Лицейские беседы

Те, у кого есть музыка в душе

{hsimage|Геннадий Миронов и Нина Дорошина||||} Популярным стало определение семи чудес – мира, России, финно-угорского мира… Среди семи чудес культуры Карелии, если бы проводился такой опрос, наверняка оказался бы оркестр русских народных инструментов Карельской государственной филармонии «Онего». Чувства, которые испытываешь на его выступлениях, можно передать только словами поэта: «Душа рвала свои оковы». 
В этом году оркестру исполнилось 35 лет, этой дате посвящен концерт 24 декабря. Ни для кого не секрет, что оркестр «Онего» — это в первую очередь его главный дирижер и художественный руководитель Геннадий МИРОНОВ, а также бессменная ведущая концертов Нина ДОРОШИНА. Они и стали гостями нашей рубрики "Лицейские беседы".

 
— Оркестр создавался как любительский коллектив при Доме культуры Онежского тракторного завода. Благодаря чему, а, скорее, кому он получил профессиональный статус?
Геннадий Миронов: — В начале 90-х мы переживали болезненный период. На общем собрании оркестра я обратился к оркестрантам: «Надо отказываться от статуса любительского коллектива. Иначе нам не выжить, все рушится». Поскольку завод не в состоянии сдержать Дом культуры, с большой болью нам пришлось расстаться с самодеятельными участниками – нашим золотым фондом, и начать искать возможность для коллектива статуса профессионального оркестра. Немало вдвоем с Ниной Ивановной нам пришлось помыкаться в поисках спонсоров для поддержки нашего коллектива как профессионального. Зачастую нам приходилось по три часа, а то и более, высиживать в приемных «новых русских».
Нина Дорошина: — Пока ДК ОТЗ еще не был приватизирован, мы просили власти Петрозаводска взять Дом культуры на баланс города. Ведь его строили методом народной стройки, буквально всем миром! Нас не услышали. А у города до сих пор нет своего дома культуры.
Геннадий Миронов: — Наконец, весной 1993 года министр культуры республики Олег Александрович Белонучкин поддержал наше ходатайство о статусе профессионального оркестра и предложение директора Карельской филармонии Ольги Федоровны Никон сделать наш оркестр филармоническим. В правительстве у Владимира Александровича Медведева было специальное совещание по нашему оркестру. Решено было выделить средства на то, чтобы с 15 октября 1993 года принять в штат филармонии 25 человек. Еще десять музыкантов оплачивала из своих средств филармония. С того момента оркестр стал профессиональным коллективом и получил название «Онего».
Непросто было… Очень помогал нам Николай Николаевич Калинин, народный артист России, художественный руководитель оркестра имени Н. Осипова. С ним мы формировали состав филармонического оркестра, он часто выступал с нами, привозил своих солистов, демонстрировал исполнительский уровень. Так что можно сказать, оркестр состоялся благодаря двум фанатикам и тем, кто нас поддерживал.
— Много вам приходится пороги обивать?
Геннадий Миронов: — Не без этого, хотя для меня само слово «просить» унизительно. Нередко приходится выслушивать отказ, произнесенный с фарисейской улыбкой. 
К счастью, есть у оркестра хорошие надежные спонсоры – Иван Гурицану, Николай Макаров, Паата Сепертеладзе, Юрий Пономарев, Евгений Воскобойников.
— Время сказалось на вашем репертуаре? Слышала, что в нем около двух тысяч произведений…
Геннадий Миронов: — Наша библиотека все время пополняется. Музыкальный язык претерпевает изменения с учетом запросов меняющейся аудитории, это нужно учитывать. Но у нас не ансамбль, направление народно-академическое. Исполняем также классику, романсы, джаз.
Нина Дорошина: — Очень любим концерты, в которых с оркестром играют талантливые ребята из музыкальных школ города. Они так и называются «Поют и играют наши дети». Многолетняя творческая дружба связывает оркестр с детскими хорами «Теллерво» и «Лаулу», хорами мальчиков школ города.
— От чего нужно спасать народную песню?
Геннадий Миронов: — Нужно спасать души людей! Их сушат, штампуют. Мое творческое и жизненное кредо основано на словах Шекспира:
 
Тот, у кого нет музыки в душе,
Кого не тронут сладкие созвучья,
Способен на грабеж, измену, хитрость, —
Темны, как ночь, души его движенья,
И чувства все угрюмы, как Эреб…
А народная песня отражает душу русского человека. В ней красота и мудрость, достоинство, сострадание, любовь к Отчизне.
Нина Дорошина: — Душу человека надо возвысить и на простор выпустить.
— Как вы относитесь к Надежде Кадышевой?

