Главное, Родословная с Юлией Свинцовой

Семейный вечер в Рождество

Котиковы 003

Это только кажется, что случайность случайна. На самом деле, это ещё не обнаруженная закономерность. Вот одна из них за три последних года сложилась у меня сама собой – в рождественские дни предки приходят ко мне обязательно целыми семьями.

 

 

 

Ночь разливает сны и чары,
И полон этих чудных снов
Преданьями своими старый
И вечно юный Петергоф.
П. Вяземский

 

 

В 2014-м это был привет разом из Америки и Германии — семейство Амелунгов, мои 5 раз прадедушка и прабабушка с 16 детьми. В прошлом году Майеры – несметное количество фотографий моего петербургского двоюродного прапрадеда врача Карла Карловича и его многочисленных детей из Швейцарии. Этот толстый шикарный альбом мне вообще-то должны были вручить при рождении, но пришлось искать своё наследство самой. А в этом году меня пригласили в Петергоф.

 

По материалам дела моего расстрелянного в 1938 году деда Павла Павловича Котикова, его отец, мой прадед Павел Сергеевич, был механиком, работал в мастерских Технологического института, а сам дед родился в Петергофе. По семейным преданиям, прадед был механиком по фонтанам, в институте работал у Д.И. Менделеева, а в 1906 году в 54-летнем возрасте из-за ослабленного зрения вернулся на родину в Костромскую губернию, где его отец, дядя, да и сам он когда-то родились крепостными. Возможно, про зрение верно помнят, так как на единственном сохранившемся фото он в очках. Но кроме того, именно Технологический институт в начале прошлого века имел репутацию гнезда крамолы и был после поражения революции 1905 года на некоторое время закрыт. Среди студентов было много участников  «Народной воли»  и, по преданиям, прадедушка к этому тоже якобы имел какое-то отношение.

 

Ещё от мамы, потом от её двоюродной сестры я многое о семействе знала.  А когда недавно стало возможно за небольшие деньги (350 рублей за две недели, но можно и на меньший срок, тогда дешевле) окунуться в метрические книги питерского архива онлайн, я это незамедлительно сделала.

 

Разобраться в описях нелегко. Поначалу казалось, что нужных мне метрических книг по Петергофу вообще нет. Постепенно вникла. Среди сонма всех Троицких поди да отыщи единственно нужную. А одна и та же церковь Св. Живоначальной Троицы на кладбище в Старом Петергофе (таково её официальное название) в описях ещё и называется по-разному: Троицкая кладбищенская в городе Петергоф, Троицкая в Старом Петергофе, Петергофская Троицкая, Петергофская Троицкая кладбищенская, Троицкая кладбищенская в городе Петергоф, Троицкая кладбищенская в Старом Петергофе, Троицкая в Петергофе, Троицкая приходско-кладбищенская Петергофского уезда, Церковь Петергофская Троицкая, Троицко-кладбищенская. Всё-таки отыскала. И начала просматривать подряд, где разборчивые и чёткие, а где выцветшие и непонятные строчки. С идеальной каллиграфией прошлых веков нас немного обманули.

 

Каждая найденная запись всегда приводит в полный восторг! Какой-то момент оживления и соприкосновения. А ещё осознание – ты существовал задолго до своего рождения в этих людях. И если бы не они, то и не ты. А вторая мысль – они и сейчас в тебе…

 

Первым в апреле 1884 года родился Николай. Родители всегда записаны одинаково – «Костромской губернии, Кологривского уезда, Посада Парфентьева мещанин Павел Сергеев Котиков и законная его жена Анна Кирова, оба православные и первобрачные». Восприемниками от купели стали «Владимирской губернии, города Коврова мещанин Григорий Андреев Тучин и Ярославской губернии Угличского уезда Кондаковской волости деревни Кожелева жена крестьянина Митрофана Иоаннова Щербакова Иустина Никитина».

