Семья и дети

Кодекс детства

Ювенальная юстиция – благо или вред?
 

{hsimage}В России, и в Карелии в том числе, развернулась информационная война, связанная с появлением в стране ювенальной юстиции. Создаются общественные организации, группы в социальных сетях и web-сайты за и против, атакующие друг друга лозунгами и аргументами. Активнее те, кто против.  В Петрозаводске весной этого года появилась общественная организация "Родительское собрание".

 

 


Детский суд

 

Первый шаг в ювенальной юстиции – появление ювенальных судов, на которых рассматриваются дела, где хотя бы одним из участников является несовершеннолетний. Ребенок может быть даже освобожден от уголовной ответственности, если преступление совершено впервые и если он примирился со своей жертвой, загладил причиненный вред. Например, за угон мотоцикла статья 158 Уголовного кодекса предусматривает следующие  наказания: лишение свободы, штраф, обязательные работы. А к несовершеннолетним могут быть применены воспитательные меры: предупреждение, передача под надзор, ограничение досуга.

 

В России ювенальные суды введены пока только в качестве эксперимента. В Ростовской области функции социального работника закреплены за помощником судьи. В Санкт-Петербурге испытывали французскую модель, при которой судья напрямую работает с подростками как социальный педагог, чаще всего не доводя до суда.

 

В Петрозаводске ювенальных судов нет, но есть судьи, которые проходят подготовку и ведут дела подростков. По словам Надежды Павловой, председателя Карельского союза защиты детей, сегодня судья даст подростку условный срок за преступление, за которое несколько лет назад его могли посадить. Это при том, что в законодательстве не произошло изменений.

 

— Я за ювенальные суды. Не нужно бояться, что из-за мягкого наказания ребенок станет преступником, — считает Надежда Георгиевна. — Если мера наказания адекватна – рецидива не будет. Ребенок не может отвечать за все свои действия, ведь он несамостоятелен, находится под влиянием среды. Ему нужна грамотная реабилитация. 

 

Право жить в семье

 

Противники ювенальной юстиции цитируют Конвенцию ООН о правах ребенка, считая, что малейшее ее нарушение является достаточной причиной для отлучения ребенка от семьи. Один из принципов конвенции гласит: „Ребенок имеет право на свободу личности, свободу мысли, совести и религии“. Но о какой свободе мысли и совести можно говорить, если малышу три-четыре года?

 

— Конвенция – это не закон, — поясняет Надежда Павлова, — она может стать основой для законодательства, и нормы закона не должны противоречить ей, но должны ее уточнять. В статье 57 Семейного кодекса РФ уже записано: „Ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства“. 

 

Нарушение родителями закона, но не конвенции, может стать причиной изъятия ребенка из семьи. Тем же Семейным кодексом ребенок наделяется правом жить и воспитываться в семье.

 

Знать, но не "качать"

 

Родители выступают прежде всего против несовершенства законодательства о семье. В мире немало вопиющих случаев, когда детей забирают органы опеки. Один из таких абсурдных примеров приводит Надежда Павлова: ребенка помещают в детский дом, так как в семье не хватает денег. Почему бы государсту тогда не передать родителям часть средств, которые пойдут на содержание малыша в сиротском учреждении? Оказывается, закон не предусматривает такого, казалось бы, единственно правильного решения.

 

Бертран Бейнвель, представитель Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ), который недавно посетил Петрозаводск, убежден: нужно делать все возможное, чтобы дети оставались в семье. Помощь социально незащищенным семьям нужно оказывать на ранних этапах, не допуская кризиса. И согласно проекту федерального закона "Об основах системы ювенальной юстиции" поддержка государством семьи в качестве наиболее благоприятной и естественной среды для воспитания ребенка является одним из основных принципов системы ювенальной юстиции.

 

Еще одна проблема – некорректная пропаганда прав детей в учебных заведениях. Конвенция о правах ребенка часто преподносится как средство борьбы со взрослыми. Надежда Павлова, являясь сторонницей идей ювенальной юстиции, с таким подходом не согласна:

 

— Детей нужно как можно раньше учить именно системе прав человека. С ними нужно работать грамотно. Конечно, они должны знать конвецию и свои права, но не должны их „качать“, нарушая права взрослых.

Большинство родителей и педагогов опасается однобокой трактовки законодательства его исполнителями. В Петрозаводске информация о ювенальной юстиции довольно скудная и чаще пугающая. Родители передают ее из уст в уста, начинают паниковать. В России ювенальную юстицию сравнивают с педиатрией – она нужна, даже если несовершенна.

