Свободная трибуна

Бумажные души

«Вот новый учебник истории. Все разложено по полочкам. Но души-то у ребят не бумажные, Коля!»

Дан приказ написать единый учебник истории для школьников.

Представители исторической науки со всей прытью взяли под козырек: «Будет сделано!»

Академик А.О. Чубарьян в начале сентября по-стахановски  доложил о том, что текст готов. Его содержание вызвало у многих вопросы, но обсуждался он почему-то только на заседании Российского исторического общества. Даже в 1937 году был конкурс на учебник истории.

Сегодня ударными темпами, безальтернативно, без апробации на пилотных площадках и вдумчивой экспертизы форсируется решение поставленной задачи.

Документ опубликован здесь

Само название повергло меня в состояние глубокого сомнения — «Концепция нового учебно-методического комплекса по отечественной истории». За 30 лет преподавания истории в школе у меня, защитившего диссертацию по методике преподавания истории, сложилось устойчивое понятие об учебно-методическом комплексе (УМК). Комплекс включает в себя учебник, хрестоматию, исторический атлас, рабочую тетрадь, CD. Разработчики же ведут речь только об учебнике истории, забыв назвать его школьным.

Учебник в современном обществе потерял монополию на канал знаний по истории. Не надо преувеличивать его роль в формировании исторического сознания. Он не панацея. Надеяться на очередной идейный исторический катехизис – дело пустое.

Оговорюсь, что не буду давать оценку содержанию опубликованного текста, в котором спорно практически все. Например, в преамбуле авторы уверяют, что будут верны антропологическому подходу, рассмотрят события многофакторно. При этом нет даже упоминания о природно-климатическом факторе, с которого надо начинать любое историческое повествование. У великого историка С.М. Соловьева первые главы «Истории России с древнейших времен» начинаются с фактора рек, лесов и степей.

Да много там чего нет. Я о другом. О грядущем провале самой идеи единого школьного учебника.

Перепутано многое. Единый учебник может оказаться даже опасным детищем российского центра. Россия большая! События 2 октября 1552 года в Казани имеют право оценивать иначе, чем в Москве. Идею национально-регионального компонента образования похоронили. А жаль! Даже не вдаваясь в подробности, бьюсь об заклад: новый единый учебник истории России таковым не будет. Он будет учебником истории Москвы и Петербурга. Умница А.Н. Радищев назвал свое произведение «Путешествие из Петербурга в Москву». Но в нем ни слова про эти города. Истинная Россия – между ними: Любань, Чудово, Медное, Крестцы,  Хотилово, Черная Грязь… У нас в Карелии тоже все было не так, как в столицах.

А вот государственная программа по истории должна быть действительно единой для всех россиян. В данном случае учебник перепутали с единым стандартом.

Спору нет. Все россияне должны знать определенные государством понятия, факты, исторические фамилии, события, явления, историко-географические представления. Все это должно быть записано в едином государственном стандарте, а не в учебнике. Но вот им-то серьезно заниматься никто не хочет.

Учебник вторичен, он зависит от стандарта. Сотворить учебник, а потом стандарт – это мечтать о яблоках, не посадив яблоню. А в ожидании яблок, не исключено, что сажать будут картофель. То есть будет ли этот учебник сочетаться со стандартом? Не уверен.

Школьный учебник – не просто книга с текстом. Это учебная книга, включающая методический аппарат с вопросами, заданиями, выдержками из документов, картами, схемами, иллюстрациями, списками литературы. Это никто не обсуждает. Методическая рутина. То ли дело спорить о том, называть ли монголо-татарское иго игом? А между тем, без качественного методического аппарата учебник не может даже называться учебником. Методический корпус весьма пассивен при принятии важных решений в отношении преподавания истории в школе. А именно он должен играть роль главной скрипки. Пока в эпицентре дискуссий – академики от истории, ветераны, общественность. Конечно, ведь в истории разбираются все. Не химия и не математика. Замечу, что академическая историческая наука и школьная история – вещи разные.

