Семья и дети

«Не война же в конце концов. Но и на войне так не поступают!»

Фото с сайта www.vgorode.ru

Такой комментарий оставили к сообщению, которое облетело вчера соцсети в Карелии. В поселке замерзает молодая женщина с грудным ребенком.

 

Татьяна Мунтаниол написала на своей странице ВКонтакте 19 марта в 11-19 утра:

 

«Люди добрые! В посёлке  замерзает девушка Маша с 10-месячным ребёнком на руках. Сегодня её в прямом смысле выкидывают из приюта для женщин,так как закончился договор. Куда она пойдёт — там никому не интересно! Адрес прописки девушки Н. Вилга. Это барак с печкой. Холод собачий. Полуразрушенное состояние! Нет ничего. Только диван и шкаф. Если можно — помогите чем можете. Самым элементарным. Постельное бельё, тазики, вёдра, веники. Может, у кого есть электрическая плитка маленькая, очень нужна детская кроватка, манеж. Можно старое, сломанное, мы починим. Всё что можете!»

 

Дом в Новой Вилге, где прописана Маша. Фото Татьяны Мунтаниол

Сообщение это набрало через 12 часов после размещения 620 перепостов. Телефон Татьяны разрывается от звонков людей, которые готовы помочь Маше, снабдить ее всем необходимым для жизни — начиная от сковородок и сандаликов, заканчивая холодильником и детской кроваткой.

 

Маша 28 февраля  приехала в Карелию с 10-тимесячной дочкой на руках. Старшая ее дочь, двух с половиной лет, осталась в далекой Кабардино-Балкарии с отцом. Молодая женщина сбежала от мужа, который ее избивал, не давал общаться со знакомыми, следил за каждым ее шагом. Сбежала Маша только с одним ребенком, потому как понимала — так еще можно хоть как-то устроиться в Петрозаводске. С двумя шансов почти нет.

 

История Маши складывалась передо мной из путаных и многословных рассказов, она полна боли и  сомнений. Уехала она от мужа и старшей дочки из страха, что однажды, после очередного запоя, он просто убьет ее — или по голове ударит, или  забьет ногами. Все это я узнала от самой Маши, которая позвонила в нашу дверь 3 марта. Ей срочно нужен был телефон. На пару дней она стала моей соседкой, родственница пустила ее к себе пожить на несколько дней.

 

… Маша усаживается в кресло кормить дочку. Отгибает кофту, я вижу синяк. Она поясняет мне, что уже не больно и почти зажило. Если это почти…  Говорит, что после того, как муж ударил ее по голове, стало хуже с памятью.

 

Расспросила Машу о ее жизни в Петрозаводске до отъезда из Карелии. С шести лет она воспитывалась в детском доме. Училась средне, образование 9 классов. Говорит, что дальше учиться не пошла, так как ей четко сказали, что у нее это не получится. После школы жила в Новой Вилге, в том самом бараке, куда ее прописали вновь после обращения к Марине Зверевой, омбудсмену по правам ребенка в Карелии.

 

Кстати, место в приюте для женщин, оказавшихся в сложной жизненной ситуации, тоже дали Маше только после обращения к Марине Зверевой. Маша приехала в Петрозаводск к родственнице, но ее тетушка собралась переезжать в другой город и могла позволить пожить у нее лишь несколько дней. Маше  надо было где-то устроиться. Мои друзья из социальных сетей снабжали нас телефонами всех приютов в Петрозаводске, и Маша туда звонила. Раз пять ей пришлось рассказать свою историю, но везде она получила отказ.

 

Одна причина отказа — отсутствие прописки, вторая — человек из другого региона, третья — сегодня выходной… Без участия в этой истории Марины Зверевой перспективы у Маши были жуткие. Или отдать ребенка в дом малютки, о чем Маша даже слышать не хотела, заботливо качая беспокойную дочку, или на улицу — с протянутой рукой, просить Христа ради.

 

Маше, как нам показалось поначалу, повезло. На две недели ее взяли в кризисный центр, где ей, думала я, будут помогать выстраивать план ее будущей жизни. На деле же оказалось, что помогать с оформлением прописки Маше начала Татьяна Мунтаниол — та женщина, которая волей случая оказалась ее попутчицей в поезде Москва-Петрозаводск. Это она привезла Машу к тетушке, она же возила ее на машине в Новую Вилгу и в прионежскую мэрию, именно она была  и остается рядом с Машей, когда ее выпроводили из кризисного центра. То есть этими насущными Машиными проблемами занимался просто добрый человек, а не сотрудники кризисного центра.

 

— Меня приняли за Машину старую знакомую, — рассказывает Татьяна Мунтаниол. — В центре ко мне относились, мягко говоря, странно. Могли невежливо ответить, требовали предъявить паспорт. А после того, как для Машиной дочки в центр принесли детский стульчик, одежду и игрушки, ее сразу предупредили — 19 марта с вещами на выход. Никого не интересовало, что ее жилье  в ужасном состоянии, что там нет условий для ребенка. Да и на что Маше жить? Как обустроиться? Что делать дальше?

