Застолье с Владимиром Софиенко

Дачный переполох

Очередная история от Владимира Софиенко и его новый рецепт – баклажаны под маринадом.

 

– Света, бросай эту картошку! Пусть мужики занимаются. Борька и Серёга придут с рыбалки и выкопают. Лучше помоги мне с обедом. Вдвоём мы скоро управимся, – показав в открытое окно летней кухни лицо, разомлевшее от жара плиты, крикнула молодая женщина.

Был у неё звонкий голос, как и у всех в их роду по женской линии, бойкий характер и вера в высшую справедливость. «Вот видишь, Света, как вам с Борькой повезло – дачу дали. Недаром столько на «Онежце» горбатитесь», – говорила она своей двоюродной сестре, приехав как-то в гости в Петрозаводск. «Причём здесь «Онежец»? Этот кооператив для военных, мы его через родню Бориса выбили», – возражала Света. «Какая разница? Выбили же. Опять таки ребятишкам раздолье – ламба рядом».

– Сейчас, Лариса, только куст выкопаю!

Загнав в пушистую землю штыковую лопату рядом с пожухлыми стеблями ботвы, Светлана, надавив руками на черенок, вывернула куст. Среди чёрных жирных ноздреватых комьев лежали белые клубни картофеля. В такие минуты они всегда казались ей беспомощными, будто ослепшими от дневного света. Собрав из лунки клубни, Светлана уложила их на мешковину к остальным, ещё не успевшим обсохнуть от сока земли. Поправила съехавший на глаза капрон платка, потянулась, выгнула спину, подперев руками поясницу, и, прихватив с собой лопату, пошла на летнюю кухню.

– Совсем иступилась, – сказала Светлана, ставя в угол садовый инструмент, – Пусть Боря подточит.

– Вот и я говорю – лучше мне помоги. Где у тебя прихватки? Все руки себе попалила.

– Здесь над плитой старый шарф Борин висел. Куда он делся? Ты чего это тут затеяла, на Маланьину свадьбу готовишь?

На раскалённой плите шипели в сковородке овощи. Рядом что-то булькало в кастрюле, распространяя повсюду аромат мясного бульона. У невысокого кухонного столика хлопотала Лариса в тряпичном переднике. На дно большой, глубокой тарелки она выкладывала подрумяненные дольки баклажан.

– Людей-то много. Сейчас ребята прибегут. Боря с Серёгой рыбу принесут, – тыльной стороной ладони она отвела от лица надоедливую прядь волос, – пожарим.

– Ага. Щас! – усмехнулась Света, – на нашей ламбе одна мелюзга. Что забыла? На уху бы хватило. Это я так, – она махнула рукой, – они и рады на свою рыбалку убежать. Ты же знаешь, их вдвоём отпускать нельзя, – она выразительно щёлкнула указательным пальцем по горлу. – Дети у ламбы играют, вот я и отправила их за детьми присматривать.

– Чего за ними смотреть? Лене четырнадцать. Эдику скоро девять будет. Лена же сейчас с ним? Она у тебя нянька что надо. Помню, не успеем прийти куда-нибудь, а она уже детей в какие-то игры организовывает. Вот увидишь – учительницей станет, а то и актрисой знаменитой будет.

– Ага, актрисой! А кто за Леной присмотрит. Ты живёшь там, в своём Питере… и не знаешь, что у нас здесь где-то маньяк ходит! – она указала рукой в сторону выстроенных в ряд домиков вдоль пыльной просёлочной дороги, разделяющей узкую полосу леса с ламбой от дачного кооператива.

– Не может быть?! – бросив своё занятие, Лариса, вытирая о фартук руки, опустилась на стул. – Откуда ему здесь взяться?!

– Милая моя, ты когда в последний раз к нам приезжала? Лет пять назад? Никифоровна, соседка, говорила, что трёх девочек уже ищут.

В наступившей тишине, в сковороде, осуждающе скворчали овощи. Из леса послышались тихие стоны. Светлана, замерев, прислушалась. Стоны доносились из придорожных кустов.

