История

Разведчик Александр Патёма

В 42-м он возглавил разведку дивизии, потом сражался в Чехословацком корпусе Людвига Свободы, брал в плен генерала Власова. Четыре раза был ранен, но из разведки не ушел.

Меня с ним когда-то очень давно познакомил генерал Фурса, они в одно время жили в генеральском доме на улице Гоголя, рядом с Домом офицеров.
– Только вряд ли вам удастся его разговорить. Разведчики – народ молчаливый. А знает он многое.
Помню крепкое пожатие сухой руки, пытливый взгляд.
– Патёма Александр Степанович, полковник в отставке. Вас я знаю, смотрю вашу военную передачу.
Я обрадовался, стал приглашать его на телевидение. Он отказался. И лишь через несколько лет согласился. Но вначале была беседа у него дома.
Родился Александр Патёма еще при царе в деревне Нижние Млины, в семи верстах от знаменитой Полтавы на Украине. В советское время после семилетки окончил кооперативный техникум. Срочную службу проходил в кавалерии, был лихим наездником. Из армии не ушел – окончил курсы военных переводчиков, курсы разведчиков. Работал в военкомате. Войну встретил лейтенантом и был направлен в разведку.
– Без разведки воевать нельзя, – рассказывал мне полковник. – Не зная броду, не суйся в воду. Разведка – глаза и уши армии. Батальонная разведка должна узнать, какие силы противостоят нашему батальону. Полковая дает разведданные о том, кто и что находится перед полком. А дивизионная должна доложить своему командиру не только о том, какие вражеские войска стоят перед дивизией, но и что они замышляют.
– Как действуют разведчики?
– С умом. Пробираются в тыл врага, наблюдают, анализируют, считают… Расспрашивают мирное население, ищут партизан, если таковые есть в округе, те много знают об оккупантах. Обязательно надо привести языка, причем взять не ефрейтора, а штабного офицера, да хорошо бы с портфелем.
– Вы ходили в тыл к немцам?
– Конечно. В начале войны не всегда успешно, а потом научились.
– Каким должен быть разведчик?
– Неглупым, смелым, выносливым, веселым. Нытиков разведка не любит.
Видимо, всеми этими качествами обладал Александр Патёма, ибо в 33 года был уже начальником разведки дивизии. В 1944-м служил в отделе разведки штаба 38-й армии в звании подполковника. Был четыре раза ранен, но из разведки не ушел.
Осенью 1944-го Красная Армия подошла к Карпатам. Впереди была Чехословакия.
– Мы день и ночь вели разведку, – рассказывал мне Александр Степанович. – Немцы собрали в кулак крупные силы, подтянули 1-ю танковую армию. Вдруг меня вызывает начальство и временно посылает начальником разведки в Чехословацкий корпус, который воюет рядом с нами и которым командует Людвиг Свобода, толковый знающий командир. С ним меня сдружили бои за Дукельский перевал. Я помогал как мог, он видел это и оценил – меня наградили военным крестом. Позже Людвиг Свобода стал президентом Чехословакии. Взятие Дукельского перевала – самое страшное сражение, какое я видел. Воевать в горах труднее трудного. Крутые склоны, густой лес. Дорог нет – автомашины, танки, тяжелую артиллерию пришлось оставить. Легкие пушки, минометы, снаряды тащили на себе, карабкались в горы под смертельным огнем. Лошади не всюду проходили, все на своем горбу. Но перевал взяли и немцев разбили.
– Дмитрий Трофимович Фурса говорил мне, что в мае 45-го вы брали в плен генерала Власова?
– Правильнее будет сказать, помогал брать в плен специальной группе, которая за ним охотилась. Это происходило там, где действовала наша 38-я армия. Власова взяли в немецкой штабной машине, ехавшей к американцам, он лежал на заднем сиденье, завернутый в ковер. Конспирация не помогла: разведчики сообразили что к чему.
Я присутствовал при первом коротком допросе Власова. «Как ваша фамилия, имя, отчество? Год рождения? Подтверждаете, что вы были командующим 2-й ударной армией и добровольно сдались немцам в плен?» Власов подтвердил, подписал протокол допроса, и его увезли на аэродром, а оттуда в Москву.
… Сразу после войны Александру Степановичу присвоили звание полковника, назначили начальником разведотдела стрелкового корпуса. В последние годы военной службы он был заместителем начальника разведуправления Северного военного округа в Петрозаводске. Я несколько раз просил его написать воспоминания, он отнекивался, ссылался на секретность. А вот от встреч со школьниками никогда не отказывался.
Может быть, и вы, уважаемый читатель, помните статного красивого полковника с богатырскими усами? В этом году полковнику Патёме исполнилось бы 100 лет.
Анатолий Гордиенко
 
«Лицей» № 5 2009