Свободная трибуна

Деньги там не правят бал

 
Какое место в мировом рейтинге городов занял бы Петрозаводск?
 
{hsimage|Осло — город номер один в рейтинге "РР" ||||} Журнал «Русский репортер» составил в прошлом году рейтинг наиболее чистых и комфортных городов мира. Москва в нем оказалась третьей… с конца, что и следовало ожидать. Но мне были более интересны мотивы, по которым определяли победителей. Они дают прекрасную информацию для размышления и повод взглянуть на город, в котором мы живем, и власть, которая навязывает условия этой жизни. Итак… 

Первое место в рейтинге занял Осло. Что стоит за победой? Цитирую:
 
«Основной транспорт для жителей города – общественный. Парковать машину в городе слишком дорого, поэтому подавляющее большинство горожан ездят на автобусах, которые здесь заправляют метанолом. Применение экологического топлива – необходимое условие для предпринимателей, желающих запустить новый автобусный маршрут.
 
Осло находится на северной оконечности Осло-фьорда, на  берегу которого когда-то были и промышленные предприятия, и порты, но со временем он превратился в полосу парков… С другой стороны к городу подступает лес, в котором никому ничего нельзя строить. Разрешение на строительство РЯДОМ с лесом получают только застройщики, готовые компенсировать ущерб, нанесенный природе, а также прошедшие длительную процедуру  сбора  документов, согласований и заседаний. Проще строить в другом месте. Тем более, что в решении подобных вопросов принимается во внимание мнение каждого горожанина: НИ ОДНА СТРОЙКА В ГОРОДЕ НЕ НАЧНЕТСЯ, ЕСЛИ ХОТЬ ОДИН ЖИТЕЛЬ ВЫСКАЖЕТ ПРОТЕСТ…»
 
Любимый всеми нами Хельсинки (третье место в рейтинге) – индустриальный город, здесь множество промышленных предприятий и кипучая деловая жизнь. Но… машин в городе на удивление мало. "По статистике на тысячу жителей приходится  всего 390 автомобилей – один из самых низких показателей в Европе (и это далеко не в бедной стране, откуда автометаллолом вывозят в Россию)  …80 процентов жителей Хельсинки в час пик пользуются общественным транспортом, оставляя машины дома". А строительство новых, даже престижных микрорайонов,  ведется одновременно с  открытием туда новых маршрутов общественного транспорта.
«Стокгольм (четвертое место в рейтинге) состоит из трех равных частей: одну треть составляет вода – залив и озеро Меларен, переходящие друг в друга, еще одна часть – парки, а собственно дома и асфальт занимают лишь треть территории города…
 
Жители Большого Стокгольма не ездят на работу в центр. Скорее, наоборот: офисы и производства расположены на окраинах и в городах-спутниках. Здесь же  живет  основная часть активного населения: жилье в центре слишком дорогое, а росту строительства не способствуют строгие градостроительные нормы, которые НЕ ПОЗВОЛЯЮТ СНОСИТЬ ИСТОРИЧЕСКИЕ ЗДАНИЯ».
 
Цюрих (шестое место в рейтинге) «ломает представления современного человека  о городе, как о привычном скоплении домов, людей и машин. Жители Цюриха не ездят в выходные  куда-нибудь подышать свежим воздухом: запах цветов для них привычнее запаха бензина. На маленьких участочках  горожане выращивают все, что душе угодно, например, виноградные лозы – почти в центре города. Но если все-таки нужен лес, то дойти до него можно максимум за 10 минут из любой точки города».
 
В канадском Торонто (восьмое место в рейтинге) нашли другой  способ создания комфортных условий для жителей мегаполиса  – там скверы и зеленые лужайки разбивают … на крышах домов. И это считается престижным. На самые зеленые» крыши даже водят туристов и рассказывают, что  эти меры не только делают город более зеленным, экологически чистым, но  здания с такой крышей в два раза эффективнее  сохраняют тепло.

