Путешествие

И я хочу в Бразилию, или Куда приводят мечты

{hsimage|Автор сих строк на Ипанеме |right|||} Новый год всегда связан с исполнением желаний. Дети ждут прихода сказочного Деда Мороза, взрослые загадывают желания под бой часов и бокал шампанского. Где-то по весне в «Лицее» появилась публикация «Отпуск в Бразилии».

Не в обиду его автору будет сказано, текст привлек своим заголовком. Ибо оно самое мне и предстояло. Только без кофейных банок и конкурсов.  

От мечты гораздо проще отказаться или переложить её исполнение на плечи судьбы, но исполнение многих желаний у нас в руках. В этом я убедился в очередной раз и к этому усиленно готовился.

{hsimage|Сан Паулу: небоскрёбы, готика, модерн ||||} Впрочем, всё по порядку. И начнём как раз с детской мечты. На вопрос, как она возникла, так просто и не ответишь. С одной стороны, она не могла не возникнуть. В четырнадцатилетнем возрасте я был самозабвенным юннатом, способным на раз перечислить все виды семейства броненосцев отряда неполнозубых и легко отличающим птичек нектарниц от медососов, не говоря уже о колибри, с которыми и тех и других может перепутать только полный идиот (с точки зрения четырнадцатилетнего юнната, конечно). Бразилия с её бешеным биологическим разнообразием, с рекой Амазонкой и дождевыми лесами априори должна быть землёй обетованной. И я жадно рассматривал карты в географическом атласе, читал книги натуралистов и путешественников, впрочем, не только о Бразилии.

Но Бразилия, пожалуй, земля в этом плане особая для русских детей. Вспомните всем известную песню Вадима Берковского «На далёкой Амазонке»: «И я хочу в Бразилию, к далёким берегам». Многие знают, что Берковский написал только музыку, а стихи принадлежат перу Редьяра Киплинга. Но отнюдь не все знают, что эта игривая детская песенка в Англии исполняется как торжественная оратория. Ведь у нас Киплинга в основном знают по сказкам, а в Англии  по «Бремени белого человека». Да и немаловажно помнить, что для русских тех лет Бразилия могла быть только далёкой сказкой. Это для англичан «Бремя белого человека» со времён Киплинга было вполне практической и даже торжественной задачей.

 

And I’d like to roll to Rio,

Some day before I’m old.

 

{hsimage|Гаушу из Мату Гросу ду Сул ||||} Интерес к Бразилии значительно углубился, когда прямо дома я обнаружил несколько старинных открыток 1902 года от некоего Фернандо Монтенегро из Рио-де-Жанейро. Факт связи моего семейства с Бразилией оказал просто потрясающий эффект. Я даже разжился самоучителем португальского языка, дабы прочесть, что же в этих открытках написано, ибо с ходу продрался только через первые два слова "Kara kolego!". «Дорогой коллега», значит. Увы и ах, я не обратил внимания, что в португальском языке нет буквы k. Как потом оказалось, мой прадед Владимир Знаменский увлекался эсперанто, на тот момент молодым языком международного общения, впрочем, молод тогда был и прадед. Открытки были на эсперанто. Позднее нашлись открытки и из других стран. А в Рио-де-Жанейро я даже писал письмо, которое, естественно, вернулось с пометкой «Адресат неизвестен».

Позднее я даже пытался переписываться с ребятами из Бразилии. Где-то глубоко была мечта: «Вдруг пригласят в гости?». У Веллера есть рассказ «Хочу в Париж», где главный герой, мечтающий с детства о Париже, примерно с такими же намерениями завязывает переписку с французами. У меня, правда, получалось даже хуже, чем у этого героя. Письма ходили отвратительно, и дальше третьего письма, по-моему, ни с кем дело не продвинулось. А может, потому, что уж очень сильно хотел я в Бразилию и этого не скрывал.

Сыграла свою роль и политизированность тех времён: для меня Бразилия была неким естественным аналогом моей страны, расположенным в тропиках, а поэтому особенно интересным. Говорят, в Бразилии была песня «Бразилия — тропическая Россия», но я пока эту песню не могу найти.

