего проще: отобрать телефоны – и проблема решена! Но нет, ОТБЫВАЯ НАКАЗАНИЕ, прямо в местах лишения свободы преступники обворовывают людей! А государство преспокойно на это смотрит и…боится бандитов? А может, чего другого?

 

Не могу передать, до чего все это противно. И больно за обманутых (в который раз!) стариков.

 

  • Юлия

    Смс-ки с текстом:»Мама, положи мне на телефон 1500 руб срочно, потом всё объясню», — пару раз мне приходили.
    На днях, а именно в ночь с 11 на 12 июня, пришло нечто новенькое.
    С незнакомого номера писали:»Перезвоните мне, пожалуйста.Отправлено 00:04 12.06.13″.
    Номер мне неизвестен, нет ни подписи, ни личного ко мне обращения.
    Звонить, конечно, не стала.
    Полагаю, что это способ или снять деньги при звонке — такое мошенничество бывает.Или уже и развод будет за Ваши деньги.
    Будьте осторожны!

  • Алексей Конкка

    Почему материалы о телефонном мошенничестве, высланные местной полицией в Москву, Саратов, Новосибирск и другие города, откуда нередко поступают провоцирующие звонки (полиция это устанавливает без труда), застревают где-то и не попадают в разработку?

    Вот это и есть генеральный вопрос. И даже ответ ясен. Если столько воров сидит на ключевых постах в государстве, то что это за государство? Мне кажется, ответ ясен. А зэки с мобильниками — это так, отмазка))