 

Второе имя мне понятно – брат Павла Сергеевича Котикова Кир женился на её дочери. А вот первое стала искать в интернете и вот что нашла. Тут Григорий Тучин назван мещанином, но потом исключительно купцом. Участвовал своими средствами в возведении церкви в посёлке Саблино под Петербургом, кроме денег, пожертвовал для неё 300 пудов кровельного железа, был членом Строительного комитета. Здание сгорело во время войны, но сейчас восстанавливается.

Вот пишу и сразу ещё раз проверяю имена во всемогущем интернете. Попадается запись, которую два дня назад не видела:

«Лариса Скидан
Мой прадед Григорий Тучин, купец 1-ой гильдии. Наше родовое имение «Саблино» под Питером, ныне Ульяновка. Я живу в Севастополе, а в Саблино живет моя двоюродная сестра. Ещё его называли Медным королем».

Делюсь чем могу, оставляю в комментариях сканы метрических записей с именами её прадеда и членов его семьи, они ещё не раз будут восприемниками моих Котиковых, а также то, что интересного удалось мне найти о Тучиных в интернете. Кто сказал, что есть во времени какие-то прошедшие и будущие периоды? Вы чувствуете – всё в настоящем!

 

Про дядю Колю знаю немного. Работал машинистом паровоза, но в 20-е годы вернулся в Александровское, костромскую родину всех Котиковых. С тех пор жил в деревне, работал пасечником, мой брат ещё успел его повидать. Семьи своей не имел, был тихим, спокойным, мягким, как и его мать, человеком, умер в 1959 году.

 

Ник Павл Котиков 1884

yI9f7lFiPJo
Сельская жизнь дяди Коли

 

Второй сын Леонид родился уже через год, в ноябре 1885-го. Эта запись мне никак не давалась, потому что считалось, что родился он позднее. Его восприемниками были «смотритель Петергофского Военно-Продовольственного магазина подполковник Александр Артемиевич Вилламов и Владимирской губернии города Коврова мещанина Григория Андреева Тучина жена Елизавета Иоаннова». Про Елизавету Ивановну нам уже понятно, иду смотреть сведения об Александре Вилламове.

 

Вилламовы выходцы из Германии, в сети есть их родословное дерево. Фамилия в России известная. Дед Александра Артемьевича Григорий Иванович был статс-секретарём императрицы Марии Фёдоровны. Отец Артемий Григорьевич «агитировал против принятия присяги Николаю I. Арестован, но по высочайшему повелению наказания не понес». Был военным, позднее действительным статским советником. Дядя Александр Григорьевич генерал-лейтенант, известный гидрограф, начальник Гидрографического департамента Морского министерства. Другой дядя, Григорий, генерал, начальник артиллерии Санкт-Петербургского военного округа. Интереснейшая семья! В контакте нахожу и сейчас живущих в Петербурге носителей этой фамилии. Жизнь продолжается!

 

Леонид жил в Москве, Петербурге, похож был на мать, в никитинскую породу пошёл. Служил по финансовой части. На единственном фото, где ему почти 44 года, он вместе с братом Павлом, моим дедом. Есть надпись — «Дорогой маме от любящих сыновей». Довольно представителен, с ручкой в кармане. От рязанской простой женщины Насти имел сына Валентина, родственники помнят его в военной форме, но этого человека я никак не могу отыскать уже многие десятилетия. Леонид Павлович, добрый, хороший, умный человек, был подвержен запоям, что было горем для матери. Умер довольно рано и, кажется, от рака.

 

о рождении Леонида Котикова восприем

леонид котиков
Леонид (слева) вместе с братом Павлом

 

Ну а третьей была, наконец, девочка, любимая тётушка моей мамы, заменившая девятилетней сироте родителей. Добрая, ласковая, замечательная сельская учительница русского языка и литературы, награждённая орденом Ленина и Трудового Красного Знамени, она всю жизнь проработала в родных костромских краях. Долго помнилась как «замечательный педагог, великолепный мастер своего дела, человек широкой эрудиции, неутомимая труженица, чуткий, заботливый друг для всех людей», а ещё – как любимая учительница и «учитель учителей».

