Люди

Город Павла Сепсякова

«Когда я иду по центру города, меня переполняет сожаление о том, что не все из задуманного сделано…»

Ушел из жизни Павел Сепсяков.

Публикуем из архива печатного «Лицея» интервью П.В. Сепсякова, которое он дал нам накануне 300-летия Петрозаводска.

Разговор о человеке, который многие свои годы отдал жизни города, всегда есть соблазн начать с того, как идет он по улицам и видит все, что не так, или наоборот – что все так. Но факт остается фактом: действительно Почетный гражданин города Павел Васильевич Сепсяков частенько осматривает столицу Карелии хозяйским глазом, да еще дает советы своим преемникам, молодым и потому менее опытным.

Когда он идет по Петрозаводску, то видит его совсем не так, как обычные прохожие. И это легко объяснить: в трехсотлетней истории Петрозаводска есть страницы, написанные и его рукой, потому что Павлу Сепсякову, председателю городского Совета народных депутатов и трудящихся, приходилось ставить свою подпись под судьбоносными решениями, а потом претворять их в жизнь.

 

Павел Сепсяков. Фото Владимира Ларионова

– Павел Васильевич, мало кто может похвастаться тем, что стал человеком-легендой для своих современников. Нет в Петрозаводске такого человека, который не знал бы вашего имени. Но, наверное, уже выросло то поколение, которое не представляет, почему вас признали Почетным гражданином города. В 1968-м году, когда вы стали председателем горсовета, какой была столица Карелии?

 – После войны не было города. Была послевоенная развалина. И хотя уже начали многое строить, обстановка в Петрозаводске оставалась очень сложная. На месте председателя горсовета никто долго не задерживался. Перед моим назначением подал заявление об уходе по состоянию здоровья Гришкин. Честно говоря, я отказывался от должности, но первый секретарь обкома партии Иван Ильич Сенькин настоял. Я догадывался, что будет непросто, но теперь, с высоты прожитых лет, могу сказать, что реально всех трудностей даже не представлял себе. То, что удалось сделать в те годы, состоялось благодаря всем, кто жил тогда в Петрозаводске, – начиная от рабочих, врачей, учителей, заканчивая руководителями разного ранга.

Прежде всего я благодарен тем людям, кто вместе со мной работал, кто руководил нами и критиковал нас, – обком и горком партии, правительство. Это Иван Ильич Сенькин, Иван Степанович Беляев, Павел Степанович Прокконен, А. А. Кочетов, А. Прокуев, Ю. Кузнецов и наша большая команда горсовета – И. Лысенко,  О. Тугарин, В. Поршняков, Л. Афанасьев,  Жидков и Ухарев. Я горжусь, что за все время моего руководства мне пришлось уволить только одного человека, который не справлялся со своими обязанностями. Хотя про меня говорили, что по характеру человек я жестокий. Нет, жестоким я, конечно, не был, но жестким – да!  Я требовал и от других, и от себя. Утром я вставал в шесть часов, а в семь уже шел пешком на работу. И каждый день новым маршрутом. Я знал, кто за эту улицу отвечает, с кого спросить, кому дать поручение.

– А через год не было желания уйти, как у ваших предшественников?

– Нет, через год я не ушел. Четырнадцать лет я был председателем горсовета. И дольше меня на этом посту никто не работал. После 1982-го года уже шестой мэр сменился. А я мэром не был. Не нравится мне это слово. Я был председателем городского Совета народных депутатов и трудящихся.

– С чего же начал новый председатель свою деятельность?

– Я стал изучать свой город. Что же делать? Безусловно, нужен был генеральный план застройки. И за мое время он дважды дорабатывался и уточнялся. Город строился и восстанавливался по возможностям послевоенных лет частными домами и деревянными бараками. Только-только первые «хрущевки» стали появляться, комбината крупнопанельного домостроения еще не было, это он позже появился при поддержке Москвы и Ленинграда. А  микрорайонов Кукковка и Ключевая практически не было. На будущем Октябрьском проспекте люди выращивали картошку. Когда я только пришел на работу, в очередь на жилье стояли 30 тысяч человек. А к концу 80-х мы строили в год до 5 тысяч квартир. Как-то в канун Октябрьских праздников я подписал 840 ордеров на вселение в новые квартиры. Какое огромное чувство удовольствия я тогда испытал! А ведь чтобы строить жилье, нужно сперва провести электричество, воду, тепло, дороги, построить магазины, детские сады, поликлиники.  И мы ежегодно прокладывали до шести километров водопроводных и канализационных труб и теплосетей.

А теперь городское строительство практически умерло. Обзавестись новой квартирой могут позволить себе только миллионеры. А в центре Петрозаводска появляются какие-то «карточные» домики, подобные тем, которые, как я видел, в Швеции, строятся в зеленой зоне за городом как временное жилье или в лагерях для заключенных.

