Лицейские беседы

Победитель во всём

Виктор Сиротин в ПетрозаводскеСудя по всему не напрасно его назвали Виктор. Хотя, возможно, имя и определило стержень характера. Виктор Сиротин добивается победы во всем, за что бы ни взялся.
С русским американцем Виктором Сиротиным я познакомилась в начале 2005 года. То есть познакомилась заочно: как с публицистом, автором статьи «Кто виноват и что делать», которую он на авось прислал в журнал «Север». Публицистика жанр сложный, дается далеко не каждому, но в данном случае ответ был очевиден: срочно в номер! Сиротин открыто, без обиняков говорил о том, что во всех своих бедах русскому человеку следует винить прежде всего себя, что «беды, свалившиеся на Россию, явились не в одночасье, да и вообще не сваливались на нее. Большинства нынешних проблем попросту не было бы, если б народ являл собой крепкую духовную единицу, на которой только и может зиждиться долговременная структура государства». Естественно, реакция была неоднозначной, однако в данном случае обижаться на Сиротина все равно что обижаться на врача, который указывает на больное место. Затем последовали статьи о Лермонтове и Гейне… Потом я с удивлением узнала, что по основной профессии Виктор скульптор, его работы хранятся в российских и зарубежных музеях.
В октябре 2008 года Виктор Сиротин посетил Петрозаводск в качестве гостя Всероссийского праздника поэзии Николая Клюева. По его признанию, он почти не бывал в русской провинции, поэтому интересно узнать, какое впечатление производит наш город на человека, впервые оказавшегося в нем.
– Итак, на ваш взгляд, мы действительно провинциальны? Я спрашиваю в прямом смысле этого слова, подразумевая худшие черты провинциальности.

– Мне все же хотелось бы начать с лучших качеств провинции. Здесь люди более искренни, открыты – и в плохом и в хорошем, – проще и, наверное, честнее. Если повезет, если встретишь истинно культурного человека, то я бы отдал ему предпочтение перед столичным интеллигентом, испорченным «возможностями», чванством, спесью и отнюдь не интеллигентной грубостью в делах и личных отношениях. Вместе с тем в провинции легче свивают себе гнезда негативные элементы общества. Здесь проще «схватить» отдельные социальные и даже правительственные структуры, властвовать в них и, понятно, самодурствовать в них же. Это же относится к общественным организациям. В провинции человек беззащитнее, ему некуда обратиться за помощью, и он, если честен, обречен на жалкое, униженное существование.
– Тогда как человеку деятельному, творческому не потерять себя? Неужели выход один – уехать в большой город?
– Увы, в большом городе свои проблемы. Несмотря на больший выбор там трудно пробиться и еще труднее сохранить свою духовную сущность и природное содержание. Правда, если повезет, то мощь большого города станет работать на тебя. Полагаю, только в больших городах можно, написав книгу или создав произведение искусства, «проснуться знаменитым». В провинции, скорее всего, ты проснешься тем же, если не пробудишься от яростных клевков недоброжелателей. Русскую провинцию в ее «передоновском» аспекте трагически великолепно показал Федор Сологуб в романе «Мелкий бес». К сожалению, произведение в этой ипостаси до сих пор не замечено и не оценено критикой, как и не проанализировано социологами.
– Бывает так, что уезжать просто поздно, какая-никакая жизнь состоялась. Кстати, вы сами нашли в Америке то, ради чего уехали?

– Да, бывает, что и поздно… В этом случае делай по возможности все, к чему способен, и ни на что особенно не рассчитывай… Если на это хватит мужества, то все может образоваться. Примеров немало. На второй вопрос отвечаю: нет, не нашел. В США далеко не идеален государственный и социальный механизм. В принципе, это все тот же Дикий Запад, который мы видим в вестернах, только причесанный, технически оснащенный и более продуманный. В духовном и творческом плане это страна с перевернутыми с ног на голову ценностями. Поэтому, удачно загоняя мяч в дырку на земле, ты можешь сказочно обогатиться. Таким образом игрок в гольф Тайгер Вудз только за прошлый год заработал 100 миллионов. Я что-то не слышал, чтобы нечто подобное произошло с музыкантом, художником или поэтом. Ставка делается на склонность к развлечениям, на толпу, жаждущую хлеба и зрелищ. В стране есть, конечно, прецеденты высокого творчества. Но для того чтобы кто-то поставил на тебя, ты должен в три погибели прогнуться, дабы пролезть в игольное ушко «американских ценностей» и образа жизни. Если же ты живешь в соответствии со своим внутренним миром, то, как бы деятелен ты ни был, обречен быть изгоем. В США, чтобы достичь успеха в любой области, мало быть лояльным правительству и жить по законам – платить налоги и прочее. Ты должен еще соответствовать стандарту американского образа жизни. То есть подчинить свое мировоззрение и свою сущность общепринятым, проще говоря, обывательским, ценностям. Именно это делает невозможным истинное творчество, которое всегда свободно и личностно. Впрочем, по большому счету так было всегда и везде.

