Путешествие

Хочу в Ирландию!

{hsimage|Когда играет Ashel, невозможно усидеть на месте ||||} У меня как в анекдоте: — Я снова хочу в Париж. — Ты там уже был? — Нет, я уже хотел.
 
Каждую весну я хочу в Ирландию. Почему весной? Наверное, потому что когда-то в Петрозаводске каждую весну проходил фолк-марафон. И в программе были кельтские дни.
Когда зал Петрозаводского университета до краев был наполнен зрителями и духом Ирландии. Бешеный степ, музыка, не дающая сидеть на месте: весь зал притоптывал, а кому было уж совсем невтерпеж, танцевали в проходах. Волынщики, извлекая звуки из своих удивительных инструментов, переносили отдельно взятый кусочек Петрозаводска на изумрудный остров, в горы. А потом, когда фолк-марафона не стало, вспомнили ирландского святого — Патрика. Существует предположение, что церковь Святого Патрика повлияла на христианизацию Руси через варягов. Но речь сейчас не о событиях пятого века.

В этом году весной Карельскую филармонию вновь окутали звуки ирландской музыки. Началось все с танцев в фойе. Жители карельской столицы на полчаса превратились в ирландцев и с удовольствием разучивали и исполняли танцы далекой страны. А на сцене зала карельские музыканты Skylark и танцоры коллектива Artforge погружали зрителей в атмосферу ирландского праздника. А потом вышла группа Deluce’s Patent, четверо музыкантов из Ирландии. Они привезли с собой кельтскую арфу. Только у Ирландии на гербе изображен национальный музыкальный инструмент — именно арфа.

Но мне было мало, и я все равно хотела в Ирландию. На мое счастье оказалось, что в Твери день ирландского святого празднуют по христианскому обычаю, то есть со сдвигом на две недели, как Рождество. Еще одна возможность утолить тоску по далекой стране.

{hsimage|Отец Александр — вдохновитель и организатор праздника ||||}

В этом городе средней полосы России ирландские дни популярное и ожидаемое событие. Проходят они уже не первый год. Неизменный его участник группа Ashel, которая уже больше десяти лет специализируется на ирландскй музыке. Слово ashel не переводится, а означает времена, когда зарождались искусства. Праздник проходит в ДК «Пролетарка». Публика рассаживается в зале и до начала концерта еще есть время, чтобы рассмотреть сцену. Посреди круглый экран, который во время конецерта не погаснет ни на минуту. На нем постоянно сменяются виды страны, ее необъятные просторы, ирландские мультфильмы. С обеих сторон от экрана два огромных полотна с изображением замков. Зал в нетерпении — апплодисментами вызывает музыкантов.Традиционно концерт открывает отец Александр — это он вдохновитель и организатор этого события в Твери.

А потом начинет играть Ashel. И всё — не существует больше снега за окном, равниного пейзажа средней полосы, серых домов, перполненых маршруток… Сейчас только солнце, горы и музыка, которая вновь не дает сидеть на месте.

{hsimage|Риверданс|right|||}

В этом году на праздник приехал коллектив ирландского танца Ceilidh из Москвы. Тут стоит пояснить, что в основном зритель видеть со сцены танцы в стиле риверданс. Это стремительные отточенные до миллиметра движения. Каждый шаг — это набор прыжков, движений ступней и всей ногой, комбинации повторяются в зеркальном отображении с левой и правой ноги. Танцы включают клики — щелчки каблуками друг о друга в воздухе, треблы — два удара носком ботинка по полу, стампы — удар по полу полной стопой и прочее нюансы. Дробный стук специальных башмаков и почти не улавливаемые глазом движения — настолько они быстры, сверхточная синхронность — такими мы привыкли видеть ирландские танцы. То, что привезли Ceilidh, называется шан-нос. В переводе с ирландского означает «старый стиль». Именно с этих танцев все и начиналось. Движения шан-носа, отточенные и усложненые, стали тем, что сейчас называется риверданс. А зародились эти танцы в пабах. Вечером, после работы, собирались там жители изумрудного острова. И устраивали шуточные соревнования по шан-носу. Призом служила пинта пива. Претенденты на главный приз, под восторженные хлопки зрителей, выстукивали каблуками ритм. Каждый старался сделать это быстрее и четче. Высокая техничность движений сочеталась с неограниченными возможностями самовыражения и импровизации. Не существует определенного рисунка движений, только танцор решает, каков будет следующий шаг.

