Свободная трибуна

Нет человека — нет проблемы

{hsimage|От Валдая до Сегежи семь часов езды по разбитой дороге ||||} Поселок Валдай находится километрах в 100 от Сегежи.  Живет там около тысячи человек, большинство пожилые люди. Ну и что же в нем, спросите вы меня, особенного? А то, отвечу я, что это место,  где люди …никогда не болеют. Похоже, именно так считают власти, решившие закрыть в поселке больницу. Местным жителям неожиданную новость привезла с сессии райсовета депутат А.Л. Митрофанова.
 
Неужели валдайский больной – самый здоровый больной в России? А здоровым людям больница не нужна,  деньги же на нее государство тратит. Сколько можно сокращать медицинских работников (точнее проводить «оптимизацию»)? Пора все это прекратить. Закрыть и все. 
 
И не было бы проблемы, да человеческая природа подвела. Будь то новорожденный малыш или восьмидесятилетний старик – любит человек жизнь, не хочет умирать. Конечно, от старости нет лекарства, но от инсульта, например, есть.  Однако находится оно в отделениях больниц Медвежьегорска и Беломорска, а не Валдая и даже не Сегежи (известно, что во время инсульта помощь больному необходимо оказать в течение суток). Впрочем, есть выход: скорая помощь. Одна машина в Валдае есть, единственная и неповторимая.
Итак, на скорую и вперед – 200 километров до Беломорска или 230 километров до Медвежьегорска. По бездорожью это как раз и займет целый день. Тут уж больному или повезет или нет. А если машина сломается? Запасного варианта действий на этот случай не существует.
Другая ситуация: преждевременные роды. Выход: Сегежа. Всего-то 100-120 километров, старенькая машина скорой помощи и тряска по дороге в течение 6-7 (!) часов. Ничего, женщины у нас сильные. А рождаемость необходимо повышать – проблема решается на государственном уровне. Правда, и тут есть просчет – одна скорая не может быть в двух местах одновременно. Пока одни больные находятся на пути к спасению, другие, те, кто остался в поселке, могут умереть – врач к ним просто не успеет. Их не на чем доставить в больницу. А если больницы не будет — и доставлять то некуда.
Еще один интересный момент – положение социальных больных. Это пожилые одинокие люди, которые отдают часть своей зарплаты государству и за это получают уход и кров в больнице, так называемую социальную койку. Куда же теперь им податься? Вопрос риторический.
Все мы понимаем, что у республики нет средств содержать маленькую больницу в поселке, который фактически вымирает, дает «естественную убыль». Но ведь с финансированием государственных учреждений всегда было нелегко. Всегда существовала опасность сокращений. Но решить эти проблемы, закрыв больницу?
 
Верно говорят, что иногда решение проблемы хуже самой проблемы.  
  • Серж

    Всё это было бы ужасно, когда бы не было так обыденно…

  • ил

    Знаю от родственников, что из Питкяранты больных теперь возят в Сортавалу, там такая же оптимизация..Глазного врача нет..Да и вообще, молодые уже не хотят ехать работать в такие поселения..перспектив никаких..А живет там. думаю, не меньше 10 тысяч человек..

  • Людмила

    Страшно читать!! Я помню, как мы были изумлены в Швеции, когда увидели больницу в очень маленьком населенном пункте, на острове. Там было все, вплоть до компьтерного томографа. Они не делают разницы в обеспечении медицинской помощи между городом и деревней. Скажут: мы не в Швеции. Да, там просто люди бы не позволили так с собой обращаться.

  • Jesus Of Suburbia

    я уже ничему не удивляюсь.