Геннадий Миронов: — Меня мало трогает ее пение, но каждый имеет право на высказывание. Голос у нее небольшой, интонаций богатых не получается. Отношусь к такому исполнению как к шоу-бизнесу.
По телевидению в разных шоу не так часто звучат народные песни в искреннем, проникновенном исполнении, а они, это чувствуется, трогают людей. Всем надоела попса… Убежден, должна быть продуманная политика по сохранению народного самосознания, нашей богатейшей культуры. Русский человек богат духовностью, не нужно ее уничтожать. Такое отношение к культуре, как мы видим сейчас, — мина замедленного действия.
— Вы не идете по легкому пути, часто исполняете сложные произведения, взять хотя бы кантату Прокофьева «Александр Невский». Где та грань между доступным широкому слушателю и предназначенным для подготовленной публики репертуаром?
Геннадий Миронов: — Человек восприимчив к любой сложной музыке, но его нужно захватить и тогда он окажется в ее власти. Иной раз сомневаешься: сложная вещь, поймут ли? А зал слушает, на «бис» вызывает. Так было с произведениями С. Слонимского, Е. Подгайца, А. Тихомирова, И. Шамо.
— Видела своими глазами — на «Александре Невском» всем желающим попасть на концерт не хватило места, хотя произведение трудное. Геннадий Иванович, как по-вашему, дирижер должен быть диктатором?
Геннадий Миронов: – В известной мере да, поскольку творческий процесс и достижение творческих целей невозможны без единоначалия. Хорошо известен исторический опыт «Персимфанса» в 20-е годы прошлого столетия. Тогда идея оркестра без дирижера не оправдала себя, и он прекратил свое существование.
Нина Дорошина: — Знаете, как некоторые музыканты в шутливой форме расшифровывают название оркестра? Онего: он – его.
— В прошлом году вы говорили на пресс-конференции перед открытием сезона, что из-за отсутствия жилья для музыкантов лишились концертмейстера в группе басовых домр, говорили о других проблемах оркестра. Вы много ездите по стране, скажите, в других регионах такое же неласковое отношение к подобным коллективам?
Геннадий Миронов: — Самое нищенское положение из всех известных мне оркестров народных инструментов России у нашего оркестра.
Нина Дорошина: — Нигде нет такого застоя. В Череповце, например, оркестр народных инструментов имеет статус губернаторского, Позгалев знает музыкантов по именам. Оркестр хорошо оснащен инструментами, нотной библиотекой. Это большой, с укомплектованными группами, сбалансированный оркестр. В этом же ряду оркестры Казани, Краснодара, Челябинска, Барнаула, Екатеринбурга.
— Недавно у вас прошли гастроли по Карелии. В Пудоже вы не были десять лет. Как изменилась публика?
Геннадий Миронов: — На пути в Пудож мы с удовольствием выступили с концертом в Медвежьегорске на праздновании Дня города. В Пудоже собрался полный зал, приятно, что пришли руководители города и района. Было полное взаимопонимание с публикой, лед растапливать не пришлось. В Кондопоге мы не были три года. Прежде, благодаря Виталию Александровичу Федермессеру, выступали там постоянно.
Нина Дорошина: — Однажды получилось так, что симфонический оркестр не смог приехать в Кондопогу и позвали нас. На концерт пришел Федермессер. Виталий Александрович был в полном восторге, после на приеме в честь оркестра много добрых слов сказал. С того концерта завязалась наша дружба. «Онего» играл в Кондопоге по просьбе Федермессера разную музыку, в том числе европейскую классическую. А какие концерты проходили в Ледовом дворце! Под живую музыку в исполнении нашего оркестра пел сводный хор из 500 человек – специально приглашались хоры из Петербурга, Петрозаводска и Кондопоги, а на льду в это время выступали детские группы синхронного фигурного катания. Все две тысячи мест Ледового дворца были заполнены публикой, которая горячо принимала каждый номер.
— Год назад вы покорили Германию. В немецкой прессе «Онего» называли карельским национальным оркестром…
Геннадий Миронов: — В Тюбингене мы выступали в концертном зале университета на 900 мест с местным любительским хором «Гармония», которому уже 130 лет. Все билеты были заранее распроданы. Прием был исключительный. У нас ведь экологически чистая музыка, мы сеем добро. Мы еще раз убедились в том, что музыка не имеет границ, и она способствует взаимопониманию народов различных культур.