 

Пока все эти вопросы так и остаются без ответа. Маше готовы помогать в Благотворительном фонде «Материнское сердце», добрые люди уже собрали многое из того, что пригодится молодой маме, когда будет решен вопрос с жильем.

 

Остается только определиться, как быть дальше — ехать в Новую Вилгу, где условий нет, пытаться вернуться в кризисный центр до момента, пока ситуация с жильем разрешится, просить помощи у депутатов? Все это будет решено в ближайшие дни. А пока Маша живет у Татьяны. Они вместе собирают вещи для нее и маленькой дочки. Социальная сеть и на этот раз оказалась действенным способом помочь человеку, которого выкинули на улицу. Вот ведь и правда: «Не война же в конце концов. Но и на войне так не поступают!»

Сегодняшнее утро начнется со звонков по инстанциям. Необходимы помощь юриста и консультация педиатра.

За событиями можно следить по стене Татьяны Мунтаниол ВКонтакте: http://vk.com/id19651864.

Создана группа помощи Маше: http://vk.com/mashahelp

Все предложения о помощи можно направлять Марии Голубевой http://vk.com/otrepina

 

 

 

 

  • rfnthbyf

    [quote name=»Мария Голубева»]Она осталась с отцом. Информации о ней нет. М.М.Зверева обещает сделать запрос в КБР к местному омбудсмену, чтобы все прояснить.[/quote]
    Информация о старшей дочери есть — от органов, которые обязаны знать. Ее старшая дочь находится в доме ребенка, а не с отцом. А саму маму больше всего волнует вопрос — достанется ли пособие на первого ребенка ее мужу или нет.

  • Мария Голубева

    В группе завершился сбор вещей для Маши и ее дочки. Собрали все необходимое — теперь у малышки есть кроватка, манеж, вся необходимая одежда, подгузники и стульчик. Маше стало проще, так как до этого малышка была в основном у нее на руках.

    Осталось решить с жильем. В пятницу на место приезжала комиссия из Прионежской мэрии. Пока ждем оттуда решения по поводу условий проживания.

  • Мария Голубева

    Вчера представители администрации Прионежского района осмотрели жилье. Вечером добровольцы выгрузили и сложили дрова в сарайку рядом с домом. В ближайшее время будет решаться вопрос о непригодности жилья для проживания с маленьким ребенком. Считается, что после принятия такого решения, можно подать заявление в Прионежскую мэрию, после чего Маше с девочкой должны предоставить в замен что-то другое, более подходящее. Пока говорят об общежитии, но хотелось бы, чтобы это было отдельное жилье нормального качества, пусть и в другом населенном пункте.

  • екатерина

    Если гражданин имеет статус «сирота», ей положено благоустроенное жилье. И не правда, что в Карелии его нет. Я в январе текущего года проверяла в администрации Пудожского района вопрос приобретения квартир для лиц из числа детей-сирот, и утверждаю с полной ответственностью: сколько заявлений в администрацию было подано — столько квартир было приобретено и передано заявителям. Все отремонтированные, благоустроенные, с действующими кранами и выключателями. Правда, все были приобретены после обращения в суд, так как непригодность прежнего, родительского — додетдомовского, жилья не была документально нигде зафиксирована. Причем, заявление «сиротам» в суд помогали писать сами работники пудожской администрации.Все семь граждан, получивших в 2012 году в Пудоже квартиры давно не дети, имеют семьи. Причем жильё они могли требовать не обязательно там, где прежде жили, до детдома. Так, одна бывшая пудожская детдомовка получила квартиру, тоже через суд, в Сегеже, где она живет и работает. Так что не нужно истерить.

  • Мария Голубева

    Наталья, сейчас вот это все уточняется. Барак, если он будет не пригоден для жилья, должны будут заменить на более пригодное для жизни место.

  • Наталья

    Зачем нужны тогда такие «кризисные» центры, которые ничем помочь не могут, а только рады избавиться от женщин, попавших в сложную жизненную ситуацию. И почему выпускница детдома оказалась прописана в бараке??? Разве ей, по закону, не обязаны были предоставить благоустроенное жильё?

  • Мария Голубева

    Она осталась с отцом. Информации о ней нет. М.М.Зверева обещает сделать запрос в КБР к местному омбудсмену, чтобы все прояснить.

  • Ксения

    Что все-таки со второй дочкой Маши?

