Свободная трибуна

«А не в депутаты ли ты метишь?»

Фото с сайта
Александр Гезалов в петрозаводском СИЗО №1

В работе общественника всегда есть риск, что его начнут плющить из-за его же успешности.

Недавно я обещал написать статью для еще совсем юного фонда «Тугеза» о том, что в общественной работе есть определенные риски. Когда ты только начинаешь свою общественную деятельность, тебя с удовольствием показывают по «ящику», но уже через какое-то время  могут начать и банить.

Почему так происходит? Наступает момент, когда твоя настойчивость, эффективность вызывают подозрение: а не в депутаты ли ты метишь или еще куда? Надо бы притормозить! Так было у меня в Карелии, где я прожил почти двадцать лет и тринадцать из них провел в общественном секторе, часто соприкасаясь с местными СМИ.

… Начинаю строить первый в России адаптационный центр для детей-сирот, аж в начале двухтысячных. Мне дают подвал, я его ремонтирую с огромным трудом, подвал отнимает власть, открывая там ломбард, терплю, СМИ освещают.

Нашел автобус, который начал гонять по городу и кормить городских бездомных. Начинаются свары с местной властью, мол, чего вы нас дискредитируете, у нас на три тысячи бездомных тридцать девять коек в ночлежке. СМИ и это освещают. Строю храм – освещают, провожу спартакиаду среди осужденных –  камеры тут, камеры там.

И вдруг спустя несколько лет настает момент, когда мне звонит то один знакомый, то другой:  мол, показали сюжет про работу с бездомными, а тебя вырезали. Я  думаю: «Ну да Бог с ним, не для того работаем». Но уже через какое-то время на одном из новых проектов ко мне подошла девушка-корреспондент и беззастенчиво попросила выйти из кадра, дабы не мешать снимать. Как рулевой этого процесса спрашиваю: «В чем дело?» – и получаю ответ, что дано указание меня из кадра или убирать, или вырезать. Первое оказалось проще. А так как вырезать стали чаще, я задумался: что делать и как быть?

Решил переключиться на федеральные СМИ, где такого отношения еще не было: делаешь дело – показывай как и чего, а они тиражируют. Со многими журналистами приходилось работать и в тюрьмах, и в камерах СИЗО. Причем они заинтересованно это делали. Я перестал приглашать регионалов, ориентируясь только на федеральные СМИ. К тому же без сбоя работал сайт «Равновесие, давая информацию о нашей работе. Что называется, вывернулся, понимая, что если партнеры реже будут получать информацию и видеть картинку о новых проектах и программах, они сократят помощь сиротам, осужденным, бездомным.

Но и тут пришлось идти новым путем, фактически каждый день или раз в неделю перезванивать каждому партнеру и рассказывать о наших делах, приглашать на сайт. Хотя некоторые региональные газеты, с главными редакторами которых я имел личный контакт, тоже продолжали сообщать о делах нашей организации. И когда я приходил в Минюст сообщить о продолжении деятельности, у них в папках уже лежали газеты с информацией о той или иной нашей акции. Спустя несколько лет я могу об этом говорить, так как это уже никак не влияет на дело. Но такое было и, видимо, будет у каждого, кто эффективен и заметен в общественном секторе.

Помогло и то, что довольно часто я участвовал в федеральных ТВ-программах, поскольку сфера, в которой я работаю, весьма узкая, а людей, знающих тему, к тому же умеющих хорошо говорить, в общественном секторе не так много.

Спасительное дело не быть в региональных телевизорах, а быть на федеральных! Уже потом, когда я уехал в Москву, это привело к тому, что были и узнаваемость, и понимание того, чем я занимаюсь. Плюс, переехав в Москву, начал активно писать статьи и вести колонки в СМИ, да так, что редакторам звонили из местных НКО и просили не публиковать их. Считали, что это отберет у них хлебушек. До сих пор не понимаю: зачем и почему так делают? Видимо, таковы риски переезда на другую поляну, где все уже привыкли поедать занятое.

Итог: великий риск общественной работы в том, что через какое-то время тебя будут плющить из-за твоей же успешности. Но когда знаешь это и готов ко всему, начинаешь перестраиваться и не расстраиваться и даже искать в этом свои плюсы. А что если бы из всего снимаего для ТВ ничего не вырезали? Возможно, появилась бы в эфире куча ненужных людей, которым часто эффективность не нужна, им бы в ящик попасть.

Риски общественной работы есть, их надо знать и принимать, быть к ним готовым и уметь обходить без потери времени и сил. Ведь без информации о своей деятельности некоммерческие организации крайне малоэффективны.

Общественникам необходимо консолидировать свои усилия, чтобы стать максимально эффективными. Давайте начнем вместе делать дело, зная, что получим за это по полной программе, что будет не просто зависть –  зависть в кубе.

  • Татьяна Ивановна

    Александр, не обращай внимания. Ты же помнишь грибоедовские строки: «Завистники умрут, но зависть никогда…» Те, кому ты помог конкретными делами, а не пустой болтовнёй, тебя знают и любят!