Родословная с Юлией Свинцовой

Мальчики и море

фото Дениса Гарипова
Дом Морского кадетского корпуса на 11-й линии Васильевского острова

Когда я читала эти очень старые документы, думала о своём брате.

 

Посвящается моему брату,

 нахимовцу Свинцову

 

 

Они стали моряками в третьем поколении. Это если считать по линии Амелунгов. Их дед Юлий Карлович  –  герой Севастополя и георгиевский кавалер, отец Константин Юльевич мичман. По линии их матери, урождённой Молас, так просто не счесть всех адмиралов и вице-адмиралов в семье! А потому на роду было написано этим двум мальчишкам, хочется им этого или не хочется, стать воспитанниками Морского кадетского корпуса в Петербурге. Скорее всего, им этого не очень хотелось.

Судите сами: от приволья отчего дома, что в Аткарском уезде Саратовской губернии на Лысой Горе, от любящих многочисленных сестриц и матушки с батюшкой, от лошадиной скачки и охоты с борзыми оторваться и попасть в строгие условия казённого дома.

Только и утешение, что отправлены они были туда вместе – Константин и Владимир Амелунги, братья-погодки, старшему в 1903 году ещё не исполнилось 14-ти, младшему 13 лет.

Морской кадетский корпус. www.etoretro.ru
Сейчас он называется Морской корпус Петра Великого — Санкт-Петербургский военно-морской институт

 

В личных делах кадетов, до сих пор хранящихся в архиве военно-морского флота, чего только нет! Баллы по вступительным экзаменам, каковых было семь. Текущие и годовые оценки по 11-12 предметам. Кроме привычных нам русского языка, алгебры, геометрии, истории и географии, ещё и отдельным предметом диктовка по русскому, два языка – французский и английский, проектирование и черчение. Нет литературы, пения, зато есть рисование. В период плавания на учебных судах появляются оценки за морскую практику, артиллерийское, штурманское и машинное дело. В специальных классах много морских предметов – навигация и лоция, астрономия, теоретическая механика, интегральные исчисления. Наряду с ними продолжается изучение родного и иностранных языков. По некоторым фразам понятно, что и строевой подготовкой кадеты много занимались, и танцам обучались.

Оценки у Владимира пёстрые, неровные. Часто выше среднего – 7, 8, 10 по 12-бальной системе. С годами стали лучше и стабильнее. Неизменные успехи по французскому, именно по нему на экзамене получил он высшую оценку 12 баллов. Встречаются высшие отметки по английскому, русскому и истории. Алгебра, геометрия и черчение ему тоже прекрасно удаются, а всё-таки, кажется, гуманитарий, этот кадет Владимир Амелунг!

Учился Владимир неплохо, чего не скажешь о поведении, особенно в среднем из трёх классов. В делах воспитанников есть большой раздел, озаглавленный Хронологическим перечнем проступков и воспитательных мер. Каких только нарушений и шалостей не совершил кадет! «Сжёг смесь селитры и серы в роте, держал свою конторку в беспорядке, плохо шёл во фронте, опоздал на палубные занятия, мешал на физике, переправил балл в журнале с 1 на 11, курил в туалете». Есть и необычные для простого школяра замечания: «Ходил  вопреки приказанию по правой стороне палубы, не вязал койку, ушёл со склянки, возился на шканцах, не вычистил медь перед смотром Министра, выстрелил в чужую мишень». А ещё шалил, шалил, шалил. На занятиях, в спальне, на палубе, на шлюпке, «после гимнастики сильно затягивал «Ура», а во время утренней маршировки впрыгнул в лямку стоявшего рядом столба гигантских шагов».

Казалось бы, от такого кадета все воспитатели и учителя стонут и плачут. Тем более удивительно читать ежегодные Описания общих черт и особенностей характера. Так называется эта графа личного дела.

По окончании первого года обучения характер Владимира описывается как слабый, упрямый и капризный и в то же время задорный, правдивый и открытый. Сумел лейтенант Берлинский рассмотреть в шалуне хорошее. Физически и умственно развит ниже возраста, к тому же ленится, мало бережлив и мало опрятен, начал курить, не всегда внимателен. Но почтителен и вежлив.

Ещё через год характеризуется слабым и очень шаловливым, также ленивым и неаккуратным, но способным. Легко поддаётся дурному влиянию товарищей и не имеет вида благовоспитанного мальчика. Ещё бы, вечно измазан то в мелу, то в чернилах!

Но вот налицо результат трех лет, проведённых в корпусе. Владимиру исполнилось шестнадцать. В характеристике указано – «в высшей степени способный»! «Стал солиднее и из бывшего сорванца начал делаться дельным юношей. В характере имеет ещё много детского. Нрава открытого, весёлого, правдив. Воспитан. Вежлив, хотя изредка любит пошколярничать. Товарищами любим. Больше поддаётся хорошему влиянию и дружит с лучшими кадетами. В последнее время сильно подтягивается» к требованиям корпуса. Заметно, как разительно изменился подросток. А максимальный выход его энергия нашла во время летних учебных плаваний на судне «Моряк» и крейсере «Кн. Пожарский». Там поведения он очень хорошего, исправен, прилежен, внимателен, очень способен к морской службе и распорядителен. Плавания длятся по 92 дня, и по всем летним предметам, таким как морская практика, артиллерийское, штурманское и машинное дело, у Владимира только очень высокие и высшие баллы.

На этом судне проходили учебные плавания.

 

Совсем другой старший брат Константин. Учится заметно хуже Владимира. По французскому также успехи наилучшие, хорошие баллы по русскому и английскому, истории, тут братья схожи. Также переполнен список проступков. То воздушный шар запустит в столовой, то подсказывает, то курит и играет на балалайке во время занятий, часто поздно встаёт, грубит, обманывает.

Все три года характеризуется не только слабым и ленивым, но, в отличие от брата, скрытным, обидчивым, хитрым, неправдивым. Товарищами не очень любим и держится от них отдельно. Но отмечается, что способен и за третий год обучения стал заметно выдержаннее и лучше выполняет требования корпуса.

В отличие от брата и практика на судне Константину не в радость. Хотя к морской службе способен, да мало исправен, мало прилежен и мало внимателен. И оценки по практике не такие блестящие, как у младшего брата. Тем не менее, именно Константин поступает в младший специальный класс корпуса, следующую ступень подготовки настоящего моряка, и из кадета превращается в гардемарина. Надо сказать, что отметки по новым трудным предметам высокие, особенно по навигации, лоции и астрономии. Неизменны успехи во французском. Гораздо меньше нарушений, всего несколько за целый год, даже читать неинтересно. Чаще всего – «поздно встал». Несмотря на то что и шалит меньше, и учится лучше, но морское дело, кажется, так и не смог полюбить всей душой. Пишут, что довольно равнодушен, занятиями мало интересуется, мало расторопен, но всегда исполнителен.

 

Напутственное слово законоучителя священника Д.И. Удимова выпускникам Морского кадетского корпуса. Фото с сайта humus.livejournal.com/2434627.html

Не стали великими мореплавателями братья Амелунги. Не сбылись мечты их отца и деда о продолжении морской династии.

Владимир не станет учиться мореходству дальше. Во всяком случае документы об этом пока не найдены. Зато известно, что вернулся в родные места, служил земским начальником Аткарского уезда. По должности контролировал крестьянское общественное управление и исполнял обязанности мирового судьи на своём участке, был для селян первой судебной инстанцией. Рано, в 21 год, женился на дочери врача и успел родить двоих сыновей. Ну, конечно, их звали Владимир и Константин!

Успел – потому что в период революционных вихрей в 1918 году в 28 лет Владимир был убит. Подробности мне неизвестны. Скорым выстрелом или долгими муками, но рано оборвалась жизнь способного человека, запомнившегося нам открытым и правдивым перепачканным маленьким шалуном, полюбившим морское дело и выросшим на наших глазах на страницах старого и совершенного никому, кроме меня, ненужного дела. А ведь в нём история становления личности непростого ребёнка в казённом учреждении со строгими порядками, где воспитателям было и время, и дело до своих питомцев. Огромная их заслуга в том, что из шалунов и лентяев вырастали хорошие люди и блестящие офицеры.

Судьба Константина также трагична и оборвалась шестью годами раньше, в 23 года.

Побывав и кадетом, и гардемарином, будучи зачисленным в конце 1910 года в мичманы, он застрелился в ночь на 1 ноября 1912 года на эскадренном миноносце «Дмитриев». Был пьян, «в сильно возбуждённом и нервном состоянии» то ссорился, то мирился с сослуживцами, а потом выстрелил себе в висок. Через час, несмотря на усилия фельдшеров и введения камфоры, «пульс его перестал биться, сердце остановилось, и мичман Амелунг скончался». Один из свидетелей написал в своих показаниях, что «о том, что мичман собирается застрелиться, мне было известно давно, повод к самоубийству мне неизвестен». Дело было подробно расследовано, вещи отосланы родным, а мичман похоронен на Волковом кладбище Петербурга, рядом с могилами родственников Моласов. Не смог преодолеть свой характер, а, может, оторванность в детстве от родного дома и не ставшую призванием флотскую службу. Может, был бы он счастливее, если бы занимался любимым французским языком и выбрал другую судьбу.

 

Родители пережили своих сыновей на много лет. Все остальные дети в семье были девочками.

Место гибели мичмана Константина Амелунга. Автор и дата снимка неизвестны, источник — Википедия.

 

Когда я читала эти очень старые документы, думала о своём брате. Ничего не зная о наследии предков, наш отец определил его в 11-летнем возрасте в Нахимовское училище.

Мой старший брат, нахимовец Дмитрий Свинцов.

 

 

За многое благодарен теперь брат его стенам. Прежде всего за прекрасное образование. Только он очень тосковал по дому, семье и всегда был гуманитарием. Из высшего морского училища имени Фрунзе, на штурманское отделение которого поступил после окончания Нахимовского, был отчислен по собственному желанию на первом курсе. И только теперь я узнала, что имя М.В. Фрунзе носил в то время бывший Морской кадетский корпус, где учились наши  пятиюродные прадеды Амелунги!

Брат отслужил ещё 2,5 года на Северном флоте. А потом пять лет в институте изучал… отгадайте, что? Ну, конечно, французский язык! Как знать, может быть, в этом и сбылись неосуществлённые желания несчастного мичмана Константина Амелунга. Флотскую службу брату заменили поэзия, журналистика, театр, переводы с французского, в чём достиг многого.

Пожалуйста, будьте бережнее со своими детьми.

 

 

Огромное спасибо Ирине Олеговне Заленской, мастеру генеалогического поиска, за найденные и тщательно переписанные архивные дела.

 

  • Ангелина

    Какой грустный рассказ о братьях, чья жизнь была так коротка, а судьба так несправедлива.Вроде бы о незнакомых мне людях читаю, не имеющих ко мне ровно никакого отношения и давно ушедших из жизни… Вы, Юлия,пишете так, что они становятся близкими и читателю. И за это спасибо Вам. Какая интересная книга о предках у Вас уже написана. Опять повторяю: остается издать!

  • МВД

    Приятно, что журнал «Лицей» публикует такие интересные с точки зрения художественного восприятия,нравственности, и исторической правды истории(очерки). Автор, на мой взгляд, достиг настоящего писательского мастерства. Излагаемый материал зримо представляешь по всей временной перспективе и отражает невероятные судьбы россиян. Поражает основательность при подготовке морских специалистов, когда в анализе существует и «Хронологический перечень проступков и воспитательных мер….и ежегодное Описание черт и особенностей характера» каждого кадета! На фоне нынешнего бытия — очень интересно. Спасибо.