Умрёт в январе 1964 года, немного не дожив до 75-летия, там же, в деревне Павлово, куда перед войной был перевезён родительский дом из усадьбы господ Бестужевых Александровское. У них когда-то крепостные мои предки Котиковы жили в дворовых людях. Я смутно помню приезд мамы с похорон тёти Лиды, ведь мне было уже три с половиной года. Последние годы жизни тётя Лида коротала с братом Колей, летом им всегда помогал младший брат Сергей, приезд которого старики очень ценили и очень ждали.

 

А родилась тётя Лида по старому стилю 13 февраля 1889 года. Её от купели принимали «Петергофский временной купец Илия Никитин Суханов и Посада Парфеньева мещанка девица Ольга Сергеева Котикова». Про Илью Никитича пока ничего не удалось найти, кроме одной интересной фразы: «на Знаменской ул. в доме Прокофьева в Петергофе находился галантерейный магазин И. Н. Суханова». А вот Ольга Сергеевна меня порядком удивила. По отчеству должна отцу ребёнка приходиться родной сестрой. Это подтвердилось ещё одной метрической записью, где она названа «Костромской губернии, Посада Парфентьева мещанина Сергея Петрова Котикова (а это уже мой прапрадед) дочерью девицей». Вот только у моего прадеда было три брата и единственная сестра Олимпиада. Могу допустить, что ей не очень нравилось её имя, и потому записана Ольгой. Наличие ещё одной сестры, не дожившей до общего фото 1906 года, маловероятно, родные помнили бы её.

 

Лид Котик др источник

x_5c258805
Тётя Лида в центре, а справа сестра Шура

 

Лидия Павловна Котикова
Лидия Павловна Котикова

 

Следующим ребёнком чете петергофско-костромских Котиковых в ноябре 1891 года бог дал дочку Варю. А вот её восприемники, один из них очень интересен! «Свиты Его высочества Георгия Максимиллиановича герцога Лихтенбергского генерал-лейтенант Владимир Николаевич Зубов и дочь коллежского асессора девица Надежда Андреева Колерова».

Родившись на Вологодчине, Зубов служил в лейб-гвардии Преображенском полку. После окончания Николаевской академии Генерального штаба в 1867 году был назначен воспитателем Сергея Максимиллиановича Лейхтенбергского, внука царя Николая I, и его жизнь и служба будут отныне и навсегда связаны с домом герцогов. Спустя десять лет он горько оплачет смерть своего воспитанника, в 26 лет погибшего во время русско-турецкой войны. «Проводив воспитанника на войну, Владимир Николаевич с тревогой следил за тем, как разворачиваются события. Гибель герцога потрясла его, ведь своих детей у него не было». После смерти Сергея генерал состоял при его брате Георгии.

Звание почётного гражданина Вологды было присвоено генералу Зубову «в знак искреннейшей признательности городского общества за особенно сочувственное отношение к важнейшим нуждам города и заботы о его благоустройстве».

 

Тётя Варя будет учиться в институте Отта в Петербурге и в 1914 году получит звание повивальной бабки.

«Окончила курс наук в Императорском Санкт-Петербургском Клиническом Повивально-Гинекологическом Институте, показала отличные знания и удостоена звания Повивальной бабки первого разряда с отличием. Ей выдан диплом и предоставлено право свободной практики по своей специальности во всей Российской Империи, а также право работы во всех больничных учреждениях«, — так написано в её дипломе.

 

Выйдет замуж за костромского, с дворянскими корнями, фельдшера Владимира Константиновича Дубровина, ставшего позднее врачом, вырастит сына и дочь, продолжится в четырёх внуках и четырёх правнуках, проживёт долгую, 83-летнюю жизнь.

