История

«Только вам я обязан своей жизнью…»

{hsimage|Зинаида Михайловна Иссерсон|||}16 октября исполняется 101 год со дня рождения хирурга Зинаиды Михайловны ИССЕРСОН, выдающейся представительницы династии Иссерсон. Вся ее жизнь и работа – самоотверженный подвиг служения людям.

В 1908 году в Петрозаводск приехал врач-хирург Михаил Давыдович Иссерсон. Благодаря его энергии в 1912 году поднялось белокаменное здание (на нынешней улице. Кирова и углу Левашовского бульвара), в нем расположилось хирургическое отделение на 40 коек. Время и война пощадили здание, оно сохранилось до наших дней.

 
Семья Иссерсон жила интересами и делами этой больницы. С будущей женой, медсестрой Зинаидой Владимировной Беловой, Михаил Давыдович познакомился в осажденном Порт-Артуре во время русско-японской войны. Сестра его, Елизавета Давыдовна Иссерсон, в 1938 году возглавила первую клиническую лабораторию в хирургической лечебнице Петрозаводска. Отец, Давид Маркович, был земским врачом в Лодейном Поле Олонецкой губернии.
В 1909 году в многодетной семье Михаила Иссерсона родилась дочь Зина. Ребенок был смышленым, любознательным, рос в атмосфере тревожных ночных вызовов, постоянных разговоров об операциях и тяжелых больных. Девочка видела, с какими любовью и уважением относятся окружающие к Михаилу Давыдовичу. В семье был культ отца. Маленькая Зина гордилась отцом и решила, что обязательно станет хирургом.
Случай в детстве поколебал эту ее уверенность. Зина училась в седьмом классе. На перемене кто-то крикнул: «Бежим к плотине электростанции, там авария!» Все бросились к реке. Когда Зина подбежала к месту аварии, пострадавшего уже укладывали на носилки. Цепью подъемника плотины ему размозжило голову. У девочки закружилась голова, забилось сердце, ей стало плохо. «Как же я буду работать врачом?» — подумала она, придя в себя.
И все-таки поехала поступать в медицинский. В Ленинграде ждало разочарование: в институт не приняли, поскольку ей было всего шестнадцать лет. Тогда она поступила в Институт физкультуры имени П.Ф. Лесгафта, чтобы потом перевестись в медицинский. Когда через год ей отказали в переводе, Зина забрала документы и вернулась в Петрозаводск. А в 1928 году вновь поехала в Ленинград и поступила в Институт медицинских знаний. Окончив его, вернулась домой с дипломом врача.

Днями и ночами не выходила она из хирургического отделения, ассистировала отцу и Василию Александровичу Баранову. Училась у них упорно и настойчиво, хотя и отец, и его любимый ученик Василий Александрович Баранов отговаривали девушку от профессии хирурга. Но она была непреклонна.
Запомнился ей первый день самостоятельного дежурства. Зинаида Михайловна сидела в кабинете М.Д. Иссерсона, где обычно находились врачи во время дежурства, и с тревогой думала: «Только бы не поступил больной с вывихом!» Почему-то вывихов она боялась больше всего. Глубокой ночью в дверь хирургии позвонили: привезли больную… с вывихом плечевого сустава. Сердце Зинаиды Михайловны замерло от страха, она забыла, что нужно делать. А больная стонала и рассказывала, что была уже в железнодорожной больнице, где ей не смогли помочь. Это привело Зинаиду Михайловну в еще большее смущение, но вида она не подала. Сохраняя внешнее спокойствие, подошла к больной и взяла ее за руки… Позже она не могла вспомнить, как вправила вывих. Больная была счастлива и повторяла: «Еду, еду!» — она была из района и очень боялась опоздать на поезд. Зинаида Михайловна радовалась не меньше ее.

