Главное, Общество, Утраты

Алла Белозёрова: первый путь

Алла Белозерова. Фото Ирины Ларионовой

Так пролетает жизнь – ракетой, кометой, падающей звездой: родился, женился, ушел из нее. Но кто-то успевает посветить и осветить жизнь вокруг себя. Алла Александровна Белозерова светила!

Она ушла утром 3 декабря. Заслуженный журналист Карелии, лауреат премии Союза журналистов республики «За мастерство и достоинство», создатель и 17 лет редактор самой читаемой республиканской газеты – «ТВР-Панорама».

Она – мой учитель, мой ориентир в профессии и жизни, близкий и такой важный для меня человек. Пытаюсь подобрать слова – мэтр карельской журналистики, ее прима, планета Белозерова… Звучит сухо, казенно. О ней так не хочется.

Известие о ее смерти потрясло не только журналистское сообщество, всех людей знавших ее, но, кажется, весь город. Она была штучным экземпляром, событием для Карелии, историей.

Лев по гороскопу – она и в жизни оставалась львицей. Гордая, непреклонная, умная и красивая. Всегда с прической, всегда с макияжем. Очень не любила, когда ее заставали не в форме. Полагаю, и мусор выносила в платье и туфлях. Окружающим тоже не прощала неопрятности и неряшливости. Умела владеть собой и обладала, увы, редким сейчас свойством – чувством собственного достоинства.

Очень трудно подпускала к себе, но если принимала, то навсегда. За своих стояла горой: сама могла устроить ураган и цунами, но если трогал кто-то со стороны – берегись.

Говорили, у нее тяжелый характер. Помню, кто-то из коллег спросил: «Как ты работаешь с Белозеровой?» Вначале я даже не поняла, о чем речь. Что это вообще значит – тяжелый?! У нее просто он был, характер, была воля и дух!

Она была порядочной, прямолинейной, верной слову и делу. Поэтому мне с ней всегда было легко и понятно: сделал хорошо – миллион похвал; плохо – разнесет в пух и прах. Пару раз после такой трепки я от обиды плакала в твровском туалете. Но никогда – ни тогда, ни сейчас – я не мечтала бы о лучшем редакторе.

«Учись у меня, как надо делать и как не надо», — говорила она. А я знала: она никогда не делала «как не надо».

У нее была феноменальная интуиция и может быть третий глаз. Она молниеносно читала ситуации,  давала порой неожиданные, но всегда верные оценки происходящему, безошибочно чувствовала людей, могла вмиг дать человеку афористичное и емкое определение. У нее вообще была прекрасная речь – чеховская и немножко набоковская. Говорить, слушать ее – удовольствие. Думается, многие приходили к нам в «ТВР» просто, чтобы пообщаться с ней.

В ней всегда угадывалась порода. Покровителей она не искала, компромиссы принимала, но в принципиальных вещах не сдавалась (ушла из газеты, когда сил сопротивляться уже не стало), со всеми держалась одинаково: и с большими начальниками, и с маленькими людьми.

Ходила к нам в редакцию бабуличка: какие-то проблемы с сыном, денег нет. Продавала открыточки, календарики, вязаные прихватки. Алла Александровна всех нас просила что-нибудь из этого купить, сама покупала помногу, слушала внимательно бабушку, подолгу с ней беседовала.

Благодаря великому сердцу и железной воле она придумала и создала уникальную, самую читаемую в республике газету – добрую и уютную для всей семьи.  С историями про нас самих. «Нет ничего интереснее, чем жизнь соседа», — говорила она и наслаждалась, если видела, что в «ТВРку» заворачивают цветы или кто-то  устроил скамеечный пикник на газетных листах. Значит, читают.

Слоганом для газеты выбрала тютчевские строки: «Смягчай, а не тревожь сердца». И до последних дней работы редактором старалась ему соответствовать, по возможности оберегать читателей от «перчика» — шумных, эпатажных, тяжелых новостей.

Обладая большущим талантом, она и сама ценила и чувствовала талант: Гнетнев, Габалов, конечно, Шлейкин… В золотой век «ТВР-Панорамы» ее всегда окружали мужчины.

Алла Белозерова и Юрий Шлейкин. Фото Виталия Голубева
Алла Белозерова и Юрий Шлейкин
Алла Белозерова с коллегами по «ТВР-Панораме»

Алла Белозерова с коллегами

Алла Белозерова с коллегами

Алла Белозерова с коллегами

 

Очень гордилась орденом Дружбы (смеялась: название хорошее, доброе) и премией «За мастерство и достоинство» (когда отмечают коллеги – это высшее признание).

Любила свою дачу на Зимнике.  Мне кажется, ей доставляло одинаковое удовольствие – и большой тираж газеты, и хороший урожай кабачков. Может быть, кабачки даже больше.

Ее дом на Зимнике находится недалеко от дома художника Мюда Мечева и его супруги Ольги Хлопиной, с которыми Алла Александровна дружила.  Ольгой Хлопиной она восхищалась, а я удивлялась: сама состоявшаяся, цельная и ценная личность она остается открытой для того, чтобы учиться у других. Ей вообще нравились  женщины такого типа: Вишневская, Плисецкая, Быстрицкая…  Да и сама она была им ровней.

Меня она любила (так мне кажется), волновалась и опекала по-матерински. Решала мои бытовые проблемы, помогала деньгами (и не только мне). Была счастлива, когда я вышла замуж и родила дочку (радовалась: почти в один день с ней, тоже львица).

Была очень верующей. Она давно и тяжело болела. Никогда не обнаруживая этого публично (наоборот, запрещала говорить о своих недугах, не позволяя никакой жалости к себе), несколько раз просила: «Машечка, помолись за меня».

И кто знает, мы провожаем Аллу Александровну в последний путь или в первый?!  Туда, где тишь и благодать, туда, где ждут, туда, где мы еще встретимся?!

Я люблю вас, Алла Александровна. Спасибо вам за все. И, пожалуйста, помолитесь там за нас.

Мария Вдовина,

корреспондент газеты «ТВР-Панорама» в 2004 – 2009 годах

Фото Ирины Ларионовой, Виталия Голубева и из архива газеты «ТВР-Панорама»

Журналисты «Лицея» приносят глубокие и искренние соболезнования друзьям и близким Аллы Александровны. Скорбим вместе с вами. Алла Белозерова была большим другом «Лицея». Вечная память!

Церемония прощания состоится 6 декабря, во вторник, с 10.00 до 11.00 в траурном зале по адресу: ул. Вольная,4.

  • ИЛ

    Как верно сказано, с душой..Лучше просто не скажешь..Подписываюсь под каждым словом.. Вечная память Настоящему Человеку!