А теперь о главном недуге проекта.

Пятнадцать лет я преподавал историю по единому учебнику, который утверждался  политбюро ЦК КПСС.  Еще столько же лет – в обстановке плюрализма учебников. Преподавание истории в школе никогда не было штампом какого-то учебника. Даже в условиях жесткой идеологической цензуры. Давно пришел к выводу, что ГЛАВНАЯ ФИГУРА В ПРЕПОДАВАНИИ ИСТОРИИ В ШКОЛЕ – УЧИТЕЛЬ. Никак не учебник. Слава богу, вопрос о едином учителе истории пока не ставится.

Недавно  на канале «Культура» в программе «Тем временем» участники передачи рьяно, с пеной у рта обсуждали проблему единого учебника истории. И ни слова об учителе истории!

Заказчики предполагают новым единым учебником что-то изменить. Не получится, если подготовка учителей истории останется на прежнем уровне.

В уходящую эпоху альтернативных учебников истории у учителя практически не было выбора. Какой учебник истории территория закупала, по такому и приходилось преподавать. Все зависело от учителя всегда и во все времена.

Да опытному учителю не особо важно, какой учебник истории у него есть. Идеального никогда не было и не будет. Надо уметь работать с любым материалом. Каюсь, мною разработан такой прием изучения истории на уроке, как анализ параграфа учебника: как бы вы назвали его по-другому, какие другие иллюстрации включили бы, какие термины непонятны, количество дат, персоналий, какие обязательны, а какие нет и т.д.

Все в школе зависит от учителя. От его методической подготовки, умения работать с документом, вести урок в проблемной, игровой методике и. главное, от его умения привить  интерес к истории. Привить интерес на всю жизнь.

Учитель должен владеть ремеслом историка, превращать урок истории в лабораторию, а не в проповедь или митинг. Это могут очень немногие. Большинство учителей истории – рассказчики, преподающие по принципу: «Сегодня говорю я, а завтра спрашиваю то, о чем я говорил вчера». Хорошо еще, если эти рассказчики грамотно говорят по-русски, владеют культурой речи.

Сегодня надо в корне менять подготовку учителя истории в вузе, отделяя уже на первом курсе тех, кто пойдет в школу, а не делая их психологически второсортными. Практика в школе для них должна быть ежегодной, серьезной и продуктивной. На это не надо скупиться. Студент – будущий учитель истории – должен быть в школе часто и подолгу.

Порой учитель истории не всегда интересен своим ученикам. Он мало где бывал. Не видел петроглифов, не бывал на Соловках, в Великом Новгороде, на Бородино… И порой в этом нет его вины. Нужна государственная программа культурного, развивающего туризма для учителей истории, географии, литературы и других педагогов.

Современный учитель жалуется на бюрократический гнет бумажно-отчетного характера. Это правда. Проверяющие проверяют бумаги. Главное, чтобы в них было все гладко. И никто не проверяет, что читает учитель и читает ли вообще, когда он был в театре, в музее, на симфоническом концерте. Кстати, эти вопросы надо задавать и директорам школ. Но у них на это нет времени, а у учителя еще и денег. И никакой самый распрекрасный учебник не повысит их интеллект, духовный авторитет. Вот об этом надо задуматься всем миром.

Кадр из фильма «Доживем до Понедельника»

В моем любимом фильме «Доживем до понедельника» учитель истории Илья Семенович Мельников критикует учебник истории на уроке: «Да, 14 строчек. И только с упором на то, что сделано было неправильно. Шмидт не понял, декабристы не сумели… Словно история сборище недоумков…» А директору школы он просто заявляет: «Вот новый учебник истории. Все разложено по полочкам. Но души-то у ребят не бумажные, Коля!»

