Главное, Культура, Лицейские беседы, Общество

Пока фотографирую – дышу

Виктор Давидюк. Фото Ирины ЛарионовойПоследние десять лет фотографирование свадеб, рекламы, портретов стало основным в его жизни: «Это мой источник заработка и то, в чем я самовыражаюсь». Но все не так просто. Виктор Давидюк, пожалуй, один из самых необычных профессиональных фотографов в Карелии. Пишет стихи и картины, играет на гитаре, занимается журналистикой. Да, зарабатывает фотографией на жизнь, но не очень похоже на других. А еще верит, что все-таки можно совмещать коммерцию с настоящим искусством.

 

Снимок из юности

 

– После окончания девятого класса я с родителями поехал в Бердичев, город, где родился.  Там у городского рынка свои картины продают местные художники. Работы одного из них настолько мне понравились, что все лето провел у него в мастерской, дыша краской и  скипидаром, учился писать маслом. Репродукции с двух картин Левитана, которые я в то лето сделал, по сей день висят у родителей дома над пианино. Память о том, что когда-то я рисовал.

– В Сети о ваших достижениях в изобразительном искусстве информации нет, но зато упоминается про ваши музыкальные выступления.

– Это объяснимо: мама – учитель музыки. Но фортепиано я освоил лишь едва. В четырнадцать взял гитару – тогда этим легче было произвести впечатление на сверстниц. Потом были попытки создать музыкальную группу, в университете даже что-то получилось. В общем, меня постоянно разрывало на части – и тем хотелось заниматься, и этим.

– Прочел, что вы, Виктор Валентинович, окончили не обычную школу…

– …а Суоярвское профессиональное училище номер один по специальности «оператор ЭВМ». Я же говорю, меня на части разрывало. В школе чуть не дошло до конфликта с педагогами, а получать аттестат с тройками не хотелось. Тогда отец, он у меня человек серьезный, пограничник, а по первой профессии сварщик, и посоветовал идти в училище. Конечно, порой оно напоминало место, куда отправляют непутевых детей, но меня это никак не затрагивало. Я предпочитал учиться отлично, читать книги, заниматься музыкой, сочинять стихи. Тогда же начал писать для местной районной газеты.

– То есть жили как бы вне социума…

– Не совсем так. Занимался молодежной политикой в социальном центре, активно играл в КВН, участвовал в студенческом совете училища. Потом многое из этого пригодилось во время учебы в университете. Но все-таки в каких-то жизненных ситуациях был наивен до крайности. Например, до определенного момента межполовые отношения были для меня загадкой. Как-то я упустил ту метаморфозу, когда в шестом классе девочка лупит мальчика под коленную чашечку, а в седьмом уже ходит с ним за ручку. Видимо, надо было меньше читать книг и больше гулять по вечерам.

– Потом прозрели?

– Жизнь научила. Расхождения случались разве что на идейной или творческой почве. Точнее, стоит ли поступаться  своими принципами ради…  дальше можете продолжить сами.

– А конкретнее?

– Например, отказался ставить свою подпись и  публиковать в газете интервью с заметным местным политиком, которое его жена полностью переписала, заменяя слова мужа, с ее точки зрения,  неправильные,  на  в тот момент единственно подходящие.

 

 

Стоп-кадр

 

В Петрозаводском государственном университете на филологическом факультете для него одним из самых интересных предметов оказался спецкурс Владимира Григорьева по фотомастерству. Во многом после его прохождения неожиданно для себя будущий журналист все-таки одним из принципов поступился: поменял профессию. Поменял так, что в 2010 году удивил жюри и участников Всероссийских Дельфийских игр серией снимков, сделанных в подмосковном музее-усадьбе Архангельское, одном из трех соревновательных мест игр. Сейчас то, что он тогда сотворил, во многом интуитивно, уже стало общим местом.

 

– Я снял все, куда попадал взгляд, сквозь очки. Все одновременно вышло и в фокусе и в расфокусе.

– Вы прямо-таки  по Дягилеву – «Удиви меня!». Помню, когда-то давно меня поразила серия знаменитого французского мастера Анри Картье-Брессона, на которой были запечатлены только ноги  фотографируемых им людей. Как о многом говорили те снимки! А если снять только руки или глаза…

– Это уже мы об искусстве стали говорить.

