Главное, Гуманитарные науки, Наука

Карельская крестьянка в гендерном фокусе

Молодые хозяйки дома Мииноа Савина стирают белье, Беломорская Карелия (Inha I. K. Kalevalan laulumailta. Helsinki, 1999. S. 110
Молодые хозяйки дома Мииноа Савина стирают белье. Беломорская Карелия

Как жилось карельским женщинам на рубеже XIX-XX веков? Действительно ли от русских крестьянок их отличала большая самостоятельность и независимость? Какую роль сыграла женщина в распаде патриархальной семьи? Об этом и многом другом рассказывает Юлия Литвин, кандидат исторических наук, младший научный сотрудник сектора этнологии Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН, председатель Совета молодых ученых ИЯЛИ КарНЦ РАН. Свою диссертацию она посвятила гендерному исследованию повседневной жизни карельской крестьянки.

Юлия Литвин, младший научный сотрудник cектора этнологии Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН
Юлия Литвин, младший научный сотрудник cектора этнологии Института языка, литературы и истории КарНЦ РАН

На рубеже веков речь шла о том, чтобы выжить

– Юлия, с точки зрения современного человека, насколько тяжела была жизнь карельской крестьянки на рубеже веков?

 В традиционном обществе речь шла о том, чтобы выжить, превалировала экономическая сторона вопроса. Тем более когда мы говорим о Карелии, где имело место рисковое земледелие: на юге своего хлеба хватало максимум на полгода, на севере — на три месяца. Соответственно, значительным подспорьем для крестьянского хозяйства оказывались неземледельческие промыслы, в том числе далеко за пределами своей деревни.

В Карелии крестьянка  не только мать и жена, хозяйка. Ускорение темпов развития экономики страны способствовало вовлечению женщин в работу за пределами дома: женщины становились отходницами, предпринимательницами, увеличилось их число в ремесленном и кустарном производствах.
Внутри семьи женщины продолжали выполнять все хозяйственные функции. Взрослые женщины занимались также проведением всех семейных ритуалов, связанных с рождением, свадьбой, поминками, проводами в армию, календарными праздниками, на их попечении находились скот, дом и дети.

– Почему в фокусе вашего исследования оказался именно этот период – вторая половина XIX – начало XX веков?

 Это начало пореформенного времени: 1861 год  отмена крепостного права, время реформ в экономической, культурной, военной сферах. Рыночные отношения существенно повлияли на традиционный крестьянский уклад. В этот период начинается процесс модернизации, который изменил облик традиционной деревни. Под таким стрессом протекала повседневная жизнь крестьянина. Меня больше занимал вопрос, как в этих условиях происходило перераспределение гендерных ролей.

– То есть женщины брали на себя функции мужчины?

 Да, женщина не только зарабатывала деньги. Она могла заменять мужчину в некоторых традиционно мужских работах – в поле, при починке хозяйственных предметов. В определенные месяцы, когда большинство трудоспособных мужчин отправлялись на заработки, женщины заменяли их на сельском сходе. Правда, они решали несущественные экономические вопросы. Женщины также занимали некоторые административные должности: собирали подати, выступали как местные полицейские. Но должность сельского старосты, другие административные посты занимали только мужчины.

– А мужчины выполняли женскую работу?

 Нет, гендерной инверсии не происходило. Есть сведения, что на юге Карелии смеялись над мужчинами, которые занимались работой в огороде. Это связано с представлением, что женская работа менее престижна. Этот стереотип существует до сих пор.

 

«Карельский Павел», Пааво Афанасьев, впоследствии Ахава, рожденный в Ухте в 1872 г. Фотография из коллекции Ахавы (из книги Kianto I. Vienan Karjala. Erään Suur-Suomi unelman vaiheita. Helsinki, 1989
«Карельский Павел», Пааво Афанасьев, впоследствии Ахава, рожденный в Ухте в 1872 г. Фотография из коллекции Ахавы (из книги Kianto I. Vienan Karjala. Erään Suur-Suomi unelman vaiheita. Helsinki, 1989)

– Как влияли эти изменения на жизнь крестьянской семьи?

