Лицейские беседы

Судьба ведёт меня за руку

kozulina.jpgВ юности мы все живем большими надеждами. Но жизнь вносит коррективы в наши планы, иногда мы оказываемся в водовороте совершенно неожиданных событий. С возрастом человек,  как правило, все больше стремится к какой-то стабильности, ему все труднее сделать решительный шаг в сторону перемен. Галину КОЗУЛИНУ в Петрозаводске многие помнят как драматическую актрису. Но так получилось, что судьба ее круто поменялась. Она переосмыслила свое предназначение в жизни и начала все заново. Об этом наш разговор.

– Галина, большую часть жизни вы посвятили театру. Как возникло желание стать актрисой?

– Я родилась в Свердловске в самой обычной семье: папа рабочий, мама продавец в магазине. Если бы не школьный театральный кружок, то, наверное, пошла бы другим, более простым, путем. Но почему-то жизнь всегда направляла меня в непростое русло, так происходит и сейчас. У нас был замечательный педагог, актриса, которая сумела объединить всех школьных хулиганов в один большой сплоченный коллектив. Из этого драмкружка вышло немало актеров. Софья Николаевна Печковская кардинально повлияла на мою жизнь. Ее беседы открывали мне глаза на жизнь: в 70-х она рассказывала нам о своей жизни в Ленинграде в страшное сталинское время.
Я окончила  театральное училище в Свердловске, чему очень радовались мои родители.

– У вас не было сомнений по поводу выбранной профессии?

– Нет, не было. Правда, уже тогда я начала задумываться, насколько правильно я живу. Нет, «правильно» – не то слово. Я жадно впитывала то, что видела на сцене и сопоставляла со своей жизнью, которая мне казалась не такой интересной, наполненной по сравнению с жизнью героев пьес. Осмысливая прошедшие годы, понимаю, что уже тогда я раздваивалась: мне казалось, что жить надо по-другому, по-настоящему. Сама не знаю почему, но во мне всегда жило неосознанное желание  помогать тем, кто нуждается. И  лет двадцать назад я пошла  искать одиноких людей. Мною двигало желание помогать, и только. Это было еще в советские времена.

– Что из этого получилось?

– Мне кажется, судьба всегда сама ведет меня за руку. Мы тогда жили в Чите, я пошла в фонд милосердия, в собес и рассказала, чем хочу заниматься. Меня встретили так, будто ждали моего прихода. Я выписала адреса одиноких людей, среди которых были живущие в частном секторе, инвалиды, беспомощные, одинокие. А потом я покупала этим людям продукты, гуляла с ними, убирала их дом. Когда  это делала, чувствовала, что это мое, мне это по душе. Об этом никто не знал, кроме мужа, который отнесся к моему «чудачеству» с пониманием и  даже помогал покупать для бабушек картошку и капусту.

Всю свою жизнь я отдала театру, но теперь  понимаю: это было  не мое… Просто  не хватало характера уйти из  театра, порвать  с тем, что было для меня ненастоящим, но привычным. Опять жизнь сама приняла за меня решение, когда закрылся Русский драматический театр.

– Но вам нравилось играть на сцене?

– В конце моей театральной карьеры я уже не хотела играть. Странно, но когда  появлялась интересная и важная роль, чаще всего меня  как будто что-то отводило от нее: то уходил режиссер, который в меня верил, то я заболевала. Мы с мужем работали в разных театрах страны, и у меня все как-то не складывалось. В театре я была сама для себя незначима, испытывала постоянную неудовлетворенность. Но главное состоит даже не в этом, а  в том, что в глубине души я  знала: мое предназначение в другом. Незадолго до закрытия театра я вдруг увидела объявление о приеме в Санкт-Петербургский университет на факультет управления социальными процессами.  Поступила и через несколько лет в феврале получила диплом. А в мае театр закрыли.  Переход произошел естественно, сам собой, абсолютно безболезненно. Я благодарна судьбе за то, что она так распорядилась.

– А в Петрозаводске вы предпринимали попытки заняться социальной работой?

