Главное, Дом актёра, Культура, Михаил Гольденберг

Война без победителей

"Земля карельская" в Национальном театре РК. Фото Павла Олюшкина

Пьеса по мотивам пьесы… Через полвека! Это было опасно, рискованно. Надо было погрузиться в творческие дерзания. И это удалось.

Национальный театр Карелии рискнул вернуться к пьесе Антти Тимонена «Примешь ли меня, земля карельская?» почти через 50 лет.  Конечно, необходимо было прочесть пьесу по-новому, не впасть в архаику. За эти полвека выросли несколько поколений зрителей! Тем более что тогда спектакль имел огромный успех. Автору была присуждена Государственная премия Карелии, а создатели спектакля получили Государственную премию РСФСР. Ставил тогда спектакль Тойво Хайми. В 1977 году спектакль «Примешь ли меня, земля карельская?» был показан по Центральному телевидению, а на следующий год был поставлен в Финляндии.

Повторять успех всегда сложно. Другие времена, другие лица… Режиссеру Андрею Дежонову удалось сделать практически новый вариант написанного и поставленного в театре в конце 60-х произведения. Догадываюсь, что это было непросто. Даже название сменили – «Земля карельская». Это звучит современно. Главный вопрос сегодня: кто мы такие? А что есть земля карельская? Приграничье, порубежье. Мы живем у границы. За землю карельскую всегда шла борьба! Карелы жили между молотом и наковальней. Войны часто начинались на карельской земле. Судьба России часто решалась здесь и не только в Северную войну.

Этническая карта Карелии пестра как женский платок. В пьесе речь идет о северных карелах – потомках рунопевцев, сказителей. Это труженики, которые всей семьей вырывали у суровой природы свое благополучие. Эти исполины  работали сами на себя. Никакое государство им и в помине не нужно было. Вековые традиции регламентировали их жизнь. Ветер революции раздул пожар гражданской войны. Случилась беда.

И вообще, что сделал с ними ХХ век? В Калевальском (Ухтинском) районе до Великой Отечественной войны было 75 деревень. Сейчас осталось несколько поселений. Кстати, названия многих мертвых деревень звучат в пьесе, которую многие называют карельским «Тихим Доном».  Аналогия уместна. Только в этой пьесе практически гибнет большинство мужчин – братьев, мужей, отцов…

В гражданской войне победителей не бывает. В кровавой братоубийственной бойне проигрывают все. И убитые, и убийцы…

Убитых, расстрелянных в спектакле «Земля карельская» много. Если провести текстуальный анализ пьесы Антти Тимонена, то ключевыми словами будут слова «расстрел» и «расстрелять». Есть устойчивый миф о том, что Ленин в 1922 году, после инсульта, забыв таблицу умножения и сохранив способность только мычать, эти слова произносил.

Вассилей – брат, воюющий за белых, в старой пьесе аналог шолоховского Григория Мелехова. Петр Микшиев пятьдесят лет назад создавал в нем образ мечущегося человека. Критики и сам Антти Тимонен называли его запутавшимся. У Андрея Дежонова Вассилей (артист Сергей Лавренов) разочаровавшийся, просто уставший от этой бессмысленной бойни человек. И сегодня это правильное решение образа. Потому что современно и трагично звучит молитва матери разошедшихся по разным окопам братьев, в прекрасном исполнении Виено Кеттунен. Что делать матери, у которой два сына дерутся? Молиться за обоих! И как в этот момент становится стыдно  за понятие «герой гражданской войны». Герой убийства своего же народа… Стыдно за то, что улицы городов носят имена только красных братьев… Трагедию возвели в победу! Белые любили Россию не меньше, но по-другому. В 1969-м мы об этом и думать не могли.

Кстати, и персонаж Микитов Мийтрей (его играет Александр Куйкка), ранее выведенный в пьесе как предатель, в спектакле режиссера Андрея Дежонова смотрится в контексте современной статистики. За белых и за красных повоевали примерно 30% «запутавшихся» крестьян. «Белые приходят – грабят, красные – грабят». Почему бы не поучаствовать в грабиловке с обеих сторон?

