Алла Нестеренко

Крупными мазками

фото с сайта schastliviymir.ru
фото с сайта schastliviymir.ru

После семинара московского гостя поверить в успех модернизации дополнительного образования Карелии мне  пока не удалось.

Семинар Александра Анатольевича Попова по развитию дополнительного образования в Карелии прошел в нашем институте повышения квалификации в начале декабря. Я собиралась написать короткий материал сразу, по горячим следам – не получилось. Понадобилось время, чтобы решить, хочу ли я рассказать об этом и о чем именно хочу рассказать. 

Собственно теорией дополнительного образования я никогда не занималась, да и практические познания мои лежат в большей степени в области школьного, то есть общего образования. Слово «общее» говорит само за себя: никто не спрашивает ребенка, хочет ли он это образование получить. Любишь ты математику или  ненавидишь, а определенный законом минимум математических знаний предъявить для получения аттестата зрелости все равно обязан.

Проблема мотивации в общем образовании выражена гораздо мягче, чем в дополнительном: мотивировать на учебу человека, который в любом случае должен прийти в школу и посвятить ей некоторую часть своего времени, гораздо легче, чем сделать то же самое в условиях ДОПа, где никто никому ничего не должен. Малышей на занятия в кружки и секции приводят родители или, например, воспитатели группы продленного дня. Подростков уже никто не может никуда привести. Раньше они приходили сами. Каждый уважающий себя человек чем-нибудь занимался помимо школы, благо, время на это было. Теперь помимо школы старшеклассники все больше готовятся к ЕГЭ с репетиторами, посещать кружки им просто некогда. По этой причине образовательный отдых на каникулах и краткосрочные проекты для подростков сегодня гораздо более актуальны.

Модернизировать дополнительное образование, очевидно, надо. Другой вопрос – как. Признаюсь, я не поддерживаю стенания о том, что мы разрушили нашу лучшую в мире систему образования и теперь необходимо ее возродить. Профессионально занимаясь ТРИЗ (теорией решения изобретательских задач. — Ред.), я кое-что знаю о развитии систем и абсолютно уверена, что возрождение старой системы в новых условиях не доведет до добра.

Появление нового стандарта мы с коллегами приняли с энтузиазмом, и я долго не могла сообразить, как получилось, что вполне здравые идеи реализовались в такой, мягко говоря, странной форме. Полученный в основном образовании опыт заставляет с подозрением относиться к грядущим реформам в области образования дополнительного. Тем более интересно было взглянуть на человека, который (как бы это выразить корректно?)  имеет возможность немножко порулить процессом модернизации российского образования.

А.А. Попов Фото с сайта opencu.ru
А.А. Попов Фото с сайта opencu.ru

Итак, Попов Александр Анатольевич, доктор философских наук, представитель научной школы Г.П. Щедровицкого, профессор Федерального Института Развития Образования (ФИРО), научный директор Открытого Корпоративного Университета, руководитель и консультант ряда корпоративных программ кадрового развития и территориальных проектов открытого и дополнительного образования. К нам Александр Анатольевич приехал по приглашению директора лицея №1, депутата Законодательного собрания Карелии Эмилии Эдгардовны Слабуновой, чтобы помочь в разработке программы развития дополнительного образования в Карелии. На семинар позвали в основном директоров различных учреждений дополнительного образования Карелии и их заместителей.  Было там также некоторое количество педагогов и методистов, к коим отношусь и я. Меня на семинар отправили с основного места работы, республиканского центра «Ровесник».

Свою позицию московский гость обозначил сразу, крупными мазками. «Теория учебной деятельности – моя любимая теория». «Дополнительное образование должно заниматься образованием, не чем попало, а именно образованием».  «Если родители не готовы заплатить небольшие деньги, значит, им на самом деле ничего не надо. Стоит ли нам в этом случае заниматься с их детьми?» «Образованием должны управлять профессиональные менеджеры». «С чиновниками надо уметь разговаривать. Не надо предлагать им то, что невозможно осметить». «Через 50 лет школы в ее нынешнем виде практически не будет» (не ручаюсь за точность цитат, но, надеюсь, смысл передаю верно).