{hsimage|- …где в лесу много диких обезьян ||||} Поступление на биофак Петрозаводского университета привело к моему попаданию в круг таких же чокнутых юннатов, как я сам. А с учётом того, что жил я в общежитии, погружение в среду оказалось полным. На студенческую стипендию я покупал книжки о тропических лесах в магазине «Букинист» на Шотмана. Над моей кроватью висела огромная карта Южной Америки. Как ни парадоксально, купить в 1990 году в Петрозаводске такую карту было совсем нетрудно. А вот сейчас, когда можно купить хоть чёрта в ступе, почему-то нельзя. Мечтали о далёких странах уже вслух. Жалко только, атмосфера свободы достаточно быстро сменилась атмосферой всё поглощающей бедности. Стипендии на книжки скоро начало не хватать, несмотря на то что сами книжки тоже стремительно дешевели. В ход пошли другие ценности. Помню, в середине 90-х, когда творившаяся в стране амба была особенно страшной, я перевёлся из Петрозаводского университета на кафедру системной экологии Пущинского университета. На доске объявлений там вывешивали в том числе и информацию о разных научных и околонаучных мероприятиях. Кто догадался вывесить там красочный буклет натуралистских экскурсий в Эквадор — я не знаю. Но это было жестоко. Мне оставалось только поглядеть на картинки и программу этих самых экскурсий глазами голодного ребёнка. Жизнь в стране и в мире била ключом, и всё как-то по больным местам. Именно так и обламываются крылья у детской мечты. Какая уж тут Бразилия, когда на поезд в Петрозаводск я зарабатывал, грузя по выходным паки с полиэтиленовыми пакетами.

В общем, на долгие годы «тропическая Россия» была забыта. А вспомнилась как-то внезапно, хотя понимаю, что подводило меня к этому последние лет десять неуклонно. В 2000 году я впервые попал за границу. Сейчас в Финляндию меня калачом не заманишь. А тогда это было событие. Сначала ездил исключительно недалеко, и исключительно за счёт принимающей стороны. Потом начал позволять себе всякие вольности. В 2004 году добрался уже до центральной Европы, по путевке за свой счёт. Году к 2009-му обнаружил, что не так трудно ездить самому и на конференции за границу. Неожиданность? Да нет, всё к этому и шло. Что бы кто ни говорил, но материальный уровень в стране вырос за последнее десятилетие существенно. А вторым фактором, являющимся непосредственным следствием первого, стало то, что многие страны начали отменять визы на въезд  для российских граждан. В основном это касалось, конечно, стран третьего мира, привлекающих деньги российских туристов, но они- то как раз и были для меня интереснее всего. Однако ещё два года назад на одном из форумов, посвящённых туризму, я писал по поводу возможной отмены виз в Бразилию: «Сам-то вряд ли скоро поеду, но интересно, когда это будет». Кстати, растущая популярность подобных форумов и появление специализированных ресурсов для самостоятельных путешественников — это ещё одна примета времени.

{hsimage|Водопад Игуасу. Пожалуй, самое впечатляющее зрелище, какое я видел в Бразилии ||||} Перелом наступил в прошлом году. Любая революция назревает долго. Видят, как правило, только момент самого переворота, но я уже достаточно расписал процесс назревания. Самое главное — переворот в сознании. Осознание того, что я могу. И к перелому привели две вещи. Во-первых, Бразилия все-таки отменила визы для российских граждан. Во-вторых, мой сослуживец Стас, такой же старший научный сотрудник, как я, поехал в отпуск в Мексику. А моя родная сестра с друзьями поехала во Вьетнам. Господи, а я чего торможу?! И началась уже практическая подготовка. Почти год я разрабатывал маршрут. Общался с жителями Бразилии — как живущими там русскими, так и бразильцами. Подтягивал язык (в Бразилии, как и в России особенно не заморачиваются иностранными языками) хотя бы до уровня чукчи из анекдота. Вылавливал авиабилеты подешевле. Узнавал тысячу и один нюанс, касающийся страны (как оказалось, всегда есть и тысяча второй, которого ты не учёл). Впрочем, разрешите вас подробностями не утомлять. Подготовка длилась действительно почти год. Но разве мечта двадцатипятилетней давности не стоит всего одного года подготовки?

Детские мечты редко сбываются, но роковой тут становится возвратная частица «-ся», несущая в себе оттенок пассивности. Суть же в том, что для исполнения мечты приходится что-то делать. Мечты не исполняются. Их исполняют.

Поездки за рубеж очень полезны тем, что действительно расширяют сознание. К сожалению, большая часть отдыхающих едет за рубеж просто поваляться на пляже и потолкаться на дискотеках, а с местным населением вступают только в конкретные товарно-денежные отношения. Остальные едут в сытые страны Европы и прочего «Золотого миллиарда». Это-то само по себе неплохо, но вот плохо, что на этом останавливаются, и расширение кругозора сводится к выводам, начинающимся словами «Везде в мире…» или как смягчённый вариант «Во всех нормальных странах…» А ведь «Золотой миллиард» — это отнюдь не норма. Хотя бы потому, что он один, а остальных миллиардов шесть. Много поучительного можно увидеть даже в Таиланде, если вылезти за пределы туристической резервации Паттайи. Что уж говорить о Бразилии? А ведь, на мой взгляд, только посмотрев на такую большую и не во всём благополучную страну, можно лучше понять страну  собственную.

