Лицейские беседы

«Все сказали «надо», а у нас так ничего и нет…»

Ольга ВасильеваЧерез пять лет сельская библиотека превратится в избу-читальню. Об этом с тревогой говорит Ольга Анатольевна ВАСИЛЬЕВА, директор муниципального учреждения культуры «Питкярантская межпоселенческая библиотека».

— Скажите пожалуйста, сколько новых книг попадает в нашу библиотеку? Вот в прошлом году – сколько их поступило?
— В прошлом году, когда библиотека разделилась на межпоселенческую и городскую, финансирование увеличилось. Нам досталось около 70 тысяч рублей на книги и еще около 100 тысяч рублей на журналы и газеты.

— То есть несмотря на кризис деньги на комплектацию все-таки есть?
— Были в прошлом году. В этом году теоретически федеральная программа еще существует, но на сегодняшний момент мы о ней ни слухом, ни духом… Федеральные деньги приходят в конце лета – начале осени, так что мы ждем, надеемся, но точно не знаем. Из местного бюджета получили в этом году только 10 тысяч на подписку. Сомневаюсь, что еще хоть что-то получим. Так что год на год не приходится.

У нас были времена, когда в год поступало ноль книг. В прошлом же году фонд увеличился где-то на 4 тысячи экземпляров.

— Как и где закупаются новые книги? Кто определяет, что нужно библиотеке, а что – нет?

— Федеральные деньги пришли с сопроводительным письмом, где оговаривалось, какие книги каких карельских авторов мы должны закупить обязательно. Нас не вынуждают, но настоятельно советуют работать с Пушкинской библиотекой. Но этот вариант нас не очень устраивает, потому что книги приходится ждать долго, и ценники там, в принципе, ого-го!

В основном заказываем книги в магазинах, работаем с книготорговцами Петрозаводска и Сортавалы, потому что это соседние города, и у нас есть возможность туда доехать. Везде самовывоз, а если нет — то мы должны платить за доставку книг. Но из федеральных денег мы не имеем права ничего потратить на транспортные расходы, потому что они целенаправленно идут на комплектование. Деньги из местного бюджета мы тоже не имеем права тратить на что-то другое.

— Зачем платить торговцам втридорога, если интересные и дешевые книги можно приобретать самим в Москве и Санкт-Петербурге? В Москве свяжитесь с издательствами, походите по редакциям журналов-«толстяков» — они вам даром машину книг накидают.

— Так ехать надо, нанимать транспорт, а транспортные расходы у нас никак не предусмотрены! Проще втридорога, но рядом! В принципе нам нравится работать с Сортавалой. Мы смотрим книги в Сети, берем что-то из журналов, сравниваем рейтинги, все это собираем – и составляем список приобретений.

— На что сейчас самый большой спрос?

— На массовую литературу, все равно какую – детективы, любовные романы. У нас межпоселенческая библиотека, головная библиотека района. Мы ставим себе цель: комплектовать фонд краеведения, это без разговоров. Часть средств уходит на отраслевую литературу: техника, медицина и учебники.

Потом мы раскладываем остатки денег на две кучки: на высокохудожественную литературу и на массовую. Всё-таки сделали уклон в сторону высокохудожественной литературы, стараемся покупать новинки, новых авторов. Но такие книги очень тяжело идут в районах. Очень тяжело. Если в городе они еще более-менее читаются,. то район их почти не берет.

— А что берет?

— Массовое чтиво. Давайте нам любовные романы и детективы, любовные романы и детективы!

— Понятно. А из высокохудожественных вы что закупили?

— Тех, кто на слуху, тех, кто получал премии. Финалистов «Большой книги», например. Мы обращаемся к газете "Книжное обозрение", к журналу "Читаем вместе", смотрим рейтинги по конкретным книжным домам, по издательствам, по авторам. Что-то слышали, где-то реклама прошла.

— Маканина купили, "Асан"?

— "Асан" – да.

— Захар Прилепин, Алексей Иванов есть у вас?

— Есть.

— А Михаил Тарковский?

— Нет, Тарковского нет. Когда список в Сортавалу отправляем, они не всегда нам все заказанное привозят, не всегда находят таких авторов. Даже в Санкт-Петербурге не всегда такие книги можно купить.

Но сейчас мы снизили процент приобретения «высокой литературы». Обсудив итоги работы за прошлый год, решили увеличить процент приобретения массовой. Потому что у нас есть показатели работы, по которым нас оценивают.

— И что это за показатели?

— Книговыдача, читатели и посещения. А высокохудожественную литературу – ну, почитаем сами или предложим кому-нибудь – ну пять человек, семь… А детектив – его человек 20 обязательно прочтут.

