Путешествие

Самая большая дача в самом маленьком городе России

На набережной Плёса
<
купить газон
газон, виды, свойства, выбор, устройство, посевной, рулонный, цена, ландшафтный дизайн, уход, парковый, спортивный, мавританский, на даче
Утверждение, что Левитан прославил Плёс, а Плёс Левитана, столь же неоспоримо, как и знакомое со школьных лет «Волга впадает в Каспийское море». Но со времен великого русского пейзажиста маленький заштатный город на Волге стал еще и популярным местом отдыха представителей творческой интеллигенции.
 

Эта традиция сохранилась и в советские времена, когда среди более чем 20 домов отдыха и санаториев здесь появился и дом творчества Союза театральных деятелей, превратившийся сейчас в санаторий «Актер Плюс».

Вид на гору Левитана с Волги

Возродить атмосферу русских дачных городков, где не только отдыхали, но и творили, где процветали летние театры, в которых, кстати, не гнушались играть и столичные актеры, где вечерами звучала музыка на открытых площадках, решили попытаться сегодня. «Русская дача» — бренд нынешнего Плеса, реализовав который, самый маленький город России собирается вернуть славу «всероссийского модного курорта для интеллигентной публики». Надо сказать, это не пустые заявления.

 

В Плесе я была не раз, чаще проездом — полдня или несколько часов. Но чем-то зацепил этот городок. И когда восемь лет назад обнаружила в петрозаводском турагентстве путевку в один из оставшихся в живых после тотальной перестройки плесских пансионатов, отправилась туда на целых 10 дней. Не только не пожалела, но интерес, появившийся во время кратковременных посещений, вырос в стойкую привязанность и любовь. И в нынешний приезд ожидала увидеть  привычный, милый, провинциальный Плес. Но как же он изменился за прошедшие годы, пришлось знакомиться заново!

Дачница на набережной очень популярна не только среди туристов

Переменам есть объяснения. В 2010 году город отметил 600-летие, а по русской традиции на подобные юбилеи Москва выделяет энные суммы.  Плес использовал их с пользой, отреставрировав большую часть зданий в исторической части города, в первую очередь на набережной. Причем здесь появились не только  современные инженерные сети, гостевые дома, кафе и рестораны, но и новые выставочные залы, музыкальный театр имени Ф. Шаляпина (великий певец в свое время не только отдыхал в Плесе, но и построил здесь дачу). Московские деньги поддержали Плес, послужили основой для возрождения городка. Но не только они.

 

Я нашла информацию о том, что создание нового музейного комплекса на территории одного из приказавших долго жить домов отдыха — частный проект. Чтобы частные деньги вкладывались не в торговые центры, а в музеи?.. Согласитесь, можно позавидовать Плесу.

 

Ну а практически  идеальное состояние дороги, соединяющей областной центр с крошечным городком на Волге, скорее всего, обязано тому, что Плес как место своего отдыха несколько лет назад приглядел бывший президент, а ныне премьер-министр России Д. Медведев. Не к лицу главе государства трястись на ухабах и  ямах дороги областного значения.  Плесу Дмитрий Анатольевич, кстати, не изменяет до сих пор. Одно из центральных СМИ сообщает, что при первой возможности, когда позволяет, естественно, работа, Медведев  в конце недели отправляется отдохнуть на выходные именно в Плес.

А еще в прошлом году Плес вошел в число семи пилотных проектов общероссийского масштаба, финансируемых в приоритетном порядке Федеральной целевой программой развития туризма. Простого везения для этого, согласитесь, мало.

Одна из плесских березовых рощ
В исторической записке «О заштатном городе Плесе», составленной к его 600-летию, утверждается, что городские власти в последние годы «определили концепцию развития Плеса как современного обустроенного историко-культурного и туристического центра области, в котором бережно сохраняются историко-культурные ценности». И они действительно сохраняются — и ценности,  и облик «заштатного» города. Хотя в такой же записке, но только к 500-летию города, составленной членом Костромской архивной комиссии (Плес входил тогда в Костромскую губернию), сообщалось, что «городское мужское и приходское женское училище — вот и все светильники этого тихого уголка». Автор выражал надежду, что и дальше жизнь Плеса будет проходить ровно и спокойно.