 

варвара котик др источник 2

Варвара Павловна Котикова
Варвара Павловна Котикова

 

Через три года, 15 апреля ст. ст. 1894 года, семья пополнится ещё одной дочерью, Александрой. В восприемниках уже знакомый нам «генерал-лейтенант Владимир Николаевич Зубов и титулярного советника Иоанна Никитина Войнова жена Екатерина Андреева».

 

Александра с 14 до 17 лет училась в Нижегородской женской церковно-учительской школе на «круглые» пятёрки и получила звание учительницы начального училища. Собиралась поступать в Петроградскую сельскохозяйственную академию им. Стебута, так называемые Стебутовские курсы. В заявлении она интересовалась, «есть ли при Академии общежитие для слушателей и каким пайком пользуются учащиеся». Но, скорее всего, слушательницей не стала, позднее окончила Ленинградский педагогический институт. Многие годы учительствовала в Ленинграде, преподавала русский язык и литературу. Говорят, известная сотрудница Всесоюзного радио Ольга Высоцкая приглашала её работать диктором.

 

У тёти Шуры жили все племянники, которые учились в Ленинграде и до, и после войны. И моя мама, которую она помогала растить, жила у неё на Петроградской стороне, учась в Первом медицинском институте.

 

Александра Павловна едва пережила первую блокадную зиму, надолго попала в больницу с отёчной формой дистрофии, потому, наверное, и выжила. Эвакуироваться весной 1942-го с племянницей-студенткой Верой отказалась. По льду Ладожского озера надо было делать перебежки, понимала — не осилит. Была через месяц вывезена в Пятигорск, где всё-таки попала «под немца». В 1945 году вернулась в Ленинград.

 

Когда мне было 12 лет, мы с мамой съездили в этот двор на Мичуринской, посмотрели на историческое окно коммуналки, где мой папа её и высмотрел, кидал в неё картошиной, чтобы обратить на себя внимание. Подняться в квартиру мама не решилась.

 

Тётя Шура умерла рано, в 56 лет, в 1951 году. Маме досталась и её комната, которую родители поменяли на Петрозаводск, и два старинных шкафа — дубовый шкапчик-библиотека и бюро красного дерева, по преданию сделанные нашими предками, выходцами из костромской Чухломы, краснодеревщиками Никитиными, отцом и братом Анны Кировны. Шкафы немолоды, им давно за сто лет, но живы и являются ещё одним материальным подтверждением ушедших веков. Видишь и трогаешь то, к чему столько раз прикасалось несколько поколений предков — фантастика и охранная моя грамота.

 

Александра Павловна

x_7b51c1ce
Александра (сидит справа), сестра Лида (третья справа)

 

В семье было уже пятеро детей, когда после появления подряд трёх девочек природа решила снова добавить мальчишек.

 

Вначале, 11 февраля ст. ст. 1897 года, родился Сергей. Его крёстными стали «Его Императорское Величество Александр Георгиевич Князь Романовский Герцог Лейхтенберский, а вместо его при купели находился титулярный советник Иоанн Никитин Воинов и жена петергофского мещанина Елена Васильева Юдина». Александр Георгиевич — правнук Николая I и племянник погибшего воспитанника генерала Зубова.

Вот тебе и недавние крепостные! Может быть, это потому, что мои прадед и прабабушка были хоть и не знатными, да образованными и умелыми людьми? Такой механик вряд ли уступал настоящему инженеру, а Анна Кировна, окончив гимназию и зная несколько иностранных языков, и в старости читала романы на французском. Да, видимо, и жизнь в этом особом месте предрасполагала к ежедневному общению таких разных людей.

 

Сергей мальчиком был отдан в услужение купцу в Вологде, а взрослым стал ведущим финансистом, последние годы возглавлял контрольно-финансовый отдел при Министерстве финансов Архангельской области. Чудом уцелел в годы репрессий. Предупреждённый, в одночасье уехал с семьёй из Кологрива в Архангельск, что спасло ему жизнь. Пополнил род Котиковых двумя дочерьми, четырьмя внуками, вереницей правнуков и праправнуков. Многие годы лето проводил в родных костромских деревенских краях, помогая старшим – сестре Лиде и брату Николаю, возил на родину внуков, был ответственен и неприхотлив, добр и ласков, любил весёлые розыгрыши. Прожил больше всех, 84 года, на год обогнав сестру Варю и далеко всех остальных.