  • Мария Голубева

    Итог сегодняшнего дня такой.Вещи, необходимые Маше на первое время в Новой Вилге, собрали. Завтра к ее дому привезут дрова, которые надо будет сложить в сарай. Завтра же (а не сегодня, я ошиблась утром) будет в Вилге комиссия, которая примет решение о пригодности-непригодности жилья для проживания мамы и ребенка. Затем на основании этого решения будет составлено обращение в Прионежскую мэрию о ремонте (если здание признают пригодным) или выделении другого дома (если условия будут признаны непригодными для проживания). Дело по-прежнему на контроле у М.М.Зверевой — говорили с ней сегодня. Маша с дочкой находится у Татьяны. Из Кризисного центра дошла новость, что Машу готовы принять туда обратно на то время, пока идет подготовка жилья к ее переезду. К сожалению, мне не удалось дозвониться до Ольги Сауковой-Сизовой, которая на своей странице разместила эту информацию. Звонила я уже поздновато в 21-50.

  • Анна

    Ужас, нечему ужасаться. Незачем истерить. Вы пишете только о том, что должно быть. В нашей стране много «должно быть», но, как сами заметили, толком и нет ничего. Надо исходить из реального положения дел. Прежде чем поносить, надо поинтересоваться правилами пребывания в кризисном центре. Я не думаю, что директор кризисного центра стал выгонять мать с ребенком на улицу со зла и от вредности характера. И не факт, что их гнали… В группе есть информация, что Маше нужно было подписать некий договор, чтобы остаться еще на время в приюте.
    Не надо истерик. Надо помочь женщине спокойно обжиться на новом месте, чем народ и активно сейчас занимается.

  • Светлана Захарченко

    Даже если жилье признают непригодным для проживания, это не значит, что Маше дадут другое жилье. В Карелии социального жилья нет. То, которое стали строить по программе расселения, не обеспечивает даже тех, кто, как мы, стоит в очереди по 30 лет.

  • Ужас

    [quote name=»Анна»] Она же не может жить вечно в кризисном центре[/quote]
    Вечно?! Две недели прожила только. Молодая, кормящая, с маленьким ребёнком, неопытная, без средств и друзей.
    [quote name=»Анна»] Все-таки человеку с 9-ю классами образования, маме маленького ребенка сложно было вести переговоры с чиновниками и обивать пороги учреждений.[/quote]
    Так вот именно это и ждали бы мы от кризисного центра, где должны быть и юристы, и связи с чиновниками, и фондами помощи.
    [quote name=»Анна»] К сожалению, у нас можно рассчитывать только на помощь простых людей.[/quote]
    К счастью, что такие люди есть!И на их доброе сердце и реальную помощь можно рассчитывать.
    Большое спасибо Татьяне, Марии, Марине Зверевой, всем откликнувшимся.
    [quote name=»Анна»]Народ, не хулите кризисный центр. [/quote]
    А больше сказать и нечего про них. Как и про бесчеловечную заевшуюся власть…
    Очень захотелось теперь узнать про условия пребывания в таких центрах, их возможности и обязанности.
    Может, депутатам пора вносить в них изменения?А нам этот процесс инициировать? Может ли вносить какие-то изменения в их работу местная власть?

  • Анна

    Народ, не хулите кризисный центр. У таких учреждений есть правила пребывания, не ими самими писаные. Маше надо обустраиваться в новом доме. Она же не может жить вечно в кризисном центре, а обустроиться в нововилговской комнате или выхлопотать другое жилье сама она бы не смогла. Если бы не угроза выселения, то вряд ли бы был такой резонанс и помощь от людей. Все-таки человеку с 9-ю классами образования, маме маленького ребенка сложно было вести переговоры с чиновниками и обивать пороги учреждений. К сожалению, у нас можно рассчитывать только на помощь простых людей.

  • Мария Голубева

    Создана групппа помощи Маше: http://vk.com/mashahelp. Сейчас говорила с Татьяной. Новости такие. Маша и Таня с сотрудниками Прионежской мэрии поедут сегодня в Н.Вилгу, чтобы посмотреть условия жизни там. Формально должно быть принято решение о том, что дом не пригоден для проживания. Это позволит Маше встать на очередь для получения жилья лучшего качества в будущем. После обеда Татьяна и Маша поедут в Благотворительный фонд «Материнское сердц»е. Оттуда позвонят Зверевой М.М. (в 11 утра я сделала звонок на мобильный, но не дозвонилась) и далее будет решено, как поступить в сложившейся ситуации. Историю Маши с дочкой курирует Г.А. Власова в БФ «Материнское сердце».
    У Татьяны постоянно звонит телефон. Люди реально откликнулись на историю и готовы помогать. Почти все необходимое собрано на первое время жизни в Н.Вилге.
    НО! Очень нужна завтра помощь с дровами. Их надо разгрузить. Нужны сильные мужские руки!

  • Т.Шестова

    Вспомнился вывод Марины Зверевой после недолгой работы омбудсменом: если бы все должностные лица выполняли свои обязанности, многих бед не было бы. А у нас в стране все с ног на голову: не они для нас, а мы для них.