А теперь позволим себе вольность и представим, какое бы место в этом рейтинге занял наш Петрозаводск, как бы он выглядел на фоне современных европейских городов. Тот Петрозаводск, о котором рассказывает в своем материале архитектор  Елена Евгеньевна Ициксон. Город, в котором с готовностью пустят под нож, точнее, под пилу любой сквер, снесут (или сожгут) любое историческое здание, чтобы освободить место под очередной торгово-развлекательный центр. Город, в котором чуть более 250 тысяч жителей и километровые автомобильные пробки на улицах.

 
Штамп «Нью-Йорк – это город каменных джунглей и небоскребов»  внедряли в наше сознание с советских времен. И вот недавно, к своему удивлению, узнала, что в Нью-Йорке существуют очень строгие ограничения на вертикальные габариты зданий и расстояния между высотками.  Американцы могут позавидовать  инвесторам, обосновавшимся в Петрозаводске, им-то предоставлена полная свобода:  например,  через суд (!) они сумели добиться сокращения   санитарной зоны между зданиями с 50 до 20 метров и втиснуть огромный торговый комплекс с газовой котельной и автостоянкой  в старую застройку центра города  (я имею в виду проспект Ленина). А еще говорят, что в Америке правит капитал…
 
«Сельскохозяйственный» подход к развитию и застройке Петрозаводска – «Больше «урожайности» с квадратного метра!» — позволяет лишь кому-то набить карманы,  но не решает ни одну проблему города.  В результате такие небольшие города, как Петрозаводск,  приобретают все минусы мегаполисов – плохую экологию, уродливую застройку, потерю своего облика — не приобретая хотя бы одного из его плюсов: более широкие возможности получить работу по специальности,  перспективы карьерного роста, более высокий уровень заработной платы, возможность дать детям хорошее образование, наконец, предоставляя  большие культурные возможности. К сожалению, в России, в первую очередь в провинции, это пока осознают только специалисты-экологи, архитекторы, социологи. Они-то и бьют тревогу. Некоторые идут в детские сады, считая, что именно там  нужно начинать «архитектурное образование».
Одним словом, если раньше утверждали, что бытие определяет сознание, то сегодня можно добавить: «А город определяет не только сознание, но и жизнь его обитателей».
 
Известный  московский архитектор Зоя Харитонова уверена, что вандализм рождается там, где исчезает настоящая  красота.  И еще она утверждает, что всегда  сумеет отличить в московской уличной толпе  жителей спальных стандартных  районов столицы. Причем, отнюдь не по одежде.
Безусловно, человеку XXI  века, особенно молодому,  вряд ли будет уютно в городе даже начала ХХ века.  Однако, Европа, да и Америка, уже успешно решают проблемы сохранения исторического наследия, вписывая его в современный облик городов, и создания   комфортных условий проживания в них.  Пока робко, но начали  это делать и некоторые (пока немногочисленные) города России.  Молодые, активные сторонники обилия  торгово-развлекательных центров в Петрозаводске предлагают «несогласным» переселиться поближе к природе, в деревню. Но ведь и они живут в «деревне», только железо-бетонной.
  • Алексей Конкка

    Да, бытие порождает сознание, а сознание — бытие. Проблема уродливых спальных районов с не менее уродливыми нравами и понятиями существует во многих мегаполисах мира, но в большинстве мегаполисов и просто городов действует еще и закон, а в стране есть законодатели, ратующие за страну и за тот самый город. У нас же, в коррумпированной на 100% стране, похоже, нет ни того, ни другого. Какая-то тенденция вроде намечается в Москве — стали больше слушать общественные организации. Дойдет ли до провинции — зависит от самой провинции. Спасибо таким людям как Орфинский, Ициксон, Чаженгина. С ними живет надежда, что наши города не успеют превратиться в джунгли из бетонных помоек. Это касается и мозгов.