Когда Зинаида Михайловна сделала первую серьезную операцию, Михаил Давыдович поздравил дочь. Василий Александрович, который к этому времени стал ее мужем, сказал своим маленьким детям: «Сегодня у нашей мамы праздник — первая большая операция!». Он признал жену как хирурга.
Михаил Давыдович первым поднял вопрос перед органами здравоохранения об организации в Карелии систематической онкологической помощи. В 1936 году З.М. Иссерсон вместе с акушером-гинекологом П.А. Цаль была направлена на учебу в Ленинградский онкологический институт. После возвращения на базе хирургической лечебницы был открыт онкологический пункт, который возглавила Зинаида Михайловна. С этого времени в Петрозаводске началось квалифицированное лечение онкологических больных. Одновременно производились профилактические осмотры населения, в первую очередь на промышленных предприятиях.
В 30-е годы Зинаида Михайловна состоялась как хирург несмотря на наличие двух маленьких детей – дочери и сына. Все удавалось и получалось, но началась война. Отец и муж были мобилизованы, а она с детьми поехала в эвакуацию в Курганскую область.

Оказавшись в селе Ольховка единственным хирургом, Зинаида Михайловна смогла в трудных условиях участковой больницы делать сложные операции. Ранее она не занималась акушерством и гинекологией, однако с первых же дней пришлось оказывать и такую помощь.
Из книги «Лекарь с отличием» (Филимонова Л.Т., Молот М.Я. Лекарь с отличием. Очерк о жизни и деятельности хирурга М.Д.Иссерсона. – Петрозаводск: Карелия, 1981):
«Зинаида Михайловна с детьми только что приехала в Ольховку. Подвода остановилась у райсовета, куда направлялись все эвакуированные. Вместе с няней Феней Зинаида Михайловна втащила узлы в большую комнату, где было уже много людей, и усадила на вещи усталых детей. В это время какой-то мужчина в полувоенной форме крикнул: «Кто из вас врач Иссерсон?» Она с удивлением обернулась к нему: «Я Иссерсон».

Через минуту она в сопровождении этого человека шла к участковой больнице, ноги глубоко проваливались в грязь. Во тьме она ничего не видела перед собой. Она очень волновалась, сможет ли она в этих условиях сделать все необходимое.
Больной был в тяжелом состоянии, это Зинаида Михайловна определила сразу. Нужна была срочная операция. Немолодая медсестра тревожно спросила: «В район везти надо?» «Далеко?» — спросила Зинаида Михайловна. «Тридцать пять километров по очень плохой дороге», — ответила медсестра. Зинаида Михайловна поняла, что жизнь больного зависит только от нее. Узнав, что в больнице есть операционная, она тихим спокойным голосом велела готовить операционную и больного к операции.
Когда она вошла в операционную, больной уже лежал на столе, а вокруг с керосиновыми лампами в руках стояли медсестры и санитарки. В этот момент ей вспомнились рассказы мужа о том, как в гражданскую войну вот так же, при керосиновых лампах, он помогал на операциях Михаилу Давыдовичу. Здесь ей помогала только операционная сестра, которая одновременно подавала ей необходимые инструменты. На операционном столе диагноз подтвердился. Это был гангренозный аппендицит с перитонитом. Опытного ассистента не было, и Зинаиде Михайловне пришлось тогда нелегко…
Много позже, через 35 лет после той ночи пришло письмо: «Глубокоуважаемая Зинаида Михайловна! Наконец я разыскал Вас. Столько лет прошло, но я все эти годы помнил, что только Вам я обязан своей жизнью. Наверное, таким уж оказалось мое счастье, что в этот день Вы приехали в Ольховку. Уверен, что и Вы помните меня, первую свою трудную операцию с керосиновыми лампами в далекой эвакуации, хотя через ваши искусные руки прошли тысячи людей…».
К тому времени, когда Зинаида Михайловна получила это письмо, она была уже квалифицированным известным в Петрозаводске хирургом, давно заведовала хирургическим отделением городской больницы».
В августе 44-го после освобождения Петрозаводска Зинаида Михайловна вернулась с детьми в родной город. Семье крупно повезло: вернулись с фронта отец и муж, они всю войну работали хирургами.

В 1948 году открылся стационар для онкологических больных. На заведование была назначена 3.М. Иссерсон. Впоследствии на базе отделения в 1955 году было создано самостоятельное учреждение — Республиканский онкологический диспансер.