Не получилось «ровно и спокойно». Но ведь это замечательно! Сегодня время от времени тихую провинциальную жизнь городка буквально взрывают различные события всероссийского значения, во время которых население Плеса увеличивается в несколько раз.

Самая маленькая и популярная улица Плеса
В июне здесь уже традиционно проводится всероссийский фестиваль авторского кино «Зеркало» имени Андрея Тарковского (великий русский режиссер родом из этих мест).  Июль отдан моде — в этом году в седьмой раз состоялся фестиваль «Плес на Волге. Льняная палитра» под патронажем знаменитого российского кутюрье Вячеслава Зайцева, который родом из Иваново. Мэтр сам приезжает в Плес, а в этом году, давая интервью корреспонденту «Плесского вестника», сообщил о своем желании бывать здесь почаще.

В сентябре в дни празднования Рождества Богородицы сюда съезжаются певческие коллективы, исполняющие духовную музыку. Они выступают не только в театре, но и поют в плесских храмах, участвуя в службах.

В дачном театре имени Ф. Шаляпина проходят концерты классической музыки осеннего фестиваля, в Плес приезжают (судя по увиденной нами афише прошлого года) исполнители первого ряда — оперные певцы и музыканты. В единственном в России музее пейзажа  регулярно проводятся вернисажи выставок лучших современных художников-пейзажистов. Зимний Плес уже давно привлекает горнолыжников — на окраине города обустроены специальные трассы. Я уже не говорю о регулярных пленэрах российских художников.

Вид на Плес с Волги
Согласитесь, для города, население которого составляет чуть более трех тысяч человек, перечень того, что он может предложить своим гостям, внушительный. В большинстве регионов разговоры о  развитии туризма заканчиваются, как правило, составлением программ.

И опять-таки не простой туризм развивают в Плесе, а… ответственный. О существовании такого туризма я впервые услышала именно здесь, на Волге. И оказалось, что это туризм, внимательный к природе и ландшафтам, историческому наследию, местным традициям и населению. Родился он, естественно, в Западной Европе, но сейчас попал и в Россию.

Конкретно в Плесе ответственный туризм выражается в том, что в исторической части города нет ни одного высотного современного здания, новые дома, в том числе и частные (а строят сейчас в Плесе много), строго следуют архитектурному стилю,  сложившемуся в городе веками: каменный первый этаж и деревянный второй.

Соборную гору давно облюбовали художники
Даже высокие и надежные заборы, судя по всему, тоже традиция Плеса. Правда, иногда нам удавалось заглянуть одним глазком за них:  ухоженные зеленые газоны, цветы, плодовые деревья и даже березы, на диво высокие и стройные на берегах Волги, вызывали искреннее восхищение. Поразительно, но наши северные красавицы чувствуют себя в Средней России очень комфортно. Одна из  березовых рощ увековечена на знаменитой картине И. Левитана, путеводители утверждают, что она существует до сих пор. Но если вы подобно нам не найдете ее, не расстраивайтесь, ибо во время поисков обязательно обнаружите еще 4-5 таких рощ. И пусть они не левитановские, но зато  они станут вашими. Их подарит вам Плес. А вообще, город просто утопает в зелени, с какой бы точки вы ни посмотрели на него.

И еще, когда приедете сюда, не составляйте никаких туристических планов — какие музеи вы должны посетить сегодня, а какие завтра, бегая с озабоченным видом по городу, как это часто бывает во время турпоездок за границу. Иначе городок просто ускользнет от вас.  В Плес и сегодня надо приезжать, чтобы насладиться неспешным ходом жизни, тишиной, покоем, красотой. На Соборной горе, возвышающейся над центром города, можно сидеть часами (правда, скамеек здесь нет, но вас выручат пни от старых спиленных деревьев или просто куртка, брошенная на землю), любуясь видом на Волгу и старый район Заречье, что за рекой Шохонкой. Тишину нарушают здесь только шум тех же берез да стук топоров — строитель сегодня, судя по всему, профессия весьма востребованная в Плесе. Нас уверяли, что земляника в этих местах давно отошла, но вот аромат ее все равно витал в воздухе на Соборной горе, а может быть, это был запах полевых цветов и трав, в изобилии растущих на ее склонах, откуда, кстати, открывается еще и прекрасный вид на гору Левитана.