– Сначала я хотела делать сюжеты на телевидении о людях, которые не сломались в годы перестройки. Активно искала таких людей, и судьба подарила мне несколько замечательных встреч. Но, к сожалению, не хватало профессионализма, я была актрисой, но не режиссером, не работником телевидения.

Потом появилась идея делать сюжеты о  людях, которым нужна помощь, деньги на лечение, операции, чтобы привлечь к ним внимание общества,  помочь найти необходимые средства.  И снова все складывалось замечательно. Виктор Максимов, ведущий передачи «Панорама», сразу безоговорочно принял мое предложение. Мы сделали несколько таких сюжетов. И почти каждый раз деньги находились.

Никогда не забуду, как отыскала деньги на операцию для  больного ребенка-сердечника из района буквально за один день. Еще не успели мы снять сюжет, как пришла  помощь. Я позвонила в министерство финансов и попала на совершенно удивительную женщину, руководителя отдела, которая оказалась неравнодушной к чужому горю. Оказывается, по закону этому малышу  должны были выделить деньги на операцию. До сих пор помню, что на следующий день после моего звонка  деньги были перечислены. Ситуация разрешилась положительно. Думаю, и семья та была не в курсе, как и откуда появились деньги.

Это удивительно, но когда я делаю что-то не для себя, а для других, у меня вдруг появляются  силы, богом данное знание, что и как надо делать, и решимость действовать. Однажды пришла к директору муздрамтеатра Любови Николаевне Васильевой и предложила сыграть благотворительный спектакль для больной девочки. Сыграли.

– Сейчас так много людей нуждается в помощи. Часто, когда просматриваешь в компьютере «почтовой ящик», бывает,  безжалостно нажимаешь на клавиатуре кнопку «удалить»,  хотя видишь, что в файле содержится  просьба о помощи, и при этом ловишь себя на мысли, что становишься  жестокосерднее. На ваш взгляд, мир сегодня стал жестче?

–  Я  не задумываюсь об этом.  Знаю, как должна жить и действовать сама. Посоветовала бы вам в каждом номере печатать страничку помощи, где давать одно обращение. Представьте, если вы реально кому-то поможете?!  Поверьте, вам это нужно так же, как и тем, кому оказывается помощь. Двери всегда открываются, если верно идти по своему пути. Слышать знаки судьбы, понять свой путь и следовать ему – вот что важно. А мир вокруг нас – это зеркальное отражение внутреннего мира человека, и то и другое несовершенно.  Так было, есть и будет. Отношусь к этому спокойно. Много негативного, но и сколько прекрасного.

– А что сейчас составляет предмет ваших забот?

– Я работаю  в «Социально-культурном центре» на Древлянке. Это больше культура: праздники, досуг. Но я пытаюсь, насколько возможно, совмещать это с решением социальных проблем.  Спасибо моим коллегам за понимание. Стало доброй традицией проводить праздник для мам, воспитывающих детей-инвалидов. Недавно для всех школ Древлянки я готовила и проводила встречу-разговор «Диалог молодых – школа для всех», где присутствовали  около ста обычных школьников и молодые люди в инвалидных колясках. Цель этой встречи проста – стереть грань непонимания, незнания проблем  людей с ограниченными возможностями, интегрировать их в общество, подготовить детей к совместному обучению в школе. Наша встреча – это один маленький шажок навстречу друг другу.

– Ученые утверждают, что современные дети, воспитанные телевидением, которое демонстрирует несметное число фильмов с насилием, кровью, убийствами, более жестоки и равнодушны к боли и проблемам ближнего. А как отреагировали школьники на устроенную вами встречу?

– Были разные ребята, но, мне кажется, в целом дети более чувствительны к чужой боли, чем взрослые. На уровне государства должны решаться проблемы адаптации и интеграции таких людей в общество. Нужны обучающие программы для учителей, тренинги для учащихся, учителей и обязательно для родителей. Ведь очень многое идет прежде всего от родителей. Известен случай, когда в одной из московских школ, родители здоровых детей потребовали исключить из класса ребенка в инвалидной коляске. На мой взгляд, проблема больше во взрослых, чем в детях.

