Вернисаж с Ириной Ларионовой

 Тулуз-Лотрек: «Я рисую вещи, как они есть…»

В Городском выставочном зале Петрозаводска до 6 августа работает выставка «Paris, Paris...» Тулуз-Лотрека

В Городском выставочном зале Петрозаводска до 6 августа работает выставка «Paris, Paris…», где представлено творчество известного французского художника Анри Тулуз-Лотрека. В экспозицию вошли литографии из частных европейских коллекций.

Анри Тулуз-Лотрек совсем не мой художник, хотя всегда поражали его трагическая судьба, короткая жизнь и огромный талант.

Трудно представить себе, как сложилась бы его жизнь, не стань он инвалидом в детстве.  Аристократ по происхождению, он мог бы стать военным или увлечься охотой, как его отец, танцевать на балах и пользоваться благосклонностью дам. Но подростком из-за хрупкости костей Анри сломал обе шейки бедра и стал инвалидом.

Он нашел себя в живописи: занимался академическим рисунком, подражал любимым своим импрессионистам, но страстно желал найти свой стиль. И нашел! Оставив дом, Тулуз-Лотрек окунулся в богемную жизнь Парижа. И, не переставая, рисовал артистов цирка, проституток, артисток кабаре, прославился броскими  театральными афишами. По сути, он стал своего рода хроникером (говорил: «Я рисую вещи, как они есть. Я не комментирую. Я делаю запись»), как Оноре Домье, только рисовал обычную жизнь ночных заведений.

Что же должен был чувствовать этот молодой мужчина, если однажды сказал: «Бордель? Ну и что? Я нигде не чувствую себя более уютно». В аристократическом обществе ему было неуютно, здесь же он был своим, одним из них.

Художник умер в 36 лет. Оставил после себя невероятное количество работ: 737 картин, 275 акварелей, 369 гравюр, 5 тысяч рисунков!

Тулуз-Лотрек. Автопортрет
Тулуз-Лотрек. Автопортрет

Выставка не оставляет равнодушным. Звучит аккордеон, и ты словно попадаешь на улицы Парижа конца XIX века. Образы, созданные Тулуз-Лотреком, на мой взгляд, страдают тем же душевным недугом, что и сам художник: в них всегда чувствуются надлом, боль и ирония. Говорят, он запечатлел реальность и правду жизни. Не соглашусь: в них правда художника, его взгляд, его боль, его душа. В произведениях Тулуз-Лотрека я не чувствую радости, любви, не вижу красоты, только надлом, страдание, горькую иронию. Разве что в портрете матери читается эта тихая нежность. Этого портрета нет в экспозиции выставки, как нет и впечатлившего меня в свое время портрета Оскара Уайльда.

Иветта Гильбер
Иветта Гильбер

Все же один портрет в экспозиции зацепил и не отпускал несколько дней, мысленно я возвращалась к нему много раз. Эта дама в голубом. «Эльза по прозвищу Венка» — так называется эта литография.

Эльза по прозвищу Венка
Эльза по прозвищу Венка

Не знаю, уместно ли сравнение, но рассматривая литографии Тулуз-Лотрека, вспоминала творчество любимого мною  русского художника Борисова-Мусатова. Его судьба отчасти схожа с судьбой великого француза, и жили они в одно время. Оба имели серьезные увечья и болезни и ушли из жизни в тридцать с небольшим. Но какие  женщины у Борисова-Мусатова!..

Фото автора