— Толстые литературные журналы выписываете?

— Нет, толстые журналы мы не выписываем, у нас на это нет денег. Только "Север" выписываем.

— А если б деньги были, стали бы?

— Не все, но частично. Несколько лет они к нам поступали – мы работали с редакциями журналов на протяжении 2006-2007 годов. Их читает определенный круг. Когда делаем подписку, конечно, стремимся к тематическому разнообразию, но в основном рассчитываем на массового пользователя.

— Кто больше нравился из «толстяков»?

— «Наш современник», конечно. Его больше читают, лучше воспринимают – и вещи там печатают, скажем так…более адекватные. А то, бывает, начнешь читать – сначала, вроде, нормально… а потом – мама дорогая! Или смотришь, листаешь – и не останавливается глаз ни на чем. И читатели, и мы всегда предпочитали "Наш современник". Встречаются, конечно, и в других журналах хорошие вещи, но редко.

— Читатели дарят книги?

— Дарят. Но вопрос – что это за книги? Откуда они появляются? Делаю я, допустим, ремонт в квартире. И куда все это девать, все старые корешки, которые покупали еще родители? В библиотеку или на помойку. Но ведь и библиотеки в свое время на это подписывались. Пришло собрание сочинений Дюма – оно у всех одинаковое, собрание сочинений Маяковского – тоже у всех одно.

Мы очень долго сидели и спорили – что мы будем принимать в фонд? Приходится практически по каждой книжке садиться и решать, потому что взять всю классику, объять необъятное невозможно. Мы понимаем, что со временем это все пригодится… Книги ветшают, да и издания некоторые уже устарели. Но у нас нет помещения, нет площадей для хранения.

И мы предложили вариант свободного обмена между читателями. Один принес – другой взял. Свободная полка – вон она у нас в коридоре.

К тому же у нас сейчас большие проблемы с бухгалтерией – как принимать эти книжки? Надо оформлять акт приема, указывать, от какого это читателя, от какой организации… Сейчас бухгалтерский учет очень усложнился. Раньше подарил читатель книгу, подписали акт приема – и все. Теперь дар облагается налогом. Я вам абсолютно серьезно говорю. Например, в Салми у нас встал вопрос с бухгалтерией — мы должны были записать паспортные данные дарителя, ИНН, все-все-все, взять его подписи на каждую книжку! Это не везде так, но такие случаи возникают.

— Мне казалось, что главная проблема – то, что современные книги не доходят до читателей, а не то, как их поступление оформить…


— Для нас главное – транспорт! Транспортные расходы нам не оплачивают. У нас есть платные услуги, мы деньги зарабатываем, но сегодня не можем получить из них ни копейки, потому что все они идут через казначейство. А в бюджете сейчас денег нет.

— Ладно, давайте помечтаем. Как выглядит закупка книг в идеале?

— В идеале я приезжаю на любую книжную ярмарку, набираю машину книг – и мне говорят – возьмите ещё. Берите, берите! Давайте мы вам еще что-нибудь предложим!

— Что бы вы брали?

— На сегодняшний момент, зная наш фонд, мы брали бы просто все! Потому что сегодня фонды библиотек, особенно сельских, они, мягко говоря… Если сельские библиотеки не будут комплектоваться, они скоро – буквально лет через пять – превратятся в избу-читальню 20-х годов, где можно будет вслух читать как раз классику, которая еще более-менее держится. В прошлом году, перейдя на поселения, наши сельские библиотеки не получили ни копейки! Ни одна библиотека! Городская получила, наша получила. Пришли федеральные деньги – их распределили на несколько сельских библиотек-юбиляров. У них еще что-то появилось из современной художественной литературы. А так… Поэтому брали бы, действительно, всё.

— А интернет-магазинами вы не пользуетесь?


— Планировали в этом году начать…До этого у нас не было денег. В прошлом году появилась надежда. Мы рассматривали различные варианты комплектования. Но с интернет-магазинами все равно большие проблемы, связанные с пересылкой.

— Она не очень дорогая…

— Я понимаю. Но оплачивать пересылку нам все равно нельзя: это нецелевые расходы. Нам ее не провести по документам. Почтовые расходы у нас в бюджете не предусмотрены.

— То есть книготорговец может заказать книжку в интернете, накинуть на нее любой процент – и вы у него купите. А напрямую не можете?

— Да. Понимаете, тут такие нюансы… Вот почему нам приходится работать с проектом «Пушкинская библиотека»? Потому что у них все уже заложено в стоимость книги. Они нам посылки отправляют бесплатно. Конечно, цена увеличена по полной программе… Но это вариант, потому что в отчетных документах идет та же сумма, которую мы платим. Нам не провести через бухгалтерию почтовую пересылку. Это очень сложно.