После реорганизации в декабре 1950 года лечебных учреждений Петрозаводска на базе городской больницы (в здании бывшей глазной лечебницы на ул. Военной) было открыто хирургическое отделение на 50 коек. Зинаида Михайловна стала его первой заведующей.
По вечерам Зинаида Михайловна шла по липовой аллее Левашовского бульвара в свое отделение, чтобы посмотреть прооперированных больных или сделать срочную операцию. Страшно было ходить одной темными вечерами и ночами, в городе в то время было очень неспокойно, и Зинаида Михайловна брала с собой большого серого кота: прижмет его к себе — и становится спокойнее. Об этом коте-защитнике она не раз вспоминала много лет спустя. 
Окружающие знали, что за внешней суровостью доктора скрываются доброта и сердечность. Ее любили в отделении все: и больные, и персонал. Внешне всегда спокойная, она никогда не повышала голоса, ко всем относилась уважительно и доброжелательно, не раздражалась, умела сдерживать свои эмоции в самых трудных ситуациях. От нее ничего не ускользало, она считала,что в работе врача нет мелочей.
У нее было какое то особое искусство выхаживания тяжелых больных. Оно досталось ей от отца. Когда во время обхода Зинаида Михайловна садилась на кровать и начинала осматривать больного, ее рука нежно и осторожно, не причиняя человеку лишней боли, касалась тела. Эта рука, так похожая на руку отца, широкая, с короткими пальцами, как и его рука, чувствовала то, что было скрыто от глаз. Ее теплая улыбка помогала больным лучше всех лекарств.
Зинаиде Михайловне доверили быть одновременно детским хирургом. Однажды ей пришлось оперировать грыжу пупочного канатика новорожденного, которому было четыре часа от роду. Через прозрачную пленку были видны печень и желудок ребенка. Зинаида Михайловна столкнулась с этим впервые. Срочно пришлось взяться за учебники, и у известного хирурга Баирова она нашла описание операции при подобной аномалии. Операцию провела безукоризненно, мальчик остался жив, вырос. Он и его родные, встречая Зинаиду Михайловну, всегда говорили ей слова глубокой признательности.

Под ее руководством в хирургическом отделении начали проводить сложные, ранее не выполнявшиеся операции. Так, молодая команда хирургов освоила операции на желудке. Они стали повседневными в практике отделения. Широко стали оперировать на щитовидной железе, при различных заболеваниях органов брюшной полости.

Отдельную главу в хирургическом лечении всегда представляла гнойная хирургия, которая имела огромное практическое значение. Вспоминается такой случай. В новогоднюю ночь дежурил молодой врач. Привезли тяжелую больную, которой потребовалась экстренная операция. На помощь из-за праздничного стола вызвали Зинаиду Михайловну. Была выполнена большая и трудная операция. Когда Зинаида Михайловна собралась идти домой, начало светать. Новогодняя ночь прошла в операционной, но Зинаида Михайловна не проронила ни одного слова неудовольствия.
Продолжались специализация хирургической деятельности и выделение новых специальностей (анестезиология, урология, торокальная хирургия). Хирургическая служба перешла на более совершенные способы обезболивания во время операций.
Зинаида Михайловна возглавляла хирургическое отделение до 1966 года. После этого до выхода на пенсию она работала ординатором еще два года. Ей благодарны тысячи людей, лечившихся в этом отделении, которым спасли жизнь она и ее сотрудники. Зинаиду Михайловну отличала удивительная скромность. Она смущалась, когда ее хвалили.
Всей своей жизнью она доказала, что ее трудовой путь был избран правильно. Она не забыта, ее дело продолжают ученики, к которым имею честь принадлежать и я, и ученики ее учеников. Зинаида Михайловна Иссерсон прожила длинную счастливую жизнь женщины, у которой состоялось все: профессия, семья, дети. Все, кто знал ее, всегда будут с благодарностью вспоминать скромную небольшого роста женщину с удивительными пухлыми теплыми руками, несшими людям жизнь и здоровье.
Хочется через много лет сказать недосказанное: мы любили вас, дорогая Зинаида Михайловна, и всегда будем помнить.
 
«Лицей» № 10 2010  
  • Читатель

    Великие Люди!
    Этой статьей автор сумел пробудить внутри что-то такое.. что, наверно, не стоит забывать — свою цель, смысл. Казалось бы, Зинаида Михайловна — скромная, тихая женщина. А какая сила!

    Филосовский настрой покинет меня нескоро, задался вопросом: «А зачем я живу и что несу в этот мир?» Надеюсь, я найду ответ, сделаю правильные выводы.