Люди, Общество

«Любовь для нас — единственно возможная реальность»

Елена Вознесенская и Александр Савельев. Фото Ирины Ларионовой
Елена Вознесенская и Александр Савельев. Фото Ирины Ларионовой

Семейный портрет в интерьере

Эту семейную пару знаю много лет. Александр Савельев – известный в Петрозаводске архитектор. А вот о Елене Вознесенской, его верной подруге, мало кто знает, хотя большую часть проектов они делают вместе. У них даже есть архитектурная мастерская. Загляните — сколько же интересных проектов общественных и жилых зданий создали эти замечательные люди для нашего города и республики!

 В октябре этого года исполнилось тридцать лет, как Лена и Саша вместе. Глядя на них, их современный и очень уютный дом, радуешься и задаешься вопросом: как рождаются счастливые семьи?

Елена и Александр познакомились в Ленинграде, поступив учиться на архитектурный факультет ЛИСИ (теперь это СПбГАСУ, Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет). Лена приехала в Ленинград из далекой Алма-Аты, Саша из Петрозаводска.

— Помню, отслужив в армии, вхожу я в мастерскую, это был уже второй курс, люди все новые, — рассказывает Александр. — И вдруг вижу в самом дальнем углу милую девушку. Посмотрел я на нее и сразу почувствовал: мой человек на все 100 процентов! Так не бывает, но так случилось! В общежитии мы жили на одном этаже и как-то отмечали день рождения сокурсницы. Лена зашла туда случайно. И всё!

— Я тоже сразу обратила внимание на Сашу, но он зашел с девушкой, поэтому… (Елена и Саша смеются: оказывается, девушка шла просто параллельно). Мы дружили как сокурсники, как оказалось, у нас много общего. А спустя полгода решили пожениться.

11 октября этого года Елена и Александр поехали в свой любимый Петербург. Встречались с друзьями, гуляли по набережной Фонтанки, заглянули в Новую Голландию, вспоминали студенческие годы. Здесь, тридцать лет назад, они  отмечали свою свадьбу, здесь родилась их дочь.

Cвадьба. 1990 год
Cвадьба. 1990 год

— Свадьбу гуляли на Садовой, — вспоминают Елена и Александр. – Время было перестроечное, 1990 год. Продуктов в магазинах не было никаких. Голяк полный! Детская смесь «Нан» на полках и очереди за хлебом. Но к свадьбе мы получили талоны, и свадебный стол ломился от яств. Он явно отличался от нашего обеда в студенческой столовой. Потом мы чуть ли не месяц доедали то, что отоварили к свадьбе.

Тогда мы не знали, где будем жить после института. Накоплений особых у нас тоже не было. Но верили, что все будет хорошо.

— За что вы цените свою жену? — спрашиваю у Александра.

— Лена на удивление скромный человек, даже закрытый. В результате в нашей общей работе именно я веду все переговоры с заказчиками, хотя Лена выполняет большой объем работы. Я больше свечусь в обществе, а Лена у нас такой вот серый кардинал! (Александр смеется).

— А я ценю в моем муже чувство оптимизма, чувство юмора. Знаю, что с ним у меня все будет хорошо. И он человек очень ответственный, отвечает за свои слова. А это в наше время редкое качество.

На Онего. 1996 год
На Онего. 1996 год

— Есть ощущение, что вы живете душа в душу…

— Так и есть! Мы же практически 24 часа в сутки вместе. Это какое-то глубинное сцепление родственных душ. И вообще, о любви можно говорить только спустя время, — считает Елена. — У нас почти нет  разногласий. И если они случаются, то только на почве работы. Но у нас есть общее правило: мы принимаем профессиональное решение только в том случае, если согласны с ним оба.

Вскоре после защиты диплома у Савельевых родилась дочь Маша. Сейчас она взрослая девушка, получила отличное художественное образование, талантливый режиссер-мультипликатор.

Молодые выпускники вуза Савельевы приехали с ребенком в Петрозаводск. Был первый выпуск, когда никакого распределения уже не было. Александр некоторое время работал в Петербурге, но, приехав на лето в Петрозаводск, сразу же нашел работу архитектором. Как оказалось не зря.

— Какие семейные традиции есть у вас?