Это про нас, сегодняшних. Школе нужны такие Мельниковы – мыслящие, интересные люди, которые хотят видеть своих учеников такими же.

Картинка с сайта radikal.ru

 

  • Борис М.

    Базовый Учебник Истории России должен содержать сведения о знаковых Событиях Истории России и ключевых персонажах этих событий.
    Комментарии к этим событиям должны включать Оценки ПРИЗНАННЫХ
    российских столпов Чести и Совести таких, как Карамзин, Ключевский, Тарле, Толстой, Лихачев, Сахаров, Тынянов, Астафьев…

  • Иван Смышленый

    Ну вот, на те-с, господа соотечественники и соотечественницы — и вся работа «научных сотрудников» по «созданию новой концепции Истории Отечества». Знатные «профессиональные историки» наши, по сути, переписали старые учебники «времен Очакова и покоренья Крыма» — то есть, замшелые тезисы «основоположников российской исторической науки» Миллера-Шлецера-Байера — и ладушки.
    Вот прочитал предлагаемый знатными офиц. историками план-конспект «истории Россиипо-новому». Увы, наши «научные сотрудники» – профисторики – предлагают, по сути, тот же самый «курс истории», что было сочинено при романовых-колонизаторах и большевиках-диктаторах для разделения, стравливания и угнетения народов-Земляков по Евразии — Татарии — России. Так сказать, наши историки — «научные сотрудники» – приучены мыслить по наезженной колее — а как же, ведь эта привычка у их вырабатывалась веками…
    Поскольку романовым-колонизаторам, как и их предшественникам — ближне- и дальневосточным и западным противникам наших Предков-Ордынцев — необходимо было сокрыть во мраке подлинную историю стратегических этносов Евразии. Читайте о ней в статьях «Нераскрытое наследие великого евразийца», “О подлинной истории стратегических этносов Евразии”, а также «Чингиз-хан и татары: немного из того, что нам неизвестно» — в них о том, что от нас утаивали и утаивают агенты влияния тех, «которые могут быть для нас только хитроумными эксплуататорами, а никак не верными друзьями» (Л.Н. Гумилев).
    Эти статьи легко найти в Интернете по названиям. Там в статьях ссылки на труды(книги), в которых излагается полное и обоснованное фактами расследование-разоблачение фальсификаций идеологов-пропагандистов врагов наших предков — в том числе романовских «гастарбайтеров-историков» и других сочинителей «исторических произведений» — как западных, так и ближне- и дальневосточных.

  • Лютик

    Спасибо, Михаил Леонидович! Большое спасибо.

  • Полина

    Соглашусь полностью с автором, что в процессе преподавания главное — учитель. И неправда, что у современных ребят он не авторитет. Такой учитель, как Мельников, апеллирующий прежде всего к душам и не навязывающий свое мнение свысока, а подталкивающий к размышлению, готовый к диалогу, обладающий такой мощной внутренней силой, может быть, харизмой, как это модно теперь называть, найдет отклик и симпатию в этих душах всегда, в любое время. А значит и его предмет дети будут любить и стараться усвоить. Таких учителей немного. Их и не может быть много, как не может каждая балерина быть Майей Плисецкой. Но к этому надо стремиться, как к идеалу, и стремиться воспитать хорошего педагога должна высшая школа в сотрудничестве со школой средней. А это и предложенная автором ежегодная практика в школе, к которой я бы еще добавила необходимость института наставничества для молодых педагогов со стороны опытных во период начала работы, это и обязательная организация экспедиций по стране для студентов с различными не только познавательными и развлекательными, но и учебными задачами. Чуть более десяти лет назад, когда училась я, печальная практика была такова, что поездками были организуемые профсоюзом летние лагеря, карельские санатории и пансионаты на Черном море, никакого отношения к изучаемым предметам не имеющие,а диалекты и фольклор в рамках соответствующей практики мы, студенты филфака, собирали в библиотеке по учебникам. Очень хочется верить, что эта несуразица ушла или вскорости уйдет в прошлое. А общее культурное развитие, чтение книг, посещение театра и концертов должно быть для любого учителя, да и просто интеллигентного человека абсолютной нормой, которую не нужно было бы даже обсуждать, если бы сознание этого было привито с самого раннего возраста. Осуществление этой задачи, прежде всего в руках родителей, но и в руках самих учителей тоже, и в немалой степени. А благодаря интернету материальных затрат это теперь требует минимум: нет денег на покупку книги — скачай и читай, на поход в филармонию — смотри выступления лучших оркестров мира онлайн. А когда появятся — все-таки стоит сходить в филармонию. Надо только захотеть.

