Люди, Общество

Гражданский подвиг Ивана Чухина

Иван Чухин
Иван Чухин

Полковник, депутат, журналист, но главное — Гражданин Иван Чухин совершил гражданский подвиг, воскресив из небытия, из забвения, из секретных архивов тысячи имен жителей Карелии, трагически погибших в годы репрессий.


Судьба была благосклонна к Ивану Чухину. Учился (школа, строительный техникум, факультет психологии ЛГУ), работал на стройках, потом в МВД Карелии. Дослужился до полковника. Это одна роль — профессиональная. В 1990 году жители Карелии избрали его народным депутатом Верховного Совета РСФСР. Он был заместителем председателя комиссии Верховного Совета РСФСР по реабилитации жертв политических репрессий. В 1993 году Карелия вновь оказала ему доверие, избрав депутатом Государственной Думы. Депутатская деятельность — разработка законов, работа с письмами, запросами граждан, активнейшее участие в работе общества «Мемориал» — еще одна роль Ивана Чухина, общественная.

Многие годы читатели республиканских газет, журналов «Север», «Карелия», еженедельника «Щит и меч» читали статьи, подписанные его именем. Он был автором газет «Петрозаводск» и «ТВР-Панорама».
В издательстве «Карелия» вышел его сборник «Моя милиция». В 1990 году была издана его книга об истории ББК — «Каналоармейцы». В 1995 году издал небольшую книгу «Интернированная юность: история 517-го лагеря интернированных немок НКВД СССР». Всё это другая линия жизни Ивана Чухина, его творческая роль — журналиста, историка-архивиста, исследователя.

А все вместе — служба в МВД, депутатство и общественная работа, журналистика — позволило ему сделать то, что никому в Карелии в 1980–1990-е годы оказалось бы не под силу.

…В мае 1997 года благосклонная судьба изменила ему. Он ушел из жизни, не дожив до 50 лет, не дописав своих книг, не дождавшись самой главной из них — «Книги памяти», списка всех жертв 1937–1938 годов.

Родные и близкие вспоминают, каким он приходил после работы в архивах. Изредка радостно-возбужденный («Хорошо в архивчике поработал!»), когда находил особо важные документы, но намного чаще грустно-подавленный, опустошенный от близкого прикосновения к ужасам механизма террора. Каждая судьба, каждая невинная жертва — будь то известный политик, директор завода или простые рабочие, крестьяне, дети, как осужденный на восемь лет 13-летний татарский мальчишка Женя Тифтулин, — все они прошли через сердце Ивана Чухина, каждый оставил в нем хоть маленький след, зарубку. И сердце не выдержало…

Спустя год и 10 месяцев после его смерти в библиотеке ПетрГУ состоялась презентация книги И. Чухина «Карелия-37: идеология и практика террора». Эта книга вышла в издательстве ПетрГУ тиражом 3 тысячи экземпляров при поддержке и участии руководителей вневедомственной охраны МВД РК В. Коробейникова, Ю. Анохина, ректора ПетрГУ В. Васильева, руководства ОАО «Кондопога», друзей.

Иван Чухин успел сказать о них в книге: «…хочу назвать людей, которые многие сотни дней (в основном в личное время) просиживали в архивах, у компьютеров, пропускали через свое сердце тысячи трагических судеб, чтобы вернуть и увековечить доброе имя безвинных жертв. В первую очередь это мои коллеги-мемориальцы… Юрий Дмитриев, Эйла Аргутина, Ирина Такала, Валерий Верхоглядов (Петрозаводск). Это сотрудники ФСБ и МВД… Геннадий Свидский, Жанна Кутасова, Борис Савушкин, Владимир Иванов, Ольга Абакашкевич (Петрозаводск)».

К этому списку следует добавить и редактора издания Ирину Куроптеву. Ей предстояло завершить то, что не успел сделать автор.

Многие из этих людей выступили на презентации книги, говорили о ее значении, о том, что непременно должна была выйти и «Книга памяти», о которой мечтал Иван Чухин. Книга, которая нужна детям, внукам и правнукам жертв 1937 года, нужна Карелии, всем нам.

Сознательно не пишу о содержании и материале книги «Карелия-37». Пересказывать — безнадежное дело. Читать — нелегкий труд. Но читать ее надо, чтобы знать, что было с твоей страной. Что и как происходило в Карелии в те годы, почему именно у нас расстреливали 9 из 10 осужденных, хотя «установка» была иная… Это надо ради памяти тысяч жертв, ради дня сегодняшнего и дня будущего.