Старинное Заречье
Особого рассказа заслуживают старые дороги города, проложенные по дну оврагов, вьющихся между плесскими холмами. Дороги, вымощенные еще лет 200 назад булыжником, сохранились до наших дней практически в первозданном виде и придают особый колорит городу. Но передвижение по ним требует и усилий, и сноровки. Поэтому юные плесянки, ловко цокающие по камням пяти — семисантиметровыми каблучками, вызывали искреннее восхищение.

Уже много сделав для развития туризма, город тем не менее не подстраивается под них, сохраняя не только свой облик, но и дух, характер.  Он продолжает жить своей жизнью, в которой туристы составляют только часть ее, и словно говорит: «Я вот такой, хотите, полюбите. Нет… Насильно мил не будешь». Как правило, влюбляются все, пусть не с первого взгляда, точнее раза. Причем, не только россияне.

Ответа на вопрос, каким ветром занесло в Плес принца Майкла Кентского, кузена королевы Англии Елизаветы II,  я не нашла. Но в октябре 2006 года он с супругой отдыхал на берегах Волги, о чем напоминает табличка на стене одной из старинных дач гостиничного комплекса «Соборная слобода». Но оставил он в Плесе не только восторженные впечатление, но и… подарил ему  название одного из проектов, которые внедряются в городе —  HiddenRussia, что переводят с английского как «Потаенная Россия». Над проектом работает группа компаниий «Фортеция» и направлен он опять-таки не только на развитие, но и сохранение исторического Плеса, его своеобразия и прелести.

Впрочем, на иностранцев городу как-то везет. Отель «Частный визит» — совместный российско-французский проект семьи Маньенан, переселившейся на берег Волги из Парижа. А год назад в окрестностях Плеса поселился «замечательный сосед»: еще один не просто состоятельный, но очень состоятельный француз Паскаль Клеман купил около тысячи гектаров плесской земли и возрождает здесь русскую усадьбу с прудами, садами, парками и огородами.

П. Клеман известен в России тем, что купив в Краснодарском крае столь же крупный участок земли, он вложил 66 млн евро в сельскохозяйственный комплекс по выращиванию яблок и производству вина. О своих планах в отношении Плеса он пока умалчивает. Но в городе считают, что это будет столь же крупное сельскохозяйственное предприятие. В репортаже, который опубликовал «Плесский вестник», меня привлек один факт: зеленые насаждения на территории стройки не вырубают или сжигают, как это принято нынче у нас, а, наоборот, взрослые деревья выкапывают и бережно пересаживают в другое место, хотя дело это не копеечное.

С инвестициями, в том числе и иностранными, в Плесе связывают надежды на реализацию еще одной программы — «Республика Плес». Ее пропагандируют даже на… футболках, которые продавали в одной из лавок на старинной Калашной улице. Нет-нет, никакой политики, никакого экстремизма. Просто креативная часть плесской общественности считает, что  «в Плесе рождается ответ на самые больные вопросы России». Ни больше, ни меньше. Что это — провинциальное нахальство или здоровое желание перевернуть мир? А суть, как выяснилось, в том, что скромный Плес, считают здесь, олицетворяет сегодня богатую и перегруженную вниманием столицу (благодаря федеральными и частным деньгам), а вот деревни, входящие в Плесское городское поселение, — нищую и обезлюдевшую Россию. Те самые деревни, в которые не чаще раза в месяц забредает автолавка, дороги в которые можно назвать таковыми только условно, где из постоянных жителей осталось два-три старика да с десяток летних дачников. Те самые, возродить которые берется Плес. В одной из лавок на Калашной улице я даже нашла подборку разработок и материалов по этому проекту. А что? Чем, как говорится, черт не шутит. Может быть, и пригодится России опыт Плеса?

