Гуманитарные науки

Cтолыпинская аграрная реформа в Карелии

 
2012 год — Год российской истории 
 
{hsimage|Целью реформы стало появление широкого слоя земельных собственников |right|||} В апреле Россия отметит 150-летие со дня рождения Петра Столыпина. Доклад кандидата исторических наук, старшего научного сотрудника сектора истории Института языка, литературы и истории Николая Кораблева на заседании Президиума КарНЦ РАН был посвящен столыпинской аграрной реформе в Карелии.

 

Целью аграрной реформы явилось создание широкого слоя земельных собственников за счет сокращения общинного землевладения, отметил ученый. Юридической основой новой аграрной политики явился указ Николая II  от 9 ноября 1906 года «О дополнении некоторых постановлений действующего закона, касающихся крестьянского землевладения и землепользования». В указе, в частности, говорилось, что «каждый домохозяин, владеющий землёй на общинном праве, может во всякое время требовать укрепления за собой в личную собственность причитающейся ему части из означенной земли».

Законодательство оставляло крестьянам возможность выбора: выйти из общины или остаться в ней. Циркуляр, разосланный губернаторам, предписывал, что правительственные органы могут лишь разъяснять населению смысл перехода к лучшим формам землевладения, знакомить крестьян с порядком этого перехода, но не понуждать к этому. Однако не практике не всегда обходилось без административного нажима.

Аграрная реформа проводилась не повсеместно, в Олонецкой губернии — в четырех уездах — Петрозаводском, Олонецком. Повенецком и Пудожском. Вследствие ничтожной роли дворянского землевладения аграрный вопрос в крае не стоял так остро, как в помещичьих регионах. К тому же основную часть доходов крестьяне получали не от земли, а от промысловых занятий, потому их интерес к земельным вопросам был невелик.

К началу реформы общинное землепользование охватывало в Олонецкой губернии 97 процентов дворов и 98 процентов надельной земли, больше, чем в среднем по России. Среди значительной части крестьян бытовала мировоззренческая установка на общину как на особую ценность, данную свыше.

Общинное землевладение в крае имело запутанную структуру из-за преобладания группового землеустройства. 89 процентов селений имели общие земли, в среднем один акт владения приходился на 11 деревень.       В таких условиях выход крестьянина из общины был практически невозможен без предварительного раздела земли между деревнями.

Проведение реформы в губернии было возложено на учреждения по крестьянским делам, которые не имели собственных землемерных кадров. После настойчивых ходатайств губернатора Николая Протасьева в штате землеустроительной комиссии Петербургской губернии в 1909 году сформирована группа землемеров для прикомандирования ее на полевой сезон к крестьянским учреждениям Олонецкой губернии.

{hsimage|Петр Столыпин ||||}

Новый этап реализации реформы начался с созданием в октябре 1911 года Олонецкой губернской землеустроительной комиссии. Возглавил ее губернатор. Непременным членом комиссии от правительства назначен Василий Лихачев, который прежде служил на подобном посту в Чернигове и обладал опытом ведения землеустроительных дел. К 1912 году сформированы уездные землеустроительные комиссии. При губернской землеустроительной комиссии сформирован штат землемеров. К концу 1913 года он насчитывал 61 человека. С этого времени аграрная реформа получила в губернии все необходимые инструменты для осуществления.

Несмотря на активную пропаганду частного землевладения, а порой и применение мер принуждения, к началу 1916 года из общин вышли 8062 домохозяина, закрепившие за собой 158 тысяч десятин надельной земли. Это составило 13,6 процента от числа общинных дворов и 4 процента от общей площади крестьянского землевладения. Данные показатели оказались ниже общероссийских (26 и 14 процентов соответственно).

Доля хуторян и отрубников (владельцев земельных участков, выделенных из общинной земли в единоличную собственность в отличие от хутора без переноса усадьбы) к маю 1917 года составила в четырех олонецких уездах 1,6 процента.  В европейской части России этот показатель достигал 10 процентов, а в некоторых передовых губерниях, например, в Самарской — 25 процентов.

Становление хуторской системы в Карелии отличалось неравномерностью. Лучше она прививалась в Олонецком и Повенецком уездах. Как отмечал непременный член землеустроительной комиссии Лихачев, благодаря близости Финляндии и ее мызным хозяйствам крестьяне видели на живых примерах преимущества новой формы землепользования. Не случайно главными центрами хуторского расселения стали приграничные видлицкая, туломозерская, ребольская волости.

В Олонецком и Повенецком уездах оказалось сосредоточено 94 процента всех хуторов и отрубов края. Но даже в этих уездах доля хуторян и отрубников — 3,9 и 3,6 процента — была значительно ниже общероссийской. В Пудожском и Петрозаводском уездах хутора и отруба оставались единичным явлением (около 0,2 процента). Губернатор края Михаил Зубовский подчеркивал, что землеустройстиво губернии, в сравнении с российским, является полюсами последнего, занимая масштабом общинного землеустройства первое место, а единоличного — последнее.