Танцевали на одном месте и под аккампонемент одного инструмента скрипки или аккордеона. В старину асы этого дела могли станцевать на бочке и не упасть. И еще руки — в ривердансе они прижаты к телу, а в шан-носе тоже участвуют в танце. А вот почему руки прижаты, существуют несколько объяснений, но мне больше всего нравится одно. Раньше, чтобы дробь каблуков была хорошо слышна, снимали с петель деревянную дверь. На ней и танцевали. А чтобы больше танцоров уместилось на двери, руки приходилось держать неподвижными вдоль тела.

{hsimage|Мягкий танец ||||}

Москвичи продемонстрировали и мягкий танец. Называется он так потому, что его танцуют в мягкой обуви, что-то типа чешек. Это скорее не танец, а полет над сценой.

{hsimage|О любви на ирландском |right|||}

Солистка группы Ashel пела песни на ирландском. Вряд ли кто в зале знал этот язык, но мелодия подсказывала, что это песни о вечном — о любви.

{hsimage|История любви ||||}

Еще одна история любви, рассказанная скрипкой и танцем, заставила зал прослезиться. Юная танцовщица из тверского коллектива детского ирландского танца, мотыльком порхала над сценой. Ее движения рассказывали о первом чувстве. А тот, кому был посвящен этот рассказ, говорил с ней музыкой.

{hsimage|Евгений Лапекин |right|||}

Удивительная музыка звучала в тот день в зале. Музыка, которую может создавать только один инструмент — волынка. Не единожды на сцену выходил волынщик из Москвы Евгений Лапекин. И играл он не на шотландской волынке, которая более привычна зрителям — резервуар из шкуры овцы или козы, вывернутой наизнанку, к которому прикрепляются три бурдонные трубки, одна трубка с восемью игровыми отверстиями и специальная короткая трубка для вдувания воздуха. Евгений привез ирландскую, локтевую волынку. Воздух накачивается в мешок при помощи мехов, а не духовой трубки. Ирландская волынка, в отличие от всех других, может звучать в диапазоне в две полных октавы.

{hsimage|Ребят не хотели отпускать со сцены ||||}

А потом зал вдохнул и… выдохнул только когда детский коллектив ирландского танца Твери закончил свой номер. И не просто выдохнул, а взорвался шквалом апплодисментов, криками «браво»! Ребят просто не хотели отпускать со сцены. Кто видел ирландские танцы и пытался повторить хоть какие-то движения, очень быстро понимал, что это невозможно. А игра на скрипке для меня вообще волшебство, которое даже мечтой-то и никогда не было, потому что недосягаемо. А эти дети играли на скрипках и танцевали ирландский степ одновременно!

{hsimage|Общий танец в финале |right|||}

Однако концертом все дело не закончилось. Зрителей попросили переместиться в фойе. И вот тут уже под музыку в исполнении Ashel все смогли выплеснуть свои эмоции и сдерживаемое во время концерта жгучее желания потенцевать самим.

{hsimage|Частица Ирландии ||||}

Я увозила из Твери частичку Ирландии. Тоска по этой стране немного поутихла. Но я знаю, что следующей весной вновь буду искать место в России, которое дышит Ирландией.

 

Фото Алексея Буванова

 

  • Н.П.

    А я хочу в Прагу, и уже много лет. Однажды чуть не поехала, сорвалось…