 

сергей котиков 1897-2

x_a8b4724a
Сергей Павлович с внуком в родных костромских местах

 

Вот мы подошли, наконец, к рождению моего деда. Павел родился по старому стилю 22 марта 1900 года, начав отсчёт новому веку, веку страшному и кровавому. Его восприемниками стали «Костромской губернии Кологривского уезда Николо-Ширской волости деревни Якунина крестьянин Арсений Михайлов Денисов и жена личного почётного гражданина Александра Михайлова Демидова», о которых более мне ничего найти не удалось, да и мало шансов было.

 

Дед Павел будет технически одарён, в 1917 году окончит механико-технологическое училище, в 1926 — Ленинградский политехнический институт, сделает инженерную карьеру, побывает на стажировке в Германии и будет расстрелян как мнимый «враг народа» в январе 1938 года ни за что. Дед был по жизни упрям, непреклонен, и даже тут сломить его не удалось, выдуманную вину не признал и никого не оболгал. В 1962 году полностью реабилитирован. Только это не могло исправить сделанного преступления – жена была арестована через месяц и 10 лет провела в лагерях, моя мама стала сиротой, мать Анна Кировна лишилась сына, братья и сестры потеряли любимого брата, а страна талантливого работника. Кто же выиграл?

 

Павел Котиков 1900

 

 

Последний сын у четы Котиковых появился в июне 1902 года, когда Павлу Сергеевичу было около 48 лет, а Анне Кировне 40. Старшему сыну Николаю исполнилось уже 18 лет, вот какая разница в таких больших семьях между детьми.

Крёстные Владимира «сын Санкт-Петербургского купца Димитрий Григорий Тучин и вдова статского советника Елисавета Павлова Изюмова».

 

С отцом Дмитрия Тучина мы уже встречались выше. А про него самого нашла такое. Охарактеризован как «общий любимец своего круга, весельчак, любивший выпить и погулять купчик», хороший знакомый Татьяны Леонидовны Рудыковской-Григоровой, которая называет его просто Митей и увлечена полётами.

«На вопрос Мити “чем меня побаловать?” неизменно отвечала: “Хочу летать”. Вот в эти годы — 1910–1911 — приходит как-то Дмитрий Григорьевич к нам и заявляет: “У тебя будет аэроплан!” Когда, как и где Дмитрий Григорьевич познакомился с братьями Касяненко — не знаю, но однажды он представил мне троих: инженера Ивана Ивановича Касяненко и его двух братьев, студентов Киевского политехнического института Андрея и Евгения — конструкторов. Они конструировали и строили, вкладывая свой труд все трое, а Митя их финансировал. Все должно было закончиться предъявлением военному ведомству аппарата, и, если комиссия примет, то аппарат пойдет в серийное производство и тогда все расходы окупятся». Работа сообща шла дни и ночи, срок конкурса подгонял, но при посадке после проверочного полёта самолёт ткнулся носом в землю, оборвались тросы, сломалось шасси, исправить за ночь было невозможно. «Аппарат через некоторое время был Женей восстановлен, он переделал его в моноплан, но коммерчески Митя ничего не выиграл, эта игрушка, подаренная мне, обошлась ему в 12 тысяч рублей. Но летать на нем больше мне не пришлось».

 

Кто такой был статский советник Александр Михайлович Изюмов и его жена, не знаю, но он за 10 лет до этого в Петербурге был свидетелем при венчании дяди маленького Владимира, Кира Сергеевича Котикова,  а, значит, связи семей были обширными и долгими.

