Культурный променад с Зоей Арнаутовой

«Онегин, я тогда моложе, я лучше, кажется, была…»

Анастасия Аверина в роли Татьяны
Анастасия Аверина в роли Татьяны

Замечательно, что любой житель республики может запросто  сказать: «Я вчера был в опере»!

Как-то в нулевые годы  хотела показать своей маленькой дочке Большой театр. Давали «Евгения Онегина». Билетов, конечно, не было. За великие по тем временам деньги купили два билета у спекулянтов. Вечер, мы  в фойе Большого в предвкушении  праздника. И тут подходит администратор и строго сообщает, что с детьми  на спектакль проходить нельзя. Не передать наше расстройство! И только вмешательство случайного свидетеля (видимо, важной персоны) позволило нам пройти  в зрительный зал. Настроение было испорчено, а когда зазвучала трагическая увертюра к опере, ребенок совсем пал духом, пришлось после антракта уйти.

Но несмотря на это от оперы осталось впечатление мощности и красоты, а еще щемящей русской жалости ко всем героям. И еще ощущение неотвратимости чего-то ужасного, как в фильме «Меланхолия» Ларса фон Триера. В «Меланхолии»  звучит Вагнер, но как бы точно подошла там увертюра Чайковского к «Онегину»! Великолепная Кристен Дантс, чем не Татьяна, что враз помертвела от холодной отповеди Онегина? Но это мои фантазии, навеянные спектаклем и воспоминаниями.

Вторая встреча с Онегиным случилась, когда мы с подругой Наташей возвращались из  Михайловского в тесной маршрутке, на заднем сидении, переполненные эмоциями от встречи с Пушкинскими местами, слушали в одних наушниках на двоих «Евгения Онегина» в исполнении Иннокентия Смоктуновского: «Онегин, добрый мой приятель…»

И еще одно впечатление об «Онегине». Поэтесса Вера Полозкова на встрече с читателями после своих стихов стала читать ответ Татьяны  Онегину из восьмой  главы романа:

«Онегин, я тогда моложе,

Я лучше, кажется, была,

И я любила вас; и что же?

Что в сердце вашем я нашла?

Какой ответ? одну суровость.

Не правда ль? Вам была не новость

Смиренной девочки любовь?»  

Это было так здорово и в то же время просто! Нашла в интернете лучших актрис, исполнительниц монолога, но так, как Вера, не читает никто.

А на днях у меня произошла еще одна встреча с «Евгением Онегиным».

Музыкальный театр Карелии впервые провел фестиваль по произведениям Петра Ильича  Чайковского.  Опера «Евгений Онегин» звучала в день рождения Александра Сергеевича.  Замечательно, кстати,  что любой житель республики может вот так запросто  сказать: «Я вчера был в опере»!

Спектакль произвел впечатление настоящего праздника. Отличная постановка, прекрасный оркестр, впечатляющие декорации, стильные костюмы без малейшего налета  бутафорности  и «ношенности» (а это, на мой взгляд, признак уважения к зрителю – отсутствие пыльных нарядов, оторванных тесемочек или стоптанных каблуков).

Чайковский «Евгения Онегина» называл «святой книгой». Когда музыка для «Евгения Онегина» была уже написана, Чайковский не стремился поскорее увидеть свое произведение на сцене театра. Воображая, как Ленского будет петь какой-нибудь пожилой с округлившимся брюшком тенор, а Татьяну  и Ольгу — немолодые грузные примадонны, он испытывал почти физическое страдание.

Несовпадение образов главных героев романа с их оперным воплощением — это практически объективная реальность, объясняемая спецификой жанра.  Тем не менее в наше время артисты в опере не только хорошо поют, но и достойно играют и выглядят максимально приближенно к  пушкинским  персонажам. Музыкальному театру Карелии повезло еще больше  — актерский состав театра в основном молодой.

Татьяна в исполнении Анастасии Авериной получилась настоящей пушкинской любимицей  — лиричной, взволнованной, страстной. Самые прекрасные впечатления от рыжеволосой красавицы Ольги (Маргарита Чемдуж). Очень понравился Андрей Блаховский (князь Гремин), который сумел в одной арии показать  мудрость немолодого, много пережившего человека.

Что касается Онегина (Игорь Макаров), то здесь, на мой взгляд, не получилась синхронизация хорошего оперного певца и драматического актера. Иногда, особенно в начале спектакля, хотелось воскликнуть «Ужель тот самый Онегин?». Вспомните, как Пушкин  рассказывает об Онегине:

«Как он умел казаться новым,

Шутя, невинность изумлять,

Пугать отчаянием готовым,

Приятной лестью забавлять,

Ловить минуту умиленья,

Невинных лет предубежденья

Умом и страстью побеждать».

Ничего подобного в образе петрозаводского Онегина не было. Были холодность и скука, конечно, тоже свойственные  Онегину, но, увы, только они.

В целом «Евгений Онегин» —  очень хорошая постановка  нашего Музыкального театра. Режиссер Юрий Александров написал о своем спектакле: «Петрозаводская версия «Евгения Онегина» — последовательное  утверждение основного принципа моей режиссуры… режиссуры ассоциативной, требующей активного соучастия публики, ее сопереживания, эмоционального восприятия душой и сердцем».

