Семья и дети

Дом за околицей

{hsimage|Вера Мыльцева|right|||} Сразу за деревней Суйсарь, что находится в Прионежском районе, в пятидесяти километрах от Петрозаводска, три года назад вырос крепкий бревенчатый дом. Живет в нем большая семья Мыльцевых: мама Вера, папа Сергей и одиннадцать детей. А поселились они здесь, вернувшись в Россию с Аляски…
 
{hsimage|Миша и Ваня Мыльцевы||||}…Громким лаем встречает меня лайка Тунгус. На дворе двое ребятишек – шестилетний Миша и восьмилетний Ваня — раздувают затухающий под большим котлом огонь, помешивают здоровенной палкой непонятное варево. На мой вопрос о том, что же они такое делают, деловито отвечают: «Готовим обед для хрюшек».
На крыльцо выходит стройная женщина в длинном, до пят, цветном платье с красиво повязанным на голове платком. Приветливо приглашает в дом. Старшие дети вместе с папой уехали в гости. Маленький Олежка крутится возле мамы.
– Давай мы тетю чаем угостим. Помоги, пожалуйста, маме, – ласково обращается Вера к малышу.
Хотя Олежке всего два года, он уже многое говорит и умеет: как тут не научиться, когда вокруг столько детей! Карие глаза, волосы цвета пшеницы – маленький симпатичный человечек, улыбчивый и доброжелательный, как и все дети Мыльцевых. Он приносит мне чашку, а Вера нарезает хлеб и ставит на стол блюдечко с душистым домашним медом. Недавно кто-то из добрых людей подарил им три улья. Больше всех обрадовался этому глава семьи Сергей, ведь он еще в детстве занимался пчелами.
– Пчелки за нашим папой все время так и летают, – смеется Вера. Голос у нее чистый, высокий, как говор весеннего ручья. – Сопровождают его везде: понимают, кто о них заботится.
Мы пьем чай за длинным – метра четыре – крепко сколоченным столом. На стене висят математические и таблицы падежей, рисунки детей. В углу пианино и много цветов, которые выращивает Аня, ей семнадцать.
– Смотрите, у нас даже маленькие перчики здесь растут, – говорит она.
{hsimage|Лия Мыльцева||||}– А кто у вас играет на пианино?
– Все по чуть-чуть, – улыбается Вера. – Спросила у детей: кто хочет научиться играть? Захотели все. Ну а Саша, ему уже двадцать один, хорошо играет на гитаре. Когда ему было двенадцать, папа исполнил его мечту – подарил гитару. Сколько мы ни переезжали, он везде ее за собой возил.
Вера и Сергей
Вера и Сергей родились в Ташкенте, оба из многодетных семей. Познакомились в церкви. Вера тогда училась в педучилище, а Сергей уже вернулся из армии и работал электриком. С тех пор они вместе. Вначале родилась Надя, потом Люба. Молодые родители назвали их в честь своих матерей. «Ну все, – сказал Сергей после рождения второй дочери, – этот ребенок у нас последний».
– Вот так и говорит после рождения каждого ребенка, – улыбается Вера.– А их у нас тринадцать. На самом деле он очень любит детей, ласковый с ними. Иногда ведь и наказать их требуется, а он не может.
{hsimage|Аня Мыльцева||||} — Он веселый, а еще любит петь. Начинает «Женушка моя, любимая…», а дальше поет про все, что мама в это время делает, – смеется Аня. – И свое хорошее настроение выплескивает на нас. Еще папа любит историю и все время нам рассказывает что-нибудь.

Спрашиваю Сергея о самом трудном моменте в его жизни.

— Это когда мне было пять лет и умерла мама. Мне пришлось жить с мачехой, страшнее ничего не было, – с болью говорит он. – А во взрослой жизни трудных моментов было немало: когда работы не было, когда хлеб купить не на что было, а дети совсем маленькие. А теперь они подросли – помощники. Иметь много детей в семье – большое счастье!

…Наступили нелегкие времена, СССР рушился, у Мыльцевых уже было пятеро детей. В Ташкенте не было нормальной работы, чтобы обеспечить семью, и они перебрались в Оренбургскую область, в село Сузановка. А в 97-м вслед за родственниками уехали в Америку.

— Я не хотела уезжать из России, для меня это было трагедией, рассказывает Вера, – но родители и брат уговаривали, убеждали, что там легче растить детей – их к тому времени было уже восемь. И тогда муж сказал: «Едем!».

В Америке Мыльцевы поселились в Сейлеме – столице штата Орегон, чистом, тихом и красивом городке, в котором прожили более пяти лет. Сергей работал озеленителем. Это тяжелая работа, потому что климат там неважный – все время дожди, сырость. Когда появлялось солнце, день становился настоящим праздником. Сергей хотел работать по своей специальности – электриком: для этого надо было окончить специальные курсы. Полгода готовился, сдал экзамены экстерном и получил долгожданную корочку. Потом переезд на Аляску, где они прожили около четырех лет: сначала в местечке с поэтичным названием Willow (Ива), а потом в Василла. Каждый день приходилось ездить на работу за восемьдесят километров. К тому времени в семье уже было тринадцать детей, один, к большому несчастью, умер.