– Отпусти! – в тихом голоске она узнала родные нотки дочери. Сердце её сжалось болью.

– Не хочу! – по оторопелому выражению на лице Ларисы она поняла: они слышат одно и то же.

– Что же это? – прошептали губы на выбеленном лице.

– Ой, мама! – снова раздалось из кустов.

 Глаза Светланы вспыхнули гневом. К лицу прихлынула кровь, налилось пунцовыми пятнами.

– Убью!

Она выскочила в огород, и, не разбирая дороги, по грядкам, напрямки, побежала в сторону полосы леса.

– Боря, Серёга!!! – её крик вспугнул с берёзы двух сорок, что-то высматривающих в комьях свежевскопанной земли. – Лариса! Лопату хватай!

– А как же ты? – крикнула она ей вдогонку.

– Я его, гада, руками задавлю, руками!       

– А-а-а-а! – кричала где-то позади Лариса, придавая решимости и вселяя мужество в сердце матери. Кусты закончились быстро. Лариса со всего маху налетела на спину Светланы. Тяжело дыша, сёстры уставились на испуганных детей. Эдик, вжавшись спиной в ствол сосны, держал в руках отцовский замасленный шарф, на другом конце которого, с накинутой на шею петлёй, стояла на коленках Лена.

– Пожар? – дрогнувшим голосом спросила она, косясь на лопату в руках двоюродной тётки.

– Вы чего здесь делаете? – спросила Лариса.

– Играем в рабыню Изауру, – не понимая, что собственно происходит, Лена переводила взгляд с тёти на лопату и потом на молчаливую с посеревшим тяжёлым лицом маму.

– Я Изаура…

– Вижу, – хихикнула Лариса, – а этот, с лицом маньяка, кто? – она кивнула в сторону притихшего Эдика.

– Архитектор Мендисабаль.

– Мендисабаль играл в «Богатые тоже плачут». Актриса из «Погорелова театра»! – Светлана, наконец, обрела дар речи.

– Я знаю, – Лена поднялась с колен, и, гордо вскинув голову, ответила:

– Я пересмотрела сценарий. Архитектор как никто другой подходит на роль…

Со стороны ламбы послышался треск сушняка и резкие звуки мужского голоса.

– Иди левее, Серёга!

К сосне с двух сторон выскочили полураздетые мужчины. В руке у каждого было по небольшому веслу от надувной резиновой лодки. На раскрасневшихся лицах проступили капельки пота.

– Что случилось?! – задыхаясь, спросил Серёга, муж Ларисы.

– Где он?! – прорычал Борис, шаря взглядом по кустам.

Обе женщины, разразились громким хохотом.

– Ой, не могу! – схватилась за живот Света.

– Играем в рабыню Изауру… – сквозь истеричный смех было трудно что-то разобрать, – … вот он, Архитектор М-м-м…

– Тьфу ты! Из-за вас мы вот такую щучку упустили, – Борис раздвинул руки, что на языке рыбаков означало: два-два с половиной килограмма, – теперь без ухи останемся!

– Овощи! Сгорели! – вмиг успокоившись, всплеснула руками Лариса.

– Что хоть готовила-то? – сквозь смех крикнула Светлана вслед убегающей Ларисе.

– Баклажаны под маринадом – Борькины любимые!

 

 Баклажаны под маринадом

 

Баклажаны – 1,5 кг

Лук репчатый – 0,7 кг

Морковь – 0,7 кг

1 стручок горького перца

 3 -4 ст. ложки томатной пасты

 Головка чеснока

 1 ст. ложка 9% уксуса, щепотка сахара, соль, черный перец

 

Баклажаны нарезать вдоль и залить подсоленной водой на 30 минут.

Маринад:

Лук нарезать полукольцами и выложить в сковороду. Добавить мелко тертую морковь, чеснок, томатную пасту, мелко нарезанный горький перец, уксус, соль, молотый черный перец и тушить до готовности.

Баклажаны обжарить, посолить и выложить на блюдо. Сверху выложить маринад и дать настояться 1-2 часа.

 

  • Лариса

    Да, уж, ….Сказала бы я сейчас пару ласковых……..