 Происходит распад традиционной большой семьи. В конце XIX века растет число так называемых малых или нуклеарных семей, то есть состоящих из супружеской пары с детьми. Тогда как большие патриархальные семьи начинают разрушаться. В новых условиях ценной становилась мобильность и самостоятельность населения, которые обеспечивал институт малой семьи. Кстати, многие исследователи XIX века отмечали определенную роль женщины в разрушении патриархальных семей. Якобы возникавшие ссоры между невесткой и свекровью, между снохами и т.д. вели к семейным разделам. На самом деле мотив разделов был экономический – отделение женатых сыновей объяснялось их нежеланием работать на семью отцовскую.

– Меняется ли в новой семье отношение к детям?

 Принципы народной педагогики и распределение работ на мужские и женские сохранялись. Однако во время длительного отсутствия мужа, например, на заработках, именно женщина отвечала за поддержание экономической жизнеспособности домохозяйства. Дети изредка видели отца и воспитывались преимущественно матерью, что вело к ослаблению отцовского влияния. Недаром в промысловых местностях дом считался женской сферой, а мужа называли «гостем».

Хозяйка дома, Беломорская Карелия (из книги Inha I. K. Kalevalan laulumailta. Helsinki, 1999
Хозяйка дома, Беломорская Карелия (из книги Inha I. K. Kalevalan laulumailta. Helsinki, 1999)

«Карел редко бьет жену»

– Сравнивали ли вы карельскую и русскую крестьянку?

 Да. Исследователи народного быта XIX века не раз подчеркивали различия между карельской и русской семьей. Например, учитель Иван Оленев писал, что «карел редко бьет свою жену, советуется с ней во всех важных делах, часто поручая ей заведование расходами». Вспомните эпос: в «Калевале» большое количество женских персонажей  насколько они сильны и самостоятельны. Существуют работы, которые доказывают, что у многих прибалтийско-финских народов первоначально был распространен матриархальный брак. Большое значение в изучении вопроса внутрисемейных отношений имел тип хозяйствования – промысловый, аграрно-промысловый, аграрный. Он также существенным образом влиял на распределение гендерных ролей.

– Как карельская крестьянка зарабатывала на жизнь?

 В конце XIX века денежные отношения сильнее проникают в деревню, вопрос заработка становится актуальным и для сельских жителей. Женщины занимались различными ремеслами, а часть товаров могли продавать. Например, в селе Седокса Олонецкого уезда сохранялось изготовление кружев для полотенец и постельных принадлежностей. Этой технике учили девочек с 5–6 лет. Высокое качество и оригинальное исполнение кружевных изделий было отмечено на Парижской всемирной выставке, где в 1900 году работы Татьяны Риккиевой из Рыпушкальской волости Олонецкого уезда были удостоены серебряной медали.

Упоминавшееся отходничество также служило значительным подспорьем для экономики семьи. Карельские крестьянки отправлялись в Петербург или города Финляндии, где торговали в разнос нитками, кружевами. Востребованной среди крестьянок оставалась работа по найму – няньками, сиделками, кухарками, прачками, портнихами, наемными сельскохозяйственными рабочими, работницами в ремесленных мастерских. Карельские женщины также были предпринимательницами. Во многих деревнях работали так называемые мелочные лавки. Там можно было купить любимый карелами чай, кофе, а также товары повседневного спроса – сахар, спички и т.д. Доля женщин в этой области составляла от 24 до 39 процентов.

 

– Если говорить об отходничестве, насколько беспрепятственно могла крестьянка покинуть  деревню?

 Женщина так просто уйти не могла, для этого нужен был паспорт или свидетельство для отлучки – документ назывался по-разному. Изначально он выдавался только мужчинам. Для того чтобы уйти, женщина должна была получить разрешение у главы семьи – мужа или отца. Разбор прошений, поданных крестьянками на получение паспорта, тянулся от полугода до года. В конце XIX века местные и центральные органы буквально захлестнул поток женских прошений на выдачу документов «на отлучки». Суть прошений сводилась к необходимости женщине зарабатывать средства в связи с экономической несостоятельностью мужа. В редких случаях причиной обращения карелок являлось рукоприкладство мужа. Кроме того, паспорт мог служить альтернативой разводу – супруги просто расходились без официального расторжения брака, а крестьянка таким образом получала независимость.

Только в 1914 году вышел закон, который освобождал женщин от обязанности спрашивать разрешения главы семьи при получении паспорта.