— Что вы исполняли немецкой аудитории?
Геннадий Миронов: — Концерт назывался «Русские перезвоны»: вместе с хором мы исполнили «Венок русских песен», а также произведения Шостаковича, Хачатуряна, Теодоракиса, «Очи черные», кубанскую казачью песню «Распрягайте, хлопцы, коней»…
Из письма председателя Общества «Запад — Восток» доктора Йорга Бозе главе РК: «Оркестр, приезд которого в Германию был приурочен к празднованию 20-летнего юбилея установления побратимских связей между Петрозаводском и Тюбингеном, дал в нашем городе три концерта, которые посетили в общей сложности 2500 человек… Зрителей ожидала встреча с виртуозной игрой исполнителей на русских народных инструментах, наполненной блестящим темпераментом настоящей русской музыки».
Нина Дорошина: — До Тюбингена мы выступили в Берлине в Русском доме — можно сказать, «взяли» его с одного концерта. Потом были не менее успешные выступления в Белоруссии – на пути в Германию и обратно. Оркестр всегда с большим удовольствием выезжает с концертами в районы нашей республики. В 80-х годах в рамках Дней культуры Петрозаводска он выступал во всех районах нашего края.
3 января 2011 года в зале Петербургской академической Капеллы имени М.И. Глинки состоится фестиваль, посвященный 150-летию со дня рождения основателя русского народного оркестра В.В. Андреева, в котором примет участие и наш оркестр.
— Концерты памяти народных артистов Василия Петровича Ширкина и Виктора Сергеевича Каликина вряд ли забудет тот, кто на них побывал. Представляю, каких душевных сил вам это стоило…
Геннадий Миронов: — То, что не стало Виктора Сергеевича и Василия Петровича, так ощутимо… Это люди прежней формации, искренне преданные народной песне, близкие нам по духу. 
— Кто из музыкантов особенно предан оркестру?
Геннадий Миронов: — Хочется вспомнить Клима Ивановича Смирнова — энтузиаста народного исполнительства. Когда встал вопрос о профессиональном статусе коллектива, он начал играть на басовой домре. Много лет бесплатно работал администратором оркестра. Его четыре года нет с нами.
В этом году не стало Владимира Григорьевича Коновалова, заслуженного работника культуры Карелии, человека, с именем которого связано рождение и становление любительского оркестра, его развитие. Последние десять лет он работал главным администратором оркестра «Онего». Для нас это невосполнимая потеря.
— Есть старожилы в оркестре?
Геннадий Иванович достает два оркестровых журнала. Это архив оркестра: здесь записаны все репетиции, кто был на них, кто отсутствовал, перечислен огромный репертуар коллектива, география гастролей. Первая запись сделана 1 декабря 1974 года. 
Геннадий Миронов: — Это Александр Быстров, который начал играть в оркестре еще до поступления в музыкальное училище. Ирина Виноградова, Ангелина Ващук, Сергей Семаков, Сергей Китаев, Геннадий Кореньдюхин, Людмила Лобанова, Татьяна Попова, Наталья Дашкевич, Ольга Лядина, Ирина Засолова, Екатерина Новикова, Светлана Морозова, Вячеслав Завьялов, Григорий Неверов, Александр Зуденков, Татьяна Тарасенко.
Также много лет в оркестре работают Виталий Фартушный и Александр Мальков, которые выступали в первом концерте оркестра 29 марта 1975 года.
Не могу не отметить молодых талантливых артистов, солистов нашего оркестра. Это Вера Любина. Яна Горланова, Николай Юлегин, Вячеслав Терентьев.
— Все же, какая зарплата у оркестрантов сейчас?
Геннадий Миронов (после консультации с бухгалтерией): — От 6700 до 12100 рублей.
— Какой подарок к юбилею оркестра был бы для вас самым дорогим?
Геннадий Миронов: — Своя репетиционная база, хороший концертный зал. И внимание властей, чтобы мы чувствовали заботу и помощь в развитии нашего жанра.
Нина Дорошина: — Гастрольное турне — вот это был бы подарок!
— Какая реакция публики для вас самая ценная?
Геннадий Миронов: — Когда нас внимательно слушают, соучаствуют в исполнении, когда есть полный контакт с нашими замечательными слушателями.
— Как часто это бывает?

Геннадий Миронов: — Мы стараемся, чтобы так было всегда.
Фото Владимира Ларионова
 
"Лицей" № 12 2010