{hsimage|Панорама Рио с горы Корковадо, залив Гуанабара и Сахарная Голова ||||} Много ли мы знаем о Бразилии? Большинство ограничится триумвиратом «футбол-кофе-карнавал». Эх, граждане, знаете, как этот набор стереотипов бесит бразильскую интеллигенцию, многие из которых просто ненавидят карнавалы и футбол и не пьют кофе? Вроде бы уж и я, человек, стереотипами особо не обременённый, пережил сразу несколько ломок. И первая произошла, когда мой самолёт на рассвете 2 сентября сел в аэропорту Сан-Паулу, и командир экипажа объявил, что температура воздуха в городе +8 градусов. В осеннем Петрозаводске, когда я его покидал, было +15.

Бразилию в России представляют себе как некую Чунгу-Чангу, собственно, это представление нашло выход в тех песнях о Бразилии, которые мне довелось слышать, например, «Перед посольством Бразилии» Слепакова. Однако, странно, что такого же мнения придерживаются и представители российского бизнеса, поехавшие в последнее время в Бразилию, которые думают, что приехали делить рынок туземцев, не имеющих представления о том, как делают бизнес при капитализме.

Есть в России ещё одно стереотипное мнение об этой стране. О том, что это страна вопиющей нищеты и уголовного террора. Но хотя «лихие девяностые» в Бразилии выдались и впрямь не менее лихими, чем у нас, последние лет десять страна очень даже динамично развивается. Строятся новые заводы, жильё и дороги, растёт уровень жизни. Вопреки ворчанию интеллигенции серьёзные инвестиции осуществляются в науку и образование: на эти нужды в 2009 году выделили 18% федерального и до 25% местных бюджетов. 90% финансирования научных исследований в Бразилии осуществляет государство.

Не менее успешно развиваются и социальные программы.

{hsimage|Ору Прету. Некогда самый богатый город Западного полушария, ныне памятник ЮНЕСКО ||||} Одним из популярных стереотипов остаются бразильские фавелы — трущобы в крупных городах, рассадники преступности. Приходилось слышать, что единственный крупный город Бразилии, где нет фавел, это федеральная столица Бразилиа. Возможно, так оно и было, но сейчас эта информация устарела. И начали со строгого учёта обитателей фавел. Зарегистрировавшиеся граждане получают доступ к широкому спектру услуг, включая образование и здравоохранение. Фавелы поменьше расселяют, строя на их месте социальное жильё. Создаются новые рабочие места в кооперативах. В наиболее крупных фавелах (а в известной Росинье в Рио, например, живёт около 200 тысяч человек) осуществляется тотальное облагораживание и строительство инфрастуктуры.  В районах промышленно развитого юга в городах размера Петрозаводска фавелы практически истреблены. Несколько труднее ситуация с мегаполисами уровня Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. Крупные города всегда притягательны для безработных граждан бедных регионов. А регионы в любой крупной стране развиты крайне неравномерно. Полюсом бедности в Бразилии являются три северных штата: Сеара, Пиауи и Мараньон. Именно оттуда в Рио и Сампу едут новые и новые потенциальные обитатели фавел. Естественно, борьба с фавелами предполагает и развитие этих депрессивных регионов. В них тоже инвестируют средства, что вызывает логичное недовольство граждан из регионов более зажиточных. Ничего не напоминает? Лозунгов «Хватит кормить Сеару!» я, правда, не видел, но не сомневаюсь, что такое там тоже есть. Знакомство с Бразилией отлично показывает, что наша страна не одна такая во Вселенной.

 

{hsimage|В горах Серра Мантикейра ||||} В Бразилии я в итоге провёл 25 дней. Не так мало, но и не так много. Конечно, увидеть целиком такую огромную страну за это время невозможно (о деньгах уже можно и не заикаться). Но тем не менее увидел достаточно. Я побывал в пяти штатах. Поднимался на небоскрёб в Сан-Паулу, бродил по перелескам Бониту в штате Мату Гроссу ду Сул, мок под брызгами водопадов в Игуасу, любовался панорамами Рио-де-Жанейро и гулял по булыжным улочкам пряничных колониальных городков в Минас-Жерайс. Физическим выражением моря впечатлений, которые я пережил, явились 64 гигабайта фотографий.

Этот материал вовсе не путевые заметки. Если кому-то хочется узнать больше (и увидеть больше картинок), можно прочесть в моём блоге. 

А вот на далёкой Амазонке я в этот раз не побывал. Ну и ладно, это оставим на будущее.