В спектакле, по-моему, есть ключевой  момент. Это  сцена в бане. Вассилей (белый брат) и Рийко (артист Владимир Матвеев), брат, воюющий за красных, с азартом хлещут друг друга вениками. Затем они нарочито медленно одеваются. Один надевает форму белогвардейца, а у другого на рукаве звездочки и на голове буденовка. Одевшись, они становятся врагами. Братья теперь отличаются только формой, значками, нашивками. Вспомнишь тут идею великого М.М. Бахтина о том, что история ХХ века была великим карнавалом или кровавой карнавализацией. Люди хотят мира и покоя. Война, тем более гражданская, великое несчастье. Но если у кого-то другая нашивочка, звездочка, крестик… Почему бы и не пострелять друг в друга?

Очень удачная сценография Олега Молчанова. Вначале гармоничные деревянные карельские полотенца. А затем то ли развалины дома, то ли обломки лодки, то ли пригорок. Лаконизм и смыслоемкость.

Украшение спектакля – музыкальное оформление, придающее ему современные акценты (Александр Леонов, Ольга Гайдамак и Арто Ринне). Эти музыканты – всегда гарантия успеха и лучшее средство от опасной архаики.

Хочу поздравить любимую пару актеров – Виено Кеттунен, сыграшую роль матери, и Петра Микшиева. Его Ярассима – яркий образ северного карела. Эти актеры играли в этой пьесе и полвека назад. Браво!

Национальный театр Карелии встречает свой юбилей на творческом подъеме, на карельской земле.

"Земля карельская" в Национальном театре РК. Фото Павла Олюшкина

"Земля карельская" в Национальном театре РК. Фото Павла Олюшкина

Фото Павла Олюшкина

 

  • Багинет.

    Довелось мне увидеть пьесу Антти Тимонена «Мы карелы» и в первом варинте и сейчас в её настоящем прочтении. Обрадовало. что Виено Кеттунен, ак была хороша 40 лет назад. так и сейчас играет понятно, мощно и правдиво. Только роли разные. Хорош и Пекка Микшиев её муж, хотя роль теперь поменьше, но весьма значимая. Да, события одни и те же. Вот отношение к ним во многом изменилось. Конечно. кто 40 лет назад мог подумать, что будет снят фильм о Колчаке, где он не губитель народа и зарвавшийся адмирал объявивший себя «спасителем России», а вполне нормальный офицер со всеми присущими человеку достоинствами и недостатками. Кто мог подумать, что Николая II «кровавого», как учили в советской школе, причислят к лику святых. Так и спектакль по пьесе Тимонена и тот, да не тот. Это, наверное, правильно. Всё течёт — всё меняется. Наверное, правильно что у Андрея Дежонова спектакль претерпел изменения при сохранении в целом сюжетной линии.
    Некоторые моменты спорны- красный офицер Мийтрей постоянно орёт на красноармейцев. Будучи агентом противоборствующей стороны вряд ли так стоило себя вести, ведь он явно не уважает подчинённых. С чего бы? В последней сцене все вдруг одновременно кладут оружие себе под ноги- у Антти Тимонена нет такого. Красные победили белых- такова историческая правда и братания не было.
    Сценография, к примеру, тоже решена в совершенно других мотивах, но выполнена отлично. Используя скупые средства у Олега Молчанова — всё узнаваемо: и забор на окраине деревни, и овин, и лодка, и плот, и баня деревнская (по карельски -sauna) и много ещё всего. Артисты этими средствами пользуются мастерски, они живут в этом всём.
    Очень впечатляет музыкальное сопровождение спектакля. Оно ненавязчиво звучит фоном, создавая настроение в ходе разворачивающегося действия. Если это специально к спектаклю написано, а не просто удачная подборка мелодий, то молодцы вдвойне. Интересный спектакль получился и для пожилых, и для молодёжи, заехавшие гости города на нём, я думаю, тоже не заскучают.
    Да, гражданская война страшна тем, что заставляет убивать своих же. Не дай нам Бог вновь в её горниле оказаться. И нынешний спектакль Национального театра это не просто пересказ событий почти вековой давности, это ещё и предостережение.
    Это несомненная очередная удача Национального театра Карелии.

