Общество

Так кого же защищает академик Орфинский в суде?

Фото Натальи Мешковой
Академик Орфинский на митинге 18 сентября за роспуск Петросовета

На свой вопрос  защитник председателя Петросовета Олега Фокина сам и ответил. Хотя бы ради этого стоило идти в суд.

 

 

 

Выступление Вячеслава Петровича Орфинского в прениях сторон на заседании Петрозаводского горсуда по его иску очень удивило представителя ответчика, коим, как известно, является  председатель Петросовета Олег Фокин. Защитник депутата-чиновника (ибо Фокин трудится на освобожденной основе) Петр Трифонов сам же и ответил на свой вопрос: здесь, в суде, защищает академик  не только себя, но прежде всего  город. Согласитесь, такое признание дорогого стоит. Хотя бы ради этого надо было идти в суд.

 

 

Заседание Петрозаводского городского суда по иску академика В.П. Орфинского ждали в Петрозаводске многие. Этому предшествовали акции  горожан в поддержку Вячеслава Петровича, письма в его защиту. Эти письма были предъявлены судье К. Кипяткову. Получилось, что Орфинского 7 октября  защищала не только адвокат А. Уханова, но и сотни петрозаводчан.

 

 

Напомню, что председатель Петросовета позволил себе публично оскорбить  академика в телепередаче, посвященной социальным проблемам Петрозаводска и шедшей в прямом эфире ГТРК «Карелия». При этом  Фокин участвовал в ней не как простой петрозаводский обыватель, а как должностное официальное лицо.

 

 

 

Профессиональные лингвисты, которые по просьбе прокуратуры провели лингвистический анализ фразы, якобы вырвавшейся у чиновника в эмоциональном запале,  установили, что его слова не являются оскорбительными, но остаются обидными, так как свидетельствует о том, что человек, в адрес которого они высказаны, неадекватно себя ведет. Адвокат А. Уханова уверена: в том контексте, в котором они прозвучали в выступлении О. Фокина, его слова являются прямым оскорблением и человеческого достоинства, и репутации специалиста столь высокого уровня, как академик Орфинский. У защитника председателя Петросовета другая точка зрения: неосторожные, вырвавшиеся сгоряча слова Фокина не оскорбление достоинства Орфинского, а всего лишь эмоциональная оценка  общественной деятельности академика  – заметим, деятельности во благо своего города, которая давно вызывает раздражение городской власти.

 

 

Позиция председателя Петросовета имеет полное право не совпадать с позицией академика Орфинского. Уверена,  у нее немало сторонников среди петрозаводчан, а может быть, их число  даже выросло бы, если бы Фокин свои взгляды отстаивал в цивилизованной форме, скажем, в  публичной дискуссии со своим оппонентом. Не просто чиновник, а депутат (депутаты сами себя пафосно называют слугами народа) предпочел обойтись грубым чиновничьим окриком и публичным оскорблением.

 

 

Защита Фокина настаивала на том, что он осознал свое недостойное поведение и даже пытался дважды по телефону извиниться перед Вячеславом Петровичем, который справедливо не принял их. Согласитесь, оскорбление было произнесено  публично, а извинения, так сказать, келейно, один на один. А то и вообще они смахивали на новое оскорбление. Заверяя в готовности извиниться перед Офринским, Фокин при этом говорит, что уважаемого в городе человека просто используют разные группы застройщиков: если кому-то из них понадобится, Орфинский выскажется за них, захотят, чтобы он был против, – и он будет против

 

 

– Я не пешка, которую каждый может по своему желанию двинуть куда ему надо или переставить, – возмутился Вячеслав Петрович, расценивший эти извинения как новое оскорбление. –  Свои убеждения я никогда не продавал никому.

 

 

А вот лично у меня  по поводу чиновничьих извинений возник вопрос: что на самом деле побудило О. Фокина попытаться принести извинения? Осознание своего недостойного поведения в прямом телеэфире или все-таки незамедлительно сразу же после передачи вспыхнувшее возмущение немалой части городского сообщества? Сегодня трудно найти ответ на этот вопрос.

