Естественно-математические науки

Владимир Иванович Вернадский в Карелии

Рисунок дочери Нины Вернадской
Владимир Иванович Вернадский

Крупнейший российский ученый, автор учения о ноосфере Владимир Вернадский летом 1886 года побывал в Рускеала. Что привело его туда?

Только что вышел в свет очередной номер карельского экологического журнала «Зеленый лист». С разрешения редакции мы знакомим наших читателей с некоторыми его публикациями. Журнал распространяется бесплатно, тел. 8 911 415 41 82.

 

Людмила Морозова, Карельский республиканский совет Всероссийского общества охраны природы

 

Владимир Иванович Вернадский в Карелии. Геологическая экскурсия в Рускеала

 

Рускеальское месторождение мраморов – красивейший геологический памятник Карелии старинным отношениям природы и человека

 

В 1986 году мне посчастливилось познакомиться с рукописями крупнейшего русского естествоиспытателя ХХ века, академика Владимира Ивановича Вернадского (1863 – 1945),  подарившего миру учение о закономерном переходе биосферы в ноосферу – сферу разума.

Моя командировка в Москву в Архив Академии наук СССР была неслучайной. Читая опубликованные письма Владимира Ивановича,[1] обратила внимание на то, что письма написаны из Финляндии, и не просто из Финляндии, а из Рускеала. Сейчас это посёлок в Карелии! Решила найти ответ на вопрос: почему Владимир Иванович посетил Рускеала? Поехала в Москву знакомиться с персональным архивом.

Работая с документами крупнейшего архива Владимира Ивановича, нахожу то, что искала, – две рукописи по описи фонда 518. С волнением заказываю единицы хранения архива рукописи о геологической экскурсии в Рускеала в 1886 году.

 

Первая рукопись Владимира Ивановича «Предварительный отчет о поездке в Рускеала летом 1886».

 

«Этим летом я имел честь быть посланным Петербургским Обществом Естествоиспытателей в Выборгскую губернию для исследования встречающихся … известняков Лаврентьевской системы. Главную цель моей поездки представляло изучение Рускеальского месторождения мраморов … Месторождение мраморов в Рускеала стало известно в середине прошлого столетия. По одним указаниям оно было открыто пастором Алопеусом[2], а по другим учителем города Сердоболя Ренерусом. Время открытия мраморов было очень удачное. Екатерина II занималась в то время украшением Петербурга, а потому открытие … мрамора вблизи от столицы, недалеко от удобного водного с ней сообщения сразу обратило на себя внимание правительства …». (Архив АН СССР. Ф. 518. Оп. 1. Д. 327. С. 1).

 

«С 1766-1788 г.г. работало на ломках более 100 человек. Однако ломки скоро были заброшены. Уже в 1804 году академик Севергин не нашел там и 6 человек рабочих, в 1813 году в следствии постройки Казанского собора в Санкт-Петербурге работы возобновились с новой силой». (Там же. С. 2).

«1804 г. академик Севергин дал первое научное описание ломок на русском языке (Севергин В. «Обозрение Российской Финляндии … во время путешествия в 1804» Спб, 1805. С. 41-42)». (Там же. С. 4).

 

С трепетом ожидаю дневник геологической экскурсии Владимира Ивановича Вернадского в Рускеала. Передо мною лежит «Записная книжка с записями по экскурсии по Финляндии на место расположения мрамора и выписки по мрамору. 1886 г.» (Архив АН СССР. Ф. 518. Оп. 1. Д. 239). В записной книжке 36 страниц: полевой дневник, списки литературы по многим направлениям науки, краткие конспекты, наброски по истории Финляндии.

Очень мелкий, аккуратный и мелодичный почерк. Читаю рукописи Владимира Ивановича Вернадского. Удивляет, поражает огромнейшая работоспособность, накал жизни. Как кипела мысль! Чувствуется меткость слова, широта образов, глубина мысли. Владимир Иванович Вернадский был честным, серьёзным и человеком и учёным. Поражает его истинный глубокий интерес к природе, бескорыстия. Иначе он не мог. Владимир Иванович в дневнике 1882 г. записал: «Какое наслаждение «вопрошать природу!»[3].

 

Отрывки из дневника геологической экскурсии Владимира Ивановича Вернадского1886 года:

 

«Первый общий осмотр всех Рускеальских месторождений мрамора ничего не дал мне… Мысли были заняты не тем… Если в понедельник, т.е. завтра, не получу от Н.Е.[4] письма, совсем не знаю, что буду делать, как быть. Никогда не мог я себе представить подобного состояния и положения, особенно у меня, надолго казалось, застрахованного от всяких захватывающих всего чувств и впечатлений… Надо…, надо заставить себя, хоть несколько вдуматься, попытаться решить, следы какого явления видишь перед собой». (Архив АН СССР. Ф. 518. Оп. 1. Д. 239. С. 1).