В первый день прошла конференция, с докладами карельских зам. министров и московского гостя в первой части и круглыми столами во второй. Александр Анатольевич описал три модели организации дополнительного образования.

1) Дополнительное образование представлено сетью учреждений (такой вариант реализован сегодня в Карелии и большинстве регионов страны).

2) Дополнительное образование как комплекс образовательных услуг.

3) Дополнительное образование как комплекс образовательных программ.

Лекции А.А. Попова продолжались и в следующие дни семинара. Нам представили концепцию формирования личности в образовании, интересные примеры из практики самого Александра Анатольевича, например, проект «Компетентностная олимпиада», где дети имеют возможность научиться применять на практике свои знания по истории и географии, создавая собственные миры и вписывая себя в социокультурное пространство.

Несмотря на внешнюю грубоватость, вел себя московский гость вполне достойно: от работы не отлынивал, материалами поделился, комплиментов карельским педагогам наговорил (кажется, вполне искренне). При этом настоятельно продвигал «рыночные» модели: на что есть спрос? кто заплатит? как осметить?  И все три дня, пока шел семинар, я пыталась сама себе объяснить – что же меня-то во всем этом не вполне устраивает? Что кроме личных проблем педагогов старой формации, которые явно не найдут себе места в новых рыночных моделях, можно предъявить этому компетентному и успешному человеку?

Думаю, не одна я пребывала в таких сомнениях. В зале, однако, был человек, который с самого начала точно знал, что его не устраивает. Вел он себя плохо: выступал с места, провоцировал докладчика, задавал нелицеприятные вопросы и не выслушивал ответы. Зал терпел. Видимо, Сергей Эрландович Воздвиженский, руководитель карельских скаутов и директор Детско-юношеского центра Петрозаводска в этой аудитории многое мог себе позволить. Конструктива в его поведении, прямо скажем, было немного, но все же достаточно, чтобы понять: у Сергея Эрландовича имеется очень четкая педагогическая позиция, отличная от позиции московского гостя. По мнению руководителя карельских скаутов, дополнительное образование прежде всего несет ответственность за воспитание детей, в этом его миссия. Все остальное – только ресурс для решения воспитательной задачи. Проще говоря, не так важно, чему мы там в дополнительном образовании ребенка или подростка учим: запускать самолетики, прокладывать туристический маршрут или вышивать крестиком. Важно организовать ему деятельность, в которой он будет личностно развиваться, чтобы он человеком стал и в тюрьму не сел. Против того, чтоб подросток в тюрьму не сел, Александр Анатольевич тоже не возражал. Но и тратить на это государственные деньги как-то не рвался. «Не надо говорить чиновникам о воспитании, этот процесс нельзя осметить!» — тоже позиция.

Семинар между тем продолжался. Нас разделили на группы по интересам. В первый день предложили договориться о понятийном аппарате и поставить проблемы, во второй – наметить пути решения. Я пошла в группу, которая занималась содержанием. Не успели мы начать работу и задуматься о том, как будем ее организовывать, как в аудитории появился С.Э. Воздвиженский. Подняв и здесь не очень конструктивный, на первый взгляд, шум, он высказался в том смысле, что надо понять, какие у детей запросы, от этого и строить содержание. И ушел, видимо, будоражить другие группы. А мы стали придумывать, как строить содержание от запроса. Прикинули, какие есть реально у детей запросы, как их можно структурировать, чего в нынешнем содержании недостает и что делать с теми подростками (их сегодня много), которые на вопрос о том, чего они хотят, честно отвечают, что им не надо никакого дополнительного образования, им и основного чересчур много.

Проанализировав результаты собственной работы, мы решили, что отсутствие запроса – это тоже запрос, то есть запрос в нашем понимании – это проблема. Таким образом, запрос может возникнуть и у самих детей, и у родителей, и у школы, и у общества. А значит, запрос детей и родителей на образовательные услуги надо не просто удовлетворять, его необходимо формировать. И вот на последнее, видимо, как раз особенно нужны деньги, так как родители, чьим детям ничего не надо, в большинстве своем не готовы заплатить за то, чтобы изменить эту ситуацию.