 

 

  • [quote name=»Сергей Знаменский»][quote name=»Борис Колкер»]В 2002 году мы были в Бразилии на Всемирном конгрессе эсперантистов и потом поездили по стране. Чрезвычайно приятное путешествие. С тех пор я даже почувствовал себя в какой-то степени бразильцем.[/quote]

    Примечательно, что Вы там побывали ровно через сто лет после открыток моего предка-эсперантиста. А в каких края были, если не секрет?[/quote]

    Всемирный конгресс эсперантистов проходил в Форталезе (4 градуса южной широты). На конгрессе состоялась презентация моей книги «Путешествие в страну Эсперанто» (бестселлер). Кстати, провинция Сеара не показалась мне беднее других провинций. Кроме того, мы были в Рио де Жанейро, Бело Оризонте, Сальвадоре, Оуро Прето и в маленьких местах, названия которых я забыл. Главное — мы могли общаться (на эсперанто) с большим количеством бразильцев. Да и понимать письменный португальский при знании эсперанто достаточно легко.

  • Площадная Татьяна

    Читала с упоением.Студенческая жизнь узнавема:те же бедность и страсть к путешествиям.Восхищена тем, как шла подготовка к поездке.

  • Сергей Знаменский

    [quote name=»Борис Колкер»]В 2002 году мы были в Бразилии на Всемирном конгрессе эсперантистов и потом поездили по стране. Чрезвычайно приятное путешествие. С тех пор я даже почувствовал себя в какой-то степени бразильцем.[/quote]

    Примечательно, что Вы там побывали ровно через сто лет после открыток моего предка-эсперантиста. А в каких края были, если не секрет?

  • В 2002 году мы были в Бразилии на Всемирном конгрессе эсперантистов и потом поездили по стране. Чрезвычайно приятное путешествие. С тех пор я даже почувствовал себя в какой-то степени бразильцем.

  • Сергей Знаменский

    [quote name=»Новиков»]Большое спасибо за статью, очень интересно! а нельзя ли как-нибудь узнать технические подробности — стоимость перелетов, проживаний и пр.?[/quote]

    Отчего же, можно, но тут нюансов целая куча, на ещё один немаленький материал, формат которого уже не совсем «Лицейский». Кое-какие вещи можно найти у меня в блоге, но они там распылены по всему бразильскому разделу, который продолжает расти.
    Затраты грубо делятся на две части: 1)перелёт в Бразилию, 2)пребывание там. Рассказываю вкратце свой опыт, ибо у других результаты сильно разные в зависимости от опытности и уровня материальных запросов.
    За перелёт Москва-Сан Паулу-Москва я отдал 28,6 тысяч. В принципе, это дёшево для Южной Америки, но можно подловитьь и ещё дешевле. Самые везучие летали за 17 тысяч по распродаже Люфтганзы. Кстати, прямо сейчас (до 2 января) у той же Люфтганзы билеты в Рио на первую половину следующего года есть по 23 тысячи. Вообще вылавливание дешёвых билетов – это процесс не менее увлекательный, чем рыбная ловля, надо сказать.
    Всё пребывание (гостиницы+еда+местный транспорт+музеи+экскурсии+карманные расходы) мне обходилось где-то в 2 тысячи рублей в день. Гостиницы получились чуть дороже, чем рассчитывал (а рассчитывал я на 60 реал, то есть где-то 1000 рублей в сутки). Еда, наоборот, вышла дешевле, тут спокойно питался на 200-300 рублей в день, причём качественной здоровой пищей.
    В итоге на тысяч 50-60 можно устроить двухнедельный отпуск с посещением наиболее интересных мест. НО. Есть ещё нюансы. Мне помогало, что я мог на уровне «Моя твоя понимай нету» общаться на португальском. Те. Кто в языке ни в зуб ногой, естественно, будут платить больше. А более опытные платят меньше. Одна мадам из Питера, которая ездила примерно по моему маршруту, например, дороже 40 реал за гостиницу нигде не платила.
    Вкратце – так. Если интересуют детали – спрашивайте конкретно.

  • Сергей Знаменский

    Что ж, спасибо всем, кто читал, и большое спасибо всем, кто по доброму отозвался.

    [quote name=»Вениамин Слепков»]Лула да Силва многое успел сделать))) Хорошо, что мечты сбываются! Желаю Вам попасть и на Амазонку! С удовольствием прочел текст.[/quote]
    Лула (а точнее, его команда) действительно вызывает неподдельное уважение. А на Амазонку теперь непременно, но сперва всё таки в Анды. ;)

  • Новиков

    Большое спасибо за статью, очень интересно! а нельзя ли как-нибудь узнать технические подробности — стоимость перелетов, проживаний и пр.?

  • Фрадкова Людмила

    Спасибо за интересную статью!! Замечательно, что она появилась перед Новым годом! Поднимает настроение.
    Советую посмотреть заметки о Бразилии и другие фотографии в блоге автора.

  • Вениамин Слепков

    Лула да Силва многое успел сделать))) Хорошо, что мечты сбываются! Желаю Вам попасть и на Амазонку! С удовольствием прочел текст.