 

 

Защитник  председателя Петросовета упрекнул В. Орфинского в том, что он не использовал право на реплику. Позвольте, а на что Вячеслав Петрович должен был отвечать: доказывать, что он не верблюд? Или  последовать популярной у детей фразе:  кто как обзывается, тот сам так и называется? Вряд ли истинный интеллигент Вячеслав Орфинский позволил бы себе опуститься до публичной бранной перепалки. А к дискуссии его не приглашали

 

 

В какой-то момент в суде возник весьма интересный поворот. Задав несколько вопросов В.П. Орфинскому, представитель Фокина заметил,  что академик, по сути дела, не понес никакого урона: его не уволили с работы (от себя добавлю, 84-летний человек не попал после всех передряг с сердечным приступом в больницу и даже нашел силы прийти в суд), репутация Вячеслава Петровича в городе  после скандала даже укрепилась, а авторитет – вырос. Чего нельзя сказать о его доверителе Фокине, имидж которого и как председателя Петросовета, и депутата понес ощутимый урон. Получается, что фактически потерпевшей стороной в этом деле является… да-да, г-н Фокин. А вы знаете, в общем-то, так и есть. Только ведь не зря в России популярно выражение: за что боролся, на то и напоролся. Но, думаю, вряд  ли председатель Петросовета рискнет подать встречный иск  Орфинскому.  Это был бы сюжет для Гоголя.

 

 

Редко когда во время судебного заседания раздается смех, правда, на этот раз он был немного нервный. Это случилось, когда защитник ответчика привел в качестве  основания для  полного оправдания его доверителя следующий факт. Во время недавней  встречи с активистами «Единой России» президент  страны В.В. Путин, отвечая на вопрос одного из  единороссов по поводу предложения  профессора Высшей  школы экономики отдать под международную юрисдикцию арктические территории, не только решительно отверг его  как неприемлемое для России, но обозвал при этом профессора придурком. Причем, присутствовавшие на встрече поддержали президента не только аплодисментами, но и смехом.  И хотя слово «придурок» было произнесено при выключенном микрофоне, его услышали все присутствовавшие, а информационные агентства  и Интернет разнесли по всей России, сделав его публичным.

 

Как говорится, без комментариев.

 

Суд частично удовлетворил иск В. П. Орфинского, который требовал  компенсации   причиненного  ему морального вреда в размере двух миллионов рублей – по миллиону от Фокина и Петросовета,  председателем которого ответчик является. Судья Кирилл Кипятков огласил приговор,  по которому в пользу Вячеслава Орфинского  должна быть взыскана с Олега Фокина компенсация морального вреда в размере 100 тысяч рублей, а в остальной части иска (взыскание  компенсации морального ущерба с Петросовета,  опровержение и публичное извинение)  было отказано.

 

После судебного заседания адвокат Вячеслава Орфинского Анна Уханова сказала в коротком комментарии, что сумма компенсации, хотя и намного меньше, чем они требовали, весьма солидная. В Петрозаводске моральный ущерб чаще оценивают не более чем в 5-10 тысяч рублей. Кстати, в самом начале заседания адвокат Орфинского сообщила, что  ее доверитель согласен на мировое соглашение, если оно будет принято на его условиях. Однако, судя по тому, что после короткого перерыва суд продолжил работу, мировое соглашение не состоялось. Когда я обратилась за разъяснениями к Анне Ухановой, она сообщила, что, несмотря на то что отвечающая сторона признала иск Орфинского, моральную компенсацию она предложила  в сумме… один рубль.  С чем ни она, ни ее доверитель согласиться не могли.

 

По поводу дальнейших действий истца. Решение В.П. Орфинский примет после того, как получит официальное  определение суда. Судя по всему, складывать оружие Вячеслав Петрович не собирается, какие бы  новые судебные тяжбы его не ждали впереди.

 

– Наивно? – задал он автору этих  строк встречный вопрос, когда после заседания суда я подошла к нему за комментарием. – Согласен. Но с  хамством надо бороться.

 

Если у кого-то возникнет желание обвинить Вячеслава Петровича в рвачестве, сообщу: деньги, полученные им в качестве моральной компенсации, он собирался и собирается перечислить в фонд  защиты  архитектуры Петрозаводска. В том же, что  Вячеслав Петрович Орфинский всегда и везде защищает прежде всего наш город, вынуждены были признать в суде даже его оппоненты.