Отчет нашей группы в первый день вызвал большой энтузиазм московского гостя: «Ну ничего себе, первая же группа, да еще та, что занимается содержанием, выдает ЧИСТО РЫНОЧНУЮ МОДЕЛЬ!!! То есть вы мыслите в модели образовательных услуг!» (в этом месте я почувствовала себя предателем собственных идеалов. — А.Н.). — Кто же вам мешает это реализовать? Вы говорите – реальный запрос идет в основном на подготовку к ЕГЭ – ну и занимайтесь подготовкой к ЕГЭ, это же выгодно!»

Попытки объяснить, что мы по-разному понимаем слово «запрос» пришлось перенести на второй день, так как в первый день они, как мне показалось, успеха не имели. Зато я стала понимать, что мне не нравится в рыночной модели. Образование должно идти впереди общества уже потому, что оно готовит людей к жизни в завтрашнем дне. Рынок образовательных услуг, ориентированный  на сегодняшний актуальный массовый запрос, будет не двигать общество вперед, а плестись у него в хвосте, оставляя при этом за бортом существенную часть детей и подростков, которым не повезло родиться в культурной семье, порождая опасное неравенство образовательных возможностей. Возникает опасение, что образование, ориентированное на массовый запрос,  будет походить на масс-культуру. Образы, которые порождает сегодня этот термин, по-моему, достаточно убедительны.

Во второй день мы пытались представить какие-то варианты решения проблем (конкретно наша группа – сохранить в учреждениях ту работу, на которую актуальный запрос сегодня имеется и решить проблемы удовлетворения новых запросов и их формирования иными средствами). Московский гость в диалоге с группами продолжал собирать информацию и удивляться тому, что в Карелии, оказывается, есть образовательные ресурсы, а также продвигать идею создания менеджерских центров.

Все шло вполне предсказуемо, пока не выяснилось, что группа, занимавшаяся взаимодействием с некоммерческими организациями (НКО), отказалась от своего выступления в пользу С. Э. Воздвиженского. Он рассказал-таки свою концепцию организации центра дополнительного образования. Выглядит это примерно так. 1) Дополнительное образование несет воспитательную миссию, проще говоря – учреждение ДО берет на себя ответственность за детей, проживающих в зоне его действия. 2) В центре отработана схема взаимодействия образовательного учреждения с общественной организацией. «Общественная организация и ДЮЦ заключают договор о сотрудничестве. ДЮЦ утверждает образовательную программу, реализуемую на базе общественного объединения, и принимает руководителей организации на работу в качестве педагогов дополнительного образования и педагогов-организаторов. Организация как юридическое лицо самостоятельно привлекает финансовые средства для реализации проектов по работе с детьми» (дабы не исказить смысл, цитирую  сайт ДЮЦ). К чести московского гостя, он резко поменял свою позицию в отношении руководителя карельских скаутов. «Вы предлагаете работоспособную учрежденческую модель, которой у меня просто раньше не было!»

Расстались все мирно, даже тепло. Александр Анатольевич Попов настроен на еще один семинар, где обещал организовать оргдеятельностную игру по разработке модели карельского допобразования. Если в этой игре поучаствуют люди, которые потом будут этой самой разработкой «рулить», может быть, она принесет реальную пользу не только самим участникам, но и региону.

Мне интересно было работать в семинаре Попова и очень хочется попасть к нему на оргдеятельностную игру. Я убеждена, что Александр Анатольевич делает интересные инновационные проекты, которые приносят большую пользу их участникам. Что сам он на своем месте вполне способен решать различные проблемы, в том числе, формировать новые запросы, мотивируя все большее число детей к участию в ярких образовательных событиях. Видимо, он умеет зарабатывать деньги, не воруя. Он интересный ученый (некоторые его работы можно найти здесь) и сильный практик с собственной внятной педагогической позицией, при этом способный слушать и воспринимать другую точку зрения.

