Общество, Утраты

Свою любовь, свое богатство она оставила нам

Серафима Полякова. Фото Ирины Ларионовой

Ушла из жизни искусствовед Серафима Константиновна Полякова

Однажды на вопрос корреспондента «Что значит для вас музей?» Серафима Константиновна ответила: «Это моя любовь, мое богатство. И другого нет». Когда отмечали 50-летие Музея изобразительных искусств Карелии, Полякова могла бы отметить и свою юбилейную дату: 50-летие работы в музее, куда она пришла после окончания университета  молодым специалистом. Точнее, она пришла, когда по-настоящему и музея еще не было, она его вместе с пятью коллегами создавала. Свои будущие юбилеи теперь музей будет отмечать без нее.

Мы познакомились лет 10 назад, когда Серафима Константиновна принесла  в газету «Карелия» свой первый материал. С той поры на последней странице газеты ежемесячно в течение нескольких лет стали появляться ее очерки под рубрикой «Музейные истории». Вместе с ней мы перешли потом в «Лицей». Эти публикации, как и  передачи на ГТРК «Карелия» и в журнале на финском языке Carelia, вошли в книгу, названную скромно и очень просто «Рассказы о художниках». Набранная и сверстанная, рукопись книги пролежала несколько лет, пока сам музей не нашел средства, чтобы издать ее. Не умела ее автор ходить просить, настаивать, требовать. Но каким счастливым для Серафимы Константиновны стал день выхода ее печатного детища в свет!

О музее, о художниках она могла рассказывать долго, со знанием и интересом. О себе – практически никогда. От других можно было узнать, что благодаря Поляковой в музее появилась работа художницы Алисы Порет (художница выразила такое желание в завещании), как везла она из Ленинграда подаренную музею картину художника-заонежанина Алексея Еремина, как нашла в питерской комиссионке неизвестную работу Вениамина Попова и переживала, не опередит ли кто-нибудь ее, пока ищет необходимые деньги на покупку картины – для музея…

Мне рассказывали, что даже  будучи директором музея, с 1973-го по 1983 год, она находила время бывать в мастерских практически всех петрозаводских художников, всегда была в курсе того, кто над чем работает, что позволяло формировать коллекцию профессионального изобразительного искусства. Она сделала всё, чтобы музей стал для художников не только местом общения, но и домом, где им всегда рады, ждут, а работы оценят по достоинству. И чаще всего, вспоминают многие художники, они шли именно к Серафиме Константиновне, доверяя ее художественному вкусу, ее оценке.

Во многом благодаря ее усилиям в музее сформировалась и уникальная коллекция произведений на тему «Калевалы». Она переписывалась и встречалась с авторами и их наследниками, отбирала вещи в мастерских, на выставках. В итоге собрано более 700 произведений, созданных художниками Москвы, Ленинграда, Карелии, Прибалтики и Финляндии.

…Мы договорились с ней в прошлом году, что она напишет новую серию очерков о портрете в искусстве Карелии, жанре практически исчезающем. Она согласилась. Время от времени звонила: «А можно вне плана написать?». На носу юбилей у Михаила Юфы, нельзя не вспомнить. Нашла в своем архиве (оказывается, как интересно разбирать его!) письма Туве Янссон, адресованные ее любимой художнице Екатерине Пеховой. В этом году 70-летие Союза художников Карелии, как же промолчать!

Все свои очерки она писала от руки, не признавая компьютера. Потом я звонила, сообщала, что материал опубликован, читала отклики читателей «Лицея» на ее публикации, а она признавалась, что очень рада, ведь те, о ком пишет, такие талантливые, такие удивительные люди!

У нас выработался особый порядок: мы встречались, как правило, на выставках, где она передавала мне рукописи. Но встречи эти часто перерастали в экскурсии Серафимы Константиновны по экспозициям, а эрудицией она обладала потрясающей, слушать ее было интересно.

Последний раз мы встретились на выставке в Городском выставочном зале. Обговорили тему следующего материала, она обещала написать после Нового года, когда она вернется из Финляндии. И действительно позвонила, но сказала, что в Финляндию не ездила, заболела и ежедневно приходится ходить по врачам. Однако, обещанное пишет, тем более что работа позволяет забыть от не отпускающей ни на минуту боли… Она написала материал, потом долго правила его, переписывала. Но передала его уже Людмила Васильевна Соловьева. Он опубликован в «Лицее».

У Федора Ивановича Тютчева есть такие строки: «…О ней, о ней, судьбы не одолевшей, но и себя не давшей победить». Знаю, что боролась Серафима Константиновна до конца.

Когда-то, еще в газете «Карелия», когда она принесла туда свой первый материал, я в подписи указала ее звания, должность. Она даже огорчилась и попросила учесть на будущее: все ее материалы должны идти за подписью: Серафима Полякова, искусствовед.