Наряду с закреплением земли в личную собственность и землеустройством важной частью столыпинской реформы стало оказание агротехнической помощи крестьянам. Столыпин обратился к руководителям земского самоуправления с просьбой поддержать начинания правительства, не имевшего к началу реформы собственной агротехнической службы на местах. Земства с пониманием отнеслись к просьбе премьера, взяв на себя значительную часть работ по пропаганде преобразований и оказанию практической помощи.

Важно отметить, что с началом столыпинской реформы совпало другое событие — в 1906 году Олонецкое губернское земское собрание приняло программу развития сельского хозяйства, первую в истории края. Приоритетным признавалось развитие молочного животноводства, а в этой связи — расширение кормовой базы путем распространения травосеяния и мелиорации, улучшение породности скота, организация товарного маслоделия. Программной задачей объявлялось повышение культуры земледелия путем ознакомления крестьян с прогрессивными агротехническими методами.

Внедрение травосеяния земцы начали с раздачи крестьянам семян травяных культур. Крестьяне семена брали, но не могли взять в толк,  зачем траву сеять, когда она и так растет. Хотя высокие урожаи трав на показательных участках стали наглядным аргументом в пользу травосеяния, к 1917 году площадь сеяных трав в уездах Олонии составляла всего 0,3 процента от общей посевной площади.

Для приобщения крестьян к мелиорации губернское земство создало целевой фонд, из которого выдавались ссуды на обустройство перспективных участков. При земствах появились штатные специалисты по осушке болот и луговодству. Наиболее активно на инициативу земцев откликнулись жители Повенецкого уезда, где недостаток в сенокосах ощущался особо. В 1913 году разработкой болот под травосеяние здесь занимались 92 хозяина. Широкую известность в уезде получила практика таких хозяев как Иван Гайдин из Шуньги и Иван Федотов из Мяндусельги. Благодаря проведению мелиоративных работ они имели избыток кормов даже в неурожайные годы. За усердие передовые хозяева были награждены правительственными медалями.

Немалое внимание уделялось улучшению породы крупного рогатого скота. С 1907 года земцы закупали в Финляндии племенных быков восточно-финской породы, как наиболее подходящей для условий края. В крестьянских хозяйствах было устроено 17 показательных скотных дворов улучшенного типа. Практиковались создание передвижных земских маслоделен, а также выдача крестьянам во временное бесплатное пользование с правом выкупа сепараторов. Для приобщения к новинкам агротехники создавались выставочные экспозиции с демонстрацией сельскохозяйственной техники, открывались прокатные пункты сельхозинвентаря.   

Аграрная реформа способствовала оживлению сельского хозяйства в крае. Среднегодовой сбор хлебов оставался на уровне наиболее урожайного периода 1896-1900 годов, сбор картофеля и овощей превысил дореформенный уровень. Но наибольший прогресс отмечался в животноводстве. С проведением селекционных мероприятий улучшился качественный состав молочного стада.

С началом первой мировой войны проведение реформы в жизнь замедлилось. В июне 1917 года Временное правительство, планировавшее собственную земельную реформу, издало постановление о прекращении столыпинских преобразований.

Подводя ныне итог реформам, которым история отпустила не «двадцать лет покоя», как просил Столыпин, а гораздо меньше, историк Николай Кораблев отмечает, что широкого слоя земельных собственников в Олонецкой губернии так и не возникло. Но сложилась небольшая группа передовых крестьянских хозяйств, движущихся в направлении фермерства. При этом если в иных российских регионах реформа начата ранее и продолжалась 7 лет, то в Олонецкой губернии она шла не более двух лет. В Финляндии аналогичные преобразования, начатые во второй половине 18 века, продолжались почти полтора столетия.

Чтобы оценить значение аграрной реформы для страны, достаточно вспомнить, что хуторяне и отрубники, мизерная часть населения страны, к 1917 году стали производить половину всего товарного зерна в России. Один из выступивших в прениях по докладу назвал данный факт «чудом частной собственности». Другим важным следствием реформы стало переселение части крестьян из перенаселенных губерний центральной России за Урал для освоения новых территорий плодородных земель.

Подобный опыт перехода от коллективного землепользования к частному повторен в современной Карелии, когда в конце прошлого века на смену колхозам и совхозам пришли частники. При попутных ветрах новой аграрной политики «подняли паруса» более 200 фермерских хозяйств. Однако на смену ветрам пришел штиль, и из 200 фермерских хозяйств к настоящему времени осталось 14. Сегодня уже и реформировать почти что нечего…

Николай Кораблев назвал некоторые из причин, почему современная аграрная реформа оказалась менее успешной. В годы столыпинских преобразований не считалась зазорной государственная поддержка сельскому хозяйству. Наряду с правительством помощь селу оказывали земства. Достойны внимания и некоторые практические подходы к делу, такие как создание прокатных пунктов сельскохозяйственного инвентаря или беспроцентный кредит при его продаже. А разве не заслуживает внимания факт, что землеустроительный акт на право владения землей не стоил крестьянину ни копейки? Теперь подобное и представить трудно.