 

«Я осмотрел Зеленую Гору – интересно по своей запутанности, ясным следам контактных явлений…, осмотрел главную и маленькую ломку…, откуда в последний раз мрамор брался лет 7-8 назад Петербургским скульптором… Все заросло, все сильно однообразно, одна только Зеленая Гора представляет интерес по своей запутанности и по тем ясным следам контактных явлений … главное внимание обращу на те изменения, какие происходят в известняках и окружающих их породах». (Там же. С. 2).

 

«Зеленая Гора оказалась гораздо более сложной для исследования, чем мне это сперва казалось!» (Там же. С. 5).

 

«Вчера окончил осмотр … ломок … Большая ломка, откуда брали мрамор для Исаакиевского собора, … давно запущена и давно оттуда не берут мрамор. Они уже заросли деревьями, много обломков, больших и малых, щебень и мусор заполнили значительную часть ее». (Там же. С. 12).

 

Владимир Иванович обращает внимание на то, что Рускеальское месторождение описывалось много раз, но тем не менее мы мало имеем о нём сведений. В списке литературы он приводит все известные на тот период источники, где указываются (хоть вскользь) о мраморах Рускеала. Выборка из 29 работ с 1787 года, только 9 книг на русском языке. Приводит несколько списков авторов. Один из списков – Н. Озерецковский[5] 1792; В. Севергин[6] 1805, 1809; А. Ферсман[7] 1828; А. Иностранцев[8] 1872, дал первое микроскопическое исследование, и др.

Владимир Иванович пишет в отчёте о геологической экскурсии, что с 1877 года ему неизвестно ни одной работы, касающейся Рускеальских ломок: русские геологи нечасто посещают эти места, финляндские геологи заняты детальной геологической съемкой преимущественно юго-западной Финляндии.

В отчёте он обращает внимание на то, что «Мраморы были открыты почти одновременно и в Выборгской губернии, в уезде Сердобольском, и в губернии Олонецкой. Около Сердоболя на 2-3 островах Ладожского озера давно был известен мрамор, и местные жители … давно жгли из него известку … главное же значение по количеству и качеству получила Рускеала. Небольшой приход Сердобольского уезда, недалеко от Шведской границы, слабо населенный, редко посещаемый людьми, мало-мальски знающих горное дело. Местность эта окончательно заселилась только в 1721 году, когда Рускеала была выделена в особый приход, однако, еще в 1785 году во всем приходе не было и 450 душ обоего пола, это был самый слабо населенный приход Сердобольского уезда.

Выходящие наружу толщи известняков были покрыты лесом и теперь скрывающие значительную их часть… скрывали яркую поверхность этих мраморов. Узнать их, а тем более определить представлялось далеко не легким делом, особенно в заброшенном, забытом участке Финляндии более 100 лет тому назад. Алопеус был человеком наиболее потрудившимся для открытия мраморов,… он указал о них правительству…». (Архив АН СССР. Ф. 518. Оп. 1. Д. 327. С. 5).

 

Знакомлюсь с описью №1 «Научные труды» (Ф. 518), составленной мл. н. с. Кувановой Л.Н., поступления 1945 г. В описи собраны рукописи научных работ Владимира Ивановича Вернадского, 341 материал по 18 разделам различных научных направлений: биогеохимия и геохимия, живое вещество, земная кора, геологические оболочки Земли, природные воды, минералогия, кристаллография, метеоритика, философские работы, история науки, работы общественно-исторического характера.

Изучение энциклопедического наследия гениального ученого Владимира Ивановича Вернадского продолжается.

 

 




[1] Страницы автобиографии В.И. Вернадского. М.: Наука, 1981. С. 10, 11, 19.

[2] Пастор Сердоболя Самуил Алопеус (1720-1794), как принято считать, первым открыл мраморные каменоломни в Рускеала.

[3] Страницы автобиографии В.И. Вернадского. М.: Наука, 1981. С. 34

[4] Наталья Егоровна Старицкая – невеста В.И. Вернадского. Осенью 1886 г. они поженились и прожили в творческом союзе 56 лет «душа в душу, мысль в мысль».

[5]  Н. Озерецковский (1750-1827) – русский естествоиспытатель

[6]  В. Севергин (1765-1826) – русский химик, минералог, академик Петербургской

Академии наук, один из основателей Минералогического общества в

Петербурге (1817)

[7]  А. Ферсман (1883-1945) – русский геохимик, минералог, Вице-президент Академии

наук CCCP (1926-1929), «поэт камня» (Алексей Толстой)

[8]  А. Иностранцев(1843-1919) – русский минералог

 

  • Павел Токарев

    Я очень благодарен тебе Людмила за информацию о Вернадском, такие глыбищи человеческого ума были в прошлом России! Что они до чего бы не дотронулись, сразу высвечивали всю глубину явления и объекта. Рад, что и в Карелии Владимир Иванович оставил свой интелектуальный свет! П. Токарев