Сейчас народные избранники спорят, считать Петрозаводск столицей или нет. Мое мнение однозначно: Петрозаводск уже давно – столица, и статус у него должен быть соответствующий. Мы в свое время, учитывая это, отказались от строительства «хрущевок» в центре города, потому что там должны быть расположены только объекты, имеющие значение для города и республики в целом. Представьте себе, что на проспекте Ленина, там, где теперь стоит одинокая шашлычная да останки сгоревших домов, должны были быть расположены большой торговый центр и гостиница. На месте Петрозаводской таможни – восьмиэтажное здание правительства, где под одной крышей могли разместиться все министерства и ведомства Карелии.

– Так почему же этим планам не суждено было осуществиться?

 – Я скажу вам. Была холодная война, и американцы ввезли в Европу ракеты среднего радиуса действия. В случае удара противника ответить нам по их расположению было нечем, потому что у нас таких ракет не было. И правительство СССР решило выделить средства военной промышленности за счет сокращения социально-культурного строительства. В Карелии тогда 28 объектов списали. Я уже работал в Совете Министров республики и присутствовал при этом.

– В русской классической литературе почему-то городской голова, городничий частенько становится объектом для насмешек. В жизни же от руководителя города многое зависит, и занимаемое кресло требует от него особых качеств. Какие именно помогали вам в работе?

 – У меня было три принципа: не ходи на работу с пустой головой, не обещай, если не можешь сделать, а пообещал – сделай, и третий принцип: дал слово – держи. И что бы ни говорили про те времена, Петрозаводск пять раз получал переходящее Красное знамя Советского Союза за благоустройство города. То есть мы выходили победителями общесоюзного соревнования! Как-то в Карелии побывал американский профессор – по тем временам событие неординарное. Так вот, потом из американского посольства пришло письмо Ивану Ильичу Сенькину, в котором этот американец писал: «А в Петрозаводске чистота такая, что утром на тротуарах можно завтракать!»… А теперь у нас в кустах и завтракают, и пьют, и ночуют!

– Впрочем, приезжие до сих пор отмечают, что в Петрозаводске чище, чем в других городах. И уютный у нас город. Может быть, потому, что почти у каждого мэра есть свои приоритеты в украшении столицы Карелии. Сергей Катанандов любил сооружать фонтаны, Андрей Демин славился фестивалями … А у вас были свои пристрастия?

– На самом деле все началось еще в наши годы. Фонтан у Дома быта на реке Лососинка так и зовут: Сепсяковский! А был еще открыт фонтан у ДК ОТЗ. Установили старинную пушку у театра, на Первомайском проспекте танк военных лет в память об освобождении Петрозаводска. Мы не только восстанавливали послевоенный город, но еще и пытались сделать его красивее. Прогулочные мостики в пойме рек Лососинки и Неглинки появились после того, как я побывал в Германии и увидел там такие же. А когда праздновали 25-летие освобождение Петрозаводска, мы построили мемориал «Вечный огонь» и еще 24 памятных объекта, в том числе Галерею Героев Советского Союза.

– А есть в Петрозаводске какие-то особые места, при виде которых вас переполняет гордость?

– Когда я иду по центру города, меня больше переполняет сожаление о том, что не все из задуманного сделано.

… С некоторых пор стало принято давать новым поколениям имена. Поколение дворников и сторожей, поколение Пепси, поколение Next…У тех, кто восстанавливал страну после войны, кто строил ее пусть и по-советски, нет определенного названия. Хотя, кажется, все и так ясно – это поколение созидателей. О жизни Павла Сепсякова можно написать большой роман, где есть все: война, победа, которую он встретил в Берлине, ответственная работа, хорошие дети, беда и потеря близкого человека, обретение счастья вновь… Четырнадцать лет, тех самых, когда он был председателем горсовета, занимают в ней  не так много места, но значат очень много. И когда Павел Сепсяков идет по улицам города, он видит Петрозаводск таким, каким он не стал, каким он должен был стать. Таким, какой он есть. У поколения дворников и сторожей есть только песни, у поколения их отцов – целые города.

«Лицей» № 6-7 2003 год

О Павле Сепсякове. Павел Васильевич Сепсяков родился 13 мая 1925 года в деревне Тудозеро Вытегорского района Вологодской области. Обучался в семилетней школе, педагогическом училище в Вытегре. С 1943 по 1945 год был курсантом военного училища в городе Вельске Архангельской области. С конца января 1945 года воевал в действующей армии на 2-м Белорусском фронте (ударная армия Федюнинского). В 1947 году окончил военное училище в Ленинградской области.  С 1950 года связал свою жизнь с Карелией.На протяжении почти 14 лет, с 1969 по 1982 год, был главой города Петрозаводска.

Павел Васильевич Сепсяков – почетный гражданин Республики Карелия, почетный гражданин города Петрозаводска.

Скончался 9 октября 2012 года в Петрозаводске.

 

  • Алексей Конкка

    Строительство строительством конечно, но не Сепсяков строил «хрущебки», а Хрущев. Но это при Сепсякове снесли самый красивый дом Петрозаводска — купеческий дом на набережной (и последний на набережной), так как он мешал члену сталинского правительства Куусинену-«Рыбнадзору» смотреть на озеро)). А кому пришла в голову идея поставить Рыбнадзора — не знаю. Сталинистов и сейчас хватает)

  • Мария Цветкова

    Светлая память почетному гражданину города Петрозаводска и Республики Карелия.