  • Татьяна Ивановна

    Я не учитель истории. Но всё, что связано со школой, с историей нашей страны, мне интересно и дорого. Всегда мечтала о таком учителе, как Мельников. Мне же досталась, увы, Рижнева (Вы, Михаил Леонидович, её, наверное, помните). На её уроках было «от сих до сих строго по учебнику». Учебник был неинтересный. Работаю в библиотеке. Читаю разные современные учебники по истории, читаю для себя. Иногда прочитанное вызывает удивление, иногда недоумение, иногда обиду за свою страну, иногда смех. Но ни разу я не испытала удовлетворения (не говоря уже об удовольствии) от чтения. А возможен ли вообще школьный учебник по истории, который устроил бы всех? Наверное, нет.

  • Михаил Гольденберг

    Дорогой Саша! Спасибо за обстоятельный комментарий. Я горжусь такими учениками, как ты. Но твой — это взгляд человека из академической науки.
    1. Школа не готовит профессиональных историков, биологов, математиков…
    Школа готовит ЧЕ-ЛО-ВЕ-КА! История в школе — школьный предмет. И не более! Это не средство промывки мозгов, оголтелой пропаганды, квасного патриотизма… Патриотизм может воспитывать и учитель труда, математики, музыки и т.д. Я таких встречал. Впрочем, как и беспомощных учителей истории.
    2. Учитель не контролер. Согласен. Но сегодня он и не единственный источник знаний. Мои студенты сегодня узнают ответ на любой фактологический вопрос через 20 секунд. У них в руках айпады.
    Сегодня уже и невозможно все знать. Надо многое уметь.
    С этим в современной школе и вузах дело обстоит очень плохо. Преподаватели продолжают начитывать свои курсы. Читают! Как единственные овладевшие алфавитом? У них и зарплата в начитанных часах, а не в разработанных индивидуальных заданиях студентам.
    3. Кстати, конкурс в 1937 году выиграла не Нечкина, а Шестаков. Помнишь историю, как цензура забраковала фотографию тов.Жданова, так как на лбу из волос у него было нечто напоминающее свастику…Писал для школы С.Ф.Платонов и В.О.Ключевский писал. Но я часто повторял на занятих фразу Ключевского, которую он говорил своим ученикам: «Имейте мужество преподавать относительное знание!» Любой учебник субъективен. Это мнение авторов. История — это то, что напишет историк. И это нормально. Поэтому, не соглашусь с тобой, что нельзя давать критику параграфу. До всего надо дойти самому. Все подвергай сомнению (Omnibus dubidantum). Помнится, ты на семинарах у меня прекрасно анализировал не только параграфы, но и учебники. Любой учебник — это мнение Сахарова, Буганова, Зырянова, Косулиной, Данилова, Вигасина, Щетинова, Левандовского, Загладина и др.
    Надежда на хороший безразмерны учебник, который полюбят на Северном Кавказе, Дальнем Востоке и у нас в Карелии превратится в грезы.
    4. (Тебе и Марине Титовой) Основная мысль моей статьи: проект обречен, так главная фигура в школе не учебник (тем более сегодня), а УЧИТЕЛЬ ИСТОРИИ. Вот о чем речь! Карпова знаю хорошо лично. Ко многим разработчикам отношусь с уважением, но … Я знаю болевую точку…
    Саша, спасибо еще раз. Надо свидеться.