 

Как и брат Павел, Владимир был очень технически одарён. Работал механиком, в войне участвовал с 28 июня 1941 года как лейтенант-техник, был дважды контужен, награждён медалью «За боевые заслуги». Был женат, имел сына и дочь, жил в Челябинске и в 60 лет умер от рака лёгких.

 

владимир котиков 1902-2

дмит григ тучин восприем влад котикова
Дмитрий Григорьевич Тучин фото из коллекции его потомков с сайта Geni Pro
x_1062526d
Владимир (справа) вместе с братом Павлом

 

Заканчивая этот рассказ, добавлю немного статистики. Из восьми братьев-сестёр Котиковых свой род продолжили только пятеро. В следующем поколении было всего девять детей, мальчиков Котиковых лишь трое. У одного из них родилась дочка, у второго детей нет, про третьего не знаю. Так что если и продолжился по линии Павла Сергеевича мужской род Котиковых, так только тонкой струйкой. Но это важно для истинных родословов.

 

Дерево Павла Сергеевича Котикова
Дерево Павла Сергеевича Котикова, моего прадеда.
(А на самом первом главном снимке в нижнем ряду слева направо — Сергей, Павел, Владимир, в верхнем ряду слева направо — Александра, Лидия, а последняя в ряду Варвара. Отец семейства Павел Сергеевич Котиков в центре в серой кепке, левее и ниже его совсем юная его жена Анна Кировна, мать восьмерых детей. На снимке не хватает старших сыновей Николая и Леонида. Костромская губерния, 1906 год)

 

Я-то точно знаю, что по биологическим законам гены Котиковых во мне есть. От Павла Сергеевича к сыну Павлу, от него к моей маме, а от мамы ко мне. Есть и никитинские от прабабушки Анны Кировны, всего поровну. Потому и приходят ко мне мои родные. Почему именно это рождество осветилось ими, надо ещё отгадать. Ими и старинным прекрасным Петергофом, где они столько лет прожили в окружении красоты, струящихся чудесных фонтанов, парков, знатных людей, дворцовой и обслуживающей её атмосферы, часто праздничной.

 

 

Может быть, кто сейчас ближе, тот и поддержал? У России трудные времена, которых они вдоволь пережили. Пусть будет светлее.

 

 

а.миттов

Радостная Весть — Рождественские песни

  • Ангелина

    Юлия, как много «случайных» закономерностей в Ваших поисках! Правду говорят, дорогу осилит идущий. Но тот путь, что проделали Вы — делаю вывод даже из того, с чем мы, читатели,познакомились в Вашем блоге — по силам редким людям. Вот и опять Ваше дерево стало еще шире. А радость и у нас тоже, когда находятся родные по крови Вам люди: история продолжает писаться уже на наших глазах! Представляю, с каким нетерпением ждут они этот щедрый подарок — дерево, которое Вы растили не один год!

  • ИЛ

    Юля,дорогая, как всегда, под впечатлением… сколько судеб, а в целом история нашей страны в этих частных судьбах..Твои повествования — это и жизненные уроки нам всем, и помощь в собственных поисках, и воодушевление…Спасибо!

  • Галина Козулина

    Юлия, браво вам! Какая же вы молодец! Как наполнили свою жизнь! Успехов вам дальнейших. И нам вместе с вашими публикациями)))

  • Юлия Свинцова

    А вот и ещё одна то ли мистическая, то ли закономерная дата.
    Именно сегодня, 28 января, 74 года назад в блокадном Ленинграде умерла невестка Николая Зиновьевича, мать его внуков Саши и Оли, Елена Петровна Монахова.

  • Тамара Конюхова

    Внимательно прочитала Юлия ваш блог, благодарю за память. Никифоров Николай Зиновьевич мой прадедушка. У них с Идой Соломоновной было два сына: мой дедушка Михаил Николаевич и его брат Николай Николаевич. Николай Николаевич погиб на Волховском фронте, его жена и дочь умерли в блокаду, а Саша жил 80 лет, умер. Михаил Николаевич прошел войну в пехоте до Берлина и получил награды, самой главной считал медаль за отвагу. Мой дедушка Миша был, как и его отец мужественным, красивым и добрым человеком! Тамара (Никифорова)Конюхова.