Вчитаемся в слова Ивана Чухина, завершающие его посмертную книгу: «Все мы сейчас медленно и очень трудно идем по пути к демократическому обществу, которое должно гарантировать недопущение впредь всех этих ужасов. Но во все времена, в любых ситуациях (кроме неподвластных разуму) выбор линии поведения определяется не указами власти или приказами непосредственного начальства. В конечном итоге все решают человеческая совесть, нравственные принципы, которыми живет человек… С чего начинается нравственное возрождение? С покаяния. Не с утилитарного признания греха, а с покаяния в его евангельском смысле, что значит — переосмысление жизни. Здесь начало исцеления. Не бесплодное копание в себе, а переоценка, побуждающая к правильному действию. Сегодня мы, кажется, вступили на этот путь обновления. Путь долгий, непростой, но необходимый…».

Из книги Юрия Шлейкина «Командировка в XX век»

P.S. Дело Ивана Чухина продолжил и продолжает до сих пор петрозаводчанин Юрий Дмитриев. В 1999 году он стал составителем книги «Место расстрела — Сандармох». Затем подготовил и выпустил в 2002 году гигантскую (1088 страниц!) книгу «Поминальные списки Карелии. 1937–1938», в которую включены около 14 тысяч имен репрессированных в Карелии. В 2003 году вышла его книга «Беломорско-Балтийский водный путь. От замыслов до воплощения». И в последующие годы он организовывал  экспедиции, связанные с тематикой репрессий, выступал с публикациями в газетах и журналах. Тысячи людей — родственники репрессированных — благодарны ему за этот титанический труд.

  • Андрей Тюков

    Метанойя – дело непростое. Опасное дело. Себя выкопать, с корнями, из ветхости – да наоборот, всё с ног на голову поставить – на такое решиться трудно, и даже Ему нелегко, Тому, от Кого сие даётся, по выбору Его.
    Отсюда проще – выкапывать других, за них переживать, за неизвестного молиться – и проще это, и безопаснее, чем себя рвать на кусочки, чужое – отбрасывая. Новая власть начала с того же, чем старая пробавлялась: мучеников из гробов повытряхивали. А люди те же, что Чухин, что Дмитриев, что Быков. Те же люди. И мышление то же: княжеское мира сего мышление. А ты себе попробуй сказать: «Вы и убили-с!» (с)
    Берегут нас от превышения данного нам, а кто превысил, того и нет уже здесь. Не видим его, во всяком случае. Не узнаём. О том и Евангелие, здесь помянутое, исчерпывающим образом говорит, а мы: «…и у него четыре ребра проткнули лёгкие…» (Юрий Дмитриев в интервью Дмитрию Быкову, «Собеседник», №14, 2018).
    Себя не рискнуть ли выкопать – Адама ветхого, да и захоронить навечно? А потом уже иди копай других… Это – ко всем относится.

  • Юлия Свинцова

    Большое спасибо! Сейчас особенно важно. Что бы сейчас испытал Иван Чухин, узнав о мерзком процессе над Юрием Дмитриевым? Наверное, даже говоря о пути долгом и непростом, не не смог бы представить, что так скоро и так быстро пойдём обратно.

    • Spectator

      два раза отрицание даёт положительное утверждение…

    • В октябре 1990 года в Петрозаводске начала издаваться газета «Набат Северо-Запада», одним из учредителей которой стал народный депутат Верховного Совета РСФСР Иван Иванович Чухин. В августе 1991 года он как член Комиссии по оценке действий в Карельской АССР руководства МВД, КГБ, органов власти, местных Советов, Советов народных депутатов и их исполнительных органов в период попытки государственного переворота 19–21 августа 1991 года выступил на собрании карельского аппарата КГБ: «И.Чухин: ″Защитить можно было и словом″» / «Набат Северо-Запада», 3 сентября 1991 г.: http://www.kolumbus.fi/edvard.hamalainen/docs/nabat-43-91.htm

      Спустя полгода Чухину был нанесен подлый ответный удар:
      «Набат Северо-Запада», 4 февраля 1992 г.
      А ЭТОТ ЦЕЛИЛ ИЗ-ЗА УГЛА
      История появления одной публикации
      http://www.kolumbus.fi/edvard.hamalainen/docs/nabat-10-92.htm

      Думаю, уже в начале 1990-х он понимал, что защитники прежней системы власти, дабы опорочить своих оппонентов, способны наносить удары ниже пояса.