— Я все время хотела вернуться в Россию, скучала, – говорит Вера.

Решили вернуться в Россию после того, как побывали в Карелии в гостях у младшего брата Сергея Олега. Собирались недолго. Летели самолетом, пришлось делать три пересадки. Когда подлетали к Москве, самолету долго не давали посадку – летали истребители. Это было 8 мая, Москва готовилась к параду.

А на вокзале в Москве, где, сидя на чемоданах, нам пришлось ждать отправления поезда, люди с любопытством смотрели на нас как на диковинку: с нами было десять детей, – рассказывает Вера. – Я все время боялась кого-нибудь потерять.

Вначале жили на даче родственников, а в декабре переехали в Суйсарь, в свой дом, который муж и старший сын Саша строили с их помощью.

Мыльцевы не жалеют о том, что уехали из Америки. Единственное, что вызывает грусть – это оставшиеся там две старшие дочери Люба и Надя, обе уже замужем и у обеих по девочке и мальчику.

— Вера, трудно ли любить всех детей одинаково?

— На высоком уровне да. К Богу с молитвой о помощи и совете обращаюсь и духовные силы черпаю у Господа. Я стараюсь никогда никого не выделять, каждому уделяю время для разговора. Но больше всего внимания достается, конечно, малышу, и на это никто не обижается. Не понимаю, когда родители, хоть и занятые люди, говорят, что у них не хватает времени даже поговорить с детьми. Отсюда все трудности во взаимоотношениях.

Младшие ребята собрали по деревне пустые пластиковые бутылки и связали из них плот, укрепив его настилом. Теперь семья с рыбой. И верный Тунгус с ними на плоту, когда мальчишки рыбачат.

Дети никогда не оставляют родителей без внимания: на день рождения Веры они вырезали буквы поздравления и каждый раскрасил буковку по-своему. Это было трогательно! А в папин день рождения украсили дом шариками, на одном из них было написано: «Папа, мы тебя очень любим!». Сергею, конечно, тяжелее всего: он обеспечивает семью. Да и в выходной день сидеть некогда – хватает мужской работы дома. Делает он ее споро и весело. Ему всегда помогает старший сын Саша.

Но стоит только кому-то из детей прибежать в дом и сказать, что папе еще требуется помощь, Вера, улыбаясь, скомандует:
– Все трудоспособное мужское население, помогать папе!
Собираются все, даже маленький Олежка, которого уговаривают остаться дома с мамой и Мишей.
Обычный день необычной семьи
День в этой семье начинается в семь утра. Подъем обязателен для всех, кроме Олежки. Полтора часа дети занимаются хозяйством: Таня, которой уже двадцать, отвечает за домашних животных: две коровы, три козы, около сорока кур, поросята. Она, как старшая, распределяет работу между детьми: двенадцатилетний Петя заботится о курах, Таня и Лия, ей пятнадцать, доят коров. Жене тринадцать, на нем козы и Тунгус. А Паше четырнадцать, он ухаживает за кроликами, для которых сам смастерил клетки. Миша, Ваня и Cережа, которому десять лет, на подхвате: и за поросятами ухаживают, и дрова складывают. Аня отвечает за огород и теплицы, где выращивает огурцы и помидоры, морковь, свеклу, зелень… Она по осени и все заготовки закручивает, у нее есть свои любимые рецепты. А еще Аня умеет шить. Этому ее научила сестра из американской церкви. Саша самостоятельно разобрался в системе установки септиков и сделал в доме теплый туалет, провел холодную воду на кухню. Папа рубит срубы из дерева, работает вместе с младшим братом Олегом. Саша помогает отцу, а также выполняет мужскую работу по дому.

…Пока дети трудятся, мама готовит завтрак. Представьте себе, чтобы приготовить завтрак для такой семьи, требуется полпакета манной крупы на один раз, а на обед – 11–литровая кастрюля супа и около трех буханок хлеба! В восемь тридцать все садятся завтракать и перед едой читают молитву, благодарят Бога за хлеб насущный.