 

На фоне Пушкина

 

Знаете, сколько в Карелии числят себя среди фотографов? Только тех, кто выставляет портфолио на сайте услуг? Почти три тысячи человек! Тех же, кто из тщеславия выставляет в Сети фотографии, сделанные на фоне пляжей, отелей, верблюдов, музеев, памятников, трапез и т.п., вряд ли поддается учету. Как говаривал незабвенный гоголевский Иван Александрович Хлестаков, – « тридцать пять тысяч курьеров»…

 

– Я отнюдь не сноб, но есть вещи, которые меня раздражают. Понятно, что всем надо с чего-то начинать, и мастерство приходит только с опытом. Но терпеть не могу, когда дилетанты изображают из себя профессионалов. И это касается любой области. А по поводу количества фотографов – это просто тренд такой. Человеку свойственно выбирать путь наименьшего сопротивления. Для большинства идеальная работа, это ничего не делать и получать деньги. Одно время была повальная мода на ди-джеев, дизайнеров, маркетологов, юристов. Нынче на фотографов. Ведь, кажется, чего проще: купи фотоаппарат да нажимай на кнопку. Но эта простота мнимая. Чтобы добиться успеха, надо много и упорно работать, постоянно учиться, развиваться, вкладываться в аппаратуру, образование и продвижение. Я прошел школу одного из ведущих рекламных мастеров России Игоря Сахарова, так что какое-то профессиональное образование у меня есть. Я не склонен брюзжать, но люблю иронизировать. Однажды я решил спародировать типичную съемку туриста, оказавшегося в новом месте. С одной актрисой, сыгравшей роль туристки, мы прошлись по городу и сделали  серию снимков а-ля «я и памятник», «я и вывеска». Самый мягкий комментарий к той съемке звучал приблизительно так: «сам дурак». Мол, критикуешь, говоришь, как не надо, а ты скажи, как надо.

– А как надо?

– Я об этом рассказываю на мастер-классах. Нет ни желания, ни смысла в том, чтобы учить всех вокруг. Одним это не надо, другие просто не готовы к этой информации. Но у меня нет секретов от тех, кто приходит учиться сознательно. Недавно меня приглашали на встречу в Городской центр молодежи, там я рассказывал о правовых аспектах фотографии, где и кого можно снимать или нельзя. Там же я рассказал о своем видении пяти секретов удачного кадра.

Первое – это идея. То есть, если в вашей фотографии есть какая-то задумка, какой-то смысл, то она естественно придаст кадру интерес. Второе – это композиция, выраженная через совокупность изобразительных средств, которые вы используете. Третье: решающий момент или эмоция. Что такое решающий момент? Термин, придуманный Картье — Брессоном. Это то, что отличает лучший снимок от просто хорошего. Мгновение, когда выстраивается композиция, идеальная для данного сюжета, когда мелькает необходимая эмоция, когда происходит непредвиденная или ожидаемая случайность, – в общем, тот самый момент, когда надо нажать на кнопку. С эмоцией всё почти точно так же, только это относится к постановочной съемке. Четвертое – это свет.

– Доходчиво.

– Да, и  самое важное – любовь к фотографии. Всё очень просто.

– То, что вы занимались рисованием, помогает?

– Мне вообще визуальное искусство очень близко. И знаете, через фотографирование я по-новому стал смотреть на живопись. Смотрю на картину  – и представляю себе условия, в которых она писалась. У Ван Гога, например, потрясающее сочетание цветов, как в хорошей фэшн-съемке, где все работает на контрасте. Интересно изучать Рембрандта, то, как работают источники света на его картинах. Техника съемки современного классического портрета также пришла из живописи. Большинство парадных портретов написаны с очень мягкими тенями, «постановка света» на них одинакова.  Почему? Да потому что художники писали портреты людей состоятельных – в их просторных хоромах, с огромными окнами.

А по большому счету в фотографии, как и в картине, не должно быть ничего лишнего. Перефразируя нашего замечательного художника Егора Кукушкина, скажу: вы просто ставите нужный цвет в нужное место.

 

Семейный портрет в интерьере любви

У него есть коротенькое стихотворение о любви: «Не знаешь, любишь или нет? Граница здесь довольно четка: Твоя реакция в ответ на: «Вот твоя зубная щетка». А, если серьезно, то Виктор Давидюк заслужил настолько уважительное и доверительное отношение  у тех, кого снимал на их свадьбах, что стал для многих из них семейным  фотографом, запечатлевая жизнь людей во времени и в судьбах.

– Хотя сам я не женат, к такому явлению в человеческой жизни как свадьба, отношусь с некоторым трепетом. И еще мне очень важно, чтобы с людьми, которых я буду снимать, я дышал одним воздухом, был с ними на одной волне. Согласитесь, если человек вам неприятен, то и работу делаешь без вдохновения. Конечно, если бы я снимал только ради денег, я бы не обращал внимания на сантименты и поставил  дело на поток. Поэтому весьма досадно, когда потенциальный клиент интересуется только ценой и больше ничем. А как можно рассчитать стоимость, когда ты ничего не знаешь о том событии, которое тебе надо снимать? Даже временные рамки толком не ясны.  Другое дело, когда люди сразу назначают встречу, где можно обсудить все до мелочей, от выбора визажиста до места для банкета. В большинстве случаев мой опыт помогает скорректировать план дня в пользу целесообразности и логики, зачастую это так же помогает сэкономить немало финансов в бюджете свадьбы.