Фигурка напоминает египетские скульптуры

Но все это, как правило, остается за пределами интересов гостей города и туристов. Лично меня больше заинтересовало, откуда здесь появился памятник кошке? Основателю Плеса великому князю Василию Дмитриевичу (сыну Дмитрия Донского), Левитану и дачнице — понятно, а с какого боку тут кошка? И когда в магазинчике в доме-музее Левитана купила крошечную керамическую копию фигурки кошки, поинтересовалась у сотрудницы музея, какое отношение, а главное за какие заслуги перед Плесом кошка удостоилась памятника. «Вы о Мухе говорите?» — поинтересовалась собеседница. «Я о кошке спрашиваю», — еще раз уточнила я. И выяснила, наконец, что это памятник не просто  безликой кошке, а конкретной кошке Мухе, которая спасла из волжских вод котят, но сама утонула. Поистине шекспировскую историю услышал от местных жителей скульптор и… сделал памятник кошке, который и установили на берегу Волги. Правда, побывав у памятника, я засомневалась в истинности версии кошачьей жертвенности: зачем тогда рядом с кошкой огромный декоративный сундук, отлитый из какого-то металла, — само олицетворение солидности, стабильности и традиций? А может быть, Муха именно его стережет, городок несколько веков  был деловой, купеческий… Впрочем, не все ли равно. Главное, что памятник существует, и он очень уютно вписался в старинную набережную и даже олицетворяет сегодня Плес: местные умельцы быстро  стали изображать Муху на популярных магнитиках.

Уезжая из Плеса на этот раз, я уже мечтала, как вернусь сюда вновь — когда закончат реконструкцию одного из старинных особнячков на набережной под гостиницу, а соседнего — под концертный (вероятно) зал, как можно предположить, заглянув в окно: рабочие трудились и там весьма споро, так что ждать недолго.

В прошлый мой приезд кофейня Софьи Петровны Кувшинниковой, художницы и спутницы Левитана в Плесе, тоже только была в стадии работы. А сейчас, спускаясь на набережную, мы никак не могли пройти мимо, чтобы не заглянуть туда. А где еще в России можно выпить кофе с любимым печеньем Левитана? И поучиться говорить по-плесски с помощью словарика, который продавался здесь же всего за полтинник…

Уголок Плеса
Соседнее кафе «Дача», интерьер которой напоминал провинциальный купеческий клуб,  предлагал уже европейскую кухню и вполне уместно делил второй этаж  старинного дома нижних торговых рядов с выставочным залом  Общества плесских художников, а аристократический ресторан «Яхт-клуба» (есть и такой в Плесе) был нам, увы,  не по карману. Если только принцу Майклу Кентскому.  Жаль только, что чайная  местного общества трезвости оказалась всю неделю закрыта — хотя старинные деревянные стеллажи, видные в больших старинных окнах, с более чем полусотней сортов чая так и манили.

Начитавшись перед приездом в Плес о его великолепной кухне, мы решили  убедиться в этом сами и отправились в кафе, предлагавшее волжскую рыбу в сырной шубе. Не повезло. Мы пошли туда в понедельник, после Дня города и фестиваля «Льняная палитра». И девушка-официантка отправила нас восвояси, правда, вежливо: «Ничего нет, съели все в праздники!». Не удалось посетить и магазин-салон «Старая дача», хотя вещи, выставленные между переплетами старинных окон,  манили своим музейным видом. Там тоже были какие-то свои дела. Но на фестиваль «Мода Плеса. Льняная палитра» мы все-таки успели. Хотя на дни «Потаенной России в Плесе», в программу которых входило «Колхоз-пати» с трансфером на тракторах и полуторках, увы, не попали — надо было уезжать. Так что за семь дней мы многое не увидели, не попробовали, не нашли, не посетили. Неделя в Плесе — это так мало…