— Но народ ходит в библиотеку?

— Ходит, куда ж народу деваться! Очень много ходит.

— Дети что читают сейчас, по вашим наблюдениям?

— Дети читают новые книги. Вот переиздали в серии «Романов для девочек» Чарскую — читают. Главное – переиздать в новой серии. Переиздали классику в современном переплете, в яркой обложке – дети будут ее читать. Переиздали Пушкина – дети буду его читать. Неважно, что там внутри газетная бумажка, важно, что яркий, красочный новый переплет. Вот на полке стоит хорошее, добротное, с иллюстрациями издание, но старое, советское – его не берут. Нужны новые книжки – их читают! Серии сразу берут. Лучше всего читают серию «Только для девочек» и страшилки. Все-таки клиповое сознание действительно существует. «Романы для девочек», «Черный котенок», ужастики –их вообще на ура разбирают. Ну и школьную программу.

— Какие они, современные читатели?

— На нашу зарплату особо книг не накупишь, поэтому читатели у нас самые разные. Ходит и молодежь, и пенсионеры, много рабочих… Сейчас, летом, народу меньше: приезжает читатель, набирает книги на неделю – и на дачу. Тот, кто всегда читал – тот и сейчас читает. Молодежь, конечно, больше та, которая учится. Разные они, читатели, разные книги просят. Мы опять возвращаемся к тому, с чего начали – с деления на высокохудожественную и массовую литературу. Иногда всего один читатель книгу возьмет, но даже ради одного читателя мы должны работать.

— Надо привозить ещё книги?

— Надо! Книги читают! И народ все равно ждет новых поступлений, спрашивает, когда будут новинки. Недавно мы выставили целый стеллаж новинок — один читатель был просто в истерике. Он сказал – нельзя же так! Надо сохранять эффект новизны, выставлять по три книги…А вы тут выставили целый стеллаж – я все хочу взять!

— Я сама, когда увидела все это, руки так и потянулись…

— Да, как-то не привыкли читатели к такому. За последние годы комплектование было очень ограниченным. Вот проводится у нас День информации о новой книге. Так мы порой не могли не то, что на день — на час информации наскрести. А в прошлом году провели больше 10 таких дней.

— Богатый год…

— Культура всегда финансируется по остаточному принципу, всегда. А библиотеки находятся на самой низшей ступени финансирования, и можно легко их подвинуть. Мы пытаемся доказать, что это единственное, без чего нельзя обойтись…

Но вы же понимаете – есть позиция властей. У нас же все на словах. Сказал президент: «Надо!» Повторил глава республики: «Ребята, надо!» Пришел глава района: «Надо, так надо…» В итоге все сказали «надо» – а у нас ничего нет. «Надо поднимать библиотеки!» Но не каждый глава знает, как дверь в библиотеку открывается, где она вообще находится. Коммунальные проблемы сейчас съедают все средства. И это будет, может быть, еще очень долго.

В прошлом году мы только воспряли духом – наконец-то! Я работаю уже больше 10 лет, но такого количества книг не видела ни разу, серьезно говорю. Хотя, если рассудить, не так много мы и приобрели. Если посчитать – есть определенные нормативы, 0,25 книги на жителя. Четвертинка книги на жителя – это минимум, который должен поступать в год. Умножим 0,25 книги на 14 тысяч, получаем 3500 книг. Столько в прошлом году примерно и получили – вместе с журналами. А журналов должно быть не меньше 150 наименований на нашу межпоселенческую библиотеку, 150 – минимум! Мы вышли на 100 в прошлом году. А в этом году у нас 28 названий…

Но это все рекомендации. Теперь нет федеральных законов. Я пришла с этими рекомендациями в администрацию, меня развернули и сказали: «Свободна!» Такое финансирование, такое комплектование превращает библиотеки именно в избу-читальню. Возвращает к тем далеким годам, пусть не при лучине читают, но смысл примерно тот же…

Сейчас, когда библиотеки финансируются поселениями, на первый план вышел человеческий фактор – кто глава? Читает ли сам или не читает, грамотный или безграмотный, какую роль отводит библиотеке в развитии своего поселения. Если считает, что это не нужное дело – так и не будет ни одной книжки за год.

— Посещаемость зависит от новых книг?


— Конечно! Пришел человек в библиотеку: раз пришел – нет ничего, два пришел – нет. И зачем он в третий раз туда пойдет?

Но читатели в библиотеке все равно есть всегда. Люди все равно читают, много читают. И новые книжки очень нужны! Новые книги народ хочет, современных авторов! Так что везите нам всё! Будем жить.