—  Моя жена каждую осень делает по ее семейной  традиции «кобру», это что-то вроде аджики, по алма-атинскому рецепту. Сейчас кастрюля уже стоит на столе. А если говорить о традиции нашей семьи, то это saunapäivä — сауна в субботу. И еще мы не можем жить без путешествий.

— Путешествия для нас значат очень многое! Меня мама брала в экспедиции с двух лет, — вступает в беседу Елена. — Папа ждал маму из экспедиций как ждут домой моряка. Кстати, этим летом мы поездили по Карелии, многие места стали настоящим открытием. Например, удалось посмотреть ещё пока мало известные нам берега Ладожского озера.

— Какое ваше путешествие стало самым запоминающимся?

— Для меня это было первое мое путешествие за границу в ФРГ в декабре 1992 года, — рассказывает Елена. – Тогда казалось, что вокруг нас все рушилось, а там было что-то вроде сказки, да еще накануне Рождества. И особенно поразило уважительное отношение преподавателей к студентам как к коллегам. У нас такого не было.

Мы увидели, что существует городская среда, что это возможно, люди живут добротно и красиво. Сейчас отношение к зарубежью несколько нивелировалось. Да и в наших столичных городах появилось много интересных публичных пространств. А тогда, особенно для архитектора, был очень сильный контраст…

— Да, то была шоковая поездка, — говорит Александр. – У меня же самое яркое впечатление осталось от Италии, где нас зацепил маленький городишко Капилья Мариттима. Мы с друзьями снимали старинный дом недалеко от города, который удивил нас своим аутентичным интерьером, где всё было настоящим, стильным, включая произведения искусства, посуду и мебель. А потом, как я говорю, включился Джеральд Даррелл. Мы увидели скорпиона на стенке, в комнате с бойлером обнаружили змею, потом нашли огромного паука, а ночью в ванне богомола! Еще кабан приходил. И всё это в окружении чудесных холмов Тосканы. Это было неописуемо!

Монсеррат - монастырь высоко в горах в Каталонии. 2009 год
Монсеррат — монастырь высоко в горах в Каталонии. 2009 год
Волтерра - город в Италии. 2011 год
Волтерра — город в Италии. 2011 год
Андома, берег Онежского озера. 2014 год
Андома, берег Онежского озера. 2014 год

Не секрет, что многие пары сохраняют свои отношения благодаря общим профессиональным интересам. Савельевы оба в этом смысле смотрят в одну сторону. Они поняли это, еще учась в институте. Что касается быта, то тут их семью можно отнести к классическим семьям. Лена, по ее словам, любит готовить, а Саша, по его утверждению, есть. Коронное блюдо в их семье с восточным акцентом – манты — привезено Леной из Алма-Аты, из ее семьи. У них в семье есть даже мантоварка.

— Как вы воспитывали свою Машу?  

— Мы тогда увлекались системой Никитиных. Закаляли Машу с трех месяцев, окуная ее в озеро с головой. Мама, помнится, была в шоке.

Сейчас Маша как режиссер-мультипликатор после обучения в Эстонской Академии Искусств находится на стажировке в Чехии, в Праге. До этого была учёба в академии Штиглица, а также школа-студия анимационного кино известного мультипликатора Ивана Максимова, ученика Норштейна.

— Лена, какой самый незабываемый подарок подарил вам ваш муж?

— Полностью разработанную и оплаченную поездку для нас с дочкой Машей в Италию! Еще я люблю, когда Саша дарит мне цветы.

— Когда моя жена покупает мне в качестве подарка рубашку или свитер, она всегда идеально попадает в мой размер, —  присоединяется к разговору Александр. — И самое главное, что вещи, ею выбранные, мне всегда по душе. Очень ценный для меня подарок от Лены — акварельная работа с тритонами, это просто чудесная акварель!

— Что вы взяли с собой в жизнь из ваших семей?

— В моей памяти всегда пример отношений моих родителей друг к другу, — отвечает Александр.

— А мне дорога модель доверительных отношений моих родителей с детьми как с друзьями. Я чувствовала себя свободной, поэтому пыталась построить такие же дружеские отношения со своей  дочерью.

— Что такое любовь, по-вашему?

— Суждено ли до конца понять человеку и обозначить словами такие высшие понятия, как любовь?  Это глубинная связь, на какой химии она построена —  вопрос. С возрастом понимаешь, что в браке, кроме любви, очень важна дружба. И да, любовь для нас — это единственно возможная реальность, другой нам не нужно.