Фото автора

  • Андрей Орехов

    Как житель Плёса, думаю, имею право рассказать, как обстоят дела, вернее опровергнуть небылицы, которые распостраняютя в интернете.
    Про берёзовую рощу и все остальные берёзы в городской черте. Действительно, вырубка берёз и других пород деревьев была, но не ввиду «болезни» наследника Медведева, а по причине урагана, который 12 июля поломал в городе массу насаждений, однако, смею вас заверить, что большая часть берез всё же выстояла… и планируется высадка березовых саженцев в самой роще взамен утраченных.
    О насильственном выселении обитателей Миловки (там расположена усадьба «Медведева»). Когда, а это было в 2008-2009 годах, принялись за реставрацию усадьбы и прилегающих строений, к слову сказать, главное строение с начала 90-х было заброшено и представляло (2008) из себя подгнивший дом с дырявой крышей, выбитыми окнами и дверьми, кругом был бурелом и лопухи. Усадьба числилась в реестре памятников федерального значения, кому только не предлагали выкупить и реставрировать этот объект культурного наследия, даже известному скульптору с грузинской фамилией, но увы. К счастью, благодаря усилиям довольно высокопоставленных чиновников, об усадьбе узнал Медведев и она ему понравилась… У жителей окрестных домом появился шанс улучшить своё материальное положение и жилищные условия, они, разумеется этим шансом воспользовались. Я, например, знаю 4-х человек, которые сменили дома с печным отоплением, туалетом с сердечком и водой из уличной колонки на дома с газовым отоплением и благоустроенные квартиры…
    Четырех полосный МКАД к «резиденции». Во-первых, обычные две полосы хорошего дорожного покрытия. Во-вторых, не столько к резиденции, сколько к двум общедоступным горнолыжным склонам. Сделано это для того, чтобы поток машин (особенно зимой) не проезжал через жилые кварталы и техникум (детей и молодежи много, увы в прошлом году погиб ребенок, попав под колеса камаза).
    Шохонка в бетоне. Конечно никакого бетона, кроме каменного моста времен коммунизма нет. Русло реки в устье, действительно, спрямили и углубили, правда это работы начались несколькими годами ранее, чем 2008 год и к Медведеву отношения не имеют, хотя что тут плохого. Ах да, по речке текут нечистоты в Волгу и это правда, но правда и то, что в большинстве городов вопросы канализации решаются именно так, а не иначе. Кроме того, сейчас завершается строительство новой системы современной канализации и модернизации существующих очистных сооружений. До этого весь нижний Плёс, читай набережная, пользовались отстойниками, с которых без очистки «грязная вода» дренировала прямо в Волгу!…
    Людей шмонают на улицах. Не знаю, не видел, может какого особо пьяного мужичка и прихватят, так это в любом нормальном городе. Конечно, на время визита первых лиц количество людей в форме увеличивается, иногда ограничивается проезд машин, ну так в Москве это происходит регулярно, некоторые неудобства есть, но терпимо, тем более понятно, что есть определенные правила безопасности. Еще немного о «репрессиях». В первые несколько визитов, тогда ещё Президента, у местных охотников изымали ружья, временно складировав их в оружейке местного отделения, сейчас этим не занимаются.
    Противотуберкулёзный санаторий хотят перепрофилировать, по некоторым данным, закрыть, лишив работы 300 человек. Да, разговоры об этом велись и мне, как плесянину, тоже хотелось, чтобы санаторий сменил профиль, однако я не обладаю достаточными знаниями о вредности для окружающих подобных заведений. Тем не менее, гос. комиссия, ещё в прошлом году решила не перепрофилировать лечебничу, а присоединить её к Питерскому НИИ, занимающемуся лечением и исследованием подобных заболеваний, снабдив новым оборудованием. Да, уже построен новый корпус этого санатория и об увольнении сотрудников речь не идёт, скорее наоборот. Об этом знаю достоверно от главврача санатория, которого знаю лично.
    Спасибо за внимание.