 

К сожалению, не удалось получить комментария Галины Григорьевой, Уполномоченного по правам ребенка в Карелии. Она сказала, что углубленно вопросом ювенальной юстиции не занималась…

 

 

С проектом федерального закона "Об основах системы ювенальной юстиции" можно ознакомиться по ссылке http://juvenilejustice.ru/documents/d/przak/fzpoekt. Всероссийский информационный портал, посвященный ювенальной юстиции в России:  http://juvenilejustice.ru

 

Три взгляда на ювенальную юстицию

 

Из письма карельских общественных организаций Главе РК: „Во многих странах сложилась практика использования ювенальных судов в отношении института семьи… В компетенцию ювенальных судов стали входить вопросы защиты прав несовершеннолетних, решения о лишении родительских прав… В одной только Франции за последние десятилетия существования ювенальной юстиции было отнято более двух миллионов детей… С помощью сети специальных уполномоченных, работающих в каждой школе, происходит сбор конфиденциальной информации о внутрисемейной обстановке… Детей учат, по сути, доносить на своих родителей, проводя регулярное анкетирование и опросы на предмет нарушений их прав.“

 

Олег Зыков, член правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав, президент Российского благотворительного фонда «Нет алкоголизму и наркомании»:

 

— В тематике ювенальной юстиции как в капле воды отразилась неготовность многих граждан понимать, что нашей жизнью должны руководить законы. Они не верят, что законы могут быть для них полезны, не верят суду, не верят, что укрепление судопроизводства – это благо для всего общества и для них лично… Мы можем говорить о том, что следует улучшать в ювенальной юстиции, как ее совершенствовать, но отрицать саму ее идею, идею всевластия суда нелепо и абсурдно.

 

Александр Гезалов, председатель всероссийской общественной организации «Равновесие»:

 

— Отношусь к ювенальной юстиции с опаской, потому что такая технология работы с семьей  непонятна. Права родителей тоже надо учитывать, да и не подходит эта система для российской реальности. Ведь чтобы не было кризисных семей, надо работать со здоровыми. У нас же нет такой работы, как нет работы и с докризисной, и с кризисной семьей. Нужен диалог. Пока его нет, будет насилие как над семьей, так и над темой помощи ей.

 

«Лицей» № 6–7 2010 

 

  • АСИ

    Законопроект «О внесении дополнений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе РФ» (в части создания ювенальных судов) был отклонен депутатами на вечернем заседании Госдумы 8 октября. Как заявил член Правительственной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Олег Зыков, это не вопрос здравого смысла, анализа ситуации. Он даже не имеет отношение к конфликтам, которые возникли вокруг словосочетания «ювенальная юстиция». По его словам, первое чтение законопроект прошел еще в 2002 году, затем на долгое время был «положен под сукно» и «извлечен из-под него» в 2010 году. О. Зыков напомнил, что данный документ предполагает создание правовой основы для организации ювенальных судов в РФ. За принятием закона должно последовать принятие нормативных актов «О ювенальных судах» и «Об основах ювенальной юстиции как системы». Но еще в сентябре Комитет Госдумы РФ по конституционному законодательству и государственному строительству рекомендовал отклонить его во втором чтении.
    По словам О. Зыкова, ювенальная юстиция – это правовой инструмент, а не некая идеология, как считают его опоненты. «Без этого инструмента защиты прав детей нельзя обойтись в правовом государстве», — подчеркнул эксперт.

  • И.Н. Григович

    У детей, вернее, для детей должно быть все «детское». И юстиция в том числе. Это как в общей медицине: существует педиатрия, так и в юстиции должен быть ее раздел — ювенальный. Мало знать хорошо юридические законы и правила медицины, детей следует лечить любя и судить любя.

  • Мария Голубева

    Если бы не было Ювенальной Юстиции, то не было бы и Уполномоченного по правам ребенка. Кто-то тут лукавит. Но проблема намного серьезнее чем представленные аргументы. В этом вопросе я разделяю позицию Ирины Медведевой и Татьяны Шишовой. Последняя в одном из недавних своих интервью сказала так: «Насаждение ювенальной юстиции выгодно силам, заинтересованным в развале России».

  • Елисавета

    Проблема российского общества в том, что сначала какую-либо «инновацию» внедрят, а потом, когда покалечат миллион-другой людей, начинают думать о последствиях и разводить руками.
    И то, что соотечественники не верят законам, судам, правоохранительным органам с детства, то это вина не только и не столько их… Очень бы хотелось жить поперек пословицы «Закон, что дышло», но пока мы живем именно так. Примеров — миллион в сутки.