– Приглашая вас, люди на что-то ведь ориентируются. Наградами высокими вы пока не увенчаны, в  лауреатах конкурсов тоже вроде не числитесь…

– Основной канал – это рекомендации людей, с которыми я уже работал. А также проекты, в которых я участвую. По поводу же конкурсов… Судейство в искусстве всегда очень субъективное. Зависит не только от личности в жюри, его кругозора и вкуса, но банально от настроения. Конкурсы очень часто лотерея. Но это нисколько не умаляет достоинств тех, кто участвует в них и побеждает.

Кстати, всем, наверное, оскомину набили расследования о фальсификациях вокруг всевозможных конкурсов красоты. А я вам расскажу вот какую историю.  Для журнала «Галстук» в рубрику «Гость номера» я делал  интервью с карельским культуристом Владимиром Виноградовым. На престижном мировом конкурсе «Арнольд-классик» в этом году он завоевал седьмое место. Рассчитывал войти в тройку призеров чемпионата Севера-Запада России, но занял четвертое место. На справедливый вопрос «почему?» получил четкий ответ от членов жюри: «Мы здесь набираем сборную Петербурга, зачем нам участники из Петрозаводска?». Так что в спорте тоже не все так объективно.

 – В списке лучших фотографов Северо-Запада России вы себя на каком месте видите?

– Честно говоря, я не сторонник меряться чем бы там ни было. Я знаю много людей, кто на голову выше меня в разных видах съемки. Так что мне самому еще учиться и учиться. В плане работы хочется просто делать свое дело, и чтобы мой труд уважали. Если говорить о месте как сфере деятельности или жанрах съемки… Мне близка семейная фотография по своей уютной атмосфере, ощущению того, что я делаю что-то значимое для конкретных людей. Рекламная – из желания сделать нечто дерзкое и провокационное. По поводу «лучших», кстати, вспомнилась недавняя история, как подрались два пожилых карельских художника, выясняя, кто лучше пишет.

 – Это что. В  свое время, в годы так называемого застоя, некоторые местные писатели в редакции одного журнала на кулаках  на полном серьезе  выясняли, кто из них карельский… Толстой, а кто Тургенев!  Очевидно,  вследствие большой любви к русской литературе.

– Скорее, к себе любимым.

 – А Виктор Давидюк, что думает о себе любимом?

– Говорят, каждый человек каждые семь лет должен менять сферу деятельности, чтобы не выгореть профессионально. Я сейчас понемногу снимаю видео, музыкальные клипы, документальные фильмы. Хочу снять полноценное игровое кино. Первый опыт видео был весьма забавен: с журналистом и сочинителем Александром Фуксом  мы сделали серию роликов, где он на камеру рассказывал некоторые эпизоды из своего цикла «Декамерон». Тексты Сашины при читке воспринимаются слушателями на ура, а видеоформат не пошел. С кино другая история: чем больше я узнаю об этом, тем страшнее начинать. Столько нюансов кроется на каждом этапе! Надо, видимо, смириться, что первый блин будет комом, просто брать и делать. Как бессмысленно заниматься и фотографией без влюбленности в нее, так и кино могут делать только люди, страстно в него погруженные. И разве можно любовь, искренность, мечту оценить только с помощью рейтингов и комментариев в Интернете.

Фото Ирины Ларионовой

 

  • Ну я, и что?..

    Виктор — хитрец, многого не сказал. Картье-Брессон ему в печень. Ты изобразительное искусство в отлучке от остальных видов искусства смыслишь? В том-то и дело. Во время вузовского обучения у тебя хор Терацуянца был — и ты в нём был, и дух тот пил. Во всех нас жив дух Георгия Ервандовича, а уж фото это, ИЗО или песенки — каждый сам решает…

  • Таисия

    Думаю, не зря героем для интервью автор выбрал В. Давидюка — интересная личность. Это имя, думаю, мы еще слышим в будущем. Виктор, несмотря на то что не работает в профессии, неплохой журналист. Уверена, это ему поможет и в документальном кино. Удачи!)

  • Инга

    Интересное интервью. Беседа неторопливая и серьёзная, за это короткое время герой, которого «на части разрывало», предстал вдумчивым, внимательным, глубоким, серьёзным и даже трепетным.
    Мне понравилось, что не ощущается никакой позы, похвальбы, зато творческих замыслов и желаний учиться новому по-прежнему полно.
    Успехов! Хотелось бы увидеть хоть несколько фотографий.
    Автору спасибо за умение текст сделать насыщенным, таким, который хочется перечитать и обдумать.