  • Чаженгина

    Позволю себе еще одно небольшое дополнение. В последнем номере «Огонька» нашла материал о Пятом Левитановском фестивале, в его рамках состоятся четыре концерта, в программе которых «не часто звучащая музыка — от редкого Шумана до Шнитке, Кейджа и Райха.который проходит именно в эти дни — с 21 по 23 сентября. Основные исполнительские силы — известные столичные музыканты, знающие толк в камерном музицировании, такие как скрипачи Назар Кожухарь и Елена Ревич, пианистка Полина Осетинская, виолончелист Рустам Кочмаров. Срецпроект фестиваля — детская программа, где Ингеборга Дапкунайте читает стихи из детской книги Веры Павловой «Детский альбом Чайковского», соответствующее фортепианное сочинение играет Алексей Гориболь, в по соседству в Дачном театре им. Шаляпина проходит выставка работ художницы Ирины Корсаковой из ее цикла «Детские игры». Откроется фестиваль гала-концертом в честь открытия нового Левитановского зала на берегу Волги».
    Кстати, у статьи интересные заголовок и подзаголовок: «Частная симфония». Музыкальный фестиваль в городе Плесе стал символом частной инициативы в области культуры».

  • Чаженгина

    Прочитала комментарии и схватилась за голову. И когда же успели все это натворить в Плесе: ведь мы были там в конце июля, а уже в конце августа появились сообщения: про вырубку березовых рощ (кстати, берез этих самых в крошечном Плесе больше раза в два чем в нашем Петрозаводске, и если их все вырубить, то Плес просто «облысеет»), про то, что заасфальтировали в городке все булыжные мостовые (между прочим, в этот раз я поехала туда после недавней травмы ноги, и гуляя по Плесу, часто делала большой крюк, ибо не только спуститься, но и подняться по таким мостовым для меня была большая проблема, так что про себя не раз чертыхалась), и крошечную речку Шохонку, оказывается, успели одеть в бетон и превратить в канал! Может быть, имели в виду бетонный мост советских времен, который перекинули через Шохонку при впадении ее в Волгу?) А еще ОМОН с полицией «шмонают» почем зря местных жителей. Признаюсь: полицию видели(все в парадной форме) в первые два дня своего пребывания в Плесе, когда там проходил праздник российской моды и Плес отмечал день города. Всю оставшуюся неделю ни один страж порядка не попался на глаза (мы решили, что взяли отгулы за работу в праздники), но при этом мы не были и свидетелями пьяных разборок или променада местной золотой молодежи, присосавшейся к пивным бутылкам, столь привычным для Петрозаводска. Да, дорога в Плес из Иваново (как и центральная улица Плеса) приведена в порядок, и вряд ли бы на это нашлись деньги, если бы не приезд Медведева. Но что делать! Увы, Россия-матушка! Кто же у нас даст деньги просто так!? Даже для сохранения левитановских мест.
    А еще при чтении материалов создается впечатление, что вокруг Плеса процветающие деревни и поселки, которые губят в угоду москвичам! Увы, более 20 деревень и сел Плесского городского поселения скорее мертвы, чем живы. В каждом из них осталось по одному-два жителя, как правило, это одинокие старики и старухи, да летом наезжают художники из Москвы и селятся в заброшенных домах. А вокруг — такие же заброшенные поля, заросшие сорняками. Но такая картина сегодня, увы, по всей России (недавно вернулась из Вологодской глубинки — то же самое), и Карелия не исключение.
    Да, областные газеты уже в дни нашего приезда писали о перепрофилировании местного санатория для больных с заболеваниями легких. Для жителей Плеса это большая потеря (если он закроется) — работы в городе и так немного. Но в советские времена в городке было более 20 здравниц — санатории, пансионаты, дома отдыха, пионерские лагеря! За прошедшие 20 лет разрухи из них уцелели единицы. И — все молчали. Ни шума, ни публикаций, ни крика. Всех это устраивало? Или просто никого не волновало ничего все это время? Ни судьба города, ни судьба его жителей!
    Кстати, на этой неделе нашла еще один материал — об отдыхе Медведева уже на Кольском полуострове — на Ловозере. И — то же самое! Шикарная дача, от которой житья никому нет, в реке всю рыбу выловили, на пропитание местным жителям ничего не осталось…
    Публикации все эти свидетельствуют, на мой взгляд, только об одном — о неуважении к власти, о ее неприятии. Вот только бы еще от холуйства нам избавиться (которое власть предержащие принимают за всенародную любовь), когда при встрече мы готовы не просто кланяться и ловить не то что слово, взгляд!, но и норовим в плечико или даже пониже лизнуть, а потом вслед плеваться и материться…
    Однако, решила закончить на оптимистической ноте: нашла все-таки в Интернете комментарий сотрудников Плесского музея-заповедника, в котором (в комментарии) они заверяют, что знаменитая роща Левитана сохранена, более того, сейчас ее даже «реставрируют», восстанавливая поваленные после урагана, который прошел в области нынешним летом, березы. Слава Богу.
    Между прочим, дорога к даче Медведева начиналась сразу за нашим пансионатом, о чем свидетельствовал указатель. Дорога как дорога, местами даже не асфальтированная, да и особо движения там не наблюдалось, изредка обгоняли нас легковушки. А шли мы по ней мимо очередной березовой рощи, старого городского кладбища с сохранившимися даже кое-где красивыми мраморными надгробиями. Поплутав по старым (между прочим мощеным) улицам нагорной части города, вышли к ухоженной территории санатория «Актер-плюс», а оттуда уже на набережную — к Волге. Эта часть города менее облагороженная, что ли. И вместо скамеек приходилось пользоваться лодками, сохнувшими на берегу или привязанными к деревьям. Никто из хозяев нас оттуда ни разу не турнул. А вот посидеть на причалах удавалось не везде, ближе к центру набережной они были часто закрыты на замки. Уже частная собственность. И если прогулочная тропа в наиболее популярной части Волжской набережной, в той, где находятся Дом-музей Левитана и музей пейзажа, была еще с асфальтовым покрытием советских времен, то здесь начинали уже выкладывать ее плитками — красиво, удобно и стильно.
    Впервые я увидела Плес много лет назад, когда он был задрипанным русским городком, и все равно влюбилась в него. А сегодня я еще и уважаю его, потому что он все-таки сумел выбраться из 20-летней ямы разрухи и нищеты. По крайней мере пытается это сделать. Мне довелось побывать в трех таких русских городках, сумевших не только выжить, но и обрести второе дыхание. Кроме Плеса, это еще Мышкин, что в Ярославской области, и Гороховец на Владимирщине. Впрочем, совсем забыла про Великий Устюг. Вот они-то, в моем понимании, и есть настоящая Россия.