– Что вы посоветуете людям молодым, стоит ли вообще расставаться с Родиной, какой бы она ни была? В каком случае это разумно? Спрашиваю потому, что вы продолжаете заниматься проблемами чисто русскими, это касается и публицистики, и литературной критики. То есть вы все равно остаетесь с нами. Возможно, даже в большей степени, чем люди, живущие в соседней квартире. По крайней мере я так чувствую.
– Тут надо разделить вопрос. Вообще и в идеале Родину покидать крайне нежелательно. Нужно жить там, где ты родился, приумножая гордость и славу Отечества. Но это вообще, а не в частности. По моему глубокому убеждению, человек, тем более талантливый человек, рожден, чтобы реализовать некую заложенную в нем программу. Если это не происходит на Родине, если Отечество приватизировали негодяи, то он вправе искать возможность реализоваться в другой стране. Потому что личность и плоды ее труда принадлежат не только отдельной стране, но и всему человечеству. Если же мерить талант категориями квасного или, как я его называю, географического патриотизма, тогда и Микеланджело, и Леонардо, не раз покидавших отечества в раздробленной Италии, следует признать предателями. Последний, к слову, и умер на руках французского короля. Подобных примеров в истории множество.
Что касается вашего покорного слуги, то я пока жив и занимаюсь тем, что соответствует смыслу моей жизни. Человека, на мой взгляд, более всего раскрывают армия, тюрьма (в которой я, тьфу-тьфу не был) или эмиграция. Если он состоялся как личность, то не изменяет своим принципам нигде. Мои интересы прямо и непосредственно связаны с Россией как с реальностью и духовной ценностью, которую можно и необходимо реанимировать. Ибо если нынешнюю жизнь России определяют те, о которых я уже упомянул… это не значит, что Отечество тождественно им. Впрочем, русские проблемы увлекли меня еще и потому, что в США мои возможности реализуются в ничтожной мере. Я бы и рад и хочу делиться своим опытом и знаниями, но это плохо получается в социуме с перевернутыми ценностями.
– А что заботит сейчас молодых людей в Америке? Они все еще отличаются от наших?
– В какой-то степени, думаю, я на это уже ответил. Если говорить более конкретно, то Америка тоже разная и молодежь в ней разная. Не говоря уже о том, что разность эту определяют материальное благополучие семей и традиции регионов. Южные штаты, к примеру, более консервативны, и молодежь там несколько другая. И тем не менее всех их объединяет виртуальная реальность. Молодежь ориентируют идти путем наименьшего сопротивления с пониженным порогом моральных, интеллектуальных, образовательных и прочих ценностей. Монстр тотальной глобализации пожирает души людей, и противостоять этому исключительно трудно, но необходимо. Так уж получается, что все выдающиеся технические достижения (упомяну лишь телевизор и компьютер) в своем развитии употребляют не во благо, а во вред человеку. И молодежь – везде, не только в России – становится первой жертвой.
Тем не менее в США есть достоинства, которые хорошо бы позаимствовать России. Прежде всего это относительно хорошая социальная защищенность, высокая обиходная культура общения и трогательное отношение к жизни – не только человеческой, но к жизни вообще. За примером незачем далеко ходить. Вы, Яна, насколько я знаю, уволены с должности главного редактора журнала «Север». Теперь вы безработная, к тому же без всяких пособий… Дело тут не только в несправедливости. Это еще и не по-хозяйски. Культурная элита должна заниматься своим делом, а не работать… кинологом, как то было с вами. Это чудовищно! Далее, мне стало известно, что на великолепно организовавшего прошедший Всероссийский праздник поэзии Николая Прокопца хотят подать в суд по ничтожному поводу. Это уже, знаете, ни в какие ворота! Это и есть «передоновская реальность»! Именно эта реальность заставляет людей оставлять свои отечества. Именно по этой причине предателями Родины являются не те, кто уехал, а те, кто вынудил их к этому.

…В заключение еще один неожиданный ракурс: Виктор Сиротин лично изобрел новый вид единоборства – русскую сферическую защиту. Боевыми искусствами он увлекался с юности, овладел каратэ, кун-фу, айкидо. Впоследствии, изучая древнерусскую культуру, мировоззрение и сохранившиеся в изображениях, былинах и русском танце элементы боя, на этой основе разработал свою систему, которую реализовал в Америке, открыв собственную школу. Как предполагает Сиротин, русские витязи использовали систему расслабления тела в бою с превосходящим числом противников, поэтому пять-шесть человек могли драться с целым отрядом кочевников. Витязей формировали из представителей благородного сословия, обучая их умению сражаться с младенчества. Витязь на коне мог использовать до семи видов оружия: нож, меч, булаву, стрелы или дротик – в зависимости от ситуации. Впоследствии навыки русского одиночного боя были утеряны. Сиротин реставрировал эти принципы буквально по крупицам, через сумму объемных движений: вращательных, скользящих, сокращающих расстояние кувырков во всех направлениях, падение, примыкание к земле. В его школе постоянно обучаются от десяти до двадцати студентов.


Сейчас искусство самообороны актуально в любой стране. Еще лет двадцать назад в Америке было довольно спокойно, а теперь может случиться все что угодно, и не только в бедных кварталах. Итак, в том числе и из рукопашного боя Виктор выходит победителем.

Фото Виталия Голубева

 
"Лицей" № 12 2008