  • Андрей Тюков

    Бахтин ко двору (не) пришёлся… У Достоевского он открыл полифонию (а не симфонию), по мнению некоторых — ошибочно открыл: Фёдор Михайлович-де практиковал гетерофонию (Чухрукидзе)… ну да бог им судья, теоретикам кунфу.
    Карнавал как инсценировка слома догмы, модели, знака — действительно, дико смотрится в контексте Бабьего Яра и пр. Но ведь — инсценировка, игра только, выход до предела допустимого… термин, никогда не имеющий собсственного значения, а получающий его только в системе терминов (Леви-Стросс). В данном случае — термин литературоведческий, это следует подчеркнуть… зачем кому-то потребовалось пришивать к звезде рукав, это выше моего разумения, — но костюм вполне карнавальный…
    Диалог, здесь родившийся, демонстрирует застарелую неспособность подняться над Клаасом-в-виде-пепла, что порождает недоверие к возможности какого-то компромисса в сфере идеологии, купирования этой всеобщей прогрессирующей шизофрении. Как было в своё время отлито, что в идеологической сфере не может быть компромиссов (Брежнев), так мы в этом самом и стоим по колено, а которые стоят на коленях, тем уже совсем хорошо… Впрочем, утешает сам факт карнавализации протеста, с неизбежностью наступающей вследствие вывода его (протеста) на улицу, которой нечем разговаривать (Маяковский), но есть чем всё остальное…
    Товарищ! Бди! Раскрывая объятия, не забудь проверить документы (или на шибболет)!

    Двадцатый век начался с отрицания святости в человеке и с утверждения человека как независимой личности; он с необходимостью продолжился отрицанием человека и гуманизма; он закончился возвращением к поискам святости, к метафизическому телу человека — ровно к тому же, от чего оттолкнулся кровавый маховик двадцатого столетия от Р. Х., оттолкнулся ввиду «открытия» невозможности святости и вообще «метафизики» в реальном мире… Насколько эти проблемы раскрыты у Тимонена, о том судить не берусь; что касается до их конъюнктурных адаптаций, то здесь, по-моему, и судить некого.

    • Nikolai Vladimirovth Tishsenk

      Уважаемый Андрей, конечно, ПОЛИФОНИЯ. Она, конечно же, в литературоведении, да и карнавал в литературе, театре, даже на площади, — вещь вполне безобидная и даже может быть полезной, как Райкин или «О дряни» Маяковского.
      Святость. Тут посложнее. Пётр, апостол, — вполне себе святой, а до его уверования в Христа, Петя, в тот период своего развития, эээ… был «простым парнем», чуть ли не из штурмовиков Рема…Ср. с Павлом Власовым из «Матери» Горького… Красные Герои вполне = Святым РПЦ и иных приходов.»Коммунисты! Вперёд!» — тоже. Самопожертвование — оттуда же — «Настоящий Человек». Уважение к Акакию Акакиевичу и его «преображение» в Стаханова-Гагарина очень даже впечатляет. Особенно в сочетании с советским (церковным?- «по образу и подобию») представлением об «искре божией» в каждом человеке. — Чем сие не метафизика? Не метафизическое тело Человека? Абсолютизация карнавала в жизненном целеполагании — «Дом 2» «Камеди Клаб» в телеящике и в повседневности. Чуть иное, но чуть — «человек — животное, и надо использовать его животность в целях господства нации».
      Абсолютно «раскрепощённая личность», по Попперу и латынинцам — кадавр Стругацких — «человек счастливый, всем удовлетворённый» из «Понедельник…»
      Святость, в добром старом абсолюте, вероятно, невозможна, а вот «ИСКРА БОЖИЯ» в каждом… не терпит карнавала в том же абсолютном перевёртыше. В иных «терминах» об этом есть и у Тимонена.