  • Светлана Захарченко

    По поводу заботливых отцов и аллергии хочу заметить, что можно помочь ребенку исцелиться, а можно на всю жизнь воспитать в нём аллергию к правде, обществу и родине

  • Елена Ициксон

    У кого-то аллергия на березы, у кого-то — на сосны… А потом будет у всех — на асфальт и воздух над ним…
    По Плесу ещё здесь http://www.echo.msk.ru/blog/expertmus/926070-echo/

  • Мария Голубева

    Случайно нашла:

    Плес лишился своего главного богатства — березовых рощ

    Знаменитые березовые рощи Плеса, увековеченные на картинах великого русского пейзажиста Левитана, к сожалению остались лишь на его полотнах. Их вырубили. А все потому, что у Ильи, сына нынешнего премьер-министра РФ Дмитрия Медведева, аллергия на пыльцу березы.

    Дача Медведева строится в Плесе на месте бывшей усадьбы Черневых, и строительство это с каждым днем приносит местным жителям все больше и больше проблем.

    Сначала жители поселка Северцево, расположенного рядом с Плесом, лишились картофеля — основного продукта в рационе российских граждан, живущих по закону, а не по понятиям. А все потому, что местные картофельные поля неудачно оказались на пути трассы, ведущей к премьерской даче.

    Затем жителей поселка Миловка, также находящегося в непосредственной близости к будущей премьерской усадьбе, вежливо «попросили» съехать с обжитых мест. Варианты при этом предлагались самые неудобные, а потому неудивительно, что люди отказались покидать родные дома. На удивительны и дальнейшие действия властей. Вместо того, чтобы предложить людям другие варианты, жителям поселка стали угрожать. Пока только отключениями воды и света.

    Угрозы пока действия не возымели — съехала лишь одна бабушка.

    Попытки выселить людей из домов, к слову, не прекращаются до сих пор. Простые люди здесь больше не нужны.

    Не легче приходится и жителям Плеса. В город, по свидетельствам очевидцев, стягивают дополнительные силы полиции и ОМОНа.