– Есть разные точки зрения на  человеческие страдания. Святитель Иоанн Шаховской считает, что маленькие страдальцы появляются на свет, чтобы другая часть человечества  не ожесточилась, чтобы сохранилось в сердцах сострадание…

– Я часто задумываюсь о том, что же такое человек. Почему  так несправедливо устроен мир, в котором одни купаются в бриллиантах, а другим нечего есть. Моя дочь сейчас учится в Америке. Она считает, что  несмотря на то, что в Америке люди чувствуют гарантию в завтрашнем дне, материально обеспечены, равнодушие к проблемам конкретного человека в обществе все же велико. Мне кажется, эта проблема  общечеловеческая.

Я не знаю ответа на ваш вопрос. Знаю одно:  нужно, чтобы каждый  достиг мира в душе – это самое главное,  нужно принять свою собственную жизнь как данность, такую, какая она есть. Тогда не будет уныния, не будет ненужного самокопания. Каждый человек отрабатывает свое предназначение на этой земле, за все воздается: и за плохое, и за хорошее. Вопрос в том, что такое «воздается» для  конкретного человека? Для одного это иметь миллион, для другого уход в монастырь, важен результат – чтобы человек был спокоен и ему было комфортно с собой и с миром. Но для этого он должен много работать над собой, со своей душой. 

– Мудрецы не зря говорят: «Счастлив тот, кто доволен тем, что имеет». Что вы делаете, чтобы приблизиться к главному делу своей жизни?

–  Раз в неделю по ночам я дежурю в железнодорожной больнице, в хирургическом отделении – оказываю людям посильную помощь. И на этот раз все получилось само собой, судьба взяла за руку и привела.  Меня очень хорошо встретил главврач, он сразу понял, почему я, актриса, хочу ночами работать в больнице, чего я хочу, что мною движет, и без лишних вопросов помог. И хотя я делаю самую грязную работу, это приносит покой в мою душу. Но у меня есть мечта: хочу создать в Карелии благотворительный фонд помощи  нуждающимся.  Хочется, чтобы это  занятие стало моей  основной работой. В свое время  я была руководителем «Ассоциации общественных организаций инвалидов Карелии», я и сейчас член совета, но работать в ней урывками, в свободное от основной работы время у меня получается с трудом. Есть такие люди, которые могут совмещать и то, и другое: честь им и хвала, но я так не могу.

– Как вы мыслите себе этот фонд?

– Я представляю себе небольшую команду, которая будет искать средства для нуждающихся на лечение, на операции. Этот фонд будет помогать конкретным людям. Ни в коем случае это не должна быть просто «халява», помогать нужно только тем, кто не может это сделать сам. Я позволю себе обратиться к богатым людям, организациям: без благотворительности мир не выживет, попробуем?

Сейчас много проектов, грантов, в основе которых лежит принцип: дать нуждающемуся человеку удочку, а не рыбку. Это западный подход, он необходим. Просто это не мое. Я не люблю это высказывание и считаю, что в условиях нашей страны такой подход не работает. Если человек сорок лет честно отработал на страну, а теперь нищенствует и болеет, о какой удочке может идти речь? У них должны быть нормальные, достойные условия для жизни. Возьмите библиотекарей, воспитателей детских садов, работников культуры,  пенсионеров, людей, которые честно трудятся, но не могут свести концы с концами. Особенно, если к ним приходят беда, болезнь, несчастье. Говорят: человек должен сам. Да, должен, если может, а если не может? А если все работники бюджетной сферы уйдут в зарабатывание денег, что будет?
Мы должны помогать друг другу, но необходимый гарантированный уровень жизни должно обеспечить государство. Без этого нельзя.

– Вы верите в то, что наступят лучшие времена?

– Я хочу верить. Помните у Чехова: «…будем терпеливо сносить испытания, какие пошлет нам судьба; будем трудиться для других и теперь, и в старости, не зная покоя…» И когда-нибудь…        

Фото автора

"Лицей" № 3 2008

  • Дарья

    Душевное интервью! Есть повод задуматься и о собственной жизни…