История многому учит. Но только тех, кто хочет и умеет учиться.

 

Фото с сайта nnm.ru

  • Александр

    «Аграрная реформа проводилась не повсеместно, в Олонецкой губернии — в четырех уездах — [s]Петрозаводском, Олонецком. Повенецком и Пудожском[/s].»
    Скорее всего, автор статьи неправильно понял Н.А. Кораблева, это он изучает реформу в этих четырех уездах в рамках Карелии. НО в Олонецкой губернии реформа проходила и в Лодейнопольском, Каргопольском и д.р. уездах!

    И еще раз я хотел бы отметить, что эта ошибка НЕ Николая Александровича!!!

  • ded pavlo

    Да ладно, Баба Дуня, с кем не бывает! Но вот почему в пылу перепалки никто из наших «грамотеев» поправить не удосужился? Хотя и тут понятно: главное – языки насмерть скрестить!

  • Баба Дуня

    Ой, Дед Павло, стыд-то какой, винюсь, обмолвилась! А насчет «обрезания» Григория — согласна: жаль, с его криками предмет разговора живее гляделся.

  • ded pavlo

    Ну вот, опять Григорию Борисовичу очередное «обрезание» сделали: все его комментарии железной метлой смели со страницы. Но ведь без них и остальные реплики «не звучат» – полемика утрачивает смысл, заикается и глохнет. Да, Салтуп у нас, конечно, провокатор ещё тот, но ведь без соли да без перца и вкус пресноват, а то и вовсе портится. Жаль-жаль!
    Автором же цитируемого Бабой Дуней стихотворного произведения «Карелия, или заточение Марфы Иоанновны Романовой» является Фёдор Глинка (поэт), а не Михаил Глинка (композитор). В остальном с ней и с Еленой Ициксон (чьи абсолютно безобидные замечания при «цензуре» тоже почему-то потерялись) согласен – выпячивать давно не существующее бутафорское название края («Олонецкая губерния») на первый план в данном случае не следует. Г.Салтуп упёрся в заголовок, увидел в нём происки троцкистов и немедленно, как бык на красный цвет, взъярился на борьбу с мировой чумой и заразой, а самой статьи, похоже, толком и не прочёл.
    Сейчас подумал, что и мой этот комментарий может показаться ни к селу ни к городу (тем, кто не видел полного состава страницы), но всё-таки решил отправить: пусть будет.
    Сама же статья Сергея Хохлова (по мотивам доклада кандидата исторических наук Николая Кораблёва) как «первый блин» к 150-летию Столыпина годится, но хотелось бы более яркого изложения с использованием большего числа конкретных местных фактов и реалий. Пока же не вижу, чем таким оригинальным она примечательна: практически все сведения можно найти самостоятельно в разных теперешних «учебниках».

  • Михаил Гольденберг

    Ув.коллеги! Приглашаю ко мне в кабинет: у меня во всю стену висит копия карты Европы Олафа Магнуса (16-ый век) и там четко написано CARELIA. Можно и на сайте ее увидеть: http://old-maps.livejournal.com/2295.html
    Григорий, тут у вас прокол с Троцким.
    А вот Олонецкую историю изобрела Москва в 17 веке. Губернию провозгласила Екатерина Великая (она же Софи Августа Фредерика Анхальдт-Цербстская). Ой, простите — это попал под…
    Конечно, статья о другой проблеме.

  • Светлана Филимончик

    Упреки «ПГУ-шным историкам» не новы: понятие «историческое пространство» издавна то мифологизируется, то сакрализируется, то идеологизируется (возможно,в данном случае как раз третий случай). Историк конструирует и использует это понятие, чтобы задать рамки социального взаимодействия. Историк может говорить о пространстве, существовавшем для самих участников социального взаимодействия. А может исходить из своего видения пространства, в том числе исходить из современных административных и государственных границ. Согласитесь, понятия «Франция», «Германия». «Центральная Европа» включают в себя в разное время разное содержание. мы их уточняем, но от них не отказываемся. Наконец, историк может изучать сам процесс конструирования, наделения различным смыслом пространственных образований — сейчас это очень перспективное направление. Интересующимся этим вопросом можно посоветовать работы И.М. Савельевой, А. В. Полетаева. Жака Ле Гоффа и многих других.

  • Баба Дуня

    Михаил Глинка, начало XIX века: «Дика КАРЕЛИЯ, дика…»