    «Нас шмонают на улицах беспощадно», — утверждали жители города.

    Очередным «подарком» стала вырубка знаменитых березовых рощ.

    «Сказать, что мы были шокированы уничтожением березовых рощ, значит не сказать ничего. Вся наша жизнь прошла в этих рощах. Мы любили их безмерно, туристы ими очаровывались и говорили, что ничего лучшего в жизни не видели», — рассказала «Свободной прессе» местная жительница Ольга Ерофеева.

    Именно в этих местах Исаак Левитан писал свои знаменитые картины «Золотая осень», «Вечерний звон», «Вечер», «Золотой Плес».

    «Даже слов нет, чтобы объяснить, как они выглядели. Войдешь в них – услышишь тихий шорох листьев. Закроешь глаза и кажется – все в твой жизни отныне будет прекрасно», — продолжает Ольга Ерофеева. У людей отняли не просто «несколько деревьев», но надежду на лучшее, последнюю отдушину.

    Когда местные жители вышли протестовать против уничтожения рощ, вырубщики только развели руками: «Бесполезно. У Ильи Медведева аллергия на березы». Впрочем, что взять с исполнителей.

    Плес, всегда славившийся своей «провинциальностью», которая так привлекала туристов, стремительно меняет свой облик. Причем, не в лучшую сторону. Речку Шохонку сковали бетонными оковами, превратив в канал. Вокруг некогда тихого города строят четырехполосную асфальтовую дорогу.

    «Зачем? Здесь проживает чуть более двух тысяч человек», — спрашивает жительница Плеса Ольга Васильева, и сама же отвечает на свой вопрос: «Для того, чтобы сюда не заезжали грузовики, не тревожили покой Медведева и его сына Илюши».

    Булыжные мостовые, которыми так гордились жители Плеса, закатаны в асфальт. Город теряет свое лицо.

    На фоне всего этого речи областного губернатора Меня о том, что все новшества придадут городу «инвестиционной привлекательности» выглядят как издевательство. Возможно, бизнесменам и крупным чиновникам отдыхать здесь станет удобнее. Зато простым людям жить будет невозможно.

    «Нам сообщили, что запретят держать лодки и катера на набережной. Построят для них где-то загон, чтобы не видели наши плавсредства с премьерской дачи», — рассказывает изданию проживающий в Плесе Михаил Валентинов.

    Если жители Плеса наперебой готовы делиться с журналистами своими бедами, городская администрация никаких комментариев по этому поводу сегодня не дает. Раньше хотя бы с круглыми от удивления глазами рассказывали, что о даче Медведева слышат впервые, а местные жители, обиженные на власть, все эти истории сочиняют и выдумывают.

    Тем не менее, как сообщает «Свободная Пресса», в 2009 году фондом поддержки социально значимых государственных проектов «Дар» была куплена на аукционе усадьба Черневых. Сейчас там ведется строительство объекта Федеральной службы охраны. Стоимость ремонтных работ составляет 14 миллионов 459 тысяч рублей.

    «Фонд «Дар» является учредителем ООО «Управляющая компания Фонда «Дар», где генеральным директором состоит некая Ольга Травина. Она также соучредитель и генеральный директор «Фонда социально-культурных инициатив», президент которого — супруга премьера Светлана Медведева. «Управляющая компания Фонда» ранее имела такой же юридический адрес и номер телефона, что сейчас имеет фонд, возглавляемый Медведевой», — говорится на сайте издания «Свободная Пресса».

    Впрочем, взглянуть на эту ситуацию можно и под другим углом. Премьер — прекрасный отец, который любыми способами старается обеспечить своему ребенку максимально комфортные условия для отдыха. Кто из родителей не хотел бы для своего чада всего самого лучшего? Так что Илюша может по праву гордиться своим папой.

    Читать полностью: http://www.km.ru/nedvizhimost/2012/08/31/dostoprimechatelnosti-i-unikalnye-ugolki-prirody/iz-za-allergii-syna-medvede

  • Юлия Свинцова

    «чайная местного общества трезвости…» — звучит просто песней!

    Как радует, что некоторым городам везёт!
    И отпускникам некоторым — тоже))