– Какие специальности у крестьянок остались невостребованными?

 Те, что требовали специального образования – акушерка, учительница. Например, в Олонецкой губернии был такой случай. Генерал-губернатор Григорий Григорьев добился выделения 12 мест для обучения местных крестьянских девушек в Петербургском родовспомогательном заведении. Однако столкнулся с невостребованностью профессии акушерки. Одна из причин заключалась в многовековой истории существования института непрофессиональных повивальных бабок. Кроме того, чтобы поступить в такое заведение, необходимо было окончить школу. Но не все семьи могли позволить себе отпустить девочку для продолжения обучения. Девочки с малых лет помогли матери в домашних делах, следили за младшими братьями и сестрами. Женщина должна была реализовывать свое предназначение – стать женой и матерью.

– Отстаивали ли женщины свои права?

 Что такое права? Если бы мы задали этот вопрос карельской крестьянке, боюсь, она бы нас не поняла. Своевременное замужество, женитьба, рождение детей, дом, экономическое благополучие – предел мечтаний крестьян. Необходимость отстаивать то, что сегодня называется правами, возникала в случае разлада в семье или по причине экономических проблем.

 

Не слом, но медленный поворот

– Можно ли говорить о том, что на рубеже веков произошел слом в положении женщины?

 Скорее закладывались основы новых взаимоотношений между полами, которые чуть позже реализуются советской властью. Происходил медленный поворот, однако опять же этот процесс был однонаправленный – женщина брала на себя часть мужских обязанностей, но обратной ситуации не было. Можно говорить о том, что в период военных или экономических катаклизмов как бы приоткрывается затвор и женщины получают больше прав. Потом может произойти возврат, женщине напоминают, что она прежде всего мать и жена.

 

Женщины на лесозаготовках. Конец 1920-х гг. (Научный архив КарНЦ РАН
Женщины на лесозаготовках. Конец 1920-х гг. (Научный архив КарНЦ РАН)

– Если говорить о современной России, в какие годы наблюдалось открытие и закрытие этого шлюза?

 В девяностые годы, например, шло стихийное вовлечение женщин во все сферы экономики. Вспомним огромное количество женщин-челночниц. Однако, говоря о современности, не следует забывать последствия демографических катастроф советского периода, которые коснулись мужской части населения. Политика раскулачивания, которая привела к исчезновению крепких хозяйств, а вместе с ними и слоя трудоспособных мужчин, череда военных действий – всё это и многое другое создали современную структуру гендерных отношений.

Сейчас провозглашается возвращение к так называемым традиционным семейным ценностям. Но что такое традиционные семейные ценности? Как видно даже из этого короткого интервью, это довольно условное понятие. Но оно может использоваться для достижения каких-либо политических целей или как идея для консолидации населения.

– Насколько ново гендерное направление в исследовании?

 В зарубежной гуманитарной науке рождение гендерных исследований приходится на вторую половину XX века. Получив толчок для своего развития, прежде всего от женских исследований, гендерологи переместили акцент с изучения неравноправного положения женщины, с проблемы патриархата на исследование более широкого социального контекста – на анализ гендерной системы. С этого момента категория гендера получила статус, равнозначный по значимости категориям «класс» и «этнос». В России это направление стало развиваться с конца 1980-х годов.

– В карельских архивах достаточно материала по этой теме?

 Очень сложно найти материал, который касается крестьянской повседневности – большинство крестьян оставались неграмотными. Поэтому так ценен этнографический материал, собранный в свое время учителями, священниками, этнографами. Если, например, дворянки оставили дневники, мемуары, то крестьянки этого не делали. Я ориентировалась также на делопроизводственные документы XIX – начала XX веков: прошения, жалобы, в которых человек излагал суть своей проблемы, в этих описаниях присутствуют элементы повседневности.

– Юлия, сегодня гуманитарная наука переживает не лучшие времена в финансовом плане. Почему вы выбрали этот путь?

 Это непростой вопрос. Мне нравится искать ответы в прошлом на вопросы настоящего, выявлять параллели. Интересно работать в архивах, искать по крохам какие-то материалы. Сейчас я стараюсь больше сама собирать полевой материал, интерпретировать его, учусь правильно формулировать вопросы для беседы с людьми. Каждое интервью – новый опыт, в том числе когда его даю я сама.