Серафима Полякова. Фото Музея изобразительных искусств РК
Серафима Полякова. Фото Музея изобразительных искусств РК
Серафима Полякова. Фото Ирины Ларионовой
Серафима Полякова. Фото Ирины Ларионовой

Прощание с С.К. Поляковой состоится 5 мая в траурном зале на ул. Вольная, д.4 с 12 до 13 часов.

  • Наталья Ларцева

    ПРОСТИ-ПРОЩАЙ, ДОРОГОЙ ИСКУССТВОВЕД СЕРАФИМА ПОЛЯКОВА. ЕЩЕ ОДНИМ
    СВЕТЛЫМ ЧЕЛОВЕКОМ В ПЕТРОЗАВОДСКЕ СТАЛО МЕНЬШЕ….
    ЕСЛИ БЫ ЗНАТЬ, ЧТО НАША ВСТРЕЧА НА «НЕЗДЕШНЕМ ВЕЧЕРЕ» В ДОМЕ АКТЕРА
    БЫЛА ПОСЛЕДНЕЙ И ТЫ ПОДАРИЛА МНЕ ПОСЛЕДНЮЮ СВОЮ КНИГУ «РАССКАЗЫ О
    КАРТИНАХ», Я БЫ НАШЛА СИЛЫ ПРИЙТИ К ТЕБЕ, И МЫ БЫ ВСПОМНИЛИ
    НАШИ ПОСИДЕЛКИ В ДОМЕ ПЕХОВОЙ ….. И ПОСМЕЯЛИСЬ БЫ, И ПОГРУСТИЛИ…
    ПРОСТИ-ПРОЩАЙ, СИМОЧКА ПОЛЯКОВА! СПАСИБО ЗА ТО, ЧТО ТЫ БЫЛА И
    ОСТАЕШЬСЯ В ПАМЯТИ СЕРДЦА СЧАСТЛИВОЙ СТРАНИЦЕЙ НАШЕЙ ЖИЗНИ….

  • Арина Прусакова

    Спасибо «Лицею», Валентине Чаженгиной; подписываюсь под каждым вашим словом. И ещё: к Серафиме Константиновне можно отнести и те слова, которые Валерий Ананьин написал об Анне Викторовне Цунской в «Лицее» в декабре 2014 года. Тогда мы виделись с Серафимой Константиновной в последний раз. Я за многое благодарна ей. Светлая память!

  • Михаил Гольденберг

    Утрата…. Печаль… Светлая память. В последнем телефонном разговоре мы с ней вспоминали рубеж 60-70-х годов — лекторий по изобразительному искусству в Доме офицеров. В зале солдаты, для которых каждый месяц в одно из воскресений выступала Серафима Константиновна. Экран, аппаратик для слайдов… Надо было видеть, с какой самоотдачей она выступала перед этими колхозниками, чабанами, рабочими, вчерашними школьниками, многие из которых плохо знали русский язык. Но слушали они ее очень внимательно. Думаю, что с большинством из них об искусстве больше не говорил никто. Она была Просветителем в великом смысле этого слова. А ее музей — одно из моих образований. Для многих он был духовным убежищем. Очень грустно…

  • ИЛ

    Мне довелось сделать интервью с Серафимой Константиновной.(.http://gazeta-licey.ru/public/lyceumconversation/196-im-ne-zhit-drug-bez-druga) Долго уговаривала ее.. Она была чрезвычайно скромной.. И не хотела говорить о себе..Согласилась только после того, как убедила, что будем говорить только о музее и о художниках..Музей любила всем сердцем..Может быть. искусство делало ее молодой.. Ей нельзя было дать ее лет. Просто не верится, что ее уже нет с нами.. Светлая память светлому человеку!

  • Эль

    Не все статьи Серафимы Константиновны знаю. Сейчас лучше, ярче всего помнится последнее — про тайны и судьбы картин. И про Туве Янссон тоже. И «Тропинка, по которой ходил Смусмумрик».
    Пустеет вокруг. Дай Бог её душе светлого пути.

  • Инга

    Светлая память Серафиме Поляковой, искусствоведу.

  • Наталья Мешкова

    В декабре видела Серафиму Константиновну, как оказалось, последний раз. Она прекрасно выглядела, спросила, действительно ли нужны «Лицею» ее материалы, ведь есть кому писать, кроме нее. Я заверила, что нужны, что так, как она, никто не пишет. Светлая память прекрасному человеку, настоящему профессионалу.

    • Соболезнуем

      Наташа, спасибо. Очень неожиданно. Светлая-светлая память Серафиме Константиновне. Галина и Борис Акбулатовы