    • Юлия Свинцова

      Дорогая, милая Тамара!
      Вы даже не представляете себе, насколько дорог мне Ваш отклик!
      Ведь я уже иду навстречу Вам, сама почти пришла!)

      Ещё есть, что рассказать о нашем предке Зиновии Ивановиче, надеюсь, мы даже увидим его фотографию из одного из российский музеев, где он запечатлён вместе с мамой, нашей с Вами прапрапрабабушкой Капитолиной.

      То, что у Николая Зиновьевича было два сына, не очень давно узнала из его архивного дела.
      Следы Александра Николаевича нашла ещё несколько лет назад, недавно выяснила ещё кое-что новое. Знаю, что его сестра умерла, что её звали Олей и было ей семь лет, а может, даже не успело ещё исполниться…

      А в базе о блокадном Ленинграде, которой меньше года, недавно обнаружила сведения о проживавшей по одному адресу с Идой Соломоновной и эвакуированной вместе с ней 23 июля 1942 года Антонине Александровне Никифоровой, 1902 года рождения.
      С ними находился Виктор Михайлович Никифоров, 1928 года рождения.

      Я так и решила, что второго сына Николая Зиновьевича звали Михаил. Обнаружила эту карточку совсем недавно, дней 10 назад. И вот такой подарок, Вы отозвались! Очень, очень рада! Мы с Вами четвероюродные сёстры.

      Наверное, символично и неслучайно, что это случилось в день снятия Блокады…

      Огромное спасибо! Если вы не против, скоро напишу на Ваш электронный адрес.
      Пришлю Вам наше развесистое Дерево и надеюсь от Вас узнать много нового.

      • Тамара Конюхова

        Дорогая Юлия, очень хочу с Вами связаться, как можно скорее, у меня тоже есть много что рассказать и фотографии. Очень жду!!! Я тоже давно ищу всех, но именно сейчас нашла ваш блог. Еще раз спасибо от нас с сестрой!

  • Юлия Свинцова

    Дорогие мои читатели, огромное вам спасибо за внимание и терпение, чужая генеалогия это всегда трудно. А моя мне никогда не надоедает. Действительно, Владимир, она помогает самым чудесным образом безо всяких чудес осознать своё место в мироздании и неразрывную связь со всеми.

    Иногда мне видится что-то вроде киноленты, пущенной вспять. Когда-то разлетевшиеся кусочки судеб, разрушенной стройной картины с неимоверной тягой возвращаются на своё прежнее место.

    А я испытываю истинное удовольствие от процесса и результата восстановления. Ну, как Маленький принц, приводящий в порядок свою планету)

    Несмотря на трудные судьбы Котиковых, как зеркало, отражающие время, их приход в Рождество был для меня приметой покоя, семейного счастья, неспешного быта, единства.

    А ещё замечено — всему своё время, сейчас их — продолжаю идти по следу. Сейчас я в Петербурге, в мебельно-столярной мастерской брата Анна Кировны, моего двоюродного прадеда, иду от общего к частному с неплохими результатами.

  • Владимир Лененко

    Юлия, как человеку науки мне, кроме превосходного содержания, понравилось начало статьи. Действительно, нет случайностей и чудес, а есть еще непознанное. А наука этими розысками и открытиями и занимается. Поэтому еще раз убеждаюсь в том, что (я уже писал об этом) твои поиски являются настоящим научным исследованием и, в то же время, увлекательной беллетристикой…

    Дальнейших успехов на этом поприще!

  • Т.Шестова

    В этой истории нет рождественской благости, наоборот, много трагизма: репрессии, блокада, болезни. Но на самом деле нам, помнящим или узнающим их жизнь, это как охранная грамота. И урок, чтобы не скулить без конца из-за мелких проблемок