  • Титова Марина

    Уважаемый Михаил Леонидович!
    Вы критикуете новый школьный учебник по истории так, как будто бы он уже создан. На самом деле, создана пока лишь единая концепция школьного учебника, к тому же и она пока еще не утверждена. Её утверждение состоится после 1 ноября. После утверждения концепции обязательно будет объявлен конкурс на написание самого учебника. Хороший учебник обязательно будет дополнен и хрестоматией, и историческим атласом, и рабочей тетрадью, и CD, и даже ссылками на интернет-ресурсы (конечно же, на верифицированные ресурсы, дающие правдивую информацию). Недаром концепция названа не «концепцией учебника», а «концепцией нового учебно-методического комплекса».
    Вот достаточно содержательный комментарий декана истфака МГУ, академика, профессора С.Карпова о том, как происходила работа над концепцией, и о том, что нас ожидает в дальнейшем — http://vz.ru/society/2013/10/12/654555.html

  • Александр Чирков

    Уважаемый, Михаил Леонидович.
    Во многом я с Вами согласен (особенно по методологии и «антропологическому подходу»), но не во всем.
    1) Как же без единого учебника обойтись, тогда как есть примеры 1990-х где национально-региональный компонент зашкаливал в их учебниках, до такой степени, что страна напоминала не федерацию, а конфедерацию в лучшем случае.
    2) Да, учебник у учителей, родителей уже потерял свой авторитет (особенно после учебника Е.И.Захаровой 2003 г.). Но когда учитель акцентирует внимание на ошибках в учебнике, то неизбежен конфликт. Ребята говорят «да, Вы то больше знаете, чем учебник?» и это довод заранее проигрышный для учителя. В иерархии авторитетов у учеников на сегодняшний день на первом месте стоит интернет (в основном википедия), потом учебник, а вот учитель уже в лучшем случае на третьем.
    3) 1937 г. в конкурсе на учебник победила команда с участием М. В. Нечкиной, но вот вторая команда не вся дошла до представления проекта, к примеру, конкурент Милицы Васильевны – С.М. Дубровский уже в 1936 г. был арестован. Так что не совсем можно назвать эти события «конкурсом на учебник истории».
    4) Сергей Федорович Платонов написал замечательный учебник, с академическим виденьем того времени. Неужели мы настолько не способны, что бы написать учебник с достижениями современной академической науки? Ну не может школьный факт противоречить доказанному по академическим правилам факту.
    5) Согласен, подготовка учителей требует изменений. И главное это не посещения ими театров и музеев, а знание и понимание исторического процесса. Сложно обучить истории (а уж я и не говорю понимать) не зная элементарных фактов. И тут конечно же хотелось бы вспомнить о нормальных учебниках для студентов ВУЗов… В то же время, власть учителю отвела роль контролера, а не источника знаний. Но какой контроль, если учитель сам не знает материала, с помощью учебника или википедии? Ну для большинства учебников жалеешь что нет пионерии, чтобы те сдали их в макулатуру. Да и википедия, как основной источник знаний школьника, далека от идеала, и в ней множество фактологических ошибок.

    Так что нам не обойтись без достойного учебника, который будет объединять науку и школу и даже страну, который будет авторитетен у учителей, родителей и учеников.
    Конечно хотелось бы, чтобы в начале каждой главы этого учебника, говорилось о культуре, быте, географии и климате, а далее политическая, военная, социально-экономическая история. Т.к. законы исторического процесса нагляднее и правильнее показывать как макропроцесс одной страны, одного народа которые вписаны в окружающий их остальной мир.

  • Т.Шестова

    Ничего удивительного — дети историю знать не будут, в голове каша, цель достигнута.