  • Nikolai Vladimirovth Tishsenk

    Спасибо за рецензию, Михаил Леонидович. Племянница Антти Тимонена — Лена Тимонен, училась со мной в одной группе филологов на ИФФ ПГУ. Кстати, мы и тогда, в 1971-76 годах обсуждали эту пьесу. Даже, наверное, в пику курсам «Литература народов СССР»и «Карельская литература». Насколько я помню, и Шолохова читали-почитали, и дядюшку Антти. «В пику» потому, что на такие произведения отводилось катастрофически мало времени. В отличие от 20-ти (кажется)-томного романа «Путь Абая» Мухтара Ауэзова. Хотя и Абая знать тоже неплохо, Лесю Украинку, Котляревского и других… как оказалось. Где, кто теперь имеет такие знания о литературе РЕСПУБЛИК, как имели мы при Советской власти.
    М.Бахтин и «карнавал». Спорный и … мне кажется, циничный термин по отношению к жизни в Советском Союзе в 20 веке. Когда Бахтин говорит о французском или ином раблезианском эразмском (Эразм Роттердамский «Похвала глупости») карнавале, он имеет ввиду сатиру на тоталитаризм католичества и церковников ЕВРОПЕЙСКИХ средних веков и … до Великой Французской Революции. — Через карнавал, перевёртыш, ценностей Гаргантюа — вместо ценностей Христа и Папы — и высмеивание христианских ценностей, навязанных Папой и инквизицией. Попробуйте высмейте католичество в современной Польше! А разве сакральность, святость жертв в гражданской и тем более в Великой Отечественной может быть высмеяна? По мнению некоторых, близких к Бахтину, он свою теорию карнавальности применял к СССР в соответствии с ПОРУЧЕНИЕМ Андропова… Который и есть главный ИЗОБРЕТАТЕЛЬ конвергенции социализма с капитализмом и идеи «От Лиссабона до Владивостока». Что из , в том числе и РАБОТЫ Бахтина» вышло (развал СССР, нынешняя субкультуризация, потребительство — буквальная копия мечт Гаргантюа и Пантагрюэля) — мы видим. Бахтин вполне хорош как теоретик литературы — симфония у Достоевского, карнавал у европейцев. НО Бахтин-порученец Андропова, а затем и Яковлева, как идеолог разрушения нравственных ценностей… Извините, мне НЕПРИЯТЕН, если не сказать резче, грубее.

    • Михаил Гольденберг

      Николай, спасибо. О М.М.Бахтине спорить не буду. Для меня и многих он фигура трагическая и талантливая, знавшая о жизни и литературе что-то большее. На кого работал — не знаю. Слышу впервые. Да и не верю в заговоры… По поводу разрушения ценностей и цинизма. Очень бережно отношусь к прошлому. Носители опыта мне много чего порассказывали. Догмы надо разрушать, а ценности добра и зла, любви и ненависти — вечные. Это догмы циничны. Сегодня у студентов спросил кто такой Чапаев? Ни один не знает, а учатся на улице Чапаева. Полезли в гаджет и ответили. А так, для них это пустой звук. Ну, разве эта догма хороша? И опять карнавал — название улицы стало маской для скрытия смысла!

      • Nikolai Vladimirovth Tishsenk

        Да… Михаил Леонидович… да… это я о Чапаеве. Согласен с уважением к Бахтину как литературоведу и культутрологу.. О Бахтине в …так сказать, частной жизни найду книжку и статьи — пришлю в личной почте. Что Вы-ты, Миша, относишься бережно к прошлому всем ПРОПАГАНДИРУЮ, особенно студентам и ученикам. Такого музейщика, как ты, ещё поискать надо ПО МИРУ (не шучу), особенно в условиях нашего «капиталиЗЬма» с его «вниманием» к культуре и финансированием культуры. Ещё раз СПАСИБО за толковую рецензию.

  • Алиса

    Спасибо, интересно! Захотелось посмотреть.
    Правда, так хочется, чтобы люди уже не понимали, о чём это, так хочется мира и созидания, а не разрушения.