Но в успех модернизации карельского дополнительного образования поверить мне пока не удалось. Причина проста. Я не против того, чтобы в образовании появились грамотные менеджеры, которые помогут педагогам эффективно решать педагогические задачи. Но я очень боюсь, что все, как часто у нас бывает, встанет с ног на голову, и не менеджеры будут помогать нам решать наши задачи, а мы, педагоги, будем решать задачи менеджеров, то есть «миссией» образовательного учреждения станет не образование, а получение прибыли или, на худой конец, минимизация убытков. Миссия, конечно, вещь эфемерная, и «осметить» ее практически невозможно, только, видимо, не умеем мы пока заниматься образованием без этой вот эфемерной вещи. Наблюдать попытки приходилось не раз – они не радуют. Получается все как-то криво: цели размытые, задачи за уши притянутые, результаты хилые, и все это пропитывается циничной скукой.

Формирование системы ценностей – одна из самых главных, больных проблем образования. Есть вещи, которые не алгоритмизуются и не технологизируются. Лицемер и циник, пропагандирующий искренность и приверженность идеалам, передаст детям ценности лицемера и циника. От этого никуда не деться. Может быть, по этой причине в нашем государстве так плохо обстоят дела с образованием, несмотря на то что инновациями занимаются умные и талантливые люди.

  • ВМ

    Разделяю тревогу по поводу успеха модернизации дополнительного образования в Карелии после семинара столичного ученого, хотя всегда интересен опыт специалиста.Согласен с автором, что «формирование системы ценностей — одна из самых главных и больных проблем образования.»
    Но у нас же есть свой уникальный опыт -«Школа Фрадкова». Мы участвовали во всевозможных олимпиадах,смотрах,конкурсах,фестивалях,спортивных соревнованиях не только карельского,но Российского уровня.Осваивали профессионально различные специальности,зарабатывали деньги и тратили их на нужды нашей школы,обеспечивали столовую овощами. Ездили собирать урожай далеко за пределы Карелии. Пристроили к зданию школы спортивный зал.Был свой отряд НД,который следил за порядком.Старшие шефствовали над младшими. Во общем шел непрерывный образовательный и воспитательный процесс. У Исаака Самойловича не было не востребованных детей,все занимались делом по душе.Самое пристальное внимание было к детям из «трудных семей». Считаю- необходимо скурпулезно изучить опыт Патриарха педагогического труда Карелии. Механизм есть — ежегодные «Фрадковские чтения»,максимально перенести опыт для решения нынешних проблемм. Сегодня у нас в этом есть хороший помошник — ТРИЗ.Раньше его не было. Нужно сделать так,чтобы в школьной библиотеке были книги А.Селюцкого по ТРИЗу, чтобы каждый,кто хочет факультативно его изучал. Глубоко убежден,что ребенок познавший азы ТРИЗа на прядок грамотнее в решении проблемм окружающего мира.Тем более что А.Нестеренко — блистательный педагог по ТРИЗу. Желаю Удачи!.

  • Стен

    Меня всегда напрягает, когда из Москвы приезжают нас учить, не зная, а что, собственно, есть у нас, какие тут свои фишки, какая у местных собственная гордость. Нет, я не против умных людей послушать, поспорить с ними, но не надо все как руководство к действию принимать. Порадовало, что, судя по этой публикации, наши дали жару столичному гостю. Может, толк и будет, хотя не очень верится…

  • Марина

    Дополнительные виды образования будут доступны 75% детей
    сайт «Наука и технологии РФ»

    На прошедшем 17 декабря совещании с участием вице-премьеров Ольга Голодец, заместитель председателя правительства, рассказала Дмитрию Медведеву о результатах заседания Координационного совета по поддержке молодых талантов.

    Она отметила, что для развития личности ребенка требуется развивать систему дополнительного образования.

    «Сегодня занятия досуговой деятельностью являются основой для поддержки молодых талантов. И мы говорили о тех путях, которые будут разработаны, для того чтобы расширить и, как мы говорили, довести до 75% охват детского населения дополнительными видами образования. Такой план есть и он реализуется», – заявила Голодец.

    Напомним, что в Послании Федеральному Собранию президент призвал развивать систему технического и художественного творчества, открывать кружки, секции, летние спортивные лагеря, специальные познавательные туристические маршруты для детей. Эти возможности должны быть доступны каждому ребёнку, вне зависимости от места жительства или материального положения семьи.