Свободная трибуна

Ближе к жизни

«Страшно далеки они от народа». Августовские педсоветы заставили вспомнить бессмертную фразу.

Перед началом петрозаводского педсовета царило оживление: педагоги поздравляли друг друга со стартом учебного года, обменивались новостями, с тревогой обсуждали грядущие эксперименты. Но вот зазвучали доклады, и зал заскучал. Однако терпеливо слушал речи о миссии образования, вызовах времени, инновациях… Спору нет, темы нужные, концептуальные, но для августовского ли педсовета накануне системных изменений – не исключено, и потрясений – в образовании?

Одна из участниц педсовета печально сказала мне: «Что говорить о высоких материях, когда учитель – лицо страдательное? Он отвечает буквально за все! А сам не может квартиру построить, молодые учителя углы снимают за бешеные деньги…» Жилье для педагога и впрямь насущная проблема, но о ее решении не прозвучало ни слова – не только на этом, но и на предыдущих педсоветах. Кажется, лет шесть назад что-то говорили об учительском доме…

Понятно, почему так бурно, овацией, педагоги отреагировали на спонтанное  горячее выступление Александра Белоуса, учителя химии 45-й школы. «Я сидел и ничего не понял», – искренне признался он. Для него, выпускника КГПУ, начинающийся учебный год – дебют в роли учителя и первый в его жизни августовский педсовет. Он поделился тем, что его волнует: ученики не получают базовых знаний, уходят из школы, не зная даже формулы этилового спирта. Министр образования Александр Селянин в свою очередь спросил молодого коллегу: а надо ли знать эту формулу? Помнит ли он сам, к примеру, строки Марины Цветаевой, физические формулы?

Градус разговора повысился, зал ожил. Люди потом пересказывали тем, кто не был, этот эпизод и еще несколько других, когда речь заходила о действительно тревожащих их вопросах, например, о возможных конфликтах при новой оплате труда. Платить педагогам будут по-разному, но справедливо ли?

На следующий день на республиканском педсовете, на который собрались в основном директора школ и управленцы, Александр Селянин рассказал о новой модели образования. Честно скажу, не позавидовала собравшимся: меняется буквально все! Стандарт образования, статус школ, распределение бюджетных средств на конкурсной основе, кардинальные кадровые изменения, новые принципы управления и начисления зарплаты… Потом на «круглых столах» продолжили обсуждение этих революционных изменений.

Но что интересно: Александр Селянин вспомнил здесь об эмоциональном выступлении  Александра Белоуса. И министра, оказывается, зацепило! Их полемика о знаниях выпускника школы не случайна. Меняется подход к образованию. Вот как его сформулировала присутствовавшая на республиканском педсовете Мария Гончар, начальник отдела Минобрнауки России: «Мы уходим от понятия «фундаментальные знания» к понятию «фундаментальное умение учиться». Иначе говоря, не надо знать много, надо уметь получить те знания, которые востребованы в данный момент. Действительно, есть о чем поспорить – значит, нужны широкие дискуссии, и не только в профессиональном сообществе! Мультимедийные презентации только отдаляют людей от предмета разговора, они не заменят живого обсуждения.

…Каждый раз накануне 1 сентября думаю: о чем будут говорить учителя с детьми в первый учебный день? Вспомнят ли они о войне в Южной Осетии? Эти августовские дни накалили атмосферу в стране, во многих семьях. Взбудораженные взрослые часто не понимают, как болезненно дети реагируют на непонятные им события, на смерть чуть ли не в прямом эфире. Если не говорить с детьми о реалиях нашей жизни, они окажутся во власти страха и ощущения бессмысленности всего и вся. Спрашивала после Беслана учеников разных школ, обсуждали ли с ними на уроках эту трагедию? Не услышала ни одного утвердительного ответа. Так что не только начальникам всех уровней, но и всем нам, учителям и родителям,  надо быть ближе к жизни.

"Лицей" № 8-9 2008

  • Мария Голубева

    Если честно, то я от этой подмены понятий: «фундаментальные знания» — «фундаментальное умение учиться» в шоке! С умением учиться хорошим специалистом, профессионалом не станешь. Для того, чтобы стать врачом, учителем, инженером — знания нужны, а не умение учиться. Интересно, если бы наш министр образования попал к такому умелому врачу на прием, или его детей учили люди с такими неглубокими, скажем, знаниями, о чем бы он говорил на педсовете, как бы он себя чувствовал? А пару стихотворений Цветаевой помнят, как мне кажется, и физики и лирики, если в школе им давали фундаментальные знания, а не умения.

  • luta

    В нашей стране эксперименты почему-то любят ставить именно на той категории граждан, которая меньше всего защищена. У учителей никогда не было гарантий, кроме той, что каждый месяц они будут получать свою мизерную зарплату, которая тут же разойдется — на квартиру, на садик, на продукты… Еще и в долг придется брать. А ремонт в квартире, если она есть? Протекающие трубы, старая мебель, вытоптанные коврики в прихожей… — на все это уже не останется. И что самое главное, на это не накопить.
    Где-то в глубине души педагоги нашего города надеялись, что реформа системы образования станет для них долгожданным спасением, что зарплата, наконец, станет достойной. Но вместо этого, они стали еще больше зависеть от субъективного мнения руководства, которое теперь решает практически все. Кому же интересно будет отдано предпочтение в такой ситуации — близкому родственнику, который устроен в школу по оказии или преподавателю, который не хочет мириться с произволом в школе, но при этом честно и профессионально выполняет свой долг? По-моему, ответ очевиден.
    Судьба учителя повсюду незавидна. В любом городе нашей огромной страны. Зарплата — копейки. Ученики его не уважают — таково воспитание, которое дают в семье или результат того, что воспитание не состоялось. Руководство выделяет только тех, кого выгодно выделять. И некому защитить, некому поддержать. А ведь профессия учитель во все времена играла одну из самых важных ролей, наряду с докторской. Как мы дошли до того, что люди, которые выбрали для себя столь нелегкий путь, взяли на себя огромную ответственность, остались фактически без средств для нормального существования? И чего мы все требуем от учителей? Чего ждем? К чему хотим привести их в результате реформирования системы образования?..