В Штатах дети учились в народной школе, но уровень образования там был невысок. Вера случайно познакомилась с женщиной, которая обучала своих детей на дому. И тогда супруги решили, что домашняя школа лучше. Та женщина поделилась с ними и программами, и своим опытом.
Вера обучает детей дома. Первый урок – изучение Евангелия. Все как в настоящей школе: сорок пять минут урок, пятнадцать минут перемена. На первой перемене ребята делают пробежку по дороге, а мама с малышом гуляют во дворе. Вера с самого начала поставила цель: научить детей самостоятельно работать с учебником. А дальше дети сами изучают предметы, а мама внимательно следит за их учебой, если что непонятно – объясняет. Раз в четверть мама, садясь за руль старенькой «Лады», везет детей в Заозерскую школу, где они пишут контрольные работы. Иногда приходится ездить, чтобы получить консультации по какому-нибудь предмету.
{hsimage|Олежка всегда в хорошем настроении||||}– Дети в этой семье воспитанные, приветливые, в начальной школе учились на четверки и пятерки, – рассказывает директор Заозерской школы Елена Владимировна Зайцева. – Ученики наши встретили их хорошо, подружились.
Мыльцевы благодарны директору и учителям за внимательное отношение к детям.
– Мы три года здесь. Я счастлива, что мы вернулись в Россию. Здесь я не встретила ни одного плохого человека, – говорит Вера.
Русскому языку Вера уделяет большое внимание. Старшие дети уходят с мамой на второй этаж, где она пишет с ними диктанты, в то время как младшие занимаются внизу. Природоведение и географию ребята изучают еще и по видео: авторы дисков, привезенных из Америки, популярные в штатах ученые доктор Кент Ховинд и профессор Муди.
Старшие свободно говорят на английском, а с младшими Вере приходится заниматься языком: малы были, чтобы сохранить английский. А вот на русском все говорят чисто. Телевизора в доме нет: Вера и Сергей считают, что нужно ограждать детей от того насилия, что идет с экранов. Есть в семье компьютер, но выходить в Интернет по модему сложно: связь плохая, да и дорого.
Как решить проблемы?
Есть у семьи серьезная проблема: невозможно получить материнский капитал за Олежку. Он родился уже здесь, в Карелии. Когда-то в отчество Веры вкралась ошибка: в свидетельстве о рождении написано Евгениевна, в первом паспорте – Евгеньевна, а по возвращении из Америки она опять стала Евгениевной. Казалось бы, ерунда, но так получается, что Олежек – первый ребенок у Веры, а не тринадцатый, так как отчество матери в свидетельствах у детей не совпадает на одну букву. Прионежский отдел ЗАГС направил запрос в Узбекистан, потом будут делаться соответствующие исправления. А материнский капитал этой семье нужен срочно, чтобы достроить и утеплить дом. В первый год, когда родился Олежка, семья просто замерзала. Обратились за помощью к Главе Республики, заявление передали в Министерство строительства РК, а оттуда пришел отказ. 

– А как вы пережили эту суровую зиму?

– В доме было очень холодно. Мы клали градусник на пол, – говорит Аня, – было всего пять градусов тепла.
– Вот и ютились все на втором этаже – там потеплее. Обратились в администрацию Заозерского сельского поселения, – рассказывает Вера, – спасибо Татьяне Петровне Талалай, которая нашла спонсоров, и нам привезли лес для распилки. А потом дороги так замело, что пришлось опять же ей звонить: «Пожалуйста, пришлите трактор – откопайте нас, а то уже хлеб кончается».
Зимой у Сергея и Саши не было работы. Три месяца вся семья жила на пособия детей – чуть больше 9 тысяч в месяц. Спасали живность домашняя да соленья, закрутки и варенья, сделанные Аней.
— Вот так и выжили с помощью Божьей и добрых людей. Вы знаете, когда встает передо мною, казалось бы, неразрешимая проблема, я обращаюсь к Господу, молюсь, и вдруг приходит помощь иногда от совершенно не знакомых мне раньше людей, – в этот момент лицо Веры преображается. – Так много хороших людей рядом!

– Зимой к нам в форточку залетали погреться синички. Постучат клювиком, и мы им откроем, – вспоминает Лия. – Вот прямо здесь на столе мы насыпали им корм. Иногда они оставались у нас ночевать, а утром мы их выпускали.

– А помните, этой зимой в морозы озеро как будто пело! – напоминает Аня. 
– Да, – подхватывает Вера, – откуда-то из-подо льда Онего, из глубины, поднимались вверх такие необычные звуки, как будто озеро то поет, то вздыхает тяжко! Наверное, оттого что сильно сковано льдом было. Мы все замирали и слушали его.

{hsimage|Семья Мыльцевых||||} Вечерами семья собирается вместе. Потрескивают поленья в печи, Мыльцевы смотрят фильмы по видео, читают письма от Любы и Нади, мечтают. Лия хочет стать проводником поезда, Аня – профессионально шить, Таня – работать бухгалтером, Женя – автослесарем, Петя – трактористом, Саша – строителем… Его вскоре призовут в армию. Он готов служить, но согласно вере не может взять в руки оружия. Потому пойдет на альтернативную службу. А малыши мечтают о радиоуправляемой машинке. А Сергей и Вера — о небольшом автобусе, чтобы появилась возможность вывозить детей в театр и на экскурсии.

Дачников сейчас почти нет, и деревня утопает в темноте. Поздней осенью и зимой в Суйсари тишина и покой и огромное звездное небо. Лишь в нескольких домах горит свет, в том числе и в доме за околицей, где живут доброта, вера в Бога и любовь. И удивительно дружная семья Сергея и Веры Мыльцевых.

От редакции:

Мы не случайно рассказали о жизни этой большой семьи во всех подробностях. Согласитесь, столько детей в наше время – редкость. А еще и очень большой труд. Если у вас появилось желание поддержать эту замечательную семью – звоните в редакцию «Лицея» по тел. 8(8142) 76-54-65.  

 
«Лицей» № 11 2010