Как зритель, сопереживая и искренне желая успехов творческому коллективу театра, я надеюсь не только услышать, но и увидеть настоящего  Евгения Онегина.

Фото Музыкального театра РК

  • Хотелось бы, однако, чтоб кто-то сказал что-то ОБ ОПЕРЕ, а не прикопался к первому абзацу первого комментария.

  • И, как дополнение – соглашусь с автором заметки в том пункте, где речь идет об экранном прочтении этого романа Смоктуновским. Да, Иннокентий Михайлович блестяще это делает. Хотя, мне ближе будет, всё-же, Михаил Ульянов.

    Обоих наших гениальных актеров видел – и смотрел с превеликим удовольствием.

  • Ну, начнем с того, что Увертюры у Чайковского нет в партитуре. Есть Вступление к опере. Это, конечно, просто уточнение, но всё-же существенное. Ибо, если автор предпослал опере Вступление – он, соответственно, имел к этому свои основания. Вступление вводит непосредственно в само действие оперы (тогда как Увертюра просто несет другие драматургические задачи).

    Позволю себе высказать свое отношение к этой опере.

    Петр Ильич, в общем, написал гениальную романтическую драму.
    Но, те люди, которые знакомы с текстом Пушкина по оригиналу – роману в стихах – понимают, что пушкинский ироничный язык имеет мало общего с этой музыкой.

    Язык Пушкина отнюдь не романтичен.
    Пушкин всегда находится как-бы «над» персонажами, слегка улыбаясь глядит на них.
    Его язык далёк от языка тех людей, которые увлечены своими страстями, и находятся «внутри событий».
    Язык же музыки Чайковского – именно таков. Это – язык страстей.

    Что же про Лариных – особенно, про Татьяну Ларину – здесь разговор особый. Да, автор здесь – также – видит её «со стороны», разумеется. Но – всё-же, его сочувствие миру сказки, в которую погружена Татьяна – заставляет читателя сочувствовать девушке, но совершенно по-иному. Они находятся в сознании слушателя – в комнате с Няней. И уже – исходя из этого – развитие образа Татьяны идёт своим особым путем. Однако – также, далеким от шекспировских страстей.

    То есть, соответствие музыки Чайковского миру Татьяны из романа – гораздо более верное, чем соответствие миру Онегина, или Ленского. Мужские партии в опере Чайковского выписаны достаточно подробно – но этих подробностей НЕТ в романе Пушкина.

    В русской литературе XIX века есть одна (а, возможно, и не одна) повесть, которая вполне соответствует всем перипетиям романтической истории из «Евгения Онегина» Пушкина, но написанная весьма и весьма романтическим языком – это «Вешние воды» Ивана Тургенева.
    Вот, если б либретто Чайковскому было написано к «Вешним водам» – соответствие было бы вполне удачным.

    Мой вывод из этой истории сформировался достаточно давно – ещё в 80-х годах прошлого века.

    Петр Ильич Чайковский написал гениальную музыку – но не к «Евгению Онегину» Пушкина, а к чему-то другому. Но формально – это произведение называется ОПЕРА «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН».

    • Владимир Лененко

      Какую драматическую задачу несет та или иная часть произведения, решает сам автор, независимо от ее названия. А что касается названия, то и по Далю, и по Брокгаузу и Ефрону, и по Ушакову и т.д. увертюра это и есть вступление, начало, открытие (вот вам все сразу http://tolkslovar.ru/u259.html). Вот хотя бы для примера из энциклопедии — «Увертюра — (франц. ouverture — от лат. apertura — открытие, начало),оркестровое вступление к опере, балету». Там же в другой словарной статье — «Вступление — в музыке — раздел
      музыкального произведения, подготавливающий появление одной из его
      частей; в операх, крупных вокально-инструментальных композициях — род
      увертюры». Так что это два названия, наше и заимствованное, одного и того же. Да, вступление может быть в начале как всего произведения, так и в начале любой его части, на которые оно делится. А вот увертюра — это вступление ко всему произведению, в самом его НАЧАЛЕ. Так что Зоя была вполне вправе так назвать, а Чайковский — по-другому. Не придирайтесь (что Вам очень свойственно) и не ИЗОБРАЖАЙТЕ многоумие…
      Вы, конечно, начнете сейчас опять возражать и требовать ОТВЕТА, но это, как всегда, пустое.

      • А Вы оперу-то слушали?

        • Владимир Лененко

          Да, конечно, только вы один ее и слушали, знаток вы наш грамотный!
          Ваша самоуверенность предсказуема, я уже это предвидел. Заведующий, он и есть только заведующий…

          • Ответа опять нет.
            Что ж, Вы опять всё о себе говорите сам.
            Спасибо.

          • Владимир Лененко

            Ну прямо Чацкий вы наш — «Ответа мне, ответа!». Вы смешны, как попугай, который твердит одно и то же, и все пустое.
            И не надо перевирать, это я о ВАС говорю! А то, что вы сами хотите сказать, говорите от себя, имеете полное право, только не повторяйтесь из поста в пост…

          